Берег слоновой кости

Ив Лаеннек сказал: „Господа, трапеза наша кончена, скоро солнце закатится, и с первыми тенями ночи, голодные звери займут берега реки. Пора возвратиться к нашей лодке". Тот, кто произнес эти слова, был человек во всей силе возраста, высокого роста, сухощавый и великолепного сложения; он обладал всеми физическими качествами, необходимыми для европейца, который хочет жить под знойным климатом африканского экватора. Дезертир с военного французского корабля, вследствие мятежного поступка, в котором дело шло о его жизни, он углубился во внутренние области Африки и прошел ее всю в десять лет, то живя при дворе королей негров, то формируя по-европейски войска, то углубляясь в пустыни девственного леса, где борьба с гориллами и тиграми, большие охоты за антилопами и бегемотами давали всегда новую пищу его неутомимой деятельности.

Рекомендуем почитать

Еще не рассвело… Париж финансов, торговли, искусств, Париж счастливцев отдыхал за шелковыми занавесями… А Париж труда и страданий просыпался для ежедневной работы. Не из центра шло движение, — центр походил на обширную усыпальницу, — жизнь кипела в предместьях, и тот, кто как Асмодей, повис бы на минуту над огромным городом, сосчитал бы тысячами следы, оставляемые на снегу толпой, стремившейся в мастерские, на верфи и заводы. В центре, напротив, разве только шаги каких-нибудь бездомных бродяг немного нарушали однообразие белого савана.

Книга познакомит читателя с нравами и обычаями экваториальной Африки и Полинезии.

Это было вечером на террасе моего дома в Шандернагоре у берега Ганга, который тихо протекает по направлению к Калькутте, подобно огромному серебряному потоку. Мы разговаривали.

Сцепление мыслей и странная ассоциация идей привели нас мало-помалу от древней цивилизации Азии до современной цивилизации Европы. Проследив с большой точностью за ходом рабства через все столетия мы видели начало его в кастах Индии, в париях и чандалах; разлившись, посредством завоеваний, по древнему миру и в средние века, оно увековечилось через позорную торговлю низшими племенами Африканского берега Потом перед нами предстала та гуманная реакция которая, запретив торг неграми прежде уничтожения рабства, нанесла первый удар этому варварскому институту и приготовила легальное освобождение негритянской расы, что составляет ныне почти свершившийся

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Христофор Колумб (1451—1506) открыл не только Америку – он раздвинул границы возможного и дозволенного.

Всю жизнь он стремился к богатству и славе, но главной его страстью была ненасытная жажда приключений. Он был уверен, что Земля круглая, и поэтому в Индию можно доплыть не только восточным, но и западным путем. Чтобы добиться своего, он сумел зажечь своей верой короля и королеву Испании, вытребовав у них в качестве аванса за будущие открытия дворянский герб и титул Адмирала Моря-Океана и вице-короля новых земель.

Он не доплыл до своей цели примерно 8 000 миль: открытая им Вест-Индия, в отличие от Ост-Индии, на самом деле оказалась Америкой – и это была, наверно, самая великая из географических ошибок последнего тысячелетия.

Каравеллы Колумба восемь раз пересекли Атлантический океан, чтобы привезти в Европу табак, кукурузу, картофель, томаты, гамаки, сифилис и горы золота, а главное – невероятные рассказы о чудесных заморских землях, изобильных и удивительных. Он положил начало целой череде золотых лихорадок, периодически вспыхивавших в Новом Свете.

Его судили, заключали в цепи, держали в тюрьме, оправдывали и снова отправляли за море.

За двенадцать лет (1492—1504) он совершил четыре экспедиции в район Карибского моря, открыл Кубу, Ямайку, Гаити и Пуэрто-Рико, Малые Антильские острова и остров Тринидад. Узнал, что пересеченный его каравеллами Атлантический океан отделен от следующего, еще неизвестного, только узким перешейком.

Он не нашел упокоения даже после смерти: триста лет его прах перевозили из Испании на Гаити, оттуда на Кубу – и снова в Испанию. Он умер, так и не разбогатев, не доплыв до настоящей Индии, но он был первым – и навсегда им остался.

Он указал путь в другое полушарие всем тем, кому было тесно в Старом свете, – целому сонму мореплавателей и конкистадоров, пиратов и авантюристов, миссионеров и диссидентов. Благодаря их отчаянности, труду, фанатизму, жестокости, любопытству, алчности, самоотверженности мир стал таким, каков он есть.

Дневники великого мореплавателя – полное драматизма повествование о четырех его плаваниях к берегам Америки. Записки Адмирала Моря-Океана и вице-короля новых испанских колоний вот уже 500 лет будоражат воображение читателей рассказами об опасных путешествиях, невероятных приключениях и полной драматизма истории покорения Нового света.

