Башня Близнецов 2

Вторая книга "Башни Близнецов". Старые и новые герои, опасности, тайны и магические приключения прилагаются. Ей не повезло оказаться под заклинанием Тьмы — но девушка выжила и теперь пытается освоиться со своей новой странно изменившейся магией… Он был похищен чудовищами — и изменился, сам став монстром, но ухитрился при этом остаться человеком…

СИ от 2012-05-25

http://samlib.ru/l/lunin_a_w/index.shtml#gr3

Отрывок из произведения:

Мир был двухцветным — рыжим и чёрным. Факел рассыпал трескучие искры, больше чадил, чем горел, неверный свет создавал тени, что жутчее ночной темноты.

Одно из многих затерянных в этом Лесу поселений. Имени у него нет, зато есть частокол с башнями-вышками, сделавшими бы честь и городку впятеро крупнее.

Частокол приходится подновлять почти каждый год, хотя сложен он из вечной лиственницы, которую не берут ни гниль, ни жуки-древоточцы.

Другие книги автора Артем Васильевич Лунин

Прогуливаться в тоске по осеннему парку порой может оказаться небезопасным занятием. И не потому, что в парках встречаются хулиганы. Во всяком случае, Сергею Воробьеву угрожало кое-что похуже… Хищные бродячие кусты, гоблины с бластерами и эльфы с заклинаниями… Впрочем, какой же это парк? Это незнакомый лес в чужом мире, куда Сергей попал по собственной неосторожности. А вот не надо было желать: «Пусть все переменится»…

Как водится, главный герой попал в МММ (Мир Меча и Магии), вот только эльфийских принцесс, волшебных откровений и просьб спасти мир отчего-то не последовало. Ему приходится выживать самостоятельно, драться с аборигенами и разбираться с каким-то непонятным и опасным Наследием

СИ

http://samlib.ru/l/lunin_a_w/immortal.shtml

Этот мир поделён между Магическими Домами. Глава одного из них вызывает из другого мира душу недавно погибшего человека и подселяет в собственное создание. Личность "переселенца" и его мир Главу Дома не интересуют, а зря… Что может натворить девушка, вышедшая из техногенного мира, заполучив в своё распоряжение тело, способное на странные метаморфозы и малоуязвимое для стали и магии?..

СИ от 2012-03-05

В этом мире растет с каждым днем могущество великой Империи, подчиняющей себе все новые и новые земли. Каждый шаг подданных Империи жестоко контролирует господствующая Церковь – и горе еретикам, посмевшим вольно или невольно нарушить ее законы.

Трижды же горе тем, в ком проявляется магический Дар, почитаемый церковниками за великое преступление. Им грозит либо позорная смерть, либо ссылка в гиблые пограничные земли, где «преступников» ждут голод, нищета и болезни.

Так было.

Но теперь все изменилось.

Ибо группе еретиков-паранормов под предводительством юноши Александра, носителя огромной магической Силы, удалось бежать из заточения в земли давних врагов Империи – кочевников, именующих себя воями.

Они намерены встать во главе воев, объединить разрозненные доселе племена и на равных сразиться со всей мощью Империи…

Вечный. Повелители Тьмы

Глава первая. Утро в волшебном лесу

Третий день с неба течёт вода, очень много течёт воды. Говорят, так должно быть здесь, говорят, это как всегда, но я никак не привыкну, что такова зима в Лесу.

Сезон Дождей…

Я лежал, глядя, как в зелёной занавеси окна падают сверкающие капли. Нан сонно завозилась рядом. Я положил руки на её висок, где выделялись белые треугольные шрамики. Запрос на имплантированный компьютер - будильник - перевести на полчаса, пусть спит.

Насколько далеко может зайти Костюмированное Представление? Однажды в Городе открылись Врата в иные пространства, живущие по законам Игры. А люди, носящие маски, были ими захвачены, получив внешность воображаемых персонажей, их стиль мышления, привычки, умения - в том числе и сверхъестественные. Носители Образов вынуждены играть в Игру, правила которой им неизвестны, жить на изнанке Города, защищая реальность от чудовищ, порождённых воображением авторов всевозможных придуманных миров. Кажется, это не фанфик. И это, возможно, не ЛитРПГ. Нечто среднее? Очень даже может быть. Фэнтези? Возможно. Фантастика? Вероятно. Киберпарк? Да, наверное. DANGER! Градус чокнутости нарастает, безуметр зашкаливает, тараканы бегают мутировавшие и киборгизированные, вэлкам, коли не боитесь за свой рассудок!..

Цикл "Время жестоких чудес", вторая книга, примерно треть.

