Барнаульский натариз

От автора:

...Начиналось всё довольно безобидно: я - политпублицист, политаналитик и политтехнолог с почти десятилетним стажем - решил сменить профессию. Стал выбирать тему для бурного старта на стезе драматургии. На поверхности лежал Распутин. «То, что доктор прописал! – обрадовался я. – Люди любят про секс и политику». Скачал кое-какие справочные материалы из интернета, решил посвятить им день-два (чтобы «быть в теме»), а посвятил два года...

«Барнаульского натариза» я начал писать года через полтора – когда образы старца, императорской четы, Вырубовой и Феликса окончательно оформились. Я давно уже поставил точку, но оторваться от мемуаров, переписки и прочих текстов, имеющих отношение к Распутину и его окружению, еще долго не мог. Сейчас в моей голове - длинный роман, в котором все тайное становится явным, и все сестры получают по серьгам. «Барнаульский натариз» - это несколько сцен, дающих исчерпывающее представление о том, каким этот роман будет, когда я его напишу.

Отрывок из произведения:

Распутин - странник

Николай - самодержец всероссийский

Александра Федоровна - его жена

Алексей - их сын, наследник престола

Вырубова - подруга императрицы

Феликс - икона стиля

Ирина - его жена, племянница царя

Ленин - политэмигрант

Бонч - большевик, крупнейший специалист по русским сектам

Николай Николаевич - великий князь, дядя царя

Другие книги автора Владимир Витальевич Голышев

«Бизнес Владимира Путина» Станислава Белковского и Владимира Голышева — сборник аналитических статей, посвященных ответу на вопрос «Who is Mr. Putin?» В отличие от всех предшествующих попыток дать ответ на этот вопрос, авторы книги не слишком интересуются идеологией Путина. Поскольку и героя книги идеология тоже не интересует. По мнению политологов, главная цель жизни и деятельности Путина — чисто деловая. Президентство — это просто бизнес. Последний международный скандал — «газовая война» с Украиной — только доказывает это. Все остальное — власть, судьба страны, будущее ее народа — не очень важны для него. Главная его заслуга перед страной в том, что он еще правим нами, — вот тот посыл, который кремлевская бюрократия адресует находящемуся за гранью ее понимания народу. А функция народа с точки зрения Кремля — оплачивать благосклонность терпеливых правителей. Деньгами и жизнями.

От автора:

Как известно (со слов Гоголя), сюжет «Ревизора» - подарок Пушкина. Якобы тот побоялся сам комедию писать и презентовал сюжет своему молодому другу. А что если Пушкин все-таки написал бы свою пьесу на «ревизорский» сюжет? В конце концов, в его бумагах нашлась короткая запись про «Криспина», которого на «ярмонке» приняли за посланника. В общем, я решил написать альтернативного «Ревизора» за Пушкина.

Чтобы пропитаться пушкинским языком я несколько дней подряд читал только его. Перечитал почти всё Полное собрание сочинений. Пропитался. Потом открыл гоголевского «Ревизора» и остолбенел. «Экая мерзопакостность!» - подумал я, и дочитывать не стал. Как же Пушкин мог дружить с этим ничтожеством? Начал выяснять. Оказалось, что «дружба» началась после смерти гения. Задним числом. Пройти мимо этого подлога я не мог...

«Ярмонка» - это сцены из двух ненаписанных пьес: «пушкинского ревизора» и биографической – про знакомство и «дружбу» Пушкина и Гоголя. Источником вдохновения послужили пушкинские записи из пятого тома Полного собрания сочинений и книга Юрия Дружникова «С Пушкиным на дружеской ноге».

От автора:

Я ничего не знаю об этих людях. Хотя десять лет занимался только ими. Думал о них хорошо, потом плохо, потом очень плохо, потом очень-очень плохо. А когда захотел от них избавиться, на простой вопрос: «кого гнать будем?» неожиданно не нашел ответа. Я ведь не пас с ними скот, не крестил детей. Десять лет жизни я угробил на сгусток пустоты, сотканный из телесюжетов, стенограмм, фольклора околополитической тусовки и прочих видимостей. Мои мучители – суть существа эфирные. Демоны. Бесы. Имя им: легион. «И просили Его все бесы, говоря: пошли нас в свиней, чтобы нам войти в них». Мои бесы попросились на бумагу...

«Пребиотики» я писал для себя. Как для себя чистят печень и кишечник, удаляют больные зубы и вырезают аппендицит. «Пребиотики» - это лекарство, которое мне помогло. Как моча Малахову. Грешно скрывать чудодейственный рецепт. Люди смотрят телевизор, нервничают, теряют аппетит, приобретают эректильную дисфункцию и мешки под глазами. Потому что путают личную шерсть с государственной, телекартинку с жизнью, а литературных персонажей с реальными людьми. Избавиться от этих дурных привычек помогают «Пребиотики». По крайней мере, мне помогли.

И ещё. Владимир Путин, Владислав Сурков, Дмитрий Песков, Сергей Собянин, Юрий Лужков, патриарх Московский и всея Руси Кирилл, и другие официальные лица! Эта пьеса не про вас, а про ваши медиа-образы. Верю, что вы совсем другие. Не знаю точно какие, но другие. Так что не принимайте «Пребиотики» на свой счет. А лучше – вообще не читайте. Зачем вам эректильная дисфункция и мешки под глазами?

Действующие лица:

Незнакомец – Альфа и Омега, начало и конец, первый и последний

Тропарёв (он же «Кирилл») – человек

Кирилл (он же «Пришелец») - патриарх Московский и всея Руси, лыжник

Илларион – композитор

Смирнов – правоохранительный орган

Генерал – госслужащий

Ведущая – журналист радиостанции «Эхо Москвы»

Чаплин – не Чарли

Охранник

Содержание:

1. БАРНАУЛЬСКИЙ НАТАРИЗ

2. ПРЕБИОТИКИ

3. ЯРМОНКА

4. Лыжнег

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Саня Солнцева.