Электронная публикация включает все тексты бумажной книги и базовый иллюстративный материал. Но для истинных ценителей эксклюзивных изданий мы предлагаем подарочную классическую книгу. Прекрасная офсетная бумага, десятки цветных и более 300 старинных черно-белых картин и рисунков позволяют читателю не просто заглянуть в прошлое, а вместе с Колумбом и его спутниками заново открыть Новый свет. Это издание, как и все книги серии «Великие путешествия», напечатано на прекрасной офсетной бумаге и элегантно оформлено. Издания серии будут украшением любой, даже самой изысканной библиотеки, станут прекрасным подарком как юным читателям, так и взыскательным библиофилам.

Ему, любимому, великому, чьим гением призваны к жизни громадные пространства, еще восемнадцать лет тому назад бывшие страшной каторгой для тех, кто не мог мириться с диким произволом дворянско-капиталистического строя.

Ему, прозорливо разглядевшему через толщи снега и льда, через дикость и бездорожье, через безлюдность и отдаленность прекрасное социалистическое будущее заснеженной страны.

Ему, указавшему путь блестящего разрешения задачи, — над которой в течение пяти веков тщетно трудились лучшие представители культурного человечества, — географической задачи северо-восточного прохода, разрешенной теперь окончательно и переведенной в новую хозяйственно-политическую ступень.

В 23 километрах выше города Измаила быстрое единое русло Дуная расходится на левый — Килийский рукав и правый — Тульчинский. Последний, в свою очередь, делится на Сулинское и Георгиевское гирла. Все эти рукава-гирла, с островами и плавнями, и есть дельта Дуная. И, возможно, показалась она кому-то похожей на своеобразную вилку. Не отсюда ли название Вилково — города, который возник в начале XVIII века в болотистой дельте Дуная, на островах Килийского гирла? Впрочем, в литературе прошлого столетия его называли «Вылков» — от слова «волк»...

В XII–XX веках русские мореплаватели, землепроходцы и ученые-натуралисты открыли великое множество географических объектов, занесенных на современную карту мира. Лишь малая часть наших великих первооткрывателей знакома читателям из учебников географии и истории. В своей книге «Первопроходцы» Михаил Ципоруха собрал бесценную информацию о тех путешественниках, чьи имена сегодня незаслуженно забыты.

Книга содержит биографии русских исследователей, волнующие истории их путешествий, культурные очерки о жизни малоизвестных народностей и описания географических объектов, сделанные во время экспедиций. Каждая глава посвящена отдельному путешественнику. Старинные карты, архивные материалы прекрасно дополняют и иллюстрируют издание.

Книга «Первопроходцы» рекомендована к прочтению детям среднего и старшего школьного возраста и их родителям.

«Письмо с юга» – это путевой очерк о путешествии по Черноморскому побережью, от Геленджика до Адлера. Отчего же «Письмо»? «Письмо» – поскольку весь его текст выдержан в эпистолярном ключе, где лишь изредка автор обращает внимание своего адресата на факты и события из истории края. Своим адресатом автор видит человека, близкого себе по духу и предпочтениям, кому понятны все упоминания и цитаты, присутствующие в тексте.

Рассказ о самом большом в мире островном государстве на архипелаге — Индонезии. Оно лежит на перекрестке морских путей, по которым переселялись народы, сообщались великие восточные цивилизации. Страна поражает многообразием народностей и культур. Из мощных водоворотов чужеземных влияний Индонезия вышла, не утратив исконного лица. В этом сказалась ее удивительная способность объединять многообразное.

СОДЕРЖАНИЕ

Обложка художн. А. Шпир. Сказание о граде Ново-Китеже. — Роман М. Зуева-Ордынца.Полярные страны. Случай в Средней стране. — Рассказ В. Юркевича.Русский летчик в американском небе. — Очерк Л. Минова.Восстание на Ломбоке. — Рассказ Вс. Аренд.Рассказ о 50-ти лошадях. — Филиппа Гопп.Из истории Мексики. — Статья К. Г.Машина и сердце. — Рассказ М. Ковлева.Люди и море в железной коробке. — Рассказ М. Поляновского.Добрый Сам. — Рассказ Валиски.На экране «Следопыта». — Из великой книги природы. — Очаги социалистического строительства. — Что нам дает дерево.

В номере рисунки художников: А. Иконникова, Н. Кочергина, А. Пржецлавского, Преображенского, И. Рерберга, П. Староносова, А. Шпир.

С 1927 по 1930 годы нумерация страниц — общая на все номера года. В № 8 номера страниц с 561 по 640.

Орфография оригинала максимально сохранена, за исключением явных опечаток — Гриня

Италия — антипод любой суровой реальности, даже если суровая реальность нагрянула в саму Италию. Это страна, где еще две тысячи лет назад безоговорочно победила одна-единственная национальная идея — сладкая, красивая жизнь. Древние благородные римляне пили вина, разлегшись на кушетках, и философствовали с гетерами об устройстве Вселенной, простой люд вкушал хлеба и зрелищ на площадях. Сменялись правительства, времена и нравы. И только эта идея не менялась. Лишь находила новые формы воплощения.

Но как там на самом деле? Каковы две разных Италии — север и юг? Сколько стоит жизнь на Апеннинах? Как русскому стать итальянцем? Как устроен итальянский социум? И какова она — любовь по-итальянски?

Оставить отзыв