Базалетский бой

Базалетский бой

Червоно-багряные завесы листьев неподвижны над сонной землей. Ранняя осень 313 года XIV круга хроникона. Словно застыли в густом синем мареве купола, вокруг храмов шатры, а над ними перистые облака. Опоясанные фруктовыми садами, дремлют долины. И холмы Грузии опалены огненным диском, и обессилели реки, и застыли озера, как глаза сраженных великанов.

Само время неподвижно, будто законченная страница летописи, брошенная в глубокую нишу. Но тишина обманчива: вот-вот сорвется, налетит, сметет! Подкрадываются буйные ветры, они обломают уступы скал.

Другие книги автора Анна Арнольдовна Антоновская

Робко расцветала первая роза. Хорешани заботливо полила нежный цветок и подвинула фаянсовый кувшин ближе к теплым лучам. Счастливый вестник родной земли — рассада была прислана из замка ее отца, князя Газнели, и, по фамильному обычаю, выращена ею перед рождением ребенка.

— Клянусь тринадцатью святыми отцами, он узнал меня! Смотри, смеется!

— Как же не узнать четырнадцатого святого? Два часа в праздничной одежде над люлькой стоишь, а Моурави тебя с утра ждет.

По шаткой лесенке, кряхтя, взбирался сутулый Гассан. Под истоптанными чувяками скрипели ступеньки, сыпалась желтая пыль. Но Гассан, затянув потуже на высохшей руке веревочную петлю, упорно тянул за собой тусклый медный чан, наполненный нечистотами и мусором.

Вскарабкавшись на глинобитную стену, Гассан оправил длинную выцветшую кофту, подтянул отрепья пояса и привычно оглядел крутой ров. Все было, как неделю назад – в глубине мутнели нечистоты и отбросы, вызывающе тянулся к солнцу ярко-синий тюльпан. И только прибавилась облезлая метла, на ней повисло верблюжье копыто, и под бугром торчал сломанный светильник; на осколке фаянса нелепо розовела рука с приподнятым бубном.

Герой эпопеи «Великий Моурави» — человек уникальной судьбы. Выходец из небогатого грузинского рода, Георгий Саакадзе стал не только выдающимся полководцем и политиком, но и поистине легендарным героем средневековой истории. За бесстрашие, незаурядный ум, силу духа и безграничную любовь к родине грузинский народ называет его Великим Моурави.

За ветхой дверью кузницы догорал день.

Синие огни горна метались над грудой угасающих углей, оставляя налет пепла. Словно зверь в ущелье, взревел в поддувале неистовый ветер. Но мехи внезапно стали неподвижны, густая темень стелилась над кожухом, от которого исходил прогорклый запах дыма.

Не то тревожно, не то радостно прозвенел под низким закопченным сводом последний удар молотка. Старый Ясе приподнял щит, и в бликах меркнувшего света ожили слова Великого Моурави, некогда взметнувшиеся огненными птицами над Марткобской равниной:

Популярные книги в жанре Историческая проза

Николай Яковлевич МОСКВИН

Лето летающих

Повесть

Действие повести происходит в годы зарождения отечественной авиации, и юные герои ее, запускающие пока в небо змея, мечтают о летных подвигах. Повесть овеяна чувством романтики, мечты, стремлением верно служить своей родине.

ОГЛАВЛЕНИЕ:

1. Змеевики и голубятники

2. Графин Стаканыч

3. Кресло-жаба

4. "Приходите завтра..."

5. Как голубь

НИКОЛАЙ ШПАНОВ

МУЗЫКАНТ

Рассказ

I

Полковник неодобрительно покачал головой:

- Вы попросту устали. Нужно отдохнуть.

Прохор вскинул свою тяжелую голову:

- Прошу дать мне любое задание, и вы увидите, как я устал.

Но полковник невозмутимо повторил:

- Вы устали, и я заставлю вас отдохнуть.

- Не стану я отдыхать, - упрямо повторил Прохор.

- Доложите начальнику штаба: вам приказано отдохнуть. Поезжайте в город, и раньше завтрашнего дня не возвращаться.

