Белкотия

Алексей БУГАЕВСКИЙ

Белкотия

Посвящается прообразу, музе и прекрасному человеку О.М.Юстин.

Белка.

Супертайный агент немецкого Штази, настолько тайный, что про нее уже давно забыли, включая ее саму, и посему ныне работает на СРУ - среднее разведывательное управление (сама она предпочитает называть организацию ЦРУ, но кто ее спрашивает?!). Была завербована посредством шантажа, после поимки на краже антикварных орехов в особо наглой манере, из музея сельского хозяйства в финской деревне Растудытьколо. Прошла школу тайной агентуры при СРУ и получила специальность диверсионного агента по вандализму и демонтажу особо ценных и любимых народом произведений искусства. Ее работа: отрезала Ван Гогу ухо на его автопортрете, отбила руки у Венеры Милосской, и с особой жестокостью и хладнокровием написала "здесь был Вася!" на пивном ларьке все в той же деревне Растудытьколо (местные жители три месяца носили траур). Белка рекомендована психологами и невропатологами к внедрению в особо крупные лесные массивы на особо длительное время подальше от греха, да и от мирного населения с их культурными ценностями. Имеет наркотическую зависимость от всего поддающегося грызению, поэтому так же рекомендована к диверсионным работам с кабельными системами коммуникаций в тылу противника (в свои подвалы не допускать любыми средствами, включая отлучение от орехового пайка). В совершенстве владеет приемами и имеет черные пояса, подтяжки и остальное нижнее белье по следующим единоборствам: ушу, укушу, удушу и порешу. Владеет пятью языками, которых до сих пор держит в плену еще со времен Карибского кризиса, заставляя работать по дому. В совершенстве освоила все смертоносные виды колюще-грызущего, стукательно-метального и марально-издевательского оружия. В связях разборчива, так что при любой попытке войти в связь начинает "разбор по понятием" с применением своих познаний в области тантрического каратэ и камас-ушу. Белка имеет лицензию на загрызку выданную ей СРУ. Особых примет нет, привязанностей нет, зарплату тоже три месяца не платили. Ожидаемое в скором времени задание - внедрение в международную террористскую банду любителей животных в рамках акции "буря для зоофила." Наиболее частое конспиративное имя - Белинда Загрызло-Пушыстова.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Игоревич Чарушников

Хоть бы проснуться!

Хулиганы сразу вышли из-за угла. - Дай закурить! - сказал который поблатнее. - Бог подаст, - холодно ответил я. - Чё-ё-ё? - протянул который поблатнее. - То, - ответил я. - Что слышал. - Гера, сунь ему в зубы, - посоветовал второй, с фиксой. Я подпрыгнул и несложным приемом каратэ ткнул пяткой в челюсть первому хулигану. Он икнул и укатился в темноту. Я оглянулся на второго. Тот, угодливо облизывая фиксу, подавал мне раскрытую пачку "Мальборо" и горящую зажигалку. - Н-ну? - сказал я. Хулиган рассыпался в прах. Я посмотрел па Веронику. Ее глаза влажно сняли, губы приоткрылись... - Что ты, моя крошка, - шепнул я. - Ничего не бойся, ты ведь со мной... Наши губы медленно сближались... Звонок. Эх, всегда я просыпаюсь на самом интересном месте! Однако пора вставать. Я поднялся с кровати, позавтракал, пошел на работу. На лестнице повстречалась соседка Вероника Степановна. - Ах, это вы, Славочка, доброе утро! Мы сегодня опять вышли вместе... А почему вы такой хмурый, ммм? "О черт!" - подумал я. ...Хулиганы появились, как и во сне. Сразу. - Дай закурить! - точно так же сказал один. - Извините, не курю. Проходите, Вероника Степановна... - Фигуристая, - иронически протянул тот, что с фиксой. - Ух ты, пышечка... - и протянул волосатую лапу. Вероника Степановна покрылась пятнами. - В чем дело, ребята? - спросил я, заслоняя ее плечом. - Пшел, сопляк... - прошипел который поблатнее. Каратэ и дзюдо я не знаю, поэтому простым крепким с правой сбил мерзавца с ног. Он грузно упал на заплеванные ступеньки. Второй оскалил фиксатый рот, по напасть побоялся. Стоял у стены, смотрел пронзительными глазами... Мы вышли. - Какой вы смелый, Слава, - прошептала Вероника Степановна. - И сильный... Ой, у вас шарф сбился! "А ее очень красит волнение", - подумал я. Вероника стала поправлять мне шарф. Наши губы медленно... Звонок, черт бы его драл!!! Почему, ну почему я всегда просыплюсь на самом интересном месте?.. Ну, теперь-то уж точно не сон. В комнате холодина. Вставил ноги в тапочки, прошлепал на кухню. Там соседка баба Вера посудой гремит. "Твоя очередь мыть полы", - говорит. "Да знаю я, знаю..." Лезу в холодильник. Пусто. Пью воду, одеваюсь, тащусь на работу. Слышу, за мной кто-то по лестнице пыхтит. Баба Вера на рынок соленые грибы тащит. - Помог бы хоть, Славка! Молча беру сумку с банками, несу. У входа хулиган стоит... Сипит: - Дай закурить, земеля... Я протягиваю пачку "Примы". - Че ты прямо в рожу тычешь? - неожиданно обижается хулиган. Сбоку выдвигается второй, советует: - Тресни ему по зубам, вежливей будет! Первый медленно, как во сне, разворачивается... У меня из рук рвут сетку с банками... Удар! Еще удар! Приоткрываю один глаз. Хулиган, закрывая голову руками, выбегает из подъезда. Его напарник уже мчится по двору, испуганно оглядываясь на бабу Веру. Баба Вера, размахивая сумкой, кричит вслед: - Чтобы и духу вашего не было! Потом оборачивается ко мне и говорит: - Держи сумку-то, кавалер.., И пристально смотрит на меня. Господи, хоть бы мне проснуться!

