Бал под пальмами

Какая девчонка не мечтает попасть на самый настоящий бал? Аня тоже мечтала. Но не просто так – ведь ее танцевальная студия приехала на летние сборы в приморский лагерь. И скоро состоится главное событие смены – знаменитый "Бал под пальмами". Но пригласят на него только лучшие пары. К сожалению, партнер Ани далек от совершенства, а потому ни один танец у них не получается как надо… Девчонка уже почти потеряла надежду выступить на балу, когда в студии появился новый парень. Симпатичный, уверенный в себе, классный танцор! Вот только у него есть своя партнерша. Так что они просто идеальная пара. Или это только так кажется?..

Отрывок из произведения:

– Ну ладно, мам, дальше я сама!

– Провожу еще немного, – возражала мама. – Наверняка все с родителями придут.

– Наверняка я одна, – ворчала Аня, пытаясь перехватить ручку чемодана. И тут же взвыла:

– Ууу, гроб на колесиках! – когда громоздкий короб ловко сделал подсечку, едва не сбив ее с ног. От этого настроение девочки отнюдь не улучшилось, и она продолжила страдать вслух:

– Все будут смеяться, что у меня такой здоровенный чемодан! Да еще и мама за ручку приведет…

Другие книги автора Анна Евгеньевна Антонова

Ира хотела попробовать себя везде, но у нее решительно ничего не получалось: ни петь в хоре, ни писать диктанты на уроках сольфеджио в музыкальной школе, ни кататься на коньках, ни танцевать. Словом, бесполезные старания. Но девушка не сдавалась – помогало упрямство, а еще чувство юмора, которое не раз выручало в трудных ситуациях: например, на сцене во время исполнения русских народных танцев или на катке, когда, спасая от падения, ее поймал жутко симпатичный парень…

Ира жалела, что бросила народные танцы. Как у нее здорово все получалось с партнером Федей! Но ушла она из-за совсем другого парня – Дениса, с которым познакомилась на катке… Это он посеял в Иркиной душе сомнения, соблазнив перспективой начать заниматься фигурным катанием. В паре с ним, разумеется! Девушка ничего не имела против – наоборот, с радостью окунулась в новое увлечение. Но она даже не представляла, как ей придется тяжело! А Денис – тот, ради кого она сменила танцевальные туфли на остро заточенные коньки, – почему-то не спешил ей помогать… Неужели все было зря и Ирку ждет провал и на льду, и в любви?

Тая мечтала встретить Новый год вместе со своим парнем. Она ждала приглашения до последнего, но в праздничную ночь Артем отправился на бал… без нее! Как такое могло произойти? Они ведь любят друг друга! Неужели в их отношениях наступил кризис и пора расставаться? Кажется, теперь спасти любовь может только чудо…

Нина с Женькой дружили словно сестра и брат, ведь их мамы были лучшими подругами. Вот и на этих каникулах они все вместе отправились в путешествие по загадочной Скандинавии. Поездка началась отлично, но потом появилась Вероника… Разбитная девчонка из их туристической группы сразу заинтересовалась Женькой, да и он не остался равнодушен к ее чарам. Нину это почему-то очень задело. Неужели она ревнует друга детства? Или на самом деле Женька значит для нее гораздо больше? Среди суровых норвежских фьордов Нине предстоит решить непростую любовную головоломку…

Побывать на острове вечной весны, как называют Ирландию, мечтают многие. Нине и Женьке повезло, на летних каникулах они отправились в гости к дальним родственникам. Маленькая страна встретила их не только живописными ландшафтами, но и проливными дождями и ледяным северным ветром. Правда, промозглая погода не помешала разгореться нешуточным страстям: Женька почему-то начал ревновать Нину, Нину кто-то неожиданно поцеловал в темноте, а Максим, брат Женьки, у которого они остановились, кажется, влюбился…

Ирка с Денисом когда-то пробовали встречаться, но теперь они просто партнеры по фигурному катанию. Само собой получилось так, что от романтической встречи на катке и вспышки взаимной симпатии остались только приятельские отношения. Лишь в глубине души девушка не теряла надежды – когда-нибудь парень увидит в ней не просто друга. А где еще этому случиться, как не на спортивных сборах в пригороде Парижа! Поездка представлялась Ире волшебной сказкой, но, вопреки ожиданиям, ничего в их отношениях с Денисом не изменилось, да и город мечты почему-то не спешил делиться с ними своим очарованием. И тогда она решилась на необычные меры…

Говорят, что под Новый год сбываются желания… И маленькое чудо сейчас было бы очень кстати! Срочно нужно готовить праздничный вечер, но никто в команде Алю не слушается. Ни режиссер Васька, ни художницы Лиля и Надя, ни оператор Антон. А все из-за любви! Васька вроде бы неравнодушен к Лиле, но при этом ухаживает… за Алей. Как бы теперь и спектакль не провалить, и разобраться, кто же ему нравится по-настоящему?

