Бабушкино путешествие на Луну

На Луне — улетный шопинг, если кто не знает. И цены, между прочим, вполне приемлемые.

Отрывок из произведения:

Думаю, всем вам не терпится узнать о моей недавней поездке на Луну, так что вот вам мой подробный отчет. Путешествие, скажу я вам, вышло замечательное. Оно и впрямь стоило потраченных денег, а сумма, видит Бог, была немаленькая! Но обо всем по порядку.

Первым делом меня пригласили в главное управление компании «Селена Трэвел» — новенькое, с иголочки, здание на мысе Кеннеди, — как было сказано в приглашении, для инструктажа и предстартового знакомства. Там меня представили остальным шестнадцати пассажирам, купившим путевки на тот же рейс! Да-да, нас было всего семнадцать, потому как даже эти огромные коммерческие шаттлы, они ведь тоже не резиновые. Впрочем, по мне, так оно и к лучшему: обстановка получается более уютной и комфортной.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Рассказ из сборник «Чего стоят крылья».

Тут уже чувствовалось дыхание недалёкого Юга. Мандаринов с бананами, разумеется, ещё не выращивали, но яблоки и груши поспевали на три недели раньше, а черешня тут росла настоящая — огромное дерево с красивой, будто инкрустированной янтарём корой и крупными сладким ягодами. Что такое вишня рядом с ней? Просто кустик…

Череда строений одно краше другого протянулась вдоль берега полноводной реки. Густые яворы, ясени и дубы были выше пятиметровых стен из красного кирпича, замыкающих пространство, где стояли дворцы с причудливыми башенками под ещё более замысловатыми крышами. Сразу заметишь, что проектировали и строили этот расчудесный городок китайцы, подарив своё представление о красоте зданий и сооружений земле, расположенной за девять тысяч километров на запад от Пекина. Здесь и дальше вдоль полноводной реки одну сторону широкой дороги занимали санатории, дома отдыха и отели для туристов. Цвели липы, гудели пчёлы. Запах речной свежести отступал под торжеством кондитерского аромата липового цвета и клевера. По другую сторону дороги шла стена китайского дворца. И в окружении этой красоты и благодати вряд ли кто поверил бы бабушкам, торговавшим ягодами у дороги. А те на вопрос, что это за дворец такой там стоит, нагло врали в ответ: «Женская зона». Но разве такое возможно?

Сомниум — фантастическая сатира про общество будущего, в котором для каждого пользователя подбирается индивидуальная программа-счастье. Эрон Уолкер человек-ошибка. Он выброшен за пределы цивилизации. Что произойдет, если его вернуть в незыблемый программируемый мир?

Во мне поселился альтерэгоист. Только не надо сразу крутить пальцем у виска. Нет, у меня нет раздвоения личности. У меня не глист–солитер внутри вывелся, а «второе Я» в глубине души проклюнулось. Только оно оказалось сильней моего первого Я, оттеснило самосознание личности и выступило на передний план. Теперь я как бы сам не свой.

В глубине души я очень хороший, ну просто такой душка, что сам себе нравлюсь, особенно по утрам, проснувшись в хорошем настроении. Честный, отважный, бескомпромиссный, внимательный, нежный и заботливый. А вот к обеду я уже не тот. Мое подленькое, гаденькое и мерзонькое альтерэго, второе Я, выпячивается наружу, тогда уж все хорошее во мне накрепко запечатано.

На автобусной остановке зябли двое. Единственный на всю округу исправный фонарь призрачным люминесцентным светом еле выхватывал узкий пятачок асфальта у остановки среди буйства некошеной травы, а его столб так уж просто исчезал в непроглядной тьме.

Упитанный здоровяк с багровым лицом стоял у самой кромки заасфальтированного пятачка, навалясь животом на короткий турникет. От скуки он лениво гонял какую–то игрушку на мобильном телефоне. С каждым писком компьютерного сигнала его лицо озарялось каким–то потусторонним светом и превращалось в бледную маску призрака, промелькнувшего в двадцать пятом кадре. Под козырьком на лавочке сидела девушка, тень прятала ее лицо.

