Бастионы Дита

Странствия по мультивселенной привели Артема в странный город Дит, где все живут в страхе перед пришельцами Изнанки. Мир сотрясают страшные катаклизмы, вырывающие куски мира, заменяя их кусками из прошлого и будущего планеты. Мир, оказывающийся родиной Предвечнцых? Фениксов, отправивших Артема по Тропе?

Содержание:

Ю. Брайдер, Н. Чадович. Бастионы Дита (роман), стр. 5-358

Ю. Брайдер, Н. Чадович. Мёртвая вода (рассказ), стр. 359-404

Ю. Брайдер, Н. Чадович. Опасное лекарство (рассказ), стр. 405-434

Ю. Брайдер, Н. Чадович. Планета Энунда (рассказ), стр. 435-454

Отрывок из произведения:

Почему я до сих пор не могу привыкнуть, так это к Звуку. В отличие от удара грома, которому обычно предшествует вспышка молнии, он возникает всегда внезапно и на самой высокой своей но-те — жуткий вопль пространства, вспарываемого хирургическими ножницами времени. Это не грохот, не вой и не скрежет, но одновременно и первое, и второе, и третье, все, что угодно, включая бранный шум величайших сражений (начиная с осады Илиона и кончая грядущим армагеддоном), извержение Кракатау, стенания иудейского народа в день избиения младенцев и завывание самого свирепого тропического урагана. Если когда-нибудь мне доведется услышать пресловутый Трубный Глас, я к этому уже буду морально готов.

Рекомендуем почитать

Трудная дорога, политая кровью врагов и друзей, слезами отчаяния и скорби, приводит Хранителя Алмазного и Деревянного Мечей, мага и некроманта Фесса в Нарн, обитель Темных эльфов. Но обитатели волшебного леса отказывают ему в пристанище, прозревая будущеечерного волшебника как Апостола Тьмы, которому на роду написано принести гибель Эвиалу. Есть один способ проверить правдивость этого страшного пророчества, и Фесс принимает его, двигаясь дальше с погоней Святой Инквизиции за плечами и с надеждой на чудов душе.

Трудная дорога, политая кровью врагов и друзей, слезами отчаяния и скорби, приводит Хранителя Алмазного и Деревянного Мечей, мага и некроманта Фесса в Нарн, обитель Темных эльфов. Но обитатели волшебного леса отказывают ему в пристанище, прозревая будущеечерного волшебника как Апостола Тьмы, которому на роду написано принести гибель Эвиалу. Есть один способ проверить правдивость этого страшного пророчества, и Фесс принимает его, двигаясь дальше с погоней Святой Инквизиции за плечами и с надеждой на чудов душе.

Миф о подвигах Геракла известен всем с малолетства. Но не все знают, что на юном Геракле пересеклись интересы Олимпийской Семьи, свергнутых в Тартар титанов, таинственных Павших, а также многих людей - в результате чего будущий герой и его брат Ификл с детства стали заложниками чужих интриг. И уже, конечно, никто не слышал о зловещих приступах безумия, которым подвержен Великий Геракл, об алтарях Одержимых Тартаром, на которых дымится кровь человеческих жертв, и о смертельно опасной тайне, которую земной отец Геракла Амфитрион, внук Персея, вынужден хранить до самой смерти и даже после нее.

Содержание:

Андрей Валентинов. Боги и люди Генри Лайона Олди (статья), стр. 5-9

Генри Лайон Олди. Герой должен быть один (роман), стр. 10-535

На обложке обработанный рисунок Ровены Моррилл.

Эта книга — весьма необычна. Это фантастический роман, который в то же время являет собой и историческое повествование, раскрывающее перед нами истинную картину жизни России и сопредельных государств во второй половине XVII века. Судьба героя романа, Семена, поистине удивительна. Родившись в глухой тульской деревеньке, он попадает в плен к кочевникам и в итоге оказывается на невольничьем рынке… Двадцать лет он ходил по дорогам Востока, побывал в Мекке и Иерусалиме, на берегах Ганга и в Нанкине. Порой его шею отягощал ошейник раба, порой — в руках блистал клинок янычара, но он сохранил в сердце своем православную веру и память о доме. И вот свершилось! Чудесным образом перенесся Семен из раскаленных песков Руб-эль-Хали в родные края. Но нет уже ни родного дома, ни прежней веры… Только кипит в душе Семена ненависть к старым и новым обидчикам. И вновь он отправляется в путь…

Лук и копье с каменным наконечником – надежное оружие в привычных руках воинов и охотников из человеческих родов. Волшба колдунов, шаманов и баб-яг – тоже оружие, без которого никак не обойтись. Особенно когда каждую кроху жизни нужно отстаивать у суровойприроды, когда леса и реки кишат всякой нежитью, а орды чужинцев могут нагрянуть в любое мгновение и не пощадят ни старых, ни малых.