Морис Симашко

Искушение Фраги

Нет, он был совсем не такой... Голова - вполоборота, сжатые губы... Да, он был горд, но никогда не держал так голову. Ведь он был очень умен.

А каменная властность в очертании губ... Он знал свою власть над людьми. Но это была не та власть, от которой так презрительно и брезгливо складываются губы.

И непреклонность - полная, не признающая возражений... Разве мог быть таким поэт, который всегда мучается, сомневается? А он был настоящим поэтом. Иначе не пели бы уже двести лет его песни.

Сёмкин Кирилл

По мотивам пеpвой книги Геpодота "Клио"

Солнце медленно вставало над государством лидийцев. Hаступал еще один день правления Кандавала, сына Мирса; род которого царствовал здесь в течение 22 людских поколений, 505 лет.

Гигес, служивший при царских покоях телохранителем, еще и не ложился. Он бродил всю ночь по дворцу, находясь в своих раздумьях. И только сейчас, когда послышались утренние звуки с товарной площади, он спустился к Галису, что течет с юга на север и впадает в море, называемое Евксинским Понтом, чтобы умыться и привести свои мысли в порядок. А думал он о прошлом разговоре с правителем. Кандавал был очень влюблен в свою жену, он гордился ей и считал, что нет на свете женщины красивее ее. В разговорах с Гигесом он часто хвалил царицу, но в прошлый раз он сказал: " Гигес, ты, кажется, не веришь тому, что я говорил тебе о красоте моей жены (ведь ушам люди доверяют меньше, чем глазам), поэтому постарайся увидеть ее обнаженной". Гигес громко вскрикнул от удивленья: " Что за неразумные слова, господин, ты говоришь! Ты велишь мне смотреть на обнаженную госпожу? Ведь женщины вместе с одеждой совлекают с себя и стыд! Давно уже люди узнали правила благопристойности и их следует усваивать. Одно из них главное: всякий пусть смотрит только за своим. Я верю, что она красивее всех женщин, но все же прошу: не требуй от меня ничего, противного обычаям". Гигес пытался всячески отклонить предложение царя, боясь попасть в беду из-за неразумия повелителя, но Кандавал возразил ему такими словами: " Будь спокоен, Гигес, и не бойся: я сказал это не для того, чтобы испытать тебя, и моя жена тебе также не причинит никакого вреда. Я подстрою сначала все так, что она даже и не заметит, что ты ее увидел. Тебя я поставлю в нашем спальном покое за закрывающейся дверью. За мной войдет туда и жена, чтобы возлечь на ложе. Близко от входа стоит кресло, куда жена, раздеваясь, положит одну за другой свои одежды. И тогда ты сможешь спокойно ею любоваться. Если же она направится от кресла к ложу и повернется к тебе спиной, то постарайся выйти через дверь, чтобы она не увидела тебя". Гигес больше ничем не мог возразить своему хозяину, ему оставалось только покориться. В этот же день Кандавал провел своего телохранителя в царский спальный покой.

Максим Смуров

ПИР

Валтасар царь сделал большое

пиршество для тысячи вельмож

своих и перед глазами тысячи

пил вино.

Книга пророка Даниила 5,1

Вдох... Выдох. Вдох... Выдох. Hу: нет, еще раз. Вдох... Выдох. Вот так вот, глупо. Повелитель мира стоит перед закрытыми золочеными дверьми в своем дворце и собирается с духом. Глупо, потому что я - бог. Людям нужны боги, и я их творю. А за дверьми стоят те, что творят меня. Бог не должен выходить к людям с обреченностью во взгляде. Поэтому - вдох... Выдох.

Юрий ТЫНЯНОВ

ГАННИБАЛЫ

Hеосуществлeнный замысел

18 октября этого года исполняется семьдесят лет со дня рождения известного советского писателя - Юрия Николаевича Тынянова (1894 - 1943), автора хорошо знакомых читателям историко-биографических романов "Кюхля" - о поэте-декабристе, друге Пушкина В. К. Кюхельбекере; "Смерть Вазир-Мухтара" о писателе Грибоедове; "Пушкин". Перу Ю. Тынянова принадлежат также талантливые исторические повести "Поручик Киже", "Восковая персона" и др. Тонкий и своеобразный художник, умевший с удивительной проникновенностью воссоздать эпоху, раскрывать характеры людей далекого от нас времени, Ю. Тынянов был и блестящим исследователем литературы. Его историко-литературные и теоретические труды ("Проблема стихотворного языка", "Архаисты и новаторы" и др.) до сих пор сохранили свое значение.

