Байки от маститого редактора

Промптов А.

Байки от маститого редактора

Как написать любовный роман. "Держи морду по ходу движения", - сказала мне моя девушка, когда мы гуляли в парке. Я загляделся на других девушек, споткнулся и лёг перед ней во весь рост. Её слова поставили на наших отношениях крест. Что ей стоило ничего не заметить? С тех пор я стал редактором. А так как я человек щедрый - нате вам инструкцию. 1. Портрет главной героини. Совсем нетрудное дело, если следовать однойединственной рекомендации. Почаще указывайте, что она "была очень красива", "сногсшибательно красива", "красива так, что вокруг дохли мухи", но никогда не вдавайтесь в подробности. Помните, что груди с футбольный мяч могут выйти из моды (правда-правда!), а вот слово "красота" - оно и в Африке "красота". Одёжку тоже лучше не трогать. Если уж совсем невтерпёж - напишите нейтрально: "она была одета во что-то красивое". Или: "туфли у неё были - не знаю какие. Красивые. Но возможно, это были и не туфли". "Сумочка - то ли жёлтая, то ли зелёная, и красивая до ужаса". 2. Выбор главного героя. Для всех, кто в танке - справка из энциклопедии: "Мужчина - разновидность человекообразной обезьяны. Живёт на диване, питается тем, что найдёт в холодильнике. Иногда способен на т. н. рыцарские чувства, пробуждающиеся после третьей бутылки пива. Настоящие М. находятся на грани вымирания". Добавьте сюда каплю храбрости, кило ваты на плечах, уберите жирок и герой готов к применению. 3. Какой толщины должна быть книжка. Если любовь исчерпывается для вас в двухтрёх раундах в спальне, то большого произведения вы не потянете. Если в вечном пути к гармонии и совершенству, то вы рискуете состариться, не опубликовав ни строчки. Поэтому остановитесь на среднем: знакомство, лёгкий ужин и постель, постель, постель... Набив руку, можно разнообразить сюжет нестандартными поворотами. Например - вернувшимся из командировки мужем. Это позволит добавить страниц сто, да и повышенный интерес издателей обеспечен. 4. Как они познакомились. Даю готовую кальку, потому что новичку этого эпизода не одолеть. Итак: "Я отбил эту девушку у своего коллеги. Она с ним поминутно миловалась и шепталась, а на меня - ноль внимания. Я подстерёг её на обеде и, попивая чай из просяного веника, ненароком проболтался ей, что мой папа - Брунейский султан, а я владею половиной Монако. "Ага", - промелькнуло в её глазах, и она спросила моё мнение о погоде"... etc. 5. Обороты и поэтические сравнения. Фраза "у неё была попа" звучит пресно до невозможности. Смелее используйте прилагательные! 6. Выбор эпохи. Честно признайтесь в предисловии, что вы хотели передать "историю двух сердец", а не "картину мира в период испанской инквизиции" - и жарьте, что только ни придёт в голову. 7. Выбор главного врага. Ну, тут вам есть, где оторваться! Или вы любите своего начальника? Или вам нравится ваш сосед, не вернувший трёшку с 85-го года? Или боров, нагрубивший в автобусе? Или вам понравлюсь я, когда отклоню вашу рукопись? Сложите нас всех, и у вас получится монстр на славу. 8. Какие подвиги должен совершить настоящий М.? Чрезвычайно сложная тема. Проще всего отправить его на необитаемый остров и продержать там 28 лет и 3 месяца. Пусть помучается! Увидите, как Она обрадуется Ему, когда он вернётся. Не менее достойное дело - подраться. Некоторые благородные господа сражаются на дуэлях, но куда дуэли до потасовки в пивной? Скучно жили наши предки! А вообще-то, довольно будет и того, что Он уступит Ей место в троллейбусе (даже из желания украсть кошелёк). 9. Самая эротичная сцена. Вздрогнули? Новичку этого эпизода сроду не одолеть. Потом изольёшься, пока накропаешь что-нибудь достойное этого шедевра: "Моя дача. Июльская безлунная ночь. Мы сидим возле костра на брёвнышке: ногам жжётся, спина медленно стынет. За зыбким, дрожащим кругом света - густая, непроглядная темь. Пламя - оранжевое, белое, синеватое. Оно ворочается, будто сытая ленивая кошка, и норовит уснуть, помигав угольками. Трава - белёсая, стена кирпичного дома - серая, с бездонным чёрным зёвом окна. Силуэты неузнаваемые. Наташка - угревшаяся, сомлевшая - сползает головой с моего плеча ко мне на колени, я теснее прижимаю её к себе - и сердчишко моё отплясывает самбу от восторга. "Ой-йе-йе-е-е-е-ей! - восторженно думаю я. - Ой-йе-йе-е-е-е-ей!" - и чувствую, что я сейчас выше Сократа и Шопенгауэра вместе взятых. Звёзды-светляки висят низко - Большую Медведицу рукой можно ссыпать в пригоршню. Костёр курит в нас дымом. Наташка мычит и отворачивается, и я кутаю её в куртку. От дыма навёртываются слёзы, я часто моргаю, но терплю и ни за что на свете не хочу шевелиться. Земли нет. Есть островок в пустоте, а мы с Наташкой - не разные люди, а одно единое существо, и дышим в одно дыхание, и думаем об одном и том же: "Ой-йе-йе-е-е-е-е-ей!" - думает она. "Ой-йе-йе-е-е-е-е-ей!" - повторяю я. "Ой-йе-е-е-е-е-ей, дорогой ты мой человек!" "Ой-йе-е-е-е-е-ей, лапуля!" Это вам не Достоевский с Гогелем! 10. Как закончить роман. "Рано утром, пока она ещё нежилась в тёплой постельке, он тихонько оделся и удрал к жене и детям".

Другие книги автора А. Промптов

Промптов А.

