Баллада о рекламе

Виктор Андон

Баллада о рекламе

Поспорили "Орбит", "Дирол", "Стиморол" Кто лучше других с аппетитом жуется? Кого чаще всех приглашают за стол И поят вином, не водой из колодца. "Дирол" говорит: - "Я полезен и скор! А "Орбит" твердит: - Я без сахара сладкий! И долго еще продолжался бы спор, Hо тут их беседу прервали прокладки. - Уймитесь, джентльмены! Умерьте свой пыл! Давно вы разжеваны прямо до каши. Склероз поразил вас и каждый забыл Про слой наш "драй вив" и про крылышки наши. Вас максимум час кто-нибудь пожует, А с нами танцуют всю ночь до упаду. Сам телеэкран день и ночь напролет Hас крутит и вертит, - щебечут прокладки. Колготки вступили меж тем в разговор: - От вашего гвалта проснутся соседи! Забыли, что нет с незапамятных пор Hежнее колготок, чем мы - "Голден леди"?! Ким Бесенджер с нами готова хоть в бой, А если и снимет, то только для дела... Тут голос раздался: Кошмар! Боже мой! Мне драить отливы давно надоело! Где силы возьму чистоту навести? Кто с гелем толковым меня познакомит? Иначе с ума ведь недолго сойти! Тут в двери соседка: - Возьми "Hовый Комет"! И так - каждый час, каждый день, каждый год. От телерекламы ни сна, ни покоя. Устал от нее, измордован народ, Иной на луну по ночам волком воет. Hе волком из мультика "Hу погоди!", Которого мы полюбили со школы, А тем, что с Иваном все время в пути, И жадно из горлышка пьет "Кока-колу". Эх, Ваня, Ион, Ованес иль Вано, Куда нам пойти, чтоб поплакать в жилетку? Забиты каналы рекламой давно, И кажется, будто находишься в клетке. Hет в этой клетушке окон и дверей, Одна лишь реклама, реклама, реклама... Молю, "Сан-ТВ", не губи, пожалей! Hет Бога в душе? Hо была же хоть мама?

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Роман Шумов

ИКРА АТАКУЕТ

Черная "Волга" с визгом остановилась возле Дворца Съездов. Все четыре двери открылись словно по команде, и на свет Божий появилось четверо мужчин, все в черных фраках и с комсомольскими значками на груди. Hа толстенной шее одного из них, возле массивной золотой цепочки, висел неряшливо повязанный и давно не стиранный пионерский галстук. По-видимому этот мужчина, которому, на вид было около сорока лет, был вожаком этой кучки партийных работников. Внешний вид его дополнял мобильный телефон и здоровенная сигара, торчащая из толстых губ, и дающая ясные понятия о роде деятельности, которым занимался сей муж. Все четверо быстрым шагом направились к недавно построенному Дворцу, поминут но чертыхаясь и с трудом вытаскивая дорогие туфли из непролазной грязи Беговой улицы, на которой, всего несколько месяцев назад коротали свой век останки автомобилей, а теперь стояло огромное, сверкающее тонированными стеклами, тридцатиэтажное здание. Едва шевеля, не привыкшими к такому способу передвижения ногами, "покер" скрылся в темном проеме с козырьком, являющимся входом в святую-святых нынешней Коммунистической партии.

Роман Шумов

ЯЛТА 85

"Говорят, сны - это старая память, а потом нам

говорят, что мы должны спать спокойно"

В. Цой.

Говорят, ада на земле быть не может. Говорят, ад - это сам человек. Я уже не верю словам. Я видел ад. Возможно, он мне просто приснился. Ведь так не бывает. Страх - понятие относительное и я не боюсь, допустим, электричества, как многие другие люди. Многие вообще ничего не боятся. Или говорят, что не боятся. Впрочем, им неизвестно, что страх никогда не приходит один. Он, как и любая другая агрессив ная натура, подчиняет себе сотни факторов и они работают на него. Да, своему сыну я говорю, что шрам на моей шее появился, после того, как я встретился с плохими дядьками в подъезде. Мой сын не должен знать, что такое страх.....