«Лето на Меркурии»

Настя давно забыла, как в третьем классе играла во дворе с Ромкой. И вдруг в десятом парень вернулся в их школу! Девочке казалось, он к ней по-прежнему неравнодушен. Но Ромка почему-то решил, что она влюблена в молодого красавца-историка. И в один прекрасный день кто-то заляпал краской стены и разбил все окна в его кабинете…

«Записка с сюрпризом»

7-й "Д" запутался в любовных треугольниках! Митя нравится сразу нескольким девчонкам, но ему интересна только одна – красавица и отличница Тася. Раньше они дружили, но теперь Тася больше времени проводит с Джеком. Похоже, Мите придется постараться, чтобы вернуть ее внимание. Но тут совершенно не вовремя начинается общешкольная игра…

«На зависть королеве»

Классно, если у тебя есть лучшая подруга! С ней не скучно в школе и весело на вечеринках, с ней можно обсудить любые темы, даже поговорить о том, кто тебе на самом деле нравится. Но что делать, если подруга выдает твой самый главный секрет? Диана не знает, как теперь ей вести себя с Маринкой: ведь три года они были неразлучны, но на этом злосчастном празднике…

Популярные книги в жанре Детская проза

Мы не знакомы с ним ни домами, ни делами. Но мы — старые знакомые и даже друзья — по улице, по тротуару. Здесь мы встречаемся часто, когда я приезжаю в эти края и брожу туда-сюда, порой — просто так, когда работается, а подчас — в смятении, когда не знаешь, что делать. Но стоит увидеть Яна-Ваныча, и на душе становится спокойнее, и потом все ладится.

Ян-Ваныч подметает улицу и тротуар — триста метров вперед и триста назад, если нужно. Все должно быть чисто и аккуратно на его участке, но это трудно, конечно, порой очень трудно. Зимой, например, когда идет снег, пройдясь вперед, он обязательно вернется назад и еще раз смахнет успевший насыпать снежок. Или даже летом, когда мимо проходят дети и бросают конфетные бумажки, где не положено, приходится возвращаться назад. А бывают и сильный ветер, и буря на море, и ломают они ветки деревьев, срывают листья, и тогда — только следи. Раз выйдешь с метлой, и два, и три…

Ещё мальчишкой я смотрел представление Дурова с его знаменитой «Железной дорогой». Смотрел, удивлялся и думал, а как же всё это делается?

В этой книге «Дрессированный паровозик» писатель Евгений Мельников познакомил вас, ребята, с работой артистов цирка, с трудным жанром дрессировки животных. Сколько труда, воли, настойчивости требуется дрессировщику для выполнения животными необыкновенных трюков.

И всё это для того, чтобы придя на представление, вы сидели бы открыв рот и удивлялись чудесам необыкновенного циркового искусства.

Ю.Никулин

В свой день рождения Оля получает престранную записку: «Оля. Приходи. Гелий». Долго она не может сообразить, что бы это значило. Неужели это тот самый бродяга, которого она повстречала однажды в детстве? И что ему нужно? Она ещё не знает, что будет потом разыскивать бездомного философа по всему городу. Он будет изрекать разные «истины», а она им довольно-таки безропотно внимать. Впрочем, кто на кого в итоге сильнее повлияет, это вопрос открытый.

У Любы Тряпичницы был один-разъединый друг — Старый Пень. Самый настоящий пень. Кора с него давно спала, солнце его высушило и посеребрило. Жучки, червячки, паучки и муравьи проточили в нём ходы и выходы, и Люба Тряпичница не знала, какое это было дерево.

Она приходила к своему другу, когда было хорошо, но чаще, когда было плохо. Садилась боком на толстый, похожий на казачье седло корень, прижималась к пеньку щекой и замирала. Внутри Старого Пня всегда шла жизнь. Что-то шуршало, скреблось, вызвенивало, вытренькивало. Звуки были ласковые, осторожные, словно жители Старого Пня старались не помешать друг другу.

Тихое, ясное утро. В кустах, склонившихся над рекой, звенит утренний концерт укрывшихся в зелени пичуг.

Солнце уже поднялось высоко и все видимое залило ярким ровным светом.

Я присел на пенек давно срубленной сосны. У моих ног, как голубое полотнище, течет спокойная, прозрачная река и прячется в кустах за поворотом. В высоком разнотравье, как на ковре, пестреют желтые, голубые и пунцовые цветы. Искристый воздух наполнен их ароматом, звоном малюток-пчелок, гуденьем шмелей.