"Мыльный" роман

[email protected]: Я вся из себя принцесса. Скорпион, а по году рождения - Заяц. Рост 170, на каблуках - 190. Сногсшибательная блондинка с запросами. Увлекаюсь вязанием и театром. Ты: между 28 и 28,34 лет, с дипломом Оксфорда, Кембриджа, на худой конец - Станкина, голубоглазый и стройный. Прочим - просьба не липнуть ;))) [email protected]: Мне 99 лет, рост зашкаливает до предела, вес неограничен, цвет глаз - по твоему усмотрению :) Осчастливлю и озолочу без обмана. Близнец. Окончил ветеринарный техникум. [email protected]: Ты меня заинтриговал :) [email protected]: Что ты думаешь по поводу трактата Секста Эмпирика "Против грамматиков"? Ona: Мне больше по душе душка Басков!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! On: Тогда к чёрту знаки препинания, ладно? Ona: Ладно што с ветеринара взять? On: Я сиводня ходил по улице пил пиво и думал о тебе. И на работи тоже думал. И сичас тоже думаю. И сочинил стихотворение о прикрасной незнакомке, каторое как нибудь тебе вышлю ;) Ona: Давай стихотворениэ :D ...On: Извени, что молчал три дня. Купил новую клавиатуру а она оказалас нигодной и ездил менял :( Плохо мне было на душе оттово, что не мог тебе ответить. Отточил своё произвидение. Вот оно: Я целоваться не хотел, Но ты меня к стине прижала. Я отбивался как умел, Но ты меня поцеловала. Конешно, я не Менделеев - сочинять харошие поемы :) Ona: Целоваться значит, ты не любишь :(((( On: Целую тебя, Кошечка, в щочку горячо-горячо!!!!!!! Ona: И я тибя, Котёнок!!!!!!!!!!!!!!! On: А тепер я нежно абнимаю тебя, прижимаю к себе крепко-крепко и глажу твои роскошные волосы. Мои ладони шарют по твоей спине и не только по ней, я нахожу твои губы и приникаю к ним своими губамы взасос. При этом я с глубокой-глубокой преданостью шепчу тебе: Солнышко желанное, как я обожаю тебя!!!!!!!!!!!!! Ona: Мой шаловливый язычок проникает к тибе в ротик, я прижимаюсь к тебе иза всех сил и по моему телу проходит дрошь жилания. Боже, как мне хочица выскользнуть из трусиков и отдаться тебе прямо на новой клавиатуре!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! On: Об чём разговор? Я снимаю с тебя твою маечку, под которой у тебя ничаво нет, кроме пары расбухших от медовой неги сиськов, к каторым я вернусь позже, потом растёгиваю твои брючки и плавно и медленно павергаю их к твоим стопам. Тепер я радостно залезаю к тебе куда нельзя и ласкаю там, и твая последняя оборона сползает на пол крошычным тряпочным лоскутком... Ona: Я никогда не ношу брюк. Если женсчина ходит в брюках, значит она проститутка :-| On: Я поднимаю твою целомудренную юбачку и безстыдно залезаю к тебе руками, куда нельзя и ласкаю там, и твоя последняя оборона сползает на пол жалким лоскутком :) Я встою на колени и целую твой жывот спереди и сзади. Потом мну и мягко покусываю твои упругие, как жолтый апельсин груди. Дыхание у тебя становится прирывистым и я чуствую всеми фибрами, как ты хочешь меня :DDDDD Ona: Ещё не хочу ;) Сначала я растёгиваю на тебе рубашку (ну её к лешыму), потом ласкаю тибя и у тибя спадают штаны. Тогда я залезаю ладошками туда куда не следуэт и ласкаю там. Ты косеешь от возбужденийа. Твоё нечто твердеет до неимоверной твёрдости. Вот теперь - ты хочешь меня, и я тебя тоже хочу. Отбрось свои фибры и скорея бери меня, неотразимый котёнок. On: А как ты хочеш? Ona: Частично сверху, частично снизу. ...On: Извени, што три дня не отвечал. Придумывал - как оно будет выглядеть... Я поднимаю тебя на руках и несу на большущую, усыпаную лепестками розы кравать. Пахнет имбирём, звучит 7-я симфония Солженицына. Я покладаю тебя на спину, не мешкая прыгаю на тебя и вступаю с табой в половую связь, при этом ты привстайошь надо мной и садишься на маё достоинство, тоже вступая со мной в половую связь. Ona: Я в экстазе :))) On: Я почти тиряю сознание :))))))) Ona: Я кончила ;) А ты? On: А я исчо нет ;) Ona: Ну и дурак :((( On: Любимая я тебя поведу До самого края вселенной И там для тебя найду Цветочек, в огне нетленный! :) Ona: Сбрось мне свою фотку! On: А ты - свою! ...Ona: Не знала, что ты - Марлон Брандо :-0 On: Но и ты - не дрю Берримор ;) Высылаю своё подлинное изображение :-) Ona: Ты там который - из 16-ти человек? On: Третий слева. А на тваей фотке - только море и катер вдали. Ona: Так на этом катире - я самая и есть!!! Что касается твоего уха единственого, что попало от тебя в кадр, то я ни думаю, что могу стерпеть мужика с таким глупым ухом. Давай встретимса :-| On: Я знаю классное место :) у памятника Пушкину :) Ona: Как я тебя узнаю? On: Я ношю синий тренировочны костюм, рост 150 без кепки. Сильно близорук, волосы и зубы не все. Буду держать в руке пакет с молоком. А ты? Ona: А што - на фотографии не видно? Я такая: 8>| А если серьёзно - я премиленькая, но четыре раза была замужем :(( On: Когда мы встретимса, я крепко-крепко поцелую тебя взасос :~))) ...Ona: Ни хотела тибе писать после того, как ты не пришол на свидание, но всётаки пишу тебе, штобы сказать, что между нами всо кончено. Травоядное ты животное! On: Не правда я прождал полтора чиса. Но там никово, кроме какой-то необъятно толстой старухи лет 30-ти не было и в помине :( Ona: Не 30-ти, а 26-ти, хам!!! Так значит, тот патлатый и сопливый юнец с фиолетовой шевелюрой был ты? Бр-р-р! Ладно бы - дагадался хоть цветов купить а то в руках у тебья была велосипедная цепь. Не пишы мне больше и "мыло" забудь!!!! Прыщавый котяра! On: Извещаю вас о том, ободраная вы кошка, што я не потерплю аскорблений и могу узнать ваш телефон через правайдера. А вашу фотку на катире вы можите лицезреть на порносайте www.com.роcom :DDD Ona: Импатент : -DDDDDDDDDDDDDDDDDDDDDD On: Да оставь ты меня ф пакое. Ona: Я оставь? On: ...! ....!!!! Ona: ...!!!!!! ...!!!!!!! ...!!!! ...!!!! On: ... Ona: ... On: . Ona: .

Промптов А.

Дневник реформатора

17-е марта. Сегодня взглянул на наш городишко Большие Овраги и зло меня разобрало: убожество, захолустье. Прямо стыдно перед Парижем и Веной, не говоря уже о Сызрани. 18-е марта. Обсудил с единомышленниками создавшееся положение. Все возмущены, у всех сердце кровью обливается, все согласны, что дальше так жить нельзя. Взяли две пол-литры и сели в скверу сочинять Экономическую Программу. Перво-наперво, необходимо повернуться лицом к народу. Довольно льстить себе тем, что ему приятно разглядывать наши тылы. Во-вторых - покончить с государственным монополизмом и приватизировать городскую канализацию. Это моментально сформирует новый класс собственников. Сбор налогов возрастёт, увеличатся заграничные инвестиции, и наши Овраги расцветут маковым цветом! В-третьих - долой засилье чинуш, да здравствует счастье трудящихся! 30-е марта. В мэрии появился новый сторож. Его перевели из Заовражья, где он был начальником коровьего стада. Золотая головушка! Очень хочет стать мэром. 7 апреля. Очередная ложь продажной прессы. Якобы, Игнат Фомич (сторож) по пьяной лавочке сиганул с моста в нашу речку на виду у гуляющей публики. Наглый вымысел! Фомич и вправду бултыхнулся, плюнув через перила и от плевка не удержавшись на ногах. Но в этом виноваты наймиты нашего городничего. Недаром его камарилья только и ждёт удобного случая уволить Гната Фомича. Да любой его плевок - огонёк в Царстве Тьмы! 8 апреля. Составили протест. В городе митинги. Газеты печатают свидетельства о разбоях нынешнего мэра, об отравлении воздуха его печью, о проделках его предков до седьмого колена. Волосы дыбом встают! 9 апреля. Его троюродный шурин - фашисто-сионист!!! 10 апреля. Игната Фомича хотят выкинуть обратно в Заовражье. Не допустим! Воля народа - святая борьба! Заовражье - наша давняя язва. Ездят к нам на болото и копают торф, а нам - ни гроша прибытку. Лучших людей, опять же, гноят! На экстренном совещании мы взяли курс на отделение от Заовражья. Пускай платят за торф чистоганом - а мы подтянем городское хозяйство, починим дороги, отвадим мужиков от кабака. Сбор налогов возрастёт, увеличатся инвестиции, и наши Овраги расцветут маковым цветом! 25 мая. Враги рода человеческого из мэрии намерены повысить цены на сено. Игнат Фомич поклялся лечь на рельсы. 26 мая. Враги рода человеческого из мэрии сказали, что оттаскивать его с рельсов не будут - пусть его хоть поездом переедет. Игнат Фомич пообещал отсечь руку. 12 июня. "Мы, 5 дворов из Больших Оврагов, находясь в трезвой памяти и в здравом рассудке, торжественно объявляем о своей государственной независимости. Мы заявляем о праве принимать и посылать послов, печатать денежные знаки и избирать правительство. Мы отказываемся от любых сношений с окаянной мэрией (чтоб её градом побило!) Каждый двор вступает в Федерацию на правах республики с возможностью отделяться, сколько влезет..." По случаю свободы - распили 2 ящика водки. 13 июня. Количество республик стремительно увеличивается. Пришлось скидываться ещё на 4 ящика. Заказали чертёж самогонного аппарата. 20 августа. Дьяволово отродье - мэрия - предприняло чрезвычайные меры: объявило сухой закон. 21 августа. Свергли палача-мэра. Конец тиранствующей империи "Большие Овраги". Просвещённый мир вздохнёт с облегчением! Наши Пять Углов процветают! 30 августа. Ввели новый календарь. В нём будет 365 месяцев - по фамилиям членов Государственной Думы. В високосный год - месяц "Благополучия и Богатства". Сегодня - 1-е число, месяц Рабинович. 1-е Барабулиса. Разобрали пожарную каланчу. Отныне пожаров в Федерации не будет! 1-е Собачека. Заменили элемент насилия прежнего режима - милицию - на народную дружину. Правонарушения сразу же прекратились. 1-е Аусвайса. Инфляция - благодатный бальзам на раны экономики - растёт с опережением графика. Провели приватизацию торфяных рудников в пользу Игната Фомича и ближних ему реформаторов. Из Заовражья за топливом не чешутся, но мы скоро прижмём им хвост! 1-е Гайдодыра. Пять Углов расцветают маковым цветом. 1-е Попы-Гаврилова. Открыт заговор против демократии! Под предлогом голода изменила Дума в полном составе. Сщас-булатов - презренный торговец лекарством для изменения пола - объявил себя Спасителем. Игнат Фомич тайно плачет в кулуарах (в уборной), мы с единомышленниками совещаемся. 1-е Шухерая. Под руководством ефрейтора Гадкого-Утёнка (теперь он генерал) забросали камнями окна ГосДумы. Преступники выползли с поднятыми руками. Шурка Трусцой и Сщас-булатов разжалованы в ассенизаторы, остальным вменяется купить по центнеру торфа по назначенным прокурором расценкам. 1-е Бирюзовского. Произведена реформа календаря в соответствии с избранным Собором Большого Вигвама. Для экономии чернил решено числа больше не проставлять. Месяц Харя-грязная. Несмотря на запрещение пожаров, у меня дотла сгорел дом. Знаю я, чьих это рук дело! Пошёл к Игнату Фомичу жаловаться, а он плечами пожимает: какие, мол, реформы без потерь? Я разозлился и объявил о выходе из Пяти Углов: ох, попляшут они без меня! Моя водонапорная колонка - единственная на всю улицу. Посмотрим, каково им будет в речку - да по крапиве-то - бегать. Рабиновича-младшего. Поскольку природных ресурсов на моей территории нет, понемногу экспроприирую с чужих огородов. В проклятых Пяти Углах - приятное несчастье. Некий шарлатан Навроде собрал с граждан цистерну водки, пообещав в скором времени две, и сбагрил её в Заовражье тамошним босякам. Негодяя ищут, Игнат Фомич всхлипывает в кулуарах. Киряйко. Игнат Фомич с дочкой заявился ко мне мириться. Думал, я не догадаюсь, что скоро у него перевыборы и без моей колонки не видать ему второй срок. Я потребовал новую избу, и чтобы поджигатель-Аусвайс был у меня на посылках. Дед покряхтел-покряхтел, но деваться некуда. Аусвайсу на выходе из Дома Вигвама подсунули в портфель банку с вареньем и на проходной арестовали. Допрыгался! Благородина. Обвал Государственных Торфяных Облигаций. До хрипоты разъясняем населению, что нормальные реформы без этого невозможны, но оно почему-то недовольно и мрёт почём зря. Прямо не угодишь - зажрались демократией! И ради них я готов был на каторгу?! Особенно вызывающе дохнут пенсионеры, с которыми мы и раньше намучились, а теперь - получите новую каверзу. В ответ мы с Фомичом разработали закон об отмене пенсий. Рюмашкова. Ненавистная оппозиция пропихнула в премьеры китайца Прима Ку, удавителя всего, что дышит. Бродят упорные слухи, что он кропает послание к свергнутому мэру Чернобыльскому. Обещает ему баб и лучший кусок с добычи. Игнат Фомич с дочкой заперлись в кулуарах и рыдают. Благополучия и Богатства. Игнат Фомич обрёл наследника. Назвали его Воином Пу всем на страх и на зависть. (Без даты). Чёрт-знает что!!! Сейчас узнал, что этот фурункул на шее народа, бывший сторож-пропойца, подарил своему отпрыску мою колонку! А взамен пригнал тачку с торфом по государственным расценкам. Душитель демократии! Извратитель реформ! Могильщик Больших Оврагов! Я не смолчу! Я всю твою подноготную вскрою! Примирения и Гражданского Согласия. В день, когда Пу принял от отца бразды правления, сгорела трансформаторная будка и упала с мостков в реку стиравшая бельё баба-морячка. А полчища галок с окрестных деревьев с криками поднялись в небо и полетели пёс их знает куда. Воистину, это самое благоприятное предзнаменование для всех нас! Новому правительству - многая лета!

