Барон-дракон

Таверна "Старая каракатица" со стороны берега имела обшарпанный и даже заброшенный вид. Вокруг мелко рябил сонный залив. По берегу вдоль кромки прибоя изгибался белесый приморский тракт. От него в море уходила кривоватая, похожая, на нахально оттопыреный палец, песчаная коса. На кончике пальца - круглая площадка-ноготок, на которой корявым наростом сидела хибара.

Где окна, где двери с дороги не разобрать. Чужой проезжий человек посмотрит, покрутит, недовольно, носом и двинется дальше. Чужому невдомек, что со стороны моря таверна выглядит куда как интереснее. Там к воде была открыта целая стена.

Другие книги автора Вера Евгеньевна Огнева

Бывший врач, вор в законе и юноша, потерявший память, по имени Руслан путешествуют по Аду. Да полно те! Ад ли это? И спускаясь вниз в глубины зла, не совершают ли они восхождение?

Фантазия на исторические темы

Две недели верхом по дикой местности кому угодно испортят настроение.

Спускаться по предгорьям пришлось целый день. Низкорослая арча так заплела тропу, что движение замедлилось до воробьиного шага. Этой дорогой давно не пользовались. В одном месте ее промыл ручей. Копыта коней скользили по окатышам, оставленным весенним паводком.

Энке время от времени бубнил себе под нос. Лекс молчал. Не сбиться бы с тропы. Пусть бухтит. Если до темноты не выйдут на равнину, придется которую уже ночь спать на голой земле.

— Что за тем холмом?

— Поднимемся, сам, господин кот, все увидишь.

— А стоит ли? Лошади устали.

— Мы только посмотрим, спустимся и — привал. И-то сказать: много сегодня прошли. Куда гоним?

— Мне возвращаться надо.

— Надо, так надо. Отряд! На высотку, следом! Посматривай!

Высокий жеребец недовольно мотнул головой, но пошел. Санька слегка поддал ему каблуками. Тот всхрапнул. Кот вспомнил невысокого, доброго нравом конька, на котором до сих пор гонял по княжьим поручениям. Не иначе, Пелинор подсунул ему эту рослую скотину, чтобы котяра на голову выше всех гарцевал. И ладно бы на свою, так получалось — на лошадиную.

Окончание сказки. Все приходит в гармонию. Но некоторых от этой гармонии знобит.

Популярные книги в жанре Фэнтези

«За виноградными горками лежал драконов край, царство огня, где сгинула не одна сотня безвестных искателей славы и не один десяток рыцарей-драконобойцев. Эта страна каждый год скармливала дракону одну из своих дочерей…»

Рассказ опубликован в сборнике «Герои на все времена» (М., 2010).

В восьмой том собрания сочинений вошли два романа «фэнтези». В первом из них — «Операция «Хаос» — оборотень Стив Матучек оказывается вынужден сражаться с силами ада за жизнь своей дочери. А в романе «Танцовщица из Атлантиды» трое мужчин из разных эпох оказываются перенесены в далекое прошлое, в эпоху минойской цивилизации, которой грозит гибель от извержения вулкана…

Рассказик-головоломка, который просто показывает, какие опасности может таить самый вроде обычный дождливый вечер…

История из жизни самой Раравис.

Запах солнца

Тяжёлая рука властно легла на плечо. Плечо раздражённо дёрнулось, избавляясь от лишней конечности. Рука не смутилась и опять удобно примостилась во впадинку между шеей и ключицей.

Блеснули белые крепкие зубы и со смаком впились в нетерпеливо постукивающие по воротнику пальцы.

-Ах ты малявка паскудная?!

Укушенные пальцы клещом впились в ухо, на котором кусака и повис, отлепившись от старого можжевелового дерева с толстенным перекрученным стволом, затмившим своей пузатостью даже жидкую крону.

   В библиотеке было темновато, узкие окна пропускали слишком мало света, и Агофен зажег несколько свечей. А Эмилий принес пятилитровую бутыль чистейшего сока фрукта кирандино, произрастающего на дереве кирандо. Саженцы этого дерева сто лет тому назад привезли из Запредельных гор, и росли они в парке герцога Гезерского. Сок из фруктов кирандо делали лишь в герцогском дворце.

