Б-же, храни Королеву

Перлин Владислав

Б-же, храни Королеву...

Тогда я прозвал ее для себя: "принцесса на белом грифоне". Хотя принцессой она не была и быть не хотела, а грифона я сам же ей и подарил. Зачем? Hе знаю. Летать она могла и без него, да и потом долго на него не садилась - ей нравилось, когда он летел вслед, подхватывая ее песню.

Мы никогда не должны быть познакомиться. Да, мы жили в соседних домах, но кто же теперь знаком со своими соседями... Мы ездили в метро по одной и той же ветке, но мало ли кто ездит по ней... Я, как и она, любил тогда погулять по Арбату, но мне и в голову не пришло бы с кем-то там заговорить. Она пропадала целыми днями в театре, а я учил своих студентов, а в каникулы старался забраться куда-нибудь подальше и повыше. Я ненавидел этот мир, а она - любила его.

Популярные книги в жанре О любви

Александр Белаш (Hочной Ветер)

Ч Ё Р H А Я Р О З А

Это было так давно, что на земле не осталось человека, который мог бы сказать, что видел это сам или слышал из уст того, кто видел. Одни только бессмертные духи, которые не умеют забывать и прощать, могут подтвердить, что все было именно так, как я говорю. Hо если даже они смолчат, не спешите смеяться надо мной. Hе всем дано беседовать с бессмертными духами; зная прошлое, настоящее и будущее, они несут это знание как муку свою, как тоску свою. Они не обращают внимания на наши беды и заботы - мы ничтожны для бессмертных. Все люди для них на одно лицо, слишком много их прошло перед бессмертными, и все, что человек переживает для себя впервые, все те чувства, от которых он смеется и плачет - для бессмертных всего лишь нескончаемый поток однообразных событий, потому-то они все и знают наперед. Отлично зная прошлое, нетрудно предсказать будущее. Hо как трудно быть бессмертным.. Устав от своей вечной жизни, ко всему охладев, смотрят они в бесконечность..

Арман Делафер

Проще не бывает

"Если бы я тонула, то не стала бы делать никаких попыток выплыть: глупо спорить с судьбой".

Именно эту фразу она сказала ему однажды ночью, а он, как обычно, пропустил все мимо ушей. Впрочем, она и не рассчитывала привлечь его внимание: она вообще сказала, не подумав, так - размышления вслух, поток сознания. Но сама эту фразу почему-то не забыла.

И теперь вот вспомнила. Теперь, когда она лежала в той же кровати одна, обессилевшая и опухшая от слез. Вспомнила, потому что не испытывала ни малейшего желания что-то исправить, что-то объяснить, договорить, кого-то вернуть или вернуться самой. Если честно, она не испытывала никаких физических страданий: только слезы лились как бы сами по себе. И это состояние было хуже любой агонии, в том числе, и той, через которую проходит утопающий.

Александр Ермак

Кросс с подкруткой

"КРОСС С ПОДКРУТКОЙ"

Пьеса

Эдик - инженер,

Соня - парикмахер,

Аммоний Кобальтович - ученый,

Маркот - журналист,

г-жа Бизер - деловая женщина,

Паха - наркокурьер,

Ларри - профессиональный летун,

"Жуки" - разнополая пара.

Действие No1

Сумерки. Мерцают звезды. Посредине сцены некая конструкция - часть какого-то транспортного средства На краю сцены медленно кружится человек Эдик. Сначала еле различимо слышится рок-музыка. Затем она нарастает справа, проходит за кулисами налево и уже оттуда на сцену влетают на небольших индивидуальных аппаратах "жуки". По бортам аппаратов светятся навигационные гирлянды, их проблески отражаются в оружии и блестящей одежде "жуков".

Ecstasy Fun

Публичные сады

Иногда я вспоминаю того арабского юношу, с которым я познакомился в жаркий июльский полдень в тени Публичных Садов в Милане. Вы будете смеяться, но я до сих пор храню фотографию той скамейки, где это случилось. Я спросил его: "который час?". Словом, мы поняли друг друга сразу. Белая рубашка из ткани, похожей на дорогие салфетки, джинсы "от Версаче". Он был так грациозен. Эта его осанка короля. И стоптанные ботинки. Он покорил меня сразу. Ему очень хотелось казаться французом, но имя, которое он, бесхитростный, не догадался изменить, выдавало его арабское происхождение. Мунир Табуби. Мунир по звучанию для человека неискушенного в языках ещё сошел бы за француза, но Табуби: Мы выпили кофе в открытом кафе. Hе мне вам рассказывать, что такое итальянский кофе. Этот аромат, что будит вас по утрам во Флоренции, в Милане, в Турине, где бы вы ни были. Вся Италия просыпается с запахом кофе и звоном колоколов. И я старался селиться рядом с кафетериями, чтобы, сладко потягиваясь в постели, вдыхать этот аромат каждое утро. Мунир пригласил меня к себе. И мы шли пешком через весь город под палящим солнцем, но я не замечал ни дороги, ни жары, я был опьянен его красотой, такой специфической и печальной. Эти большие карие глаза ребенка, усталые и серьезные. Мы говорили о простых вещах, о которых можно говорить в первую встречу: об Италии, об эмигрантах, о литературе, немного о себе; но мы были вдохновлены, ибо мы знали, что скоро мы сможем говорить на другом языке.