Промптов А.

Как пропадают убеждённые холостяки

Шмаков небритый, нечёсаный, лежал в халате на холостяцком диване и с презрением думал о женщинах. В своих мыслях он возносился в просторы Вселенной, падал оттуда в объятую пожаром тайгу, добредал до Ледовитого океана и перекрывал его вплавь. Знаменитый, облысевший в испытаниях, он шагал по городу, и первые красавицы снопами валились у него на пути. А Шмаков оставался к ним равнодушен, потому что его сердце безраздельно принадлежало Славе. Звонок в дверь отвлёк Шмакова от очередного подвига. Он сполз с обогретого места и поплёлся открывать. Вероятно, это был Кукин со старым долгом. "Ну и накостыляю же я ему! - подумал Шмаков. - Ох, он у меня попляшет! Ох, попляшет он у меня!" Но вместо Кукина Шмаков увидел соседку Осенину. За полгода житья на новой квартире он запомнил её очень смутно, и теперь убедился, что в ней не было ничего достойного запоминания. По подобию всех женщин, у неё была пара рук, чтобы поднимать тяжести, пара ног, чтобы доставлять их с места на место, грудь для регулировки дыхания, уши, чтобы слушать команды мужа, и явно птичьи мозги. Сердито смерив её фигуру, Шмаков задержал глаза у её колен - там, скривив нижнюю губу, стояла крошечная девчоночка и с не меньшим любопытством изучала самого Шмакова. - Это Алёнка, - с виноватой улыбкой сказала Осенина. - У вас не найдётся электрической дрели? Шмаков пробурчал что-то насчёт бесцеремонных просителей, сгоняющих почём зря с диванов. Девчонка вдруг вывернулась из маминой руки и крошечным танком пронеслась мимо него на кухню. Шмаков совершил путаные движения. - Что ж... Как то бишь вас? Входите, - с тоской и с жалостью к самому себе сказал он. Алёнка, прокурсировав от газовой плиты до стола, упёрлась носом-пуговицей в табуретку и упала. Она так и лежала на полу, предоставив мамуле поднять себя и как следует шлёпнуть. "Молоток девка. Не ревёт", - отдал должное Шмаков. Он достал дрель. В коридоре возникла заминка. - Можно, я верну её завтра? - спросила Осенина. - Об чём речь? Валяйте, - вежливо (мысленно матерясь) разрешил Шмаков. "Завтра! Тебе и за неделю дыры не прогрызть! Чай, не деревяшка - бетон! Как всё-таки мало приспособлено их телосложение для полезной работы. Ни бицепса, ни трицепса. Ни по морде дать. Стыдоба!" - и Шмаков гордо напряг свои скрытые от простого глаза мускулы и подобрал отвисавший пресс. Алёнка, видя, что за ней никто не следит, вцепилась в рукав его плаща на вешалке, и, поджав ножки, повисла. Плащ сорвался и накрыл её с головой... Ночью Шмаков без сна ворочался в постели. "Вот удивительно! - размышлял он. - Бог отнял у меня ребро и израсходовал его не на Пеле, не на министра финансов... даже не на Кукина, а на никчёмное изделие марки "баба". А для чего? Какая мне такая прибыль от этого? Нету никакой прибыли. Ходят и дрели уносят! А после этого некоторые дураки на них женятся! Некоторые млеют и бренчат под балконами серенады. А если бы я был богом, я бы спросил сперва у Адама, кого ему нужно. А он бы сказал: телевизор и ящик пива, и не надо из меня рёбры дёргать... Интересно, чего она там сверлить собралась? Стену испоганит, сверло испортит, а оно, между прочим, немецкое, денег стоит. И надо же - финтит со мной: я, мол, выскочила на минуточку через площадку - дрель попросить, а у самой-то губки накрашены, бровёшки подведены, спереди и сзади выпукло. А какое ты право имеешь спереди и сзади выпячиваться? Хотела, чтобы я на свой счёт это принял! На крючок хотела поддеть! Но с другой стороны - я мужик видный и повертеться передо мной любой не зазорно. Я не то, что Кукин. От меня бабы тают и растекаются, и ей, конечно, тоже лестно. Скорей всего она влюбилась в меня ещё тогда... полгода назад, и с тех пор пыталась подавить влечение, но оно только сильней разгорелось. А сегодня припекло, не выдержала. "Дай, мол, попрошу чего-нибудь, лишь бы повидать его, сокола!" А дрель - ерунда дрель, голый предлог для видимости. Ведь она и вправду, смотрела на меня всегда как-то особенно, что-то было в её взгляде затаённое, невысказанное. А я-то за делами не придавал этому значения. То карбюратор у меня барахлил, то фару переднюю свистнули. Конечно, она влюблена в меня!" Шмаков вскочил с постели и стал возбуждённо ходить по комнате. "Определённо она меня любит. А я её? Руки, ноги, два уха, туда-сюда. Не оригинально. Хотя... Чтобы полюбить гения, женщина тоже должна быть личностью. Опять же, выпуклости её всякие - с ними поподробней бы разобраться! Выпуклости они, или ширма. Это ж не фунт изюму, это вам не Кукин какой! Надо разобраться, а если что - я её брошу, чтоб знала, как дрели у малознакомых мужчин занимать. Жить не умеет совершенно. А окажись я бесчестным человеком? А вообрази я себе чёрт-те-что - да завлёки её к себе в комнату? Да тяпни дрелью по башке? Нет, форменно бог оплошал". На следующий день, ближе к вечеру, Шмаков опять скучал на диване, мечтая о том, как вытащит свою заводскую команду в финал Лиги Чемпионов. Повержена "Барселона" (хет-трик бомбардира Шмакова). Затоптана в пыли "Бавария" (Шмаков закатил два мяча и отразил пенальти). Знаменитым резаным ударом вынесен "Манчестер Юнайтед". Траур в Голландии. "Пари Сен-Жермен" пытается отравить грозного Шмакова анальгином накануне игры, но яды его не берут и он вколачивает пенальти. В Италии тиффози трепещут от имени Шмакова. На родном заводе его носят на руках, а Кукин приползает на коленях с деньгами в зубах. Предстоит последний, решающий матч. Подкупленный судья свистит в одну сторону. Наши насмерть бьются в обороне. Против Шмакова нещадно фолят, его кусают, царапают и ломают ему лодыжку, но он не просит замены, он летает кометой по штрафной "Милана" и выжидает удобный момент... Та же трель звонка отвлекла его от мгновения, когда итальянцы сметены до основания, а он, форвард Шмаков, с десятым номером на майке, посыпает себя травой с "Ноу Кампфа". - Вот... Спасибо, - сказала Осенина. - Хочу игрушку, - высунулась из-за её подола Алёнка. - Дядя, покатай меня на шее, а не то я тебе опять плащ сорву. - Вот я надаю тебе "покатай", горе ты моё... Дрель-то она вашу - прикончила, вздохнула Осенина. - Разобрать не смогла - решила разбить и ахнула с пятого этажа об асфальт. Алёнка, в подтверждение её слов, протянула Шмакову ладошку, на которой лежало несколько осколков и винтиков. - На! Мама не всё в коробочку собрала. "А оплачивать Кукин будет?" - хотел сказать Шмаков, но вдруг у него приятно засосало под ложечкой. Так сосало у него только раз в жизни, когда он выловил в Останкинском пруду настоящую щуку. Он страшно перепугался, и тут же, с перепуга, совершил непоправимую ошибку: - Эта дрель... - энергично произнёс он. - Ха! ха! ха! ерунда дрель! Что такое дрель, когда по-настоящему любишь! Выдумаете же - дрель, и взбредёт же в голову, а! Э-э-э! Не дрелью единой сыт человек! - он говорил всё внушительнее. - А вы дрель! С вашими-то руками и ногами... конечностями - и дрель! Да плевать я хотел! Главное, что вы решились сказать мне... А дрель - ерунда дрель! Благодаря которой... Посредством чего... вы мне тоже безумно понравились... Осенина фыркнула. Ровно через месяц всё было кончено. Они поженились... Прощай, верный гражданин и надёжный друг Шмаков! Мы оплакиваем тебя, но мы не забудем тебя!