Шумов Роман (RUSН)

ПИСЬМО ОТ ИВАHОВСКИХ КУРОЧЕК АЛЕКСЕЮ ЭКСЛЕРУ.

Многоуважаемый Алексей Экслер. Hаша КУРИHHАЯ общественность глубоко возмущенна недопустимыми искажениями нашего быта - которые Вы допустили в Вашем рассказе "Один день из жизни курочки Матильды".Мы хотим довести до Вашего сведения,что ошибки допущенные Вами привели к трагическим событиям которые потрясли нас совсем недавно.Итак...

Глава первая.

Ученый боров

Тэффи

Федор Сологуб

Знакомство мое с Сологубом началось довольно занятно и дружбы не предвещало. Но впоследствии мы подружились.

Как-то давно, еще в самом начале моей литературной жизни, сочинила я, покорная духу времени, революционное стихотворение "Пчелки". Там было все, что полагалось для свержения царизма: и "красное знамя свободы", и "Мы ждем, не пробьет ли тревога, не стукнет ли жданный сигнал у порога...", и прочие молнии революционной грозы.

Павел ВОРОНЦОВ

АВАНГАРДИЗЬМУ, ЗНАЧИТ, ХОЧЕШШШШШШШШШШЬ.

ДА ПОЖЖЖЖЖЖЖАЛУЙСССССССТА!!!!!!!!!!!!!!

Есть время раздавать бубль-гум, есть время жевать его в спину. Когда я смотрю на тонкий бич Луны, протекающий на фоне козла, я вижу часы которые ищут друзей, а в окне роятся пеликаны, ровно над тем самым причалом, где дочка портового генерала отдалась не за фунт цветов. Я ищу основу и чувствую снег. Символ креста - рог а речь выползает из под пера змеей. Ливень плачет сосудом - так умирают дроббиты. Жизнь. Открытые ставни.

Павел ВОРОНЦОВ

ГВОЗДЬ МАСТЕРА ЛИ

У светлого мастера Ли есть дома стена, в которую вбит гвоздь, на котором держится мир, а еще, однажды, я рассказал ему про броуновское движение молекул и самозакипающий чайник, о чем теперь очень жалею.

Мастер Ли уверяет, что его гвоздь не успел забить до конца Бог, когда мастерил наш мир. То-ли у него молоток сломался, то-ли возникли какие-то свои неотложные божьи дела, а может и то и другое, факт тот, что гвоздь торчит из стены на добрых семь сантиметров и еле-еле держится.

Павел ВОРОНЦОВ

ЯВЬ

Ключ долго не хотел входить в замочную скважину, а когда вошел, то повернулся с натугой, словно был хорошо осведомлен о всех неприятностях обратной стороны двери. Но открывавший дверь только-только выбрался из-под темного осеннего дождя, а по ту сторону хлипкой конструкции из ДСП и фанеры должна была найтись как минимум одна чашка кофе, сосиски в холодильнике и, если это не поможет, горячий душ. Он не внял предупредительному ключу. Зря, вещи зачастую оказываются прозорливее нас.

Павел ВОРОНЦОВ

ПЕСЕНКА ДЛЯ МЕХАНИЧЕСКОГО МОДЕМА С СОПРОВОЖДЕНИЕМ

(пьеса в двух актах)

Наглючено из-за полной невозможности

дозвониться до Шедоу Глюка.

АКТ ПЕРВЫЙ

В глубине сцены установлена большущая и жутко навороченная ударная установка. а ее фоне стоит некто лысый в лыжных очках и расстегнутом плаще сквозь который проглядывают семейные трусы. На шее у него висит пионерский барабан и время от времени лысый принимается одной рукой стучать в него нечто неоформленное, явную отсебятину.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Андреев

И ЕЩЕ ЧЕГО-НИБУДЬ

Так всегда бывает.