Грешнов Михаил Николаевич

ДОМИК И ТРИ МЕДВЕДЯ

Пришлось ночевать в лесу. Как потерял тропинку, где хоть убей! - Василий не помнит. Перебирает в уме распадки, ручьи, которыми шел, - тропинка была. И вдруг - нет. Там посмотрел, тут - неприятность!..

Но не такая уж большая беда, если тебе двадцать пять лет и успех сопутствует в жизни. Холост, здоров, аспирант Красноярского университета, заканчивает диссертацию, тема диссертации интересна: "Жизнь и язык животных". В поисках натуры пришлось забраться далековато от города, но и в этом нет особой беды: деревенька на речке Вислухе опрятная, хозяева попались хорошие, за постель и еду не дорожатся, и впереди четыре летних отличных месяца: отдыхай и работай.

— Что ты здесь делаешь, человек?

— Это длинная история.

— Прекрасно, я люблю длинные истории. Садись и рассказывай. Нет, только не на меня!

— Извини. Так вот, я здесь из-за моего дядюшки, он сказочно богатый…

— Подожди. Что значит «богатый»?

— Ну, очень состоятельный.

— А что такое «состоятельный»?

— Хм. У него куча денег.

— Что такое «деньги»?

— Ты, кажется, хотел услышать мою историю?

— Да, но я хотел бы понимать, что ты говоришь.

На улице грязно, идет дождь. Крупные капли шлепаются на подоконник. Лица прохожих надежно скрыты пестрыми зонтами.

Ты смотришь в окно и говоришь мне, что чудес не бывает. Но это не так, и я не могу не возразить тебе.

— Ты не прав, — говорю я. — На Земле постоянно происходит много такого, что заметно разнообразит жизнь ее обитателей.

Ты только вспомни, у нас на планете все время что-то происходит: то динозавры исчезают целыми коллективами, то Атлантида без предупреждения переходит на подводный образ жизни, а то где-то в Лох-Нессе выныривает невесть откуда взявшийся плезиозавр. А тайна Бермудского треугольника? А извержение Везувия? А самовозгорающиеся брюки и летающие тапочки? Этот ряд можно продолжать, и нет никакой гарантии, что он будет более или менее полным и, главное, точным. С абсолютной точностью можно сказать лишь то, что где-то там, в этом ряду, на весьма скромном месте буду стоять я со своим телевизором.

