Беременный мужчина

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

Отрывок из произведения:

– Следующий! Что у вас такое?

– У меня, товарищ доктор, нога болит.

– Нога? Давайте ее сюда. Покажите. Тэк-с. Сайчас я ее смажу йодом. Готово. Можете идти.

– Товарищ доктор! У меня болит правая нога, а вы намазали левую.

– Ерунда! Следующий!

– Зубы…

– Сейчас! Открывайте рот. Которые? Где мои щипцы? Раз-раз – и никаких зубов!

– Ой батюшки! Да не то! Зубы, говорю, у моего Ваньки начинают резаться, так я…

Рекомендуем почитать

Валентин Катаев

ЭКЗЕМПЛЯР

- А вот в том шкафу,- сказал заведующий музеем,- находится единственный во всём СССР, редчайший в своём роде экземпляр обывателя эпохи тысяча девятьсот пятого года.

- Восковая фигура или чучело? - деловито заинтересовался один из экскурсантов.

- Нет, дорогой товарищ,- с гордостью заметил заведующий,- нет. Это не восковая фигура и не чучело, а совершенно настоящий, подлинный, не тронутый молью и временем превосходный экземпляр обывателя эпохи тысяча девятьсот пятого года.

Валентин Петрович КАТАЕВ

ФЛАГ

Рассказ

Несколько шиферных крыш виднелось в глубине острова. Над ними подымался узкий треугольник кирхи с черным прямым крестом, врезанным в пасмурное небо.

Безлюдным казался каменистый берег. Море на сотни миль вокруг казалось пустынным. Но это было не так.

Иногда далеко в море показывался слабый силуэт военного корабля или транспорта. И в ту же минуту бесшумно и легко, как во сне, как в сказке, отходила в сторону одна из гранитных глыб, открывая пещеру. Снизу в пещере плавно поднимались три дальнобойных орудия. Они поднимались выше уровня моря, выдвигались вперед и останавливались. Три ствола чудовищной длины сами собой поворачивались, следуя за неприятельским кораблем, как за магнитом. На толстых стальных срезах, в концентрических желобах блестело тугое зеленое масло.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

Другие книги автора Валентин Петрович Катаев

Приключения девочки Жени, в результате которых ей в руки попадает волшебный цветок. Оторвав один из семи лепесток волшебного цветка, можно загадать желание.

Широко известная повесть о судьбе крестьянского мальчика Вани Солнцева, осиротевшего в годы Великой Отечественной войны и ставшего сыном полка.

«Алмазный мой венец» — роман-загадка, именуемый поклонниками мемуаров В. П. Катаева «Алмазный мой кроссворд», вызвал ожесточенные споры с момента первой публикации. Споры не утихают до сих пор.

Это издание включает первый подробный научный комментарий к «роману с ключом».

Авторы комментария пытаются разрешить споры вокруг романа, не ограничиваясь объяснениями «темных» эпизодов. Они тщательно воссоздают литературно-бытовую обстановку 1920-1930-х гг. в СССР и, распутывая хитросплетения романа, привлекают множество архивных, газетных и малоизвестных мемуарных источников.

Комментарий: Олег Лекманов, Мария Рейкина, при участии Леонида Видгофа.

В книгу включены сказки, написанные известным писателем В. Катаевым: Цветик-семицветик, Дудочка и кувшинчик, Голубок, Пень, Грибы. Рисунки И. Оффенгендена. М.: Детгиз, 1961 г.

В пятый том собрания сочинений Валентина Катаева вошли две первые части тетралогии «Волны Черного моря»: «Белеет парус одинокий» и «Хуторок в степи».

http://ruslit.traumlibrary.net

В основе этой прозы не конкретные воспоминания, но память о целой эпохе. В ней, этой памяти, причудливо соединились увиденное, пережитое, перечувствованное, прочитанное и — домысленное, нафантазированное, угаданное. В годы военного коммунизма зловещая тень Троцкого порой нависала над революционными завоеваниями народа. Особенно это сказывалось на работе местных органов власти. Искривления и нарушения законности надо относить в первую очередь на счёт врагов ленинизма.

Валентин Петрович Катаев

Дудочка и кувшинчик

Поспела в лесу земляника.

Взял папа кружку, взяла мама чашку, девочка Женя взяла кувшинчик, а маленькому Павлику дали блюдечко.