Смелый эксперимент двух признанных лидеров российской фантастики! Убедительная попытка создания нового направления – «Фэнтези каменного века»!

Наш мир стоит на пороге Кали-Юги, Эры Мрака. Лучшие ученики Рамы-с-Топором гибнут в Великой Битве. Однако Эра Мрака не заканчивается гибелью мира — она ею только начинается, так же как и история Индры-Громовержца, величайшего из богов, история аскета Рамы-с-Топором и одного из учеников его — Гангеи Грозного, тело которого стало тюрьмой для бога Дьяуса… Судьбы обычных людей и царей Хастинопура, судьбы небожителей и их земных воплощений, традиционно переплетенные и запутанные в древнейших мифах Индии, стали основой для увлекательного сюжета этого фантастического романа, наполненного жестокими сражениями, невероятными любовными интригами и волшебными превращениями сразу в нескольких мирах.

Содержание:

Андрей Шмалько. Осознание вечности (статья), стр. 5-11

Генри Лайон Олди. Гроза в Безначалье (роман), стр. 12-463

Глоссарий, стр. 464-471

Мастер Карсидар и его друг врачеватель Читрадрива наделены недюжинными магическими способностями. Особенно тяжело приходится врагам против удвоенной силды их чар. Это на собственной шкуре испытали сперва ордынцы хана Батыя, а затем и крестоносцы гроссмейстера ордена «Воинов Христовых» Гартмана фон Гёте. И кто знает, стала бы история Руси столь героической, если бы непредсказуемая судьба вовремя не забросила на ее просторы двух бескорыстных и могущественных друзей.

«Горы золота» обещаны за голову Карсидара — воина и мага из славного сословия Мастеров. И это неудивительно. Ведь благодаря воинскому искусству и собственным понятиям о чести и справедливости он сумел нажить множество завистников и врагов. Но тем и славен настоящий Мастер, что он никогда не знает покоя. Именно безудержная жажда странствий приводит Карсидара в Киев-град и ставит его на пути татаро-монгольских полчищ.

Другие книги автора Николай Трофимович Чадович

Знаете ли вы, как нужно правильно сражаться с демонами и бесами, стремящимися прорваться в наш мир из самой преисподней? Только не улыбайтесь, думая, что эти знания вам никогда не пригодятся. И радуйтесь представившейся возможности их приобрести – ведь если бы ими был заранее вооружен бывший спортсмен, а ныне тихий алкоголик Федор Синяков, когда отправился выручать угодившего в дисбат сына, то ему пришлось бы гораздо легче…Но неутомимый Федор Андреевич, завязав с пьянкой и вспомнив изрядно позабытые навыки боевых единоборств, при помощи юной ведьмочки Дарьи и ее сурового братца, комбата Дария, и так нанес ощутимый урон планам распоясавшейся нечисти и стоящих за ней таинственных Сил…

Оперу Саше Цимбаларю за время службы в Особом отделе приходилось и летающие тарелочки гонять, и нечисть различную преследовать, и в оргиях адептов Храма Огня и Силы самое непосредственное участие принимать, но новое дело поразило даже его черствую милицейскую душу. А вы бы не удивились, обнаружив полное совпадение отпечатков пальцев неопознанного обезглавленного трупа и человека, чье лицо мы каждый день видим в выпусках новостей и которого за глаза называют Гарантом Конституции??? Мистика, скажете вы, и будете правы. А раз мистика – значит, подходящая задача для Особого отдела в целом и капитана Цимбаларя в частности!

ДЭВИД БРИН. ДЕЛО ПРАКТИКИ

Модель мира, придуманная Д. Брином, удивит даже самых искушенных знатоков фантастики.

Дж. Дж. ХЕМРИ. ЕСЛИ ЛЕГОНЬКО ПОДТОЛКНУТЬ…

Отправляемые на Марс исследовательские аппараты гибнут один за другим. В чем причина? Вы не поверите…

Василий ГОЛОВАЧЕВ. НЕВЫКЛЮЧЕННЫЙ

Героя рассказа постигает странная форма амнезии: из его памяти исчезают книги, знаменитые актеры, исторические персонажи и целые государства.

Фред САБЕРХАГЕН. ОБМЕН РОЛЯМИ

«Наш» агент отправляется в Лондон XIX века, чтобы нейтрализовать вражеского андроида, угрожающего будущему всего человечества.

Бен БОВА. ВОПРОС

Ни одна угроза инопланетян не смогла бы привести человечество в такое смятение, как это мирное предложение…

Эдуард ГЕВОРКЯН, Николай ЮТАНОВ. НИЩИЕ ДУХОМ НЕ СМОТРЯТ НА ЗВЕЗДЫ

Грозит ли нам вырождение, если мы забудем о космической миссии человечества?