Странный мир, где сверхъестественные способности - обыденность, доступная каждому - каждому! человеку. Здесь любой человек может сам предсказать себе судьбу - и изменить, если она его не устраивает. Здесь нет богов - лишь совесть человека. Здесь мысли имеют цвет, и трудно солгать чужому, а ближнему своему - невозможно. Здесь любовь является реальной силой, исцеляющей и даже воскрешающей из мёртвых.

СИ

http://samlib.ru/l/lunin_a_w/index.shtml#gr1

Представляю вашему вниманию повесть "Кривые зеркала". Жанр — киберпанк, фэнтези, детектив. Действие происходит на Земле будущего, середина двадцать первого века. Весь мир разделён на зоны влияния, центрами которых являются научные объединения. Главный герой — Сергей Шагал, сотрудник службы безопасности Иркутского Университета. Ему поручили сопровождать высокопоставленную гостью, пришелицу из иного, сказочного мира. Таинственные события происходят вокруг них, и уроженцам разных времён и миров приходиться забыть о личной неприязни ради выяснения истины.

СИ

http://samlib.ru/l/lunin_a_w/kriviye_zerkala.shtml

Популярные книги в жанре Фэнтези

Если предать того, кого любишь, то, скорее всего, это не останется безнаказанным.

То, что девушка, вместо чтобы выйти замуж, станет пиратом — знакомо и привычно. Беда лишь в том, что ей предсказали смерть, если она спасет того, кого любит. Сбудется ли пророчество?

Они называют холодным огонь, который горит в наших очагах. Есть другой огонь, без которого не выжить. И он во что бы ты ни стало должен гореть — хотя бы в маленьком костре. И в сердце.

Ночь была ясной и звездной, что нечасто бывает в середине осени. В шатрах, стоящих недалеко от убранного поля никто не спал. Старый волшебник Дум листал свою волшебную книгу, теребя бороду и что-то ворчал себе под нос, Одера сидела, закрыв глаза и прислонившись спиной к стене, она не спала, но ей очень хотелось чтобы то что произошло, оказалось сном. В противоположном углу всхлипывала миссис Томпсон, а сэр Эдвард ходил по шатру взад вперед, не находя слов чтобы утешить плачущую женщину, Джойс сидел молча и смотрел на девушку. Миссис Томпсон плакала уже давно, с тех пор как Одера объяснила ей и Джойсу что они попали в другой, сказочный мир и что дверь назад закрыта насовсем. Джойс молчал, он никак не выразил своих чувств, Одере это не нравилось, она не очень долго встречалась с Джойсом, но знала что подобное поведение ему не очень свойственно. Миссис Томпсон в очередной раз громко всхлипнула и по шатру распространился запах то ли успокоительных, то ли сердечных капель.

Ланка прищурилась, чтобы лучше рассмотреть надпись в небе. "Музыка и фильмы, все лучшее в магазине "Рок и Сити". Девушка покачала головой, во-первых, надпись была не горизонтальной, а во-вторых, дядя Шекхар расстроится, как-никак реклама его прямого и единственного конкурента. Сколько раз она говорила дяде, сделай небесную рекламу, но разве его убедишь? "Кто же по ночам теперь на небо смотрит? Ты, Ланка, девушка умная, но в коммерции ничего не смыслишь и вообще, не учи стариков"

Милана открыла глаза и увидела море. Теплое, яркое, сменяющее все оттенки синего цвета, южное море. Вдалеке были видны яхты, а на берегу, на золотистом мелком песочке жарились и без того уже бронзовые люди. Чуть левее играли в пляжный волейбол. Шикарные мужчины и не менее шикарные женщины весело и с криками перекидывали мяч через сетку, бурно радуясь каждому забитому мячу.

Справа было кафе, на вывеске которого было изображено что-то вроде картошки. Большинство посетителей в нем были пожилые люди, которые неспешно ели и пили, обмениваясь последними новостями. Молодежь забегала туда за парой коктейлей и снова уносилась на пляж.