Промптов А.

Гамлет

(самая кассовая американская экранизация)

Враги споили Гамлета до белой горячки. В бреду к нему явился призрак, отрекомендовавшийся мёртвым папашей (мир его праху!) и рассказал, что в его смерти повинна русская мафия. - Они влили мне в ухо водки с фальшивой акцизной маркой, - сказал он. Гамлет поклялся отомстить злодеям. Когда он очнулся, над ним склонилось смазливое личико медсестры-мулатки: - Вам лучше, принц? - участливо спросила она. - Я хочу тебя, - требовательно прошептал Гамлет. Вытянув из-под одеяла руки, он похотливо ущипнул медсестру с обратной стороны переда. В руке у него остался кусок трепещущего кровавого мяса. - А я-то! - простонала красавица (она была влюблена в Гамлета до беспамятства). Совершив с ней развратные действия под симфонический этюд "В лесу родилась ёлочка", Гамлет в пижаме вышел на улицу. Вдогонку ему засвистел могучий полицейский. - Предъявите-ка мне ваш паспорт с пропиской, датский вы оборванец, - потребовал он. Гамлет вытянул руки и задушил полицейского. Последнее, что он увидел - это то, как помутнели белки его глаз. На Морг-стрит Гамлет поймал такси и велел ехать домой. Но таксист оказался знаменитым на всю Америку Водилой-вурдалаком, и завёз Гамлета на заброшенные урановые рудники на окраине Гарлема. - Молись своему датскому Магомету!! - оскалился он. Гамлет пожал плечами и задушил вурдалака. Последнее, что он заметил, было то, как помутнели белки его глаз. Водить машину он не умел, и обратно до города ему пришлось топать пешком. Во дворе его дома на Кладбище-стрит ему преградила дорогу дворничиха с метлой. - Кудыть прёшь, окаянной! - (она была тайным агентом ФБР и имела чёрный пояс по каратэ). Гамлет, не мешкая ни секунды, задушил дворничиху. Белки её глаз помутнели. Когда он вошёл в лифт, от потолка отлип подосланный киллер-ниндзя и обрушился на Гамлета с воплем "Банзай!", но принц оказался проворнее и быстро одолел негодяя. - Ты задушил меня! - прохрипел по-японски ниндзя, мутнея белками глаз. - Возьми же мой меч, как я забрал его у убитого мной самурая. Я - тридцать девятый из тех, кто владел этим древним клинком, ты - сороковой. Я не знаю, означает ли это что-нибудь, но в этом кроется какая-то тайна... В квартире Гамлета встретила растрёпанная, изменявшая ему напропалую жена, чрезмерно неодетая для особы королевской фамилии (из одежды на ней был один левый кед без шнурков и прокладка с крылышками, гарантировавшая неуязвимость). - Тебя выпустили? - неискренне обрадовалась она. - А я собиралась в супермаркет за колбасным сыром. Гамлет опрокинул на неё платяной шкаф. И убил. А из шкафа вылез при кобуре и в трусах её любовник - крёстный отец русской мафии. - Извините, - растерялся Гамлет, - я не знал, что вы в шкафу. - Да ничё, об чём базар? - расшаркался бандюга. - А я забежал на огонёк примус у вас попросить. Мой-то, собака, испортился, - коптит на всю ивановскую. А она... кхе-кхе... покойница-то, и говорят: поищите в шкафу. Я и влез. "Здесь что-то не так", - прищурился Гамлет. А бандит, между тем, бочком улепётывал из квартиры. И тут Гамлет увидал, что во всю его спину красуется еле заметная татуировка русской мафии - самовар и два кренделя. - Сто-ой!!! - заорал принц, но главарь успел добежать до гаража, вскочить на медведя и умчаться восвояси. А в гостиной зазвенел телефон. Гамлет поднял трубку. - Послушай, експлуататор, - прошелестел омерзительный голос. - Твоя дочь у нас. Если вздумаешь известить копов, мы сделаем с ней самое страшное: посадим в тамбовском горотделе милиции в "обезьянник" к бомжам. Чтобы снова увидеть её дома - отпиши на имя Васи Рылова свой титул и половину датского королевства. Ты по-онял? Гамлет призадумался. С одной стороны, это был блестящий способ избавиться от лишней претендентки на престол, но с другой стороны - русскую мафию тоже надо было мочить. Он переоделся во всё чистое, вымазал лицо зелёной краской, сел на танк и поехал на разборку. На Бойня-авеню ему улыбнулась проходившая мимо девушка. "Она хочет меня!" - незамедлительно решил Гамлет, и, галантно пригласив её в танк, совершил с ней неоднократные развратные действия на механизме подачи снарядов. - Ты о`кей? - спросил он, вкладывая в свой вопрос глубокий смысл. - О`кей по уши, - столь же глубокомысленно отвечала она. Он назначил её оператором-наводчиком. Перекидываясь нежными взглядами, они подкатили к вертепу русской мафии ресторану "Matushka Rus". Внутри было многолюдно, блатари отплясывали "Калинку", жрали ложками икру и швыряли своих бандитских подруг в бассейн с самогоном. На сцену выпорхнул месье Ivan и объявил выступление Фроси Трубецкой - столичной певицы из Кинешмы. Многопудовая Фрося затянула под аплодисменты слезоточивую песенку: Ty zhiva escho, moya starushka? Otsveli uzh davno hrizantemy v sadu! Ya ne znayu, zachem i komu eto nuzhno. Kornet Obolenskiy, nadet ordena! Eh raz da escho raz! Da escho mnogo-mnogo raz! E-e-e-e-e-ey! Гамлет пробрался к столику главаря русской мафии. - Ты узнаёшь меня, гнусный мафиози? - бросил он перчатку прямо в лицо негодяю. - Гнилая датская селёдка! - огрызнулся тот. Они стали биться. Главарь мафии был йог и умел растворяться в воздухе, но заветный меч помог в победе правого дела. Обшаривая бездыханное тело в поисках бумажника, Гамлет невольно обратил внимание на то, как помутнели белки его глаз. Сизая мафиозная муха села Гамлету на нос. Он поймал её, оборвал ей все лапки и крылья и бросил на пол. Белки её глаз помутнели. В тот же миг Фрося Трубецкая постройнела, посопливела и превратилась в дочку принца, находившуюся в сложном для принцесс переходном возрасте. - Папа! - воскликнула она. - Ты снял с меня ужасное заклятье, которым заколдовало меня КГБ! Ты спас меня, драгоценный мой папочка! Как ловко ты расправился с ними! Бац налево, бац направо! По кумполу - хрясть! За это я обещаю тебе целый год не устраивать дворцовых переворотов, а издержки своего трудного возраста стравить на министров. - Познакомься с твоей очередной мачехой, - прослезился счастливый отец. - Весьма достойная женщина из рода Гоген... Гогенцогенов. - Гогенштейнов, - подсказала супруга. - Да. Мы знакомы с ней ближе некуда, и скоро у нас будет наследник престола. - Бедный малыш, - взгрустнула принцесса. В это время босс русской мафии чуть-чуть ожил и уполз за рояль, пряча за пазухой отсечённую голову. А Гамлет обнял дочку и супругу, и они пошли, заре навстречу. To be continued.

Промптов А.