…И где–то там, в бесконечности, смыкаются параллельные миры, а через две точки проходит бесконечное множество прямых, и спорное — бесспорно, а бесспорное — можно оспаривать, и человек мечется в поисках истины, не осознавая, что ищет собственное «Я»…

И ломиться человек в стены собственного сознания, бьется в сети, им же расставленные, хватает обстоятельства за глотку, задыхаясь от своей же хватки, кричит и не слышит собственного крика.

А параллельные смыкаются, кто–то спорит, а кто–то оспаривает, крик разрастается, рушится, обваливается и, вновь, возникает на уровне ультразвука.

«Жизнь — часто полна бессмысленных моментов ожидания следующих моментов, в которых мы также чего-то ждем, надеемся и мечтаем, между тем как в будущем нет ничего, кроме смерти. И вся подсознательная тоска тогда, когда нам нечем занять себя, нечем обмануть, это бегство на волю от тщательно давимой ярким видеорядом ДЕЛ — ПРАВДЫ, ПРАВДЫ о том, что усилия часто тщетны».

15 сентября 2004 года

Только бабочка знает ответ….

На одной из планет солнечной системы в другом измерении «БОГИ» живут миллионы лет. Но рано или поздно всему наступает конец и богам приходится уйти в великую ночь смерти. И уход этот всегда таит в себе неизвестность. Куда попадет бывший бессмертный? В чьем теле и в какой судьбе он снова начнет мучительный путь наверх? Обратно к звездам?

https://twitter.com/VitaDarts1

«Все, что автор хотел сказать в этом произведении художественный вымысел. Любые совпадения с реальными персонажами Жизни случайны и не имеют ничего общего с действительностью. Но, как всегда, в каждом творении мы можем найти себя». DelicateWind (Нежный Ветер).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Впервые они появилась у нас, когда собственно и Солнечной системы еще не было. И именно они как раз дали толчок к её образованию, и именно они засеяли тогда семена жизни. Потом оставили некое следящее устройство и улетели. А миллиард лет спустя будильник зазвенел, и они вернулись. Вернулись, чтобы… собирать на Земле бабочек. Через год они ушли.

И уходя, выключили свет…

© ceh

По-разному ведут себя змеи при встрече с человеком. Щитомордник и гадюка зорко следят за каждым движением человека, и стоит лишь к ним приблизиться, они яростно шипят и делают броски. Относительно мирные восточный удавчик и разноцветный полоз на первых порах тоже ведут себя агрессивно. Стрелка же всегда стремится уйти от человека, используя быстроту передвижения и покровительственную окраску. Она действительно похожа на стрелу. Ее тело заострено — длинный тонкий хвост с одной стороны и относительно маленькая головка — с другой. Глаза с крупными зрачками большие и, еще добавлю, выразительные.

Впервые оказавшись в Тургайских степях летом 1983 года, я поразился их необъятности — равнина от горизонта до горизонта. За целый день езды на автомобиле не встречалось ни одного человека, зато — тысячные стада сайгаков и до десятка волков.

Как-то в ветреный жаркий день июля пошел я фотографировать сайгаков. Мелковсхолмленная равнина растительностью не богата: редкие островки тамариксовых кустарников, пожухлая уже в это время трава. Осматривая один из раскидистых кустов, отметил, что сквозь него проходит довольно торная тропа. Такие же тропы пересекали и следующие кусты. Я задумался и стал более заинтересованно их обследовать. Возле одной заросли нашел кости сайгаков и волчий помет. А когда осмотрел стволы тамарикса, низко нависающие над тропой, то увидел и разгадку: на их коре были остатки волчьей шерсти. Все ясно. Подбираясь к пасущимся антилопам от куста к кусту, волки, по-видимому, не раз использовали их в качестве укрытия...

Многие орнитологи, наверняка, начинали свой путь в науку с содержания птиц в домашних условиях. У некоторых эта страсть сохраняется годами. И обычно, выезжая летом в экспедиции, они вместе со снаряжением берут и своих крылатых питомцев. Немало интересных ручных птиц видел я на разных стационарах: и индийского скзорца-майну, и синюю птицу, и соловья-красношейку, и сорокопута, и хищных пернатых... Такие выезды благоприятно действуют на птиц. Возвращаются они в город, будто из дома отдыха.