Моё имя — Сэмюэль У. Каховски; возраст — 32 года, неженат, профессия — свободный художник. Последнее означает, что средства к пропитанию я добываю всеми возможными способами, не вступая при этом в серьёзный конфликт с законом… Нет, я даже напишу так: с Законом — чтобы подчеркнуть, как я его уважаю. Подтверждением этому служит тот факт, что за 12 лет, прошедшие со дня окончания колледжа, у меня было всего три судимости с абсолютно смешными сроками заключения: два раза по полтора года и один раз — восемь месяцев. Статья во всех случаях одна и та же: «Мошенничество». Мошенник — так наше «правосудие» называет человека, который пытается излечить другого человека от глупости и жадности. А на последнем процессе прокурор назвал меня любителем лёгкой наживы. Это меня-то! Пусть бы сам попробовал проделать всё, что проделываю я, добывая хлеб насущный, тогда бы увидел, насколько это легко.

… — Я войду в историю! — заявил Том, целясь в стену из крупнокалиберного винчестера.

— А я? — иронически спросил профессор Уиллис.

— Вы тоже, док, — великодушно сказал Том. — Вон ведь какую штуковину построили! Это целиком ваша заслуга, тут ничего не попишешь… Но, по совести говоря, — он подмигнул профессору, — сами-то вы, док, на своей машине времени даже в позавчерашний день отправиться не сможете, здоровье не позволит. А уж тем более к динозаврам… К динозаврам отправлюсь я! — Том стукнул себя в грудь кулаком. — И привезу оттуда ящерицу!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей БУГАЙ

Сергей КАПЛИН

АВАНГАРД

Ну, вот и все. Когда, наконец, была распутана эта загадочная история, было уже поздно. Все спали. Только неугомонный адвокат Вурк ковырял свое холеное ухоженное ухо ржавым гвоздиком. И пел песенку "Не хочу людоеда усатого".

Габриэль Алекс тоже не отставал. Он жил насыщенной жизнью. Стянул у любимого пса заместителя начальника поголовной полиции Дюмона кусок кровяной колбасы, съел ее, а вместо колбасы сделал колбасное чучело и положил на место. Пес начальника отказался жрать крашеные опилки и затосковал. Хозяин собаки, господин Дюмон, наказал пса розгами, а колбасу отдал нищенке.

Алексей БУГАЙ

АВТОРИТЕТ

Дело попалось необычное. Комиссар Фухе, как правило, не занимался такими вещами, но на этот раз его вызвал СТАРШИЙ комиссар Конг и НАСТОЯТЕЛЬНО ПОПРОСИЛ, чтобы Фухе взялся за это дело. А необходимо было обнаружить авторитет, утерянный одной научно-исследовательской лабораторией. В пропаже авторитета был повинен целый коллектив сотрудников, конкретные же виновники так и не объявились.

Мир науки был чужд комиссару. Чужд и враждебен. Такое отношение к науке и ученым появилось у Фухе много лет назад, когда он был отчислен из первого класса начальной школы за исключительную тупость и своенравие.

Алексей БУГАЙ

БЫСТРОРАСТВОРИМЫЕ ПЧЕЛЫ

Комиссар Фухе готовился к отпуску. Он уже передал дела своему заместителю, собутыльнику и просто хорошему человеку Габриэлю Алексу и теперь, освободившись от повседневного бремени обязательных забот непременных спутников его нелегкой комиссарской жизни - расхаживал по квартире, облачившись в полосатую пижаму и пуская клубы дыма из волосатых ноздрей и ушных раковин. Посреди комнаты лежал растерзанный чемодан, свидетельствовавший о смятении души Фухе.

Алексей БУГАЙ

ЧЕЛОВЕКОЛЮБИЕ

- Дяденька, а дяденька, - обратился маленький мальчик к комиссару Фухе. Мальчик задрал голову и похлопал грязной ладошкой по кованому сапогу комиссара. - Скажите, трудно быть полицейским?

- Совсем не трудно, сынок, - ответил комиссар Фухе и поскреб заскорузлый морщинистый затылок, - только нужно иметь побольше человеколюбия.

- А что это такое? - спросил карапуз.

- А вот что! - ответил Фухе и наступил малышу на горло.