   Джинн[1] Агофен, который уже добрых полгода работал начальником охраны во дворце герцога Ральфа, девятого герцога Гезерского, удобно полулежал в глубоком и мягком кресле. В нерабочее время он всегда носил старинный и несколько великоватый шелковый халат, на котором, по голубому полю, гордо расхаживали три крупных бойцовых петуха. На ногах его красовались малинового цвета шлепанцы, носы у которых были заносчиво вздернуты. Большую белую чалму джинн снял и аккуратно возложил на стопку книг, с которых предварительно вытер пыль. Когда Агофен двигался, казалось, что петухи на халате живые. А может, и не казалось. Старые мастера были великими умельцами и многие их секреты до сих пор не разгаданы.

Молодой американский писатель У. Самброт в рассказе «Стена» использует фантастический прием «оживления» одного из древнегреческих мифов, перенося его в наше время. Под его пером старинная легенда приобретает неожиданное звучание: ее фоне ярко выступают картины жизни и быта заброшенной греческой деревушки и приключение вторгшегося на остров заокеанского собирателя древностей из плеяды тех «коллекционеров», которые стараются прибрать к рукам национальные сокровища других стран.

В поисках произведений искусства он добрался до забытого богом островка Греческого архипелага и нашел за древней стеной подлинный шедевр скульптуры. Но как встретиться с его владельцем? И какую цену придется заплатить?

Аннотация:

Обычно, когда происходит какой-нибудь скандал в гостевых покоях Высокого Дома, вспоминают её. Наставник считает, что у неё "ума нет и уже не будет!", она сама про себя говорит, что все её беды от любопытства и не умения держать язык за зубами, знакомый учёный, наоборот, считает это достоинством и только враги почему-то считают её везучей. И вообще, это большое заблуждение, считать, что жизнь насыщенная приключениями, путешествиями, интригами и прочими катаклизмами бывает только у венценосных особ и их бедных родственников. P.S. Время от времени в файле идёт редакция текста.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Друзья! прошло красное лето, златая осень побледнела, зелень увяла, дерева стоят без плодов и без листьев, туманное небо волнуется, как мрачное море, зимний пух сыплется на хладную землю – простимся с природою до радостного весеннего свидания, укроемся от вьюг и метелей – укроемся в тихом кабинете своем! Время не должно тяготить нас: мы знаем лекарство от скуки. Друзья! Дуб и береза пылают в камине нашем – пусть свирепствует ветер и засыпает окна белом снегом! Сядем вокруг алого огня и будем рассказывать друг другу сказки, и повести, и всякие были.

В порту Ричмонда обнаружен грузовой контейнер с трупом неизвестного мужчины.

Зацепки полиции – загадочная надпись на стене контейнера и длинные светлые волосы на одежде жертвы.

Несколько дней спустя жестоко убита продавщица ночного магазина.

Ограбление? Такова первая версия следствия.

Но на месте преступления – длинные светлые волосы, идентичные тем, что найдены в контейнере...

Кей Скарпетта, подключившаяся к расследованию, убеждена: оба преступления совершил один человек.

Человек, который, похоже, считает себя опасным хищником...

Г-жа Пернель, мать Оргона.

Оргон, муж Эльмиры.

Эльмира, жена Оргона.

Дамис, сын Оргона.

Мариана, дочь Оргона, влюбленная в Валера.

Валер, молодой человек, влюбленный в Мариану.

Клеант, шурин Оргона.

Тартюф, святоша.

Дорина, горничная Марианы.

Г-н Лояль, судебный пристав.

Сначала заныло колено, заныло сильнее обычного, но терпимо. Лишь тревожило, не прерывая сон. Во сне он убаюкал ногу и вновь растворился. Ненадолго, правда. Судорога жестоко переплела пальцы на той же ноге, и боль вместе с окаменелостью поползла от ступни к икре. Надо было ходить. С упрямо закрытыми глазами он спустил ноги на ковер и, всем телом наваливаясь на совсем уже не свою ногу, изобразил ходьбу на месте. Сидя. Не помогло. Он встал и окончательно проснулся.