Берман против Макаренко

Берман против Макаренко

См. в файле BERMN84V.CK7 Берман>

См. и в файле MAK-GPU4.J36

Данные к тезе: "Болшево - не идеал для Макаренко" приведены в файле KOMMN725.TEZ (там где и много-много о коммуне).

Берман против Мака и обратно. Часть 1.

Из архива выпускника Коммуны им. Дзержинского Ивана Игнатовича Яценко. Hиже публикуемые 4 машинописных листка отдала мне его дочь - Галина Ивановна. Она нашла эти листки лишь через год после смерти Ивана Игнатовича, а до этого ничего о них не знала и от отца ничего о них и о их содержании не слышала.

Популярные книги в жанре История

Для того, чтобы полно себе представлять историю появления бесшумногопистолета OSS HiStandard, необходимо познакомиться с таким организациями как Национальный комитет оборонных исследований (National Defense Research Committee (NDRC)) при непосредственном содействии которого был разработан и Управление стратегических служб (Office of Strategic Services (OSS)) – пистолет был разработан именно для неё.

1814 год.

Побежденный Наполеон сослан на Эльбу.

Главы 216 больших и малых государств собрались в Вене, чтобы на руинах разрушенной наполеоновской империи построить новую Европу... Перед ними стояло множество сложнейших дипломатических и политических проблем, требовавших немедленного решения. Что делать с побежденной Францией? Как разделить только что освобожденные земли? Какую компенсацию предложить семьям погибших? Венский конгресс прославился как самая изощренная «битва дипломатов», в которой сошлись лучшие политические умы тогдашней Европы — элегантный и расчетливый австрийский князь Меттерних, гений и циник — французский посланник Талейран, интеллектуал Александр I и хладнокровный британский лорд Каслри.

Но что же происходило за кулисами Венского конгресса? Книга Дэвида Кинга поможет читателю словно собственными глазами увидеть это.

Технический прогресс сделал нашу жизнь цивилизованной и комфортной. Сегодня мы с ужасом взираем на мрачное средневековье и не менее ужасную древность. Но, оказывается, такое наше отношение к прошлому совершенно неоправдано. Автор произвел сравнительный анализ античного и современного западного общества и утверждает, что жизнь в Древней Греции и Древнем Риме по многим аспектам не только не уступала, но (представьте себе!) даже превосходила современную! Если бы у автора был выбор, он смело отдал бы свой голос за Цезаря. Прав ли он - убедитесь сами.

Комбинированный пистолет конца XVIII – начала XIX века.

В 1874 году, в разгар «хождения в народ», предпринятого членами революционных народнических организаций, один из ветеранов демократического движения, Александр Капитонович Маликов, выдвинул теорию о «богочеловечестве» — возможности путем нравственного самоусовершенствования прийти к общему прогрессу человечества и тем самым избежать насилия над людьми, как со стороны власти, так и со стороны революционеров.

В проповеди Маликова соединились идеи христианства (которое он считал умирающим), так и различных направлений социального модернизма того времени, прежде всего социализма и анархизма. Теория А.К. Маликова, во многом предвосхитила идеи, высказанные чуть позже Ф.М. Достоевским и Л.Н. Толстым. В число сторонников новой теории вошли члены демократических и революционных организаций начала 1870-х годов, в том числе один из основателей и руководителей «кружка чайковцев» — Николай Васильевич Чайковский. Не найдя поддержки у большинства бывших единомышленников, сторонники идей «богочеловечества» отправились в США, где организовали коммуну «богочеловеков» и попытались воплотить свои идеи в жизнь.

В монографии показана история формирования движения «богочеловечества», представлены документы, отражающие их теоретические поиски. Одна из глав посвящена жизни «богочеловеков» в канзасской коммуне и причинам неудачи их эксперимента в выработке нового сознания, основанного на принципах любви, братства и справедливости. История богочеловеков продолжена рассказом о распаде коммуны, а также возвращения А.К. Маликова части его сторонников в Россию и история их знакомства с Л.Н. Толстым. Завершающий фрагмент книги — о судьбе одного из самых авторитетных лидеров демократического движения России конца XIX — начала XX веков Н.В.Чайковском, нашедшим в себе силы после крушения идей «богочеловечества» вернуться к общественной деятельности.

Вопрос этот, несомненно, покажется нелепым для большинства русских людей. Мы привыкли, вот уже одиннадцать лет, спрашивать себя об одном: скоро ли падут большевики? Что за падением большевиков начинается национальное возрождение России, в этом не было ни искры сомнения. В революции мы привыкли видеть кризис власти, но не кризис национального сознания.