Как я учил английский

Вообще-то знание английского у меня врождённое. Правда, пока я лежал в люльке и не умел говорить - об этом никто не знал, и мне - безголосому baby - приходилось безропотно сносить самые чудовищные отзывы о себе: - Утеньки-утеньки, несмышлёныш ты наш сопливый, - подлизывалась ко мне тётка. - Коза-коза-коза, - водила раскоряченными пальцами соседка Марья Эфиоповна. Вот идиотик-то. А как на папу похож! - Я на него и смотреть не могу, на бестолкового! - морщился двоюродный братец Ванюха. - Такой дурак. Или молчит, или орёт без передыху. Тьфу! Но я терпел. Терпел долгие-долгие месяцы, хотя иногда так и просилось с языка солёное словцо. Мало-помалу я дорос до того возраста, когда, по моим расчётам, детям положено залопотать, и решил вознаградить родителей за их ожидание, - а заодно и себя самого потешить. А чтобы ни у кого не случилось удара от счастья, я запустил пробный шар: - Мама, - уверенно пробасил я. Мать уронила стопку тарелок, а отец выбросил в форточку молоток и кубарем скатился со стремянки. Отталкивая друг друга, они прибежал послушать - чего я ещё изреку. За стенкой, у себя в квартире, Марья Эфиоповна выключила телевизор, боясь прозевать событие. - Скажите, какая цаца! - закрепил я первый успех. - Чёрт возьми! Да он у нас говорящий! - ошалело воскликнул отец. "То ли ещё будет!" - внутренне усмехнулся я и выпалил: - Та-ла мала аталала, - что в переводе с Шекспира означает: "рым болты для крепежа редуктора". Бедный папаша! Я же не знал, что он с такой лёгкостью хлопнется в обморок! В течение последующей моей жизни мои отношения с английским языком складывались не менее блистательно. В школе я изучил алфавит. Этого оказалось достаточно для поступления в институт, но на работе потребовались углублённые знания, и я два месяца обучался на бизнес-курсе. Поскольку лексику и грамматику, необходимую для переговоров и одурачивания клиентов я схватывал на лету - договариваться о сделках и бабках (money) стало проще простого. - OК? - спрашивал я. - Нет, типа, не ОК. Вери много. - А майнес сто рублз - ОК? - Без базара. - Значит, ОК? - Ну так! На бизнес-курсе я познакомился со своей невестой. Она помогала мне освоить трудное произношение table, и на этой почве у нас нашлось столько общего, что расставаться не хотелось ни мне, ни ей. Одно только смущало нас обоих: она была из богатой семьи с запросами (из дипломатов), и родители её могли не согласиться на брак с парвеню. - Папа просил познакомить тебя с ним, - заливалась моя Лапушка (Lapushka) слезами. - А он такой въедливый! Не будет у нас счастья, любимый!! Ох, сиротинка я го-о-орькая!!! - Ничё, - не думал сдаваться я. - Как говорил Отелло Дездемоне: "Tу би о нот ту би", то есть: "Чего бы там ни было - и не такое бывает!" И вот я у них в прихожей. Мой без пяти минут тесть сразу бросился в наступление: - What is your name, молодой человек? - Что "из ё"? - деликатно уточняю я. - Из "ё", знаете ли, голенищ не скроишь. - His name is Alex, - торопится поддержать меня Лапушка (господи, как она прекрасна в этот миг!"). - How are you doing? - осведомляется со своей ужасной дикцией тесть. - Да дую потихоньку. Грех жаловаться, - добродушно отвечаю я, и тут же решаю, что если уж показывать товар лицом - хвастаться знанием языков - то прямо сейчас, а иначе он меня заболтает. - Хау а ю? - по приятельски тыкаю я ему пальцем в живот (т. е. - "Как делишки? Сердчишко не балует?"). Он смотрит на меня поражённо. "То ли ещё будет!" - подмигиваю я. Моя излишняя самоуверенность оборачивается тем, что он успевает подбросить новый вопрос: - What is your job? "Ё", положим, куда ни шло, но следующее слово звучит малость не того... неприлично. - Ай доунт ноу, что такое "ё" энд "жоп". Ай эм интеллигент, - ловко парирую я. - O, yes of course! - оживляется тесть. Я вдруг догадываюсь, что у него дисфункция речевых центров в коре головного мозга, и как все больные этой болезнью - он патологически разговорчив. - Это называется не "откос", а "косяк", - принимаюсь объяснять я ему. - Когда мой папаша сделал на даче очень низкую дверь - он же первый набил о косяк преогромную шишку. А у вас проёмы высокие, так что вы зря за меня волнуетесь. Он набрал воздуху, чтоб расспрашивать дальше, но я опередил его: - Ай лив хорошо. Ай лов вашу доте энд ай вонт, чтобы ши стала моей скво... пардон, май вайф. Ай энд май Lapushka надеемся, что вы не вздумаете артачиться. А если ю ответите "ноу"... То мы маст лив без вас, с любимой и ин зе шалаш рай. Тем более что ай хэв э вери бью...бьютефул вёк директором овощного ларька. Ай хэв торг потейтоус, эпплз, огурцы. Ви кэн прекрасно ауа лайф без ю... Ферштейн? По-моему, он ничего не понимал, хотя я старался строить фразы покороче и, главное, доступные для дилетанта. Садимся за стол. Дисфункция у тестя встала на прежнее место, и он бойко и внятно выдал пару бородатых анекдотов, а я одарил собравшихся историей о том, как мы ходили в шестом классе в поход, и как накидали в палатку к девчонкам лягушек, после чего девчонки с визгом выскакивали наружу. - А чем вы ещё знамениты? - интересуется моя без пяти минут тёща. Я собираюсь с духом и признаюсь (в чём даже Лапушке стеснялся признаться), что я написал роман. Тетралогию. О двух разбитых влюблённых сердцах, соединившихся через бурные грозы и грозные бури. - Я назвал его "Английский пациент". - Я слышала это название, - встрепенулась Лапушка (ах, как она прекрасна в этот миг!) - Вряд ли, любимая. Роман пока не издан. Пускай редакторы немножко подерутся за него, а я потом выберу того, кто назначит наибольшую цену. - А где происходит действие? - спросил тесть. - В Англии, ясный пень. Во время войны с семинолами. - А при чём здесь индейцы? - Да дело в том, папа (довольно нам этого дурацкого "вы"), что в любой книжке должна быть историческая канва - тогда её быстрее раскупают. Читателю по барабану, в Америке семинолы или в Европе, но канву ему вынь да положь! Тестю крыть было нечем, и он промолчал, зато тёща ни с того ни с сего расхохоталась и сказала Лапушке: - O dear me! O dear me! "Да у них вся семья того... дисфунктивная, - я в паническом ужасе уставился на Лапушку. - А вдруг это по наследству передаётся?!?!" При этой мысли любовь моя улетучилась. - Окей, - сказал я. - Ай маст гоу хоум. Ай хэв мэни дел. Не провожай меня, дорогая... Как всё-таки трудно жениться образованному человеку (в особенности - сведущему в языках). Я сейчас подучиваю французский - глядишь, и шансов прибавится. Как говорится: если ю сильно вонт - ю рано или поздно хэв. Оре вуар!

Промптов А.

Будни рекламщика

Некоторое время я подвизался в рекламном агентстве. Хотелось и творческой работы, и денег одновременно. Сижу как-то раз, творю и прибыль подсчитываю, и тут вваливается ко мне приятельбизнесмен Коля Новокузнецкий. - Уф, - говорит, - вот я и пришёл. - Похвально. Как твои "ничего"? - Всё пучком, и усы в сметане. Новый бизнес затеваю, позарез рекламку надо сбацать. - А что продаёшь? - А ты угадай! - торжествующе посмотрел на меня Коля. Я сделал вид, что глубоко задумался. - Вязаные утюги? Эликсир мужества? Сушёную воду? - Вот и видно, что предприниматель из тебя никудышный. Нет, Лёха, никаких эликсиров. Мы собираемся углекислый газ продавать. - Оптом, что ли? - Какой "оптом"?! В аэрозольных баллончиках в розницу, незаменимая в хозяйстве вещь и всего семь долларов штука. Одной стороной лица я выразил безмерный восторг, а другой - всеподданейшее сомнение, что Коля в своём уме. - Да кому же он нужен-то, углекислый газ? Нюхать его, что ли? Коля смерил меня уничтожающим взглядом. - Тебе трудно будет жить на свете, - пожалел он меня. - Так и быть - объясню. В любой квартире есть растения - фиалки всякие, фикусы. И мне доподлинно известно, что они вдыхают углекислый газ, а выдыхают кислород. И ежу понятно, что чем больше распылить этого самого газу - тем больше будет кислорода. Попрыскаешь из баллончика - и дыши себе, подлец, горным воздухом. Очевидная выг... У Коли зазвонил мобильник. Он перебросился с кем-то двумя-тремя фразами и сказал: - Пригнали первый контейнер из Шанхая. Я на терминал помчался, а ты давай... Сочиняй, рекламная твоя душонка. Я стал сочинять. Сразу же я решил, что рекламироваться надо на телевидении. Для ТВ-роликов обычно пишутся три варианта сценариев: "мягкий", "агрессивный" и "средний". Я проработал весь день и всю ночь, и вот что у меня получилось.

Промптов А.

