Башня из слоновой кости

Солнечные лучи, проникавшие сквозь стеклянную стену, время от времени нагревали воздух выше установленного предела, и тогда с тихим щелчком включалась система охлаждения. Свежее дуновение ветерка проносилось по стеклу, на мгновенье оставляя на нем молочно-белую пленку из мельчайших водяных капелек.

Мортимер Кросс оторвал взгляд от серебристой вершины и от синевы вечных снегов, оплывающих в уже зарождающейся дымке. Он чуть откатил свое мягкое кресло-лежак от прозрачной обзорной панели; повинуясь нажатию кнопки, спинка поднялась на ширину ладони и защелкнулась. Мортимер с удовлетворением ощутил, как плотно прижались к его плечам обтянутые кожей и пенорезиной подлокотники, так что теперь на его отвыкшей от всевозможных травм коже не останется без образных следов от углов и кантов.

Другие книги автора Герберт Вернер Франке

Герберт Франке

Огненные змеи *

Пер. Р. Рыбкина

Кай привел алмазный бур в действие. Вибрация ощущалась сквозь скафандр и проникала тихим жужжаньем в уши.

- Сколько у тебя уйдет времени? - спросил Бен.

- Стенка из иридия, - ответил Кай. - Он не очень твердый. Минут десять, я думаю.

Бен беспокойно огляделся вокруг. Они находились сейчас снаружи космической станции на теневой, противоположной двойному солнцу стороне, однако здесь гладкую, слегка изогнутую поверхность корпуса освещал мягкий свет планеты. Станция мчалась по своей орбите с огромной скоростью, и Бену от этого казалось, что звезды движутся. Прежде чем скрыться за другой стороной планеты, звезды начинали мерцать и наконец расплывались, превращаясь в рефлексные полоски, эффект плотной водородной атмосферы.

Герберт Франке

Проект "Время" *

Пер. Ю. Новикова

Они сидели в креслах из тонких стальных труб - кто неподвижно, затаив дыхание, кто ерзал от волнения...

Подземный научный центр был полон, ни одного свободного места. Одни следили за происходящим на небольших мониторах на пультах, другие - таких было большинство - не сводили глаз с выпуклого экрана, занимавшего всю переднюю стену.

Картина на экране была самая безобидная: сколоченная из дерева веранда, на заднем плане - крытые соломой хижины, ограждение крааля. В тени выступающей далеко вперед крыши стояла колыбель, в ней лежал запеленутый в голубую материю младенец. Крупный план: ребенок открыл умные, темные глаза, время от времени он кривил губки и показывал язык, сжимал маленькие кулачки и, играясь, рассекал ими пустоту...

Герберт Франке

Мутация

Доктор Керри отодвинул папку в сторону и откинулся на спинку кресла. Его рабочий стол стоял прямо перед стеной из прозрачного стекла с фиолетовым отливом, сквозь которую он мог обозревать открывающиеся дали: слева-узор из прямоугольников каких-то строений, желтых, серых и серебристых, права пятна кустарника, песчаника, пожухлой травы, там и сям полоса протоптанной земли- и не то дорожка, не то место собраний; между зданиями и этой территорией решетка, матово-мерцающая, с виду безобидная, но заграждение это уходило в небесную дымку. Шеф-генетик вздохнул. Эта картина постоянно напоминала ему о том, что он должен делать; заниматься анализом, оценкой, экспертизой и отбором. Задачу эту пока нельзя было перепоручать машинам, и никто лучше Керри не знал почему: методика еще не отработана, нет масштабов для оценки, потому что критерий для отбора или даже принятия санкций трудно формализовать. Что считать нормой, а что вырождением? Что назвать здоровьем, а что болезнью? Из видеофона послышался треск. Первый канал, внутренняя система. Нажатием кнопки Керри наклонил кресло вперед и, усаживаясь поудобнее, щелкнул клавишей. На экране появилось лицо доктора Манковски, его ассистента. - В чем дело?

Герберт Франке

Клеопатра III *

Пер. Е. Факторовича

- Не заглянешь ли ненадолго ко мне в лабораторию? - спросил старик.