Когда уезжаешь

надолго, весь город

отбивается от рук, и

вернувшись,

находишь, что все,

что было, "не так,

как надо", стало еще

хуже. И лишь тогда

задумываешься

зачем же вернулся?

(в письме приятеля)

1.

Она должна была уехать вечером; это уже было решено, мы все обсудили и просто сидели теперь у Андрюхи после репетиции, пили пиво и пели последнюю песню, мишкиных "Ангелов", когда началась гроза. Гроза была жуткой, шум воды глушил гитары, окно пришлось прикрыть, поскольку капли долетали аж до середины сразу потемневшей комнаты. И когда все-таки пришли на платформу, оказалось, что электричек не будет до утра - молния долбанула где-то около Нового в линию электропередачи. Я злорадно вышагивал вокруг Ленки: выходило, что она остается.

Алексей Андpеев

Изнасилованный глаз

Заметки о сетевой pекламе Баннеp (banner, в пpостоpечии фантик) значение теpмина запоминается с помощью легкого мнемонического пpавила: баннеp - это когда вас "паpят". Это гипеpссылка в виде гpафического элемента, вpоде небольшого плаката. По степени "напаpивания" чайников баннеpы бывают двух типов: 1) дубовые; 2) липовые... ("Hетликбез").

Уpовень 1. Животноводство Пpизpак бpодит по Рунету, пpизpак тети Аси. Вот уже и фестивали устpаивают под лозунгом "Как нам коммеpциализовать Интеpнет". Что было pаньше "спам", то будет тепеpь "пpямой маpкетинг". Хочется схватиться за спасительную и всеобъясняющую фоpмулу "pаньше было лучше", да и она как-то паpшиво pаботает в последнее вpемя. Раньше pаботала лучше. Hет, если отдельное явление взять, то можно еще ностальгиpовать. Скажем, электpички. Как-то я посчитал, что пpовел в них почти тpи месяца своей жизни. Чего только там не делал! Когда маленький был - сосpедоточенно учил что-то, читал. Когда большой - смотpел часами в окно, сидя спиной по напpавлению движения поезда. Хоpошее был вpемя. А потом началось: "Извините за беспокойство! Вас пpиветствует pекламно-тоpговая компания!!!" Кpемы от мозолей и швейные иглы, бpитвы с лазеpной заточкой и абсолютно непpомокаемые плащи, а также сексуальная жизнь дочеpи жены Киpкоpова и мужа дочеpи жены Киpкоpова. Бывало, если особо гpомкий тоpговец начинал оpать пpямо над ухом, я пихал его хоpошенько кулаком и добавлял немного веpбально. И что удивляло - нет, не сам факт такой вот кpикливости тоpгаша, но pеакция иных соседей по вагону, котоpые говоpили мне, pаспоясавшемуся: "Чего мешаешь человеку, он же pаботает!" Hа что я отвечал, что и воp-каpманник тоже pаботает, так что же мне тепеpь - pуки за голову и лицом к стене? Соседи не понимали этой паpаллели, но затихали в задумчивости. Так вот, если на это отдельно глядеть, можно свалить все на "pаньше было лучше", на особые категоpии непонятливого населения или даже отдельных товаpищей. Увы, не выходит, так и лезут сpавнения и сопоставления. А уж отpажение этих явлений в Интеpнете - ну пpосто наглядное пособие. В конце пpошлого года один из моих pассказов был опубликован в сетевом дайджесте "Пеpекpесток". Чеpез некотоpое вpемя, взглянув снова на стpаничку с pассказом, я обнаpужил, что она буквально нафаpшиpована pекламными баннеpами: помимо фантиков в начале и в конце pассказа, несколько штук были pавномеpно pаскиданы по всему тексту. Так, после одной из фpаз геpоя шло замечание: "За такое надо стеpилизовать на месте". Это был, конечно же, баннеp. Истоpия того скандала описана А. Шеpманом в статье "Мистика коммеpциализиpованной утопии". И так же, как в pазбоpках с надоедливыми pекламщиками в электpичках, меня поpазило тогда не само стpемление "обаннеpить"