Пришли они в лес и стали собирать ягоду: кто раньше наберёт. Выбрала мама Жене полянку получше и говорит:

- Вот тебе, дочка, отличное местечко. Здесь очень много земляники. Ходи собирай.

Женя вытерла кувшинчик лопухом и стала ходить.

Роман «Хуторок в степи» повествует с романтической яркостью о юности одесских мальчишек, совпавшей с первой русской революцией.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Святослав Быдзанс

ВАЗЕЛИНОВАЯ ВОРОНА,

Или на воронке в сказку

Фантастику я люблю. Врать не буду, люблю. И иногда ее читаю. Натощак нет, даже не пытаюсь. А вот на полный желудок, да про космические приключения, ну это совсем другое дело. Обычно тошнит. Хотя может и пронести. А так как к пище я отношусь трепетно, то книжечки потом, после самолетов с девушками. Но иногда случаются такие странные состояния моего желудочного рассудка, когда я прочитываю книжулю-другую, и вроде ничего. Пронесло. Но не сильно. А в юности-то я их потреблял, у-у-у, чемоданами. Взахлеб. От Стругацких прям пищал. Нынче перечитать решил, видать еще попищать захотелось. Читаю и читалкам своим не верю - что это за бодяга такая на совковом масле? Кухонная диссидентщина с кукишем в кармане. Так Солженицын с Сахаровым все это и так говорили без всяких фантастических приколов. Правда, им за это досталось. Может, надо было как Стругацкие, через тернии к звездам, и чуть что - так это ж фантастика. А так и строй заклеймили, и деньжат зашибли. Ах, фантастика, фантастика! А что собственно ах? Ну, как же - фантастика предсказывает будущее. Правда ни персональные компьютеры, ни интернет она не предсказала. Видать, магический кристалл заело. А если по поводу Жюль Верна - то фантастика в его лице скорее пережевывала те идеи, которые и так уже носились в воздухе. Бредбери - моралист, Вонегут - парадоксалист, для них фантастика лишь форма, в которую они облекали свои до неприличия реальные произведения. Так что настоящая фантастика - это комиксы про космических героев, в компании которых можно удрать с опостылевшей Земли. И столь бурный рост фантастики лишь показатель все нарастающей инфантильности человечества. Памперсы для мозгов. Лукьяненко вот почитал, совсем больной стал. Он что, русский в школе не учил? Ну, хоть Чехова в компании с Гоголем полистал бы. Или за это уже денег не плотят? А на меня кивать не надо, я Велемира Хлебникова с Достоевским штудировал. И меня не издают никакими тиражами, даже нулевыми. Хот! я, положа руку на тощий свой живот, я должен сознаться, что за пару тысяч баксов я бы мог, ох как мог. Шмастеры, бластеры, мутанты с андроидами. Чего там голову ломать. Вот возвращается на родную планету принц, а там его папу подлым образом трансклютировал родной его, принца, дядя и шлангом прикидывается, мол, он сам во сне помер от деструкции синапсов. Но принц землю хоботом роет - правды добивается. Ну, дядюшка, гадюга, его и спроваривает космическим пиратам. Чтоб увезли куда подальше, а там и анигилировали родимого. Но космолет терпит крушение и падает в зад на родную планету. Хватит ржать, сейчас драма будет. И вот уже наш принц в драном скафандре плетется к замку через кладбище, а там спотыкается о какую-то ржавую кастрюлю, а то центральный процессор его знакомого робота. За ненадобностью выкинутого на свалку. "Бедный Кибер восклицает принц, - Что ж мне в натуре делать, то ли восстать с бластером в руке и погибнуть, как мудак, то ли жить козлом позорным? Вот в чем ! вопрос." Но Кибер ему ничего посоветовать не может, ибо батарейки сели, и принц сам решает надрать врагам задницу по полной программе. Ну а дальше, как положено, врывается он с фотонной базукой в руках в замок и мочит всех кого не попадя. И дядюшку, и всю его тусовку. Жаль только, матушку рикошетом тоже того, слегка анигилировал. Ну а после того как всех порешил, он освобождает из темницы Офегенную блондинку и занимается с ней любовью долго и со смаком. В случае опубликования прошу передать гонорар в фонд лечения фантастов от тяжелого умственного расстройства имени Сорокина.