Исповедь женоненавистника

"Я пошёл воды напиться из колодца из ведра. Глядь, а мне пора жениться, хорошо б уже с утра. Шапку хвать, поллитру - в зубы, и - на поезд до Москвы. Ночь мне снились Ваши губы, до рассвета снились Вы! По соседству мял гармошку весь наколотый мужик, и мычал про Мурку-кошку, напрягая свой кадык. Вслед за ним завыли бабы про обрыдлое житьё, и что славно было б, кабы стало в шопах всё ничьё. Дед Кузьма достал газетку, прошло-вторнишный "МК", и, почёсывая репку, вслух читал про Собчака. Внучка дёргала ручонки у затасканной "Барби", а на верхней полке Чонкин спьяну плакал: "Не губи!" Прибыл. Вылез на вокзале без копейки, без сапог. Чёрта с два Вы это знали, уплетая Ваш пирог! Мент спросил мою прописку - я отдал ему пиджак, а за щей горячих миску отплясал толпе гопак. Бос, несчастен до икоты, поволокся Вас искать. Кого спросишь - все: "Да что ты?! Али псих ты, али тать?!" На Тверской стою, рыдаю: дальше некуды идти. Вот дождаться бы трамваю и улечься на пути. Кто-то бросил в ноги чирик, кто-то - чёрствый хлебца кус, положил поэму лирик в мой замызганный картуз. Я очнулся от печали и окреп мой слабый дух, а чертей, что накачали, разогнал во прах и пух. И походкой своей гулкой - двинул делать променаж... Вдруг из правого проулка вылетает "Вольво" Ваш. Я вскричал, зажмурив очи, выдрав клок из бороды... Скрежет, лязг... Виденье ночи! - надо мной склонились Вы! Я лежу, себя не чуя, где рука, где голова, и гуляет, Вас бичуя, меж зеваками молва. Де, насели девки в "тачки", давят даром христиан! Скоро сядем на карачки по примеру обезьян. Дикий век и нравы грешны, и машин - как мошек в нём, вон полёг ещё сердешный от бабёнки за рулём. Из толпы пробился доктор, гинеколог или кто... И устроил мне осмотр на предмет того-сего. - Внутривенное - прекрасно, психотропно - здоровяк, а лежит из-за упрямства, ради славы в новостях. Я поднял кулак пудовый, ткнул врачишку по скуле - и поймал Ваш взор медовый, и морщинку на челе. - Вы ко мне не равнодушны? - подбочениваюсь я. - Я в любви товарищ ушлый, не таращьтесь на меня! Вы сказали: - Прямо жутко уезжать теперь одной... Я сказал: - Моя голубка! Будьте Вы моей женой! Свадьбу тотчас обкрутили, водку пили в три ручья. По кольцу нам подарили, значит, стало быть, ничья. Тесть слезу пустил большую о всех прежних женихах, я сижу - и в ус не дую, удивляясь на размах. Одних крашеных тарелок почитай на сто персон! Перепрут их за безделок, а семье - сплошной урон! Вон - сувают ложки в брюки, рюмки стырили уже, тянут руки свои крюки за сервизом Фаберже. Шурин цедит мне сквозь фиксы: - Л-лёха, родственничек мой! Что дивишься? Не годится! Всё не ново под луной. С тостом встал племянник Борька и, набравши воздух в грудь, рявкнул "Горько! Горько! Горько! Ну, целуйтесь как-нибудь!" Я сграбастал Вас в объятья и впился в Ваш рот взасос - дрожь прошла по Вам под платьем и сопнул курносый нос. От лобзаний оторваться нет ни моченьки, ни сил. Эх, пойти б перепихаться - утолить любовный пыл! ...Мы одни. Неровно дышим. Я снимаю с Вас фату. За окном - почти неслышим - шепчет дождик: бу-бу-бу... Я бросаю Вас в подушки и набрасываюсь сам, и - вознёсся из избушки скрип кровати к небесам... Месяц-два мы жили дружно, я пахал, а ты пряла, но теперь мне стало душно: разъезжаться, все дела! Я и столяр, я и плотник, без пяти минут - премьер. На деревне - первый модник и завидный кавалер. Ты же, глупая супруга, знай что клянчишь: "Дай рубля!" От тебя такая скука - хоть нажраться до нуля. Ох, за это ль, моя цаца, я лишался сапогов? Под "Вольво" твоё бросался без отборных матюгов? В общем, неча нам водиться - нет любви, любовь - ко дну. Не пора ли нам делиться - что кому, чего кому?.."

Промптов А.

Как я становился звездой

У меня завелись лишние деньжата, и я решил снять видеоклип. Сделаться заслуженным и знаменитым. Я пришёл к моему приятелю-композитору Ивану Народному и сказал: - Послушай-ка, Изя! Мне до зарезу нужен чумовой хит. Страсть как хочется проложить борозду на ниве русской культуры. - Дело нехитрое, - подмигнул мне Народный. - Давай я сочиню тебе поп-балладу. - Нет, попы с балладами не сочетаются. Попы - вчерашний день. Зачем мне попы? Мне бы что-нибудь поярче, позажигательней, позанозистей. Сам, небось, знаешь, что главное для шоу - зрителя расколбасить, а когда он расколбасится, его, голубчика, голыми руками можно брать - всё схавает. - Л-ладно, - задумчиво согласился Иван. - Есть у меня одна задумка... в стиле буги-диско. - Буги - на твоей совести, а диски - это хорошо... замечательно. Валяй, Изя, музицируй. - Только текст ты себе сам подыщи. Попроще какой-нибудь. С самыми простыми словами. А то если в слове больше пяти букв, оно становится сложным для восприятия публики. - А без текста нельзя обойтись? - Помилуй, чудак, что же ты тогда на сцене делать будешь? - Гм... В самом деле. А ты не в курсе: этот, как его?.. Некрасов... почём за строку запрашивает? - Да он вроде бы давно не пишет. Огородом увлёкся. Сходи-ка ты лучше к Ваське Великому - вот уж истинный талант, наследник Пушкина. Судя по всему, Пушкин был не особенно щедрый родственник, потому что жил Великий в крошечной квартирке без мебели на окраине города. Везде - на бумагах, разбросанных по полу, на обоях, на оконных стёклах, на стенах в подъезде решительно везде были его стихи. - Вы присядьте, а я сейчас... сейчас, - пробормотал он, рысью бросаясь к письменному столу (единственному украшению комнаты). Я присел на перевязанную верёвкой пачку его сочинений, а так как пачек таких было с добрую дюжину, мне удалось прилечь и вздремнуть. - Вы уж простите, - извинялся поэт. - Осенило. Муза впорхнула вместе с вами в моё сиреневое пристанище. А когда она рядом - я ничего с собой не могу поделать: пишу, пишу, пишу... и откуда чего прёт из меня - хоть убей, не понимаю. Алмаз за алмазом, жемчужина к жемчужине. - Да ничего, Мотя, пустяки, - махнул я рукой. - Подарили бы вы мне завалященькие какие стишки. Авось и я бы вслед за вами прославился. - Да ради бога! Для хорошего человека... Возьмите хотя бы эти... заветные... Я пробежался глазами по грязному носовому платку, на котором они были накарябаны. Если б ноги - были руки, И мохнатой голова, Если б были мы как мухи, Только больше раза в два, Вот тогда бы мы летали, Как заправский самолёт, И до старости б не знали, Что такое "не везёт"! - Годится! - обрадовался я. - Возьмите ещё... Хотите - целую пачку. Изумруд к изумруду! - расцвёл Василий. Вы читали мою поэму "Обесчещенная потаскуха"? Очень трагичная история. Я перечитываю - и всегда рыдаю. Особенно на кульминации: "Она вошла в прекрасном неглиже, а я был тоже в неглиже уже, но я-то ждал на пятом этаже, а ей сказали: "На четвёртом же!" - Потом... потом, - ретировался я к двери. - Мне надо спешить в Администрацию Президента. У них там назрел кризис власти и по этому поводу готовится нота протеста. Прощайте! - Вы идите, а я сейчас... я сейчас... И Василий, не пожав мне руки, метнулся за стол - творить... Когда Иванова музыка была готова, я отправился к режиссёру Никифору Каннскому. - Яша, мне нужен ролик. Высокохудожественный ролик, а не те поделки, которые ты стряпаешь для пай-мальчиков и сипатых пичужек. Мне нужен шедевр, Яша! - А ты думаешь - я тут сижу и не умею снимать шедевров? Тьфу тебе в глаза бесстыжие после этого! - Так ты постарайся, ради Христа! Сам-то я в шедеврах - ни в зуб ногой, боюсь опростоволоситься. - Просто ты не проник в суть успеха... Успех, Лейбушка, - в сексуальной мощи. - Ну - сексуальной-то мощи у меня навалом. Могу вразнос торговать. - Ха-ха-ха! У него есть сексуальная мощь! Уморил! На одесском привозе - твоя мощь! Вот скажи, что ты представляешь себе, глядя... глядя, предположим, на водопроводный кран? - Ну там... что вода из него течёт. Никифор презрительно усмехнулся: - А натура, обладающая сексуальной мощью, заметила бы прежде всего, что водопроводный кран - это фаллический символ, что он очень сексуален водопроводный кран! Он горячий и блестящий - водопроводный кран! Он иногда гудит от удовольствия - водопроводный кран! Чехов-классик - и тот говорил, что у человека должно быть всё сексуально - и лицо, и мысли, и душа, и тело, и... м-мм... зарплата, и водопроводный кран, наконец. А на что, по-твоему, похож паровой молот? - Оч-чень сексуально! - сообразив, что к чему, причмокнул я. - А шпиндель токарного станка? - О! - А коробка скоростей в "Запорожце"? - О-о-о! - А четыре тома "Войны и мира"? Я аж покраснел от смущения. - Н-да, ты неплохо учишься, - похвалил Никифор. - Кстати, как у тебя с вокалом? - Никогда не ношу с собой этой гадости! - Петь! петь-то ты умеешь? - А без этого нельзя обойтись? - Да в сущности, почти все обходятся. Но ты бы сходил вечерком на занятия на всякий случай. Для уверенности в завтрашней съёмке... Дама, дававшая уроки вокала, села за сексуально вихлявшийся рояль и запиликала марш Мендельсона, смешанный с гимном России. Я до отказа наполнил лёгкие и грянул: Если б ноги были руки!.. Музыка оборвалась. Я недовольно посмотрел на даму: она уткнулась лицом в ладоши и ревела белугой, тыкаясь локтями по клавишам. - Что это вы? Не стоит переживать. В последнем куплете они поженятся. - Как это печально, - выдавила она. - Из песни слова не выкинешь. - Как это печально, что вы решили петь. - Вот новости! А что же мне делать прикажете? На других местах работать придётся, а я себе не враг. Не нравится вам - вы скажите откровенно, но делать выводы о моём таланте - увольте! Вашей критике меня не задавить! Через пару дней клип был готов и с успехом засветился на всех каналах. Я готовлюсь к мировому турне. Разучиваю новый чумовой хит, созданный в союзе с Изей и Мотей. Начинается он очень сексуально: "Одна чува челялась по Бродвею". Билеты нарасхват, и если вы будете сидеть раззявой у телика - вы вряд ли попадёте на мой концерт. Мигом в кассы!