Клеопатра лежала, вытянувшись на камине. С укоризной заморгала: "Ты меня разбудил!"

Старик устало опустился в плетеное бамбуковое кресло-качалку и посмотрел на Клеопатру - крупную желтоглазую кошку с шелковистой серой шерсткой.

- Мы не работали целую неделю, - сказал он.

- Мне не хочется, - ответила Клеопатра. - Ни вот столечко! - Она поднялась, зевнула, выгнула спину. - Выпусти меня, я пойду проверю, не завелись ли в сарае мыши.

Произведение входит в сборник «Компьютер по имени Джо». В сборнике представлены повести и рассказы зарубежных писателей, объединённые темой «Человек и машина».

Герберт Франке

Контроль над мыслями *

Пер. Ю. Новикова

Дуэль между человеком и машиной: машина точна, безошибочна, неумолима; человек же, напротив, не всегда наделен четкостью мышления, но, возможно, именно в этом его сила.

Бена сторожил автомат. Два механических захвата в виде клещей возвышались в его стеклянной клетке. Кроме них в помещении ничего не было.

Бен размышлял, как ему выбраться отсюда. Они оставили ему только то, что было у него на теле, - одежду. Все остальное лежало по ту сторону клетки в большом ангаре. В том числе и летающая платформа, на которой он прибыл. Эти несколько метров до нее необходимо как-то преодолеть!

Герберт Франке

Паразит поневоле *

Пер. А. Холмской

Рут снова нарушила запрет жителей Сириуса. Она сорвала растение. Рут не только вырвала с корнем куст с глазастыми цветами-зонтиками, но и принесла его в дом. Более того, она не только принесла в дом удивительный куст, но и поставила его в комнате в вазе. В этой комнате она легла спать.

Когда Кумулус очнулся - он всегда впадал в шок от

* Пер. изд.: Franke G. W. Der Schmarotzer: Der grime Komet. Wilhelm Goldmann Verlag, Munchen, 19Si.

Герберт Франке

ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ

Пер. с нем. В. Полуэктова

В потоке времени человек различает прошлое, настоящее и будущее. Это отличает время от пространства, все точки которого находятся только в настоящем. Современная' физика связала время и пространство. Описываемые этой наукой процессы происходят в пространственно-временном континууме, в котором нет никакого выделенного настоящего. Все, что было, есть и будет существует одновременно...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Иван Петрович Кошкин догрызал уже третью авторучку. Обстановка в квартире максимально способствовала творчеству. В комнате было светло, тепло, но не жарко, воздух был свеж, но без сквозняков, не слышно было соседской дочки, которая всегда терзала слух писателя своими гаммами, а жена уехала в Ригу, к родителям. В таких условиях иной писатель уже издергался бы в поисках листа чистой бумаги. Но стопка белой финской «нолевки» перед Иваном Петровичем тихо дремала нетронутой, за исключением нескольких листиков, на которых как-то невзначай, сами собой изобразились лохматые собаки с рыбьими хвостами, почему-то все сплошь в очках и с трубками.

В вышине, в чистом небе, мчалась белая тучка. За ней свирепой ордой не спеша двигались черные грозовицы, и это пушистое создание небес казалось одиноким всадником, который что есть силы удирает от погони…

Заросли полыни и маков. А еще каленая земля, почему-то пахнущая муравьями. Он упал на нее, будто в воду. Удивленные маки стряхнули свои лепестки. Он не заплакал, потому что несказанная горечь сжала маленькое сердце, перехватила дыхание. Он решил умереть. Лежал, втиснув горбатое безобразное тело в полевые цветы, и ожидал молнии, которая испепелит его. Молнии не было. Вместо нее в вышине удирал и никак не мог удрать одинокий всадник, а где-то далеко, возле таверны, опять вспыхнула перебранка и грянуло три выстрела.

— Ну? — Юджин Гарт поощрительно улыбнулся. — Как наш «ящик»?

Четверка друзей сидела на серой с красными прожилками глыбе камня и угрюмо молчала. Это и был злополучный «черный ящик», или, как назвал его Илья Ефремов, «камень, в котором что-то есть».