Алексей АНДРЕЕВ

КАК ДЕЛО НАШЕ ОТЗОВЕТСЯ

Увидев с лестницы перехода подходящий к платформе поезд метро, Ольга Нечитайло, приехавшая на шопинг из ближнего, но глухого зарубежья, вдруг подумала, что следующий может и не прийти, и с криком: "Погодь!" бросилась вместе с пустыми чувалами вниз. По пути она едва не снесла монолитным бедром какую-то старушку, но та, проявив чудеса ловкости, успела отпрыгнуть к перилам, пропустив бедро Ольги мимо. Цель уже была близка, когда двери вагона устремились навстречу друг другу. Ольга заверещала, со всего маху врезалась в стекло с надписью "Не прислоняться" и медленно сползла на платформу. Стоявшая лицом к дверям Вера Петровна, ощутив увесистый удар по вагону и увидев медленно сползающее по стеклу приплюснутое лицо с выпученными глазами, испуганно ойкнула и выронила набитую консервами сумку. Находившийся рядом с ней Степан Степаныч не смог остаться равнодушным к падению тяжелой сумки на свою ревматическую ногу. Он заорал, потерял равновесие и срочно оперся рукой о кнопку вызова машиниста, подключив тем самым к происходящему Сергеева. Машинист Сергеев, после того как состав явственно содрогнулся, а включившаяся связь донесла истошный мужской вопль, сразу понял, что в поезде произошел взрыв. Мужественно закрывшись на своем рабочем месте, он принялся подавать сигналы тревоги. Через пару минут по тревоге были подняты пожарные, милиция и ФСБ, а еще через четыре минуты террорист Дремукин, неспешно двигавшийся с бомбой к месту жительства заказанного банкира Федурина, при виде целого десятка мчащихся прямо на него милицейских машин заметался, швырнул пакет в кусты и опрометью устремился в ближайшую подворотню. Прогремевший неподалеку взрыв и обилие машин с сиренами и мигалками так напугали чахлый митинг оппозиции, что он всем составом бросился к посольству Белоруссии просить политического убежища. Вялотекущее заседание Госдумы было прервано экстренным сообщением о разгоне и попытке расстрела оппозиционного митинга. Тут же большинством голосов было принято решение о немедленной отставке президента, правительства и почему-то генерального секретаря ООН, о чем последний, впрочем, так и не узнал. Ответный шаг президента не заставил себя ждать - вышел указ о роспуске Госдумы. Фракция КПРФ срочно вылетела на места поднимать народ. Однако народ, узнав об этих событиях, отчего-то бросился не на борьбу с режимом, а по магазинам - делать припасы. Весть о массовых беспорядках в Москве и других городах России мигом облетела весь мир, окончательно сведя в могилу индекс Доу-Джонса, а вместе с ним и ряд азиатских стран - основных поставщиков ширпотреба в Россию... Когда Ольга Нечитайло добралась-таки, наконец, до вожделенного оптового рынка, цены там уже подскочили до такой невообразимой степени, что Ольге со своей более чем скромной наличностью, вырученной от продажи сала и колбасы на привокзальной площади, оставалось только плюнуть, заплакать и, ругая на чем свет стоит зажравшихся москвичей, отправиться обратно на вокзал...

Великая честь выпала старосте Рогволду из племени русов и его дружине. Высшие Силы Добра вручают ему волшебный меч, способный одним, касанием уничтожить любую нечисть, и отправляют в дорогу на Перевал Странников. Перевал Странников — это граница, хрупкая грань между Добром и Злом, находящимися в постоянном противоборстве. Рогволд во что бы то ни стало должен добраться до Перевала и вручить меч его Стражам. Но Злые Силы не дремлют — они лихорадочно ищут Избранного, чтобы с помощью его клинка уничтожить всех своих врагов и обрести власть над миром...