Если развод — это плохо, то свобода — отлично. Только надо разобраться, для чего она так уж необходима. Конечно чтобы заполучить женщину своей мечты. Именно этим после крушения брака занимается новоявленный холостяк Матье.

Ему кажется, что поток очаровательных, не совсем очаровательных и совсем не очаровательных представительниц противоположного пола никогда не закончится и никогда не надоест. Да и что еще надо мужчине, не связанному никакими обязательствами?

Вот только жизнь вносит свои коррективы. Что произойдет, если на горизонте появится та самая — единственная?

Ну надо же быть такой дурой, чтобы в свои почти тридцать еще на что-то надеяться. Почти тридцатилетней наивной дуре с замашками недоразвитого подростка. Да еще эти рыжие косички, да очечки в старой оправе на коротком облупленном носу. Шорты цвета хаки, видавшие виды пыльные сандалеты. И вот это-то созданье претендует на счастье, хотя возраст все равно просвечивает через желтоватую кожу щек, сочится из грустных глаз, повидавших уже всякое, но попрежнему наивно взирающих на мир. Счастье-то ведь не раздается только молодым и красивым, каждой бабе выпадает свой расклад. «Каждой  твари —   по паре», — записано в скрижалях мудрости. Беда вот только в том, что «твари» сопротивляются выпадающим из книги судеб вариантам и пытаются отхватить что-нибудь получше, а получше — угу, накося-выкуси.

Катя Артемьева — умница, красавица, хозяйка успешного бизнеса и ведущая популярной телепередачи. Посторонним кажется, что у нее вообще не может быть никаких проблем, но это не так: мама с неустроенной личной жизнью, поиски собственной любви, жгучая семейная тайна, подруги со своими бедами… Мало того: кто-то вдруг начинает охотиться за ее любимым талисманом — бабушкиной деревянной черепахой. Не связано ли это с таинственным исчезновением самой бабушки? Но тайны в конце концов оказываются раскрыты, а проблемы решены. В этом героине помогают экзотические диеты, на которые она подсаживается каждый месяц. Автор предупреждает, что не все рецепты стоит повторять в домашних условиях. Но, читая эту книгу, вы в любом случае похудеете — хотя бы от смеха.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

П. ПЕРМИНОВ

Под сенью восьмиконечного креста

(Мальтийский орден и его связи с Россией)

СОДЕРЖАНИЕ

Вместо предисловия

Под знаком благочестия и послушания

Родосская эпопея

Триполийский эпизод

Свой остров

Великая осада

Рождение Валлетты

Годы Корсо

У истоков "русской легенды"

У шевалье Жозефа Галеа

Век Просвещения и Мальта

Маркиз Кавалькабо на Мальте

Евгений Андреевич Пермяк

Бабушкины кружева

(сборник)

Евгения Пермяка по праву считают мастером современной сказки. Обратившись к народной поэзии, писатель наполнил ее новым содержанием, созвучным современности, приблизил язык сказки к современному народному языку.

Главной темой рассказов, сказов и сказок, включенных в "Избранное", является труд и утверждение высоких нравственных начал.

Содержание

Саламата

Евгений Пермяк

ФОКА - НА ВСЕ РУКИ ДОКА

О одной стороне никудышный царь Балдей правил. Ну, и стольники-престольники, дьяки думные тоже под стать ему недоумками слыли. А народ в этой стороне на редкость был дошлый. Много в народе мастеров было разные разности придумывать, хоть, к примеру, Фоку того же взять... О нем и сказка.

Как-то посеяли мужики царю Балдею горох... Земля в тех местах хорошая была. Дожди - когда надо. Солнышка тоже у Других царств-государств занимать не приходилось. Сильный горох родился, да беда: ворон на гороховом поле черным-черно. Клюют урожай.

Евгений Андреевич Пермяк

Маленькие лукавинки

(сборник)

Евгения Пермяка по праву считают мастером современной сказки. Обратившись к народной поэзии, писатель наполнил ее новым содержанием, созвучным современности, приблизил язык сказки к современному народному языку.

Главной темой рассказов, сказов и сказок, включенных в "Избранное", является труд и утверждение высоких нравственных начал.

Содержание

Ах!