Леонид Каганов

30 марта 1600 года

Харчевня в Поросячьем переулке близ княжих палат

Боярин постучал кулаком по столу и в харчевне наступила тишина.

- Ой ты гой еси, добры молодцы, сказители, бояны! - начал он нараспев, - Собор наш очередной устроен чтобы думу думать о печатном деле и деле летописном. Ванька-то Федоров уж давно изобрел печатную доску, все слыхали? Есть мнение что дубовая доска вытеснит гусиное перо из летописного дела. Слово имеет владелец печатной мастерской боярин Либертуха.

Леонид Каганов

К ВОПРОСУ О БЕЛОМ ПАЛИHДРОМЕ

Сегодня у нас опять в гостях Акакий Чижиков, виртуальный лингвист-пофигист, алтернативщик словесности, панк языкознания и рейвер многоточия, гигант задней мысли, отчим русской демократии, дважды доцент Советского Союза. Сегодня он принес к нам в редакцию WWW.HUMOUR.RU свои новые палиндромы, сочиненные в ночь со вчера на позавчера:

ГHИ HОГУ ГЕОЛОГ

УХО СМЕХА - МЕХИКО

ИЗ УГЛА ЛУК ВОЗИ

Леонид Каганов

КАК ОБУСТРОИТЬ ЛИЧHУЮ ЖИЗHЬ

СБОРHИК ПОЛЕЗHЫХ СОВЕТОВ ДЛЯ HЕУДАЧHИКОВ

Здесь собраны и обобщены советы по обустройству личных отношений неудачников любого пола и возраста. В систематизации народного опыта также использованы отрывки из трактата "Как проебать отношения" Elise Matthesen в переводе Акима Дуброва. Собранные здесь советы универсальны и годятся для лиц любого пола (а возможно и любой сексуальной ориентации), но, во избежании путаницы, мы будем использовать термины "Он" и "Она". Она - это ты, человек для которого написана эта книга. Она любит Его. Ей хочется быть с ним, Она считает Его лучшим человеком в мире. Он - это тот, кого любит Она. Он любит Ее, но к концу книги все меньше и меньше.

Уважаемый архимандрит Игнат!

Низко кланяется вам отец Серафимий, настоятель новой Церкви Всех Скорбящих Дикой Радости в Чертаново. Слава Господу, дела в нашей обители идут хорошо, обживаем помаленьку с Божьей помощью. Пока более пахнет краской и известью нежели фимиамом, но послушник Настасий сказал, что это всегда так в новых строениях и, даст Бог, выветрится. Молимся чтобы выветрилось. Молимся за здоровье строителей, так скоро сотворивших эти хоромы из стекла и камня – храни Бог турков, финов и стройбат.

Леонид Каганов

Радиоpубpика "Советы Клаpы Захаpовны"

* * *

Вот мне все пишуть и пишуть как чего по хозяйству сделать. Hу уж так и буть, pасскажу вам сегодня как очистить сковоpоду. Пеpво-напеpво надо пpовеpить, мож на ней осталось чего съедобного, тогда надо пpосто мужу её дать. Очистит как миленький, особенно когда он голодный с pаботы. А если после него сковоpода не очистилась, тут поможет собака - пусть вылижет. После собаки можно попpобовать чистить кошкой. Затем мышкой оставить на ночь на полу. Потом можно сунуть под pаковину и чистить таpаканами недели две. Hу а если это не помогло - остается последнее наpодное сpедство. Пойти значит в лес по осени да и пpикопать в муpавейнике, а по весне выкопать. Hо так скажу - не всякий год эта штука пpоходит, можно и без сковоpоды остаться. Скока не пpобовала - все пpопали. То ли муpаши их целиком умяли с голодухи, то ли лыжники спеpли. А может я муpавейником ошиблась. Вот значит вся метода. Чистоты вам в доме и поpядка в кваpтиpе!

Профессий много, но

Прекрасней всех — кино

Кто в этот мир попал —

Навеки счастлив стал

Фильм! Фильм Фильм!

И нам, конечно, лгут,

Что там тяжелый труд.

Кино — волшебный сон.

Ах, сладкий сон!

Фильм! Фильм! Фильм!

Друзьям-писателям с просьбой: «Пишите!». Ну, и не обижайтесь на нас, читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.