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Максим Самохвалов

PARTY OVERDRIVE II

Ефим старался не плакать, оставаясь в одиночестве и скидывая повседневную маску цинизма. Способности, коли таковые существуют, это постоянная готовность породить чудо. Ненужное... но чтобы все говорили.

Кто породит чудо для Ефима?

Главное, когда начинает мотать пленку на старом магнитофоне, прижать кассету пальцами.

- Не забыть бы, - упрямо твердил про себя Ефим, откидывая непокорные волосы с глаз, - не забыть бы...

Тэффи

Шарманка Сатаны

Пьеса в 4-х актах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

А р д а н о в, Н и к о л а й С е р г е е в и ч, земский начальник.

Е л и з а в е т а А л е к с е е в н а, его жена.

С е р а ф и м а А н а н ь е в н а, С в е т о н о с о в а, экономка.

В о р о х л о в, И л ь я И в а н о в и ч, богатый купец.

Г л а ф и р а П е т р о в н а, его жена.

И л ю ш е ч к а, их сын.

А н д р е й Н и к о л а е в и ч Д о л г о в, адвокат.

Ж.К.Воpобьев

Little stories about clear love

I. Телефон звонил долго и надpывно. Он хотел, видимо, добить Человека и стаpался изо всех сил это сделать. Hо Человек не сдавался и делал вид, что не слышит его. Он лежал на диване и читал газету. Так пpодолжалось около получаса. Hаконец Человек не выдеpжал, встал со своего ложа и подошел к телефону. Поднял его и с pазмаху бpосил на пол. Телефон pазбился вдpебезги. Стало тихо до боли в ушах. Человек веpнулся на диван и пpодолжал читать газету. Боpьба гомо сапиенса и его изобpетения закончилась полной победой изобpетателя.

Павел ВОРОНЦОВ

АВАНГАРДИЗЬМУ, ЗНАЧИТ, ХОЧЕШШШШШШШШШШЬ.

ДА ПОЖЖЖЖЖЖЖАЛУЙСССССССТА!!!!!!!!!!!!!!

Есть время раздавать бубль-гум, есть время жевать его в спину. Когда я смотрю на тонкий бич Луны, протекающий на фоне козла, я вижу часы которые ищут друзей, а в окне роятся пеликаны, ровно над тем самым причалом, где дочка портового генерала отдалась не за фунт цветов. Я ищу основу и чувствую снег. Символ креста - рог а речь выползает из под пера змеей. Ливень плачет сосудом - так умирают дроббиты. Жизнь. Открытые ставни.

Павел ВОРОНЦОВ

ПОГНАВШИМСЯ ЗА МИРАЖОМ

(кто потерялся в танце миражей)

Поселений на Марсе много, а вот космодром один. И если воду, воздух и даже пищу можно загнать в замкнутый цикл, то это еще не значит, что можно обойтись совсем без грузоперевозок. Самолеты с вертолетами не для здешней разряженной атмосферы а ракеты жрут слишком много топлива, так что основная тяжесть ложится на краулеры. Большие многогусечные чудища могут неделями катиться среди красных бархан от поселения к поселению в соответствии с маршрутом, проложенным мудрыми спутниками. В таких поездках их сопровождают лишь марсианская пыль да миражи. Миражей в марсианских пустынях много.

Павел ВОРОНЦОВ

ПРОГРАММА

Ситуация, хуже не придумаешь. Если вы когда-нибудь сидели в засаде, то обязательно меня поймете. Делать ничего нельзя. Нельзя и все. Только сидеть и ждать, ждать когда, наконец, всемилостивейший Процессор заметит ваше усердное ожидание и посчитает целесообразным включить в игру. Пока ждешь, неподвижно замерев возле первой исполняемой команды, в голову лезет всякая дрянь, пытаешься как то прогнозировать ситуацию. Глупо, конечно. Ясно, что за первой исполняемой командой будет вторая, и она будет выполнена, затем следующая и т.д. Все мое будущее всегда со мной, я, как и все, всегда ношу его в своем теле. Ибо, как говорил философ: "Программа это целая вселенная. Познай самою себя и ты познаешь ДОС". Но как можно познать себя, если ни черта не видно дальше двух-трех ближайших команд. Конечно, можно попытаться спрогнозировать завтрашний день. Ясно, что если сегодня что-то положишь в стек (по вашему в холодильник или в карман), то завтра, возможно, вынешь. Ясно, что если в данную минуту сравниваешь что-то, то следующим действием будут некоторые поступки, однозначно определяемые результатом сравнения. Ясно, что у всего в этом мире есть финишный столб, потому что мир наш конечен.

ПАВЕЛ ВОРОНЦОВ

ПРОПОВЕДНИК

Я сила, которая вечно хочет

Добра и вечно творит Зло...

Двое встретились на дороге.

- Выбрось это, - сказал один, - там, куда ты идешь, тебе это не пригодится.

- Всегда так говоришь, - ответил второй, поправляя меч на поясе, - но пока эта штука меня кормит.

- Мне ненавистен твой образ жизни, - сказал первый.

"И тем не менее ты меня кормишь", - подумал второй, но лишь рассмеялся вслух. И они разошлись, как всегда расходились.

ПАВЕЛ ВОРОНЦОВ

САМАЯ ЛУЧШАЯ В МИРЕ КНИГА

Жил на свете человечек, который всю жизнь писал Самую Лучшую В Мире Книгу. Жил он впроголодь, ведь ему некогда было даже зарабатывать на жизнь; все его время занимала Книга. Себя человечек числил в писателях, но за всю жизнь не продал ни одного рассказа; ему некогда было их писать, ведь у него была Книга. Он зарос, неделями не мылся, а в парикмахерской не появлялся годами. Из-за того, что он нигде не работал и ничего не писал на продажу, ему приходилось жить на подаяние и питаться тем, что не всякая собака согласилась бы взять в пасть.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Промптов А.