Думаешь, заманчиво — узнать все тайны тех, кто жил тысячи лет назад? Оказывается, не очень. Ну, не беда — где есть вход, там есть и выход. Присмотрись — и увидишь, что миров вокруг немало, что кошка может быть родственницей, а свобода может уместиться в зёрнышке граната. Не веришь? А ведь тебе суждено увидеть древнюю Грань, которая разделяет миры, встретить там женщину, которая уничтожила великую расу, и полюбить того, кто никогда не был человеком. И самое сложное — сможешь ли ты после этого остаться собой? Да и попросту — остаться…

Прихоть судьбы связала жизни коренных ленинградцев — талантливого врача Фёдора Беляева, его любимую — советника юстиции Ирину и лучшего друга Кузьму — палеонтолога, по совместительству — ведьмака. Теперь они вместе ведут расследование странных происшествий — умершие люди возвращаются в свои дома, но ведут себя странно и угрожающе… В историю вплетаются и такие ленинградские события, как то — саммит и грязная политика. Истоки событий кроются в прошлом, в таинственной гибели мужа Ирины, а окончание в руках людей, чья совесть и вера в добро могут оказаться бессильны перед желанием бессмертия.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Наша скромная сцена на Бейкер-стрит знавала много драматических эпизодов, но я не припомню ничего более неожиданного и ошеломляющего, чем первое появление на ней Торникрофта Хакстейбла, магистра искусств, доктора философии и т. д. и т. п. Визитная карточка, казавшаяся слишком маленькой для такого груза ученых степеней, опередила его на несколько секунд; следом за ней появился и он сам, человек рослый, солидный, величественный — олицетворение выдержки и твердости духа. И вот, не успела дверь закрыться за ним, как он оперся руками о стол, медленно осел на пол и, потеряв сознание, растянулся во весь свой могучий рост на медвежьей шкуре у нас перед камином.

Сегодня, первого января тысяча восемьсот пятьдесят первого года, девятнадцатый век перевалил на вторую половину, и многие из нас, те, кто делил с ним юность, уже получили не одно предупреждение, что годы не прошли для нас даром. Седовласые старики, мы собираемся вместе и вспоминаем былые славные дни, но, когда заговариваем со своими детьми, оказывается, что они нас не понимают. Мы жили почти так же, как наши отцы, а вот наши дети, которые не представляют себе жизни без железных дорог и пароходов, — люди иного века. Можно, конечно, засадить их за учебники истории, и из этих учебников они узнают про нашу изнурительную двадцатидвухлетнюю борьбу с великим человеком, со злым гением. Они узнают, как свобода покинула просторы Европейского континента, как была пролита кровь Нельсона и разбито благородное сердце Питта, противоборствовавших ее исчезновению, не желавших, чтобы, найдя приют у наших братьев за океаном, она навеки покинула нас. Обо всем этом они прочтут в книгах, где точно указана дата того или иного договора, той или иной битвы, но откуда они узнают про нас самих, про то, что за люди мы были, как мы жили, каким представлялся нам мир, когда мы были так же молоды, как они сегодня?

В холодное, морозное утро зимы 1897 года я проснулся оттого, что кто-то тряс меня за плечо. Это был Холмс. Свеча в его руке озаряла взволнованное лицо моего друга, и я сразу же понял: случилось что-то неладное.

— Вставайте, Уотсон, вставайте! — говорил он. — Игра началась! Ни слова! Одевайтесь, и едем!

Через десять минут мы оба сидели в кэбе и мчались с грохотом по тихим улицам к вокзалу Чаринг-кросс. Едва забрезжил робкий зимний рассвет, и в молочном лондонском тумане смутно виднелись редкие фигуры спешивших на работу мастеровых. Холмс, укутавшись в свое теплое пальто, молчал, и я последовал его примеру, потому что было очень холодно, а мы оба выехали натощак. И только выпив на вокзале горячего чаю и усевшись в кентский поезд, мы настолько оттаяли, что он мог говорить, а я слушать. Холмс вынул из кармана записку и прочитал ее вслух:

Я думал, что больше мне не придется писать о славных подвигах моего друга Шерлока Холмса. Не то чтобы у меня не было материалов. Напротив, я храню записи о сотнях случаев, никогда еще не упоминавшихся мною. Точно так же нельзя сказать, чтобы у читателей пропал интерес к своеобразной личности и необычным приемам работы этого замечательного человека. Настоящая причина заключалась лишь в том, что Шерлок Холмс ни за что не хотел, чтобы в печати продолжали появляться рассказы о его приключениях. Пока он не отошел от дел, отчеты о его успехах представляли для него практический интерес; когда же он окончательно покинул Лондон и посвятил себя изучению и разведению пчел на холмах Суссекса, известность стала ему ненавистна, и он настоятельно потребовал, чтобы его оставили в покое. Только после того, как я напомнил ему, что я дал обещание напечатать в свое время этот рассказ, «Второе пятно», и убедил его, что было бы очень уместно завершить весь цикл рассказов столь важным эпизодом из области международной политики — одним из самых ответственных, какими Холмсу приходилось когда-либо заниматься, — я получил от него согласие на опубликование этого дела, так строго хранимого в тайне. Если некоторые детали моего рассказа и покажутся туманными, читатели легко поймут, что для моей сдержанности есть достаточно веская причина.