— Понимаю, — в улыбке руководителя Школы мелькнула тень удивления. Что, никаких предположений?

— Никаких, — подтвердил Егор.

— Может, догадки, эмоции? — упорствовал Юджин. — Все-таки четыре почти сформированных Садовника и элементарный «черный ящик», вещь со скрытым смыслом. Слава, ты защищал реферат о пользе коллективного мышления. Где же плоды теории?

В Институте Актуальных Проблем проводятся эксперименты с суперпозитронным мозгом "Дельта"...

Грэхем Кракен лежал на смертном одре. Сквозь туман, застилавший глаза, он обшаривал взглядом ставший вдруг необычайно высоким потолок и вслушивался в слова утешения.

— Все шансы на вашей стороне, — говорил врач. Кровать, казалось, напряглась под Кракеном. Дружины матраца стали вдруг жесткими.

— Придет день… — Голос врача доносился до него словно приглушенный металлический звон. — Придет день, когда медицинская наука настолько уйдет вперед, что вас смогут оживить. Тем временем ваше замороженное тело будет в целости сохранено. — Металлический звон становился все глуше. — Придет день, когда наука восстановит ваше тело, и вы будете жить снова.

Прилетевшие из мрака космоса инопланетные захватчики одним ударом уничтожают все население Венеры, ее флору и фауну. Совместными усилиями жители Земли и колонисты Марса одерживают победу над врагом и решают послать Флот отмщения на родину пришельцев…

В комнате теней давным-давно заблудилась ночь. Темнота проникала во всё, даже в воздух, делая его тяжёлым и несвежим. Штрихи чёрных, неживых силуэтов нависали над чем-то: ещё живым, тёплым и сопящим в две дырочки. Обычно, чтобы привыкнуть к темноте, нужно закрыть глаза и немного подождать. Или сосчитать до двадцати. 1,2 … 19, 20. Вот она видимая темнота. Теперь можно не торопясь описать чёрный хлам этой комнаты. В углу телеящик без киноскопа, в центре стол на трех ногах (одна хромая), у стены гардероб с выходной одеждой, рядом книжный шкаф с ушедшими классиками, на стене циферблат с отлетевшими стрелками. Много разных, грязных мелочей, которые опустим, главное: в комнате продолжает спать человек.

Косморазведчики обнаружили планету земного типа. Если она окажется необитаемой, на ее продаже можно заработать целое состояние!

Да, планета необитаема — от ее жителей осталось лишь множество скелетов… и космическая станция, пребывающая на стационарной орбите в режиме ожидания.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В конце семидесятого тысячелетия нашей эры, лишь немногие регионы земной поверхности остались обитаемыми. Люди живут под искусственными куполами и не рискуют выходить на иссушенную солнечными лучами мертвую Землю. Но Андрес Рамзес, единственный и последний библиотекарь крупнейшей библиотеки планеты, вынужден бежать в пустыню от интриг и междоусобных войн различных политических партий, охотящихся за информацией о возможном будущем Земли. Он надеется найти ответ на главный вопрос своего времени – можно ли предотвратить гибель планеты и всего человечества?

Земля, находящаяся во власти сверхкорпораций, процветает, но на колонизированных человечеством планетах снова и снова вспыхивают восстания и мятежи, и Правительства понапрасну ищут легендарного героя Сопротивления – загадочного анархиста Хиоба...

В дом № 221-Б по Бейкер-стрит привозят умирающего…

В одном из английских графств появляется необычный взломщик…

Таинственно исчезает легендарный меч пророка Мухаммеда…

Лишь великий Шерлок Холмс может установить связь между этими событиями и в ходе захватывающего, полного приключений расследования, разоблачить коварного лжепророка, задумавшего развязать кровавую войну.

Небольшой роман про будущее.

Дом Сабалос, наследник династии правителей одной маленькой, но очень полезной планеты, подвергается одному покушению за другим. Но, согласно уравнениям вероятностей, Дом погибнет, когда найдет загадочную расу Шутников, оставивших во вселенной множество загадок и покинувших мир таинственным образом. Легенда гласит, что они ушли на темную сторону солнца…