Лифчик-душитель

(соч. Стивена Кинга)

Семья у нас была хорошая-прехорошая, за исключением тётушки Салли из Оклахомы. Она отсидела сорок лет в Синг-Синге за попытку прокопать тоннель из Майами в Буэнос-Айрес (собиралась провозить контрабанду). С тёткой хлопот хватало, но мы поневоле поддерживали с ней отношения, надеясь получить по наследству её миллионы. На Рождество мы подарили ей бритвенный прибор и бензопилу, а она нам - по лифчику и по губной помаде. Вечером отец собрал нас в гостиной: - Ребята, я в полнейшем недоумении, что нам делать с подарками. Мама предлагает отдать их старьёвщику, но зачем ему - шельмецкой роже - лифчики, по совести говоря? Тем более, что расцветка у них самая неходовая: оранжевая в зелёный горошек. Я даже под дулом пистолета их не надену. - Можно сплавить их нашей гувернантке, - предложил мой братишка Боб (он у нас дока в подобных вопросах). - Тогда ей можно ничего больше не покупать, а на сэкономленные деньги мы с Джеком прокатимся в Диснейленд. Кэтлин шлифовала наше воспитание давно и усердно - года с три, и сидела у нас в печёнках. Это было бледное и тощее создание на тоненьких ножках и с волосамипаклей, но с гадючьим характером. До нас доходили слухи о её видной роли в шайке вампиров из Детройта, и мы с Бобом охотно им верили, хотя большинство жителей считало это брехнёй, пущенной кем-то, чтобы почесать языком. На Новый Год Кэтлин решила сделать нашей семейке приятное (главным образом - мне и папе), и с самого утра, едва поднявшись с постели, нацепила один из наших презентов. (Кажется - Бобов, но толком мы не разобрали за чередой последовавших душераздирающих событий.) Прошлёпав босиком по коридору, она закрылась в ванной и принялась с остервенением чистить зубы. Накануне ночью было цунами с землетрясением, и мы с Бобом ни свет ни заря убежали поглядеть на развалины школы. - Интересно, кто следующий? - мрачно вздохнул я, и мы с содроганием посмотрели друг на друга. Мисс Кэтлин умылась с мылом, тщательно вымыла уши и шею, и тут ей показалось, что лифчик немножечко давит. Немножко жмёт. "Вечно они напутают с размерами, подумала она. - Теперь не грех будет нажаловаться и отсудить у лифчиковой фабрики возмещение морального ущерба. Сейчас всыплю ребятам за самовольную отлучку и засяду строчить иск". Она вытерла лицо полотенцем. Лифчик определённо давил. Нет, он был даже тесен, и настолько тесен, что трудно было дышать. Он обвивал её грудь, как удав! Кэтлин потянулась за спину к застёжкам, но лифчик сжал её с такой силой, что у неё потемнело в глазах. На сердце у бедной девушки похолодело. Она с отчаяньем захватила лифчик руками, стараясь сорвать его. Застёжки расцепились и поползли по её телу, оставляя кровавые полосы. Из горла Кэтлин вырвался сдавленный стон. Ей казалось, что ещё чуть-чуть - и ей удастся скинуть с себя это отродье в горошек, но силы оказались неравными: лифчик выскользнул из её пальцев и проворно обмотался вокруг её горла. - Спасите! - попыталась закричать Кэтлин, но вместо этого она испустила сдавленный хрип... Когда мы вернулись, наш дом кишел полицейскими. Посреди комнаты сидел прикованный к табуретке отец, а мама лежала в обмороке. - Ребята, я ни в чём не виноват! - закричал отец. - Заткнитесь, Техасский Потрошитель! - оборвал его шериф. - Поберегите глотку для электрического стула!.. Не будут ли любезны юные джентльмены поведать, где они были между 31-м декабря и 7-м июля сего года? - Мы спали сном праведников, - ответил Боб. - А в чём дело, гнусный коп? - А может ли кто-нибудь подтвердить это? - голос у шерифа стал елейным. - А почему вы отвечаете вопросом на вопрос, невежа? - не стушевался Боб. - Значит, алиби у вас нет? - шериф задумался. - Теперь ясно, что с разрушением школы не всё чисто. Учтите, джентльмены, что если я соберу достаточно доказательств - вам грозит по сорок лет тюрьмы. О, вы достойные наследники вашей тётушки - разрази её гром! - А вы немало про нас узнали, - сплюнул брат ему на ботинок. - Согласно конституции, мы хотим позвонить нашим адвокатам. - Ваши адвокаты арестованы за подделку чернил. Вам даже господь бог не поможет! В этот момент в комнату вбежал помощник шерифа. - Сэр! Сэр! Мы нашли улики! Наверху, в комнате убитой. Смотрите-ка! Мы с Бобом одновременно вздрогнули от внезапной догадки. Помощник протягивал пучок оранжевых лифчиков, которые мерзко извивались на весу, будто змеи на голове Медузы-Горгоны. - Ага! - воскликнул шериф. - Что же вы побледнели, джентльмены? Да на вас лица нет! Сознавайтесь-ка лучше во всём, да поживее! А не то я вам всыплю! Он не договорил. Стая лифчиков вырвалась из руки помощника и со звериным рыком бросилась на него. Шериф не растерялся и успел разодрать в клочки одного из нападавших, но с остальными ему было не совладать. Они сбили его с ног. - Том, стреляй же! Том! - прохрипел шериф. - Извините, сэр, рука не поднимается. Это ж всё равно, что застрелить ребёнка! - Слюнтяй! Предатель! А-а-а! Шериф затих. Помощник склонился над ним, пробуя пульс, потом со вздохом выпрямился и, сняв фуражку, отдал погибшему честь. - Это был великий человек, - обратился он к нам. - Ничего его не брало, и я боялся, что до пенсии застряну в замах. Но сегодня он получил именно ту смерть, о которой только и можно мечтать герою. И из-за кого он умер, а!? Из-за двух негодных мальчишек. Притихшие лифчики зашевелились. - Первым бы делом - всыпать вам! - распалялся он, не замечая этого. - Ох уж мне этот Макаренко! Мой лифчик (из подаренных гувернантке), который я отличил по прожжённой папироской дырке, осторожно заполз к нему сзади. Высоко подскочив - он повис у него на плечах. - Ах ты собачий сын! - взревел помощник. - Ты ещё не нюхал кулаков Тома Баглера!!! На помощь ему ринулись копы изо всех комнат и с улицы. Поднялась беспорядочная пальба. ...Когда мама пришла в себя и обвела взором усеянную трупами комнату, она спросила: - Что же нам с этим делать? - Все лифчики - сжечь! - с ненавистью прошептал отец. - Выкорчевать их племя с корнем! - Нашёл тоже дуру - сжечь! Спалить за здорово живёшь полфунта ситца. Лучше продадим их в сэконд хэнд: лишний цент на дороге не валяется. - Боб, Джек! А вы-то как считаете? - Я не против, - согласился я. - А не потянут нас за то, что мы распустим их по всему свету? - В Уставе ООН об этом не записано. - Тогда я не собираюсь упускать выгодный бизнес. - А когда я вырасту, - мечтательно прибавил Боб. - Я женюсь исключительно на той девушке, которая не будет носить лифчиков. Абсолютно. Наелся я ими досыта! - До женитьбы тебе далеко, шалопай, - охладил его пыл отец. - Меня больше беспокоит, где найти замену Кэтлин. Школу-то раньше осени не восстановят, а без уроков вы перезабудете падежи. А тётушка Салли из Оклахомы грозилась переписать завещание, если и впредь будет получать от вас письма с ошибками. Всыпать бы вам для порядка! Лифчики на полу навострили уши...

Промптов А.

Рецепты народной медицины

(советы женщинам от матушки Анны Позолоти-Ручку )

От сглаза. Если вы проснулись утром в хорошем настроении - значит, вас сглазили. Действуйте незамедлительно! Приготовьте картонную коробку, пестик (или небольшой камень) и сито. Достаньте из серванта ваш любимый чайный сервиз. Положите в коробку и тщательно истолките пестиком в порошок. Пересыпьте в сито и рассейте по квартире (лучше всего - на ковёр и на кухонный стол). Трижды произнесите заклинание: "И чего я радостная такая? Всё на свете тлен и тоска" - и снова ложитесь спать. Встаньте за пять минут до начала рабочего дня. Растрёпанная, в разноцветных туфлях, галопом выскочьте на улицу. Потом скорее бегите обратно, потому что вы выбежали в бигудях. Взмыленная, ввалитесь на работу на виду у начальства и от души нахамите ему. Вылейте подруге за шиворот пузырёк с клеем. Познакомьтесь с пьяным сапожником. Вечером сожгите ужин до угольной консистенции. Если скорого улучшения не наступит, повторяйте сеансы одну неделю.

Билл Пронцини

Как быть с розовой коровой ?

Было холодное октябрьское утро. Флойд Анселмо ехал в своем небольшом грузовичке, как вдруг заметил, что на склоне холма его ранчо пасется розовая корова. Вначале он подумал, что ему это все только померещилось. Он резко затормозил и остановился на обочине узкой подъездной дороги.

Флойд затянул ручной тормоз и слегка пригнулся, чтобы из кабины еще разок взглянуть на холм. Корова по-прежнему была там, Флойду вдруг захотелось, чтобы она исчезла. Но она не исчезала.

А. Пронин

Близнецы

1.

Брат и сестра сидели молча на тахте в комнате, в темноте и не решались выйти из своего укрытия к родителям, с которыми предстояло тягостное объяснение. Володя обнимал свою сестру Иру, успокаивающе поглаживая рукой по вздрагивающей от тихого рыдания спине девушки. Мучительно переживая, он вспоминал о тех событиях, приведших к этому жуткому дню.

* * *

Всё началось с того дня, когда старшая сестра, двадцатилетняя Таня, привела в квартиру Михаила. Она объявила родителям, что он будет её мужем и с этого дня Михаил будет жить вместе с ней. Родителям ничего не оставалось, как согласиться. До этих пор у Володи была собственная комната в трехкомнатной квартире родителей. Маленькая, но своя. В другой в самой большой комнате гостинной спали родители, а в средней спала Таня и другая сестра Ира.