Михаил ЮГОВ. ЭЛЕМЕНТАРНО, ВАТСОН?

О феномене Шерлока Холмса рассуждает психолог.

ВЛ.ГАКОВ. ВОСХОЖДЕНИЕ ДЭВИДА БРИНА

Знаменитый фантаст до сих пор сожалеет, что не стал ученым или инженером.

БАНК ИДЕЙ

Фзнтезийная задача оказалась неожиданно трудной для участников традиционного конкурса.

Юрий БРАЙДЕР, Николай ЧАДОВИЧ. «ХОРОШУЮ ИСТОРИЮ ЖАЛКО ОБРЫВАТЬ»

На вопросы читателей отвечают известные белорусские писатели Юрий Брайдер и Николай Чадович.

ПОЛЕМИКА

У читателя есть претензии к нашему автору… У автора — к читателю!

КУРСОР

Что еще новенького в мире фантастики?

РЕЦЕНЗИИ

Что еще новенького в книжном море?

ПЕРСОНАЛИИ

Специально для любителей подробностей.

«Евангелие от Тимофея» – первый роман цикла «Тропа», повествующего о человеке, волею сверхъестественных существ – Хозяев Времени, Фениксов и Пространства Незримых – оказавшемся в загадочном мире, развернутом перпендикулярно всем другим существующим во Вселенной мирам. Переходя из одного мира в другой, он постепенно меняет свою физическую и духовную сущность, стремясь к некой, еще неведомой для него грандиозной цели…

Сборник фантастических рассказов и повестей, опубликованных в "мотыльке" советской журналистики — ежемесячнике для молодёжи «Парус».  "Вылупившись" из журнала «Рабочая смена» в 1988 году, «Парус» выходил неполных четыре года, неизменно радуя своих читателей оригинальностью оформления и интересной литературной частью, а в 1991 почил в бозе, как многие и многие другие издания периодической печати СССР.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Николай ДОМБРОВСКИЙ

СУДЬБА ХАЙДА

Научно-фантастический рассказ

"Человек использует лишь ничтожнейшую часть тех возможностей, что в нем заложены от рождения, - объяснял нам круглый маленький человечек, уютно расположившийся в углу дивана с чашкой чая в руке. - Нам трудно себе представить, какие залежи ловкости, мощи и гения в нас таятся".

"Мы слегка о том наслышаны, - отвечал мой друг, слабо улыбнувшись. В дни моей юности, только и было разговоров, что о скорочтении, гипеопедии и возможности временно превратиться в гения под действием гипноза".

Николай Елин, Владимир Кашаев

СВЕЖАЯ РЫБКА

Рынок был тих и малолюден. Две старушки в низко надвинутых платках продавали яблоки, да какой-то старик в плаще время от времени бодро покрикивал:

- А ну, кому рыбки? Кто забыл свежей рыбки купить?

- Чего-то рыба у тебя какая-то помятая,- остановился возле него хозяйственного вида мужчина с авоськой.Небось издалека вёз? Поди, где-нибудь в Песчанке наловил?

- Ещё чего! - обиделся старик.- Ни в какой не в Песчанке, а в нашей Каменке. Если бы в Песчанке, то рыба керосином бы пахла, а эта, сам видишь, скипидаром отдаёт. Значит, наша, каменская...

Влад Чопоров

Старые вещи

(из историй Второго Могильщика)

Почему в дешевых ганстерских фильмах пистолеты хороших парней всегда метче таких же пистолетов плохих? Я раньше думал, что это всего-лишь расхожий штамп. Раньше, до того, как этот парень пустился в долгое путешествие по вечности с кратковременной остановкой на моем кладбище.

Старые вещи, наши любимые вещи. Что мы успеваем узнать о них, пока живы? Он узнал многое в свои последние минуты...

Влад Чопоров

В городе Киеве

pассказик

Как обычно после бессмысленного сидения на работе и утомляющей беготни по магазинам Галине Сергеевне предстояло решить, как добираться домой. Трясясь в стареньком автобусе, она напряженно раздумывала, какой путь выбрать. Можно было, выйдя через несколько остановок, перебраться, ругая наглых водителей, через шумный и обессветофоренный проспект на другую сторону, и там сесть в усатый троллейбус, который сперва начнет нарезать круги по городу, а потом выплюнет ее с другого края родного квартала. И придется топать темными дворами, едва освещаемыми светом из окон. Другой путь намного короче и спокойней. Выйдя на той же самой остановке, можно нырнуть в дырку в заборе некогда важного, а теперь уже несколько лет как обанкротившегося и абсолютно заброшенного завода. И через десять минут уже будешь дома. Только одна причина заставляла Галину каждый раз решать, какой путь избрать. Страх. И так сердце обмирает идти мимо обветшалых коробок цехов, в которых время от времени что-то гремит или скрипит. А сейчас, зимой, в вечерней темноте - так и вообще помереть можно от ужаса.