Еще недавно земля была в ярком осеннем наряде, пестром и сказочно прекрасном, а сегодня белым снегом запорошило тропы и дороги, и кажется, все в природе уснуло долгим непробудным сном. В вершинах деревьев шумит буйный ветер, а внизу тихо и покойно…

Самое трудное время для диких животных и птиц.

Лоси и косули живут летними запасами жира, питаются ветками осинника и разных кустарников. Изредка они лакомятся сеном из забытых в лесу стожков. И птицам, зимующим у нас, тоже не сладко, весь день они носятся в поисках корма, а длинную ночь проводят в снегу.

Волнующе и остро, как запах экзотического цветка, уносятся под своды белого зала звуки танго.

Толя, в новом, с иголочки, военном кителе, узких рейтузах и высоких ботфортах, бережно держит в своих объятьях стройную Зину Ланскую и каждый раз, когда прелестная вдовушка наклоняется вместе с ним к блестящим квадратикам паркета, шепчет ей что-то.

А в большие старинные окна белого зала смотрит ясный июньский вечер. Брызжет уходящее солнце на оконные стекла, на китель Толи, на рыжие пушистые волосы Зины, кажущиеся сейчас огненными. Дразнящая мелодия танго, приобретая какую-то особенную выразительность под искусными пальцами корнета Луговского, извлекающего ее из чуть разбитых струн старинного рояля, и рыжие волосы Зины, пронизанные умирающими лучами солнца, и раздражающе красивые движения на диво подобранной красивой пары танцоров — все это создает впечатление чего-то старинного и утонченно-заманчивого.

Страна Юрия Дьяконова — страна мужества и товарищеской выручки. Нелегкое и героическое детство досталось героям книги — пионерам 30-х годов. Но, куда бы ни уводила читателя авторская фантазия — будь это поиски воришки в пионерском лагере, военная игра или защита Советской Родины, — всюду смекалка, находчивость, горячее, надежное сердце — верные спутники ребят.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ревнует – значит, любит. Так считалось во все времена. Ревновали короли, королевы и их фавориты. Поэты испытывали жгучие муки ревности по отношению к своим музам, терзались ею знаменитые актрисы и их поклонники. Александр Пушкин и роковая Идалия Полетика, знаменитая Анна Австрийская, ее английский возлюбленный и происки французского кардинала, Петр Первый и Мария Гамильтон… Кого-то из них роковая страсть доводила до преступлений – страшных, непростительных, кровавых. Есть ли этому оправдание? Или главное – любовь, а потому все, что связано с ней, свято?

Последний день перед рождеством прошел. Зимняя, ясная ночь поступила. Глянули звезды. Тут через одну большую трубу полыхнул голубой огонь, повалился дым и пошел тучею по небу, и вместе с дымом поднялась ведьма верхом на метле. Поднялась она так высоко, что одним только пятнышком мелькала вверху. Но где ни показывалось пятнышко, там звезды, одна за другою, пропадали на небе. Скоро ведьма набрала их полный рукав. Три или четыре еще блестели.

Вдруг, с противной стороны, показалось другое пятнышко, увеличилось, стало растягиваться, и уже было не пятнышко, а чорт. Спереди он был совершенно немец; зато сзади настоящий губернский стряпчий в мундире! – только разве по небольшим рожкам, торчавшим на голове, можно было догадаться, что он не немец и не губернский стряпчий, а просто чорт.

Есть грозное и величественное предание, которое хранит церковь. Если на Гроб Господень в Иерусалиме на праздник Пасхи сходит Небесный огонь – мир сей простоит еще, по крайней мере, текущий год. Но год, который будет отмечен тем, что Огонь не сойдет на Гроб… это и будет срок Битвы. Последней… той, о которой сказано в Откровении Иоанна. Однажды нисхождения Огня не произойдет. И это будет последнее предупреждение, последний призыв от Бога – покаяться. Как это воспримет мир? Придет в ужас? Ударится в повальную панику? Придумает какое-нибудь «объяснение» или подлог и снова примется обманывать себя, но уже «танцуя на самом краю»? Или, все-таки… Ярослав Астахов, автор «Крушения Лабиринта», мистического романа о глубинах прошлого, теперь устремляет взгляд в будущее. Возможно, что в уже недалекое.

Эпатаж – их жизненное кредо, яркие незабываемые эмоции – отрада для сердца, скандал – единственно возможный способ существования! Для этих неординарных дам не было запретов в любви, они презирали условности, смеялись над общественной моралью, их совесть жила по собственным законам. Их ненавидели – и боготворили, презирали – и превозносили до небес. О жизни гениальной Софьи Ковалевской, несгибаемой Александры Коллонтай, хитроумной Соньки Золотой Ручки и других женщин, известных своей скандальной репутацией, читайте в исторических новеллах Елены Арсеньевой…