Капитолина Андреевна — ее мать.

Агриппина Семёновна — её бабушка.

Иван Иванович Курепин.

Гоша, Митя, Сева, Вовка — их дети.

Дарья Тимофеевна Логвинова.

Нина — её дочь.

Анюта Богданова.

Гермоген Петрович.

Кирилл Михеев.

Геннадий Семенович Значковский.

Антон Петрович Звягинцев.

Игорь Бобров

Глаголин Георгий Львович.

Надежда Алексеевна, жена его.

Коля, их сын.

Старуха, мать Глаголина.

Люди войны, друзья Глаголина:

Колоколов Андрей Сергеевич.

Симочка.

Гололоб Микола.

Маруся, жена его.

В госпитале:

Бобров, майор.

Танкист.

Капитан.

Обитатели теплушки:

Филя, начальник ж.-д. станции.

Партийный секретарь Маттес в захолустной деревушке Труцлафф творит, подобно Иисусу Христу, чудеса, что воспринимается приехавшей с инспекцией представительницей обкома Ангеликой несовместимым с обликом партийца.

Известный писатель, поэт и журналист Дмитрий Быков выступает в этой книге в новой для себя ипостаси — драматурга. В пьесах, как и в других его литературных произведениях, сатира соседствует с лирикой, гротеск с реальностью, а острая актуальность — с философскими рассуждениями.

Дарья Грацевич — лауреат премии «Дебют» 2008 года в номинации «Киносценарий».

Автор нескольких романов, более пятидесяти пьес и около полутысячи рассказов и фельетонов, Нушич известен по постановкам комедий «Госпожа министерша», «Доктор философии», «Обыкновенный человек», «Покойник», «Опечаленная семья». В репертуарной афише театров эти комедии обычно назывались сатирическими и вызывали ассоциации с современной советской действительностью. Те времена миновали, а пьесы Нушича остались, и по-прежнему вызывают интерес театров. Видимо, не зря сказал в свое время писатель: «Лучше умереть живым, чем жить мертвым».

Граф де Турнель.

Графиня де Турнель.

Эдуар де Нанжи, кузен графини, лейтенант конных егерей.

Барон де Машикули.

Граф де Фьердонжон.

Маркиз де Малепин.

Кавалер де Тимбре.

Бертран, по прозвищу Бесстрашный, бывший вандейский офицер.

Жюльета, горничная графини де Турнель.

Франсуа, доверенный слуга графа.

Жандарм.

В исторической драме «Жакерия» Мериме изобразил события Жакерии, крупнейшего антифеодального восстания французского крестьянства, развернувшегося в XIV веке. Жизнь средневекового общества, широко охваченная писателем, предстает в «Жакерии» в виде непрекращающейся суровой и кровопролитной социальной борьбы. Реалистическое представление о социальной обусловленности характера определяет и принципы типизации в драматической хронике Мериме, проницательно раскрывающей противоречия общественной жизни, написанной мастером тонкой нюансировки драматических характеров.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сборник рассказов Александра Батрова о жизни детей Испании, Франции, Англии, Италии. Издание 1952 года.

Состав:

1. Наш друг Хосе

2. Жак-лисенок

3. В доках Лондона

4. Юнга Пьетро

5. Пожар на "Магдалене"

6. Настоящие друзья

7. Ты молодец, Анита!

8. Горсть земли

Эта книга о «конях», «мясниках», «бомжах» (болельщиках СКА, «Спартака» и «Зенита»), короче говоря, о мире футбольных и хоккейных фанатов. Она написана журналистом, анархистом, в прошлом - главным фаном СКА и организатором «фанатения» за знаменитый армейский клуб. «Битва за сектор» - своеобразный ответ Дуги Бримсону, известному английскому писателю, автору книг о британских футбольных болельщиках.

Дмитрий Жвания не идеализирует своих героев. Массовые драки, бесконечные разборки с ментами, пьянки, дешевые шлюхи, полуголодные выезды на игры любимой команды, все это - неотъемлемая часть фанатского движения времен его зарождения. Но «Битва за сектор» - книга не только о сражении за место под солнцем. Идет настоящая борьба за жизнь. Проигрыш означает смерть. Выигрывает лишь тот, кто выжил. И остался человеком.

Загадка Вольфа Мессинга, заключающаяся в его способности предвидеть будущее и с поразительной точностью «читать» мысли других людей, не объяснена до сих пор. Однако многого не знал и не понимал даже он…

«Она была так развратна, что часто проституировала, и обладала такой красотой, что многие мужчины своей смертью платили за обладание ею в течение одной ночи». Так писал о Клеопатре римский историк Аврелий Виктор. Попытки сначала очернить самую прекрасную женщину античности, а потом благодаря трагической таинственной смерти романтизировать ее привели к тому, что мы ничего не знаем о настоящей Клеопатре…

Миф, идеал, богиня… Как писали современники, она обладала завораживающим голосом, прекрасным образованием и блистательным умом. В сочетании с неземной красотой – убийственный коктейль. Клеопатра была выдающимся, но беспощадным и жестоким правителем. Все мы родом из детства, которое у царицы было действительно страшным. Оргии отца и сестры, вечные интриги и даже убийства – это только начало ее пути.

Судьба Клеопатры умопомрачительна. Странная встреча с Цезарем, тайный ребенок. Соблазнение главного врага и, наконец, роман с Марком Антонием, самый блистательный роман в истории с трагическим финалом. Клеопатра, безусловно, главная героиня античности. А ее загадочная смерть – кульминация той эпохи.