Михаил Емцев, Еремей Парнов

Фигуры на плоскости

И все же к концу дня они, не сговариваясь, пересекли невидимую границу района своих исследований и зашагали к Каньону. Михаил шел за Яном, антенна за его плечами покачивалась. Они спустились вниз, прошли несколько поворотов. Внезапно Ян остановился и воскликнул:

- Смотри!

- Каток, - сказал Михаил.

То, что возникло перед ними, напоминало искусственное сооружение. Гладкая, глянцевитая, словно покрытая тонким слоем лака, молочно-белая лента как бы вытекала из песка и уносилась прочь, пропадая в извивах Каньона.

Павел ГУРЕВИЧ

ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

РАСПОРЯДИТЕЛЬ кадровой инфраструктуры Лион Ионин наклонился над мембраной связи и спросил:

- Есть ли кто-нибудь в приемном отсеке?

Робот-страж заиграл всеми цветами радуги и ответил:

- Посетитель... Коэффициент оптимизма приближается к нулевой отметке. Душевная экспрессия - предельная... Вероятная оценка - проситель.

Лион неторопливо поднялся на помост власти:

- Пусть войдет.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ХАЛТУРЩИК

- Как дела, старик? - спросил Воробьёв. - Что пишешь, чем дышишь?

- Да так, - застенчиво потупился Григорьев. - Повесть хочу писать...

- Для души пишешь или для живота?

- Для души, - покраснел Григорьев.

- Молодец, старче, хвалю! - Воробьёв встал на цыпочки и покровительственно похлопал Григорьева по плечу. Писать надо только для души.

- А ещё я сценарий пишу для радио... - приободрился Григорьев.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ИНТУИЦИЯ

Погожим летним днем в Академию наук пришёл гражданин в кепке и с газетным свёртком под мышкой. Он тщательно вытер ноги, повесил кепку на гвоздь и только после этого развернул сверток.

- Вот, - скромно сказал он, - принёс...

В газете находились рыбный скелет, увенчанный потрёпанным, видавшим виды хвостом, и закупоренная тряпкой бутылка с вложенным внутрь пожелтевшим листом бумаги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Высадившись в аэропорту Оберты, маленького курортного городка, Пегги Сью понимает — что-то не то! Ей не встречается ни одного человека, а воздушный терминал представляет собой настоящий хаос: развороченные чемоданы, клочки одежды, обрывки бумаги. С ужасом Пегги узнает, что город находится во власти сбежавших из местного зоопарка оборотней. На помощь девушке приходит ее бывший парень Себастьян. Когда-то давно, опоенный приворотным зельем колдуньи, он превратился в волка и оставил Пегги… но так и не смог забыть. Спасаясь от монстров, ребята залезают на гигантское дерево, достигающее своей верхушкой луны. И все бы ничего, только дерево оказывается черного цвета, а внутри его скрывается другой мир, в котором Пегги и Себастьян попадают в настоящую западню.

Рано утром, как обычно, примерно в четверть девятого, я вышел из своей квартиры на Харью, недалеко от Ратушной площади, чтобы как раз в 9.30 успеть в управление. Я не спеша шел мимо Ратуши, мимо маленьких кафе, мимо огромной гостиницы “Виру”, разглядывая давно уже ставшие привычными детали улиц, мостовых, тротуаров, домов — так, будто я, старый москвич, шел сейчас не по Таллину, а по одному из арбатских переулков. Стоял конец августа, и было солнечно, но, судя по довольно холодному сейчас воздуху, жара уже прошла и не вернется до следующего сезона. Но все равно, если в августе несколько дней подряд стоит солнце, это, по нашим меркам, идеальная погода.

Не всегда зло приходит в мир в обличии чудовищ, придуманных фантастами. Оно может прийти и в образе хрупкой маленькой женщины, лишь взгляд которой невольно поражает своим холодом. «Сильные люди никогда не стареют», — говорит героине наставница и тюремщица ее души Хильда. И чтобы порвать страшную цепь — от валькирий Валгаллы до голубоглазых валькирий Третьего Рейха, — смотрящим в Черное Зеркало еще долго предстоит оставаться молодыми и хранить силы для борьбы.

Как магнитом притягивая к себе всевозможные беды, несчастья и смерти, герой романа Игорь Бирюков и не догадывается, что является только песчинкой, случайно попавшей в чудовищный вихрь, и совсем не он главное действующее лицо той жуткой мистерии, которую видит в черном зеркале.

На крупнейшем чикагском химическом заводе запускают новое производство. Никто не знает, что будет производить этот гигант, только рабочих предупреждают о предельной внимательности и осторожности…