Многие не видят опасности, не верят в нее. Я могу указать симптомы. Самый тревожный – мистически значительный – забвение имени России. Все знают, что прикрывающие ее четыре буквы «СССР» не содержат и намека на ее имя, что эта государственная формация мыслима в любой части света: в Азии, в Южной Америке. В Зарубежье, которое призвано хранить память о России, возникают течения, группы, которые стирают ее имя: не Россия, а «Союз народов Восточной Европы»; не Россия, а «Евразия». О чем говорят эти факты? О том, что Россия становится географическим пространством, бессодержательным, как бы пустым, которое может быть заполнено любой государственной формой. Одни – интернационалисты, которым ничего не говорят русские национальные традиции; другие – вчерашние патриоты, которые отрекаются от самого существенного завета этой традиции – от противостояния исламу, от противления Чингисхану, – чтобы создать совершенно новую, вымышленную страну своих грез. В обоих случаях Россия мыслится национальной пустыней, многообещающей областью для основания государственных утопий.

В ноябре 1943 г. Артком поручил научно-исследовательскому полигону стрелково-миномётного вооружения включить в план работ испытания макетов одного экземпляра гранатомёта Кулакова и гранат с целью определения целесообразности принятия на вооружение РККА данной системы.

Брошюра состоит из ряда очерков, посвященных вождю и руководителю Крестьянской войны 1773–1775 гг. Е. И. Пугачеву и его соратникам — Ивану Зарубину (Чике), Ивану Белобородову, Григорию Туманову, Салавату Юлаеву, которые организовали восстания в своих районах, создали повстанческие центры.

Привлечение нового документального материала позволяет проследить биографии указанных соратников Пугачева на общем фоне Крестьянской войны периода феодализма, охватившей огромные территории Западной Сибири, Зауралья, Урала, Северного Казахстана, Приуралья, Башкирии и Поволжья.

Работа рассчитана на массового читателя, интересующегося историей классовой борьбы в России.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Марина Бернацкая

Спасательный круг

Грязно-серые с белой эмблемой амфибии замерли под пальмами, напоминая пауков, затаившихся в ожидании добычи. Но когда рассвело и на улицах показались мирные жители, никто не вскрикнул при виде бронированных чудовищ, и никто не бросился в ужасе прочь. Паники, которую жаждал увидеть полковник, не состоялось.

Прохожих становилось все больше, и они шли через площадь, словно не замечая непрошеных гостей, обходя их, как обходят лужу.

Марина Бернацкая

В селе за рекою

- Я когда умру, на солнце попаду, - Сошка задрал голову.

- С чего ты взял? - удивился Дим.

- А в церкви сегодня батюшка говорил: дай им вечный свет и вечный покой. А раз свет, значит, солнце.

Темная зеленая река неслышно скользила мимо них, утягивала под воду низкую ивовую ветку, распластывала ее под водой, тянула за листья.

- Дядь Дим, а почему речка тухлой рыбой пахнет? Там рыба мертвая водится, да?

Жорж Бернанос

Диалог теней

- Не бойтесь, - сказала она. - Ранса вышла из берегов от самого Вернея, дорога, пожалуй, на целый фут под водой... Взгляните: волна уже устремилась к истоку. Минут через пять ее уже не будет слышно.

Она смотрела ему в глаза с каким-то спокойным любопытством.

- В любом другом месте нас могли бы застать врасплох, Жак. Здесь - нет. Я все продумала.

Неуловимая, чуть лукавая улыбка скользнула, как тень, по ее лицу.

Карло Бернари

АЛЬБЕРОНЕ-ГЕРОЙ

Альбероне был ни плохим, ни хорошим. Он был просто деревом. Весной Альбероне одевался в новую зелёную листву, а осенью листья желтели и падали на землю. С каждым годом он становился всё выше.

Другие деревья тайком ему завидовали. Юношей он нередко вступал в схватку с буйными ветрами, которые хотели его сокрушить. И ветры, побывав в плену его цепких ветвей, стали облетать Альбероне стороной. Не было в лесу дерева крепче и сильнее, но Альбероне никогда не злоупотреблял своей силой. Он был добрым и всегда защищал от бурь и гроз своих более слабых собратьев. Природа наградила его могучей зелёной кроной и крепкими ножищами. Захоти он только, он мог бы за день сто километров отшагать. Но он любил тишину, покой и ни разу не побывал даже в соседней роще, хотя соседи часто звали его в гости.