Алексей Андреевич Жоров

По таймлану МЦМ

(из америки с любовью)

ОН ЛЕЖАЛ И СМОТРЕЛ НА ОГОНЬ

СУББОТА

ОН ЛЕЖАЛ И СМОТРЕЛ НА ОГОНЬ. ЯЗЫКИ ПЛАМЕНИ ЛИЗАЛИ СЛОМАНЫЕ ДОСКИ СНАРЯДНЫХ ЯЩИКОВ.ОН ВСПОМИНАЛ ЭТУ ПОСЛЕДНЮЮ НЕДЕЛЮ С РАДОСТЬЮ В ДУШЕ И ГРУСТЬЮ ОТ СОЗНАНИЯ ТОГО, ЧТО ЧЕРЕЗ МГНОВЕНИЕ ОНА ЗАКОНЧИТСЯ. ОН ЛЕЖАЛ И СМОТРЕЛ НА ОГОНЬ.

ПОНЕДЕЛЬНИК

ЕГО ЗВАЛИ АРТЁМ. В СВОИ ДЕВЯТНАДЦАТЬ ОН БЫЛ СТРОЙНЫМ ПОДТЯНУТЫМ ЮНОШЕЙ. МАТЬ ЕГО БЫЛА ИЗ РАЗНОЧИНЦЕВ. ДЕД БЫЛ ИЗ КАЗАКОВ, НО СЮДА ОН ПОПАЛ, КАК НЕ СТРАННО БЛАГОДАРЯ ОТЦУ. ОТЕЦ ЕГО БЫЛ ИЗВЕСТНЫМ КУПЦОМ ИЗ ГРЕЧЕСКОЙ ОБЩИНЫ СЕВАСТОПОЛЯ, СТЕПЕННЫМ И ХОРОШО ЗНАЮЩИМ СВОЮ ВЫГОДУ ЧЕЛОВЕКОМ. ЭТО НЕ ПОМЕШАЛО ЕМУ В 50 ЛЕТ СОВЕРШИТЬ БЕЗУМСТВО, ПО МНЕНИЮ ЕГО РОДСТВЕННИКОВ,

Роман о борьбе социальных группировок в дореволюционной башкирской деревне, о становлении революционного самосознания сельской бедноты.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Выставки многочисленных работ, репродукции рисунков Коли Дмитриева — пятнадцатилетнего художника — вызывали всеобщее восхищение в 50-х годах XX в.

В основу повести «Ранний восход» положена действительная история Коли Дмитриева. Использованы и приведены подлинные письма, документы, дневники. Соблюдены главные вехи и решающие даты в биографии юного художника.

Что лучше всего характеризет поэта-пародиста? - Его пародии...

Себялюбивое

Люби жену; На всякий случай.

Свою. Чужую иногда

А если ненавистью жгучей

Она ответит — не беда.

...

Конго. Сердце Африки. Страна легендарных алмазных копей, где человеческая жизнь ничего не стоит.

Здесь издавна находят славу, богатство, а порой и смерть наемники со всей Европы. Такие, как капитан спецотряда Брюс Керри и три его лейтенанта.

Рисковать — их работа. Но на сей раз они ввязались в особо опасную операцию. Чтобы завладеть драгоценными камнями, им предстоит выдержать ночной бой и — мучительный путь через джунгли с отчаянными повстанцами.

Что их ждет? Провал — или все-таки удача? Шальные деньги или бесславный конец?..

Книга также издавалась под названиями «Наемники», "Обратная сторона солнца"

Говорят, с того вечера, когда Сэм Шэй выиграл у дьявола три пари, грешить на Земле стали меньше…