Айсберг Тауматы

Дина ДАНИЛОВА

АЙСБЕРГ ТАУМАТЫ

Поэтическая драма в трех действиях

по повести А. и Б.Стругацких "Малыш"

Памяти советских первопроходцев Космоса посвящается

Действующие лица

Малыш

Яков Вандерхузе

Геннадий Комов

Станислав Попов

Майя Глумова

ПРОЛОГ

Диктор. 23 апреля 2048 года с международного ракетодрома ПЛУТОН-2 стартовал звездолет "ВИТИМ". В состав экипажа вошли: капитан корабля Яков Вандерхузе, начальник экспедиции ксенопсихолог Геннадий Комов, кибернетик радист Станислав Попов и геолог Майя Глумова. "Витим" благополучно опустился на планете Таумата.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Гензерих, вождь вандалов, плывет в Рим. Он не подозревает, что среди его окружения – предатель, собирающийся отвести корабль в бухту, где Императрица сможет покончить с угрозой. Коварный план удался бы, если не помощь легендарного Ганнибала...

Странно. Я всё же вернулся на Тсаворит. В то место, где родился.

Глеб Сергеевич подозвал, осмотрел меня с головы до ног, особо пристально глянул на разбитые кроссовки и, словно о чем-то сожалея, сказал:

— Сбегай домой. Жду завтра утром, — и отвернулся, не желая продолжать разговор.

Ему даже «спасибо» в ответ не скажешь: раскричится, развозмущается, что, дескать, его от работы отрываю, срываю производственный процесс, графики, сроки поставки и так далее, и так далее…

Прозаик Елизар Пупко совершил литературный подвиг. Он сжег свою повесть объемом в десять печатных листов.

Легко сказать — сжег. Не говоря уже о том, что каждый из четырехсот тысяч печатных знаков, включая даже пропуски между буквами, весомо, грубо, зримо представляет собой часть гонорара, сам процесс сожжения двухсот сорока страниц машинописного текста — дело далеко не простое. Отошли в небытие камины, где плод бессонных ночей и полных отчаяния дней последний раз вспыхивает ярким пламенем улетающего в трубу вдохновения. Да что там камины! Даже простой ванной колонки с дровяным отоплением не сыщешь в нынешних малогабаритных квартирах. Попробуй сжечь на газовой плите объемистую рукопись. Бумага обладает препротивным свойством разлетаться при этом черными хлопьями, так что тут уж к потере проблематичного гонорара следует добавить весьма реальные расходы на косметический ремонт кухни.

Любителям фантастики известны повесть «Особая необходимость» и рассказ «Черные журавли Вселенной» Владимира Михайлова, впервые напечатанные в «Искателе». Сегодня мы начинаем печатать его новую, написанную для нас научно-фантастическую повесть.

Рисунки Н. Гришина

Опубликовано в журнале «Искатель», 1964 г., № 2–5

Опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 6, 1986

Из подзаглавной сноски

ДАИНА ЧАВИАНО — DAINA CHAVIANO (род. в 1957 г.)

Кубинская писательница. Автор двух сборников рассказов: «Миры, которые я люблю» («Los mundos que amo»; литературная премия за лучшую кубинскую научно-фантастическую книгу 1979 года) и «Планета любви» («Amorosa planeta», La Habana, Letras cubanas, 1983), из которого взяты публикуемые рассказы.

— Вчера, Ыыыы, тебе исполнилось 10 лет, — сказал таксист Аааа своему сыну, — каждый год размеры жителей нашей страны должны перезаноситься в базу данных. Встань-ка на рост — вес — метр.

Ыыыы встал. Измерения показали:

— Рост — 145;

— вес — 60.

— Папа, — спросил Ыыыы, — я вроде слышал, что завтра наступают LXXXI век и VIII тысячелетие.

— Да, верно. Завтра — 1-ое солобря 7000 года, а сегодня — 4-ое квинтабря 6999-ого.

Человек бежал сквозь лесную тьму. Каждый жгучий глоток воздуха, входящий в его легкие, вызывал мучения, дикая боль раздирала ему грудь. Под ногами бегущего простиралась сеть бледных ползучих растений. Много раз он спотыкался о них и падал, но неизменно вставал снова.

У него не хватало дыхания, чтобы кричать, он только рыдал, его горящие глаза пытались пробиться взором сквозь темноту. Над головой — бормочущий шум. Когда густая листва раздвигалась над ним, по-ужасному блестящие звезды расцвечивали агатовое небо. Оно было холодным, черным, и человек знал, что он находится не на Земле.

О жестокости добра. О свободе...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Галина Данилова

ЭТОТ УЖАСНЫЙ МАНИПУЛЯТОР

Если ваш ребенок умеет добиться от вас практически всего, причем любыми средствами - истерикой, угрозами, невыносимым нытьем и т.п., то перед вами - маленькое чудовище, именуемое "ребенок-манипулятор".

Чем это грозит родителям

Один раз уступив незаконному требованию, поддавшись чувству жалости, вины или просто потому, что так проще, вы даете вашему малышу впервые почувствовать реальную власть над человеком, и этот человек - вы. Всякая власть развращает. К тому же вы закладываете первый камень той стены, которая теперь имеет все шансы вырасти между вами. Ведь нормальный человеческий контакт возможен только лпо горизонтали", между равными, уважающими дуг друга людьми.

Самюэл Данкелл

НОЧНОЙ РАЗГОВОР ТЕЛА

Позы спящего

СОДЕРЖАНИЕ.

Ночной разговор тела Предисловие Глава I. Свозь зону сумерек Глава II. В мире сна. Глава III. Тело в темноте ночи. Глава IV. Основные позы сна. Глава V. Конечности. Глава VI. Экзотические позы. Глава VII.Сон вдвоём. Глава VIII. Любовь и ненависть во сне. Глава IX. Когда на часах всегда три утра. Глава X. Анализ поз сна - сигналов раннего предупреждения. Глава XI. Ночное бытие. Послесловие.

ДЖ.П.ДОНЛИВИ

Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

Он жил на серой тенистой улице в Вене, на втором этаже, за четырьмя заляпанными грязью, вечно закрытыми окнами. Он лениво пробуждался по утрам и, шлепая босыми ногами, плелся по коридору в затхлую сырость ванной. Иногда задерживался, чтобы поглядеть на тонкую цепочку красных муравьев, исчезающую под плинтусом. Он достиг того возраста, когда тело начинает жить независимо, а душа изо всех сил старается вернуть утраченную власть.

Назойливый северо-восточный ветер дул с гор, покрытых темно-серыми облаками, несущими дождь для прерии, но не для городка Доги, спрятавшегося в долине. На долю Доги перепадала только колючая серая пыль, которую ветер вздымал с прерии, покрывая городок тонким слоем «алкали», мягким, как мука. Эта пыль облаками мчалась по главной улице города, забираясь всюду, где не было плотно закупорено, раздражая горло и глаза обитателей, словно стремясь сравнять Доги с серым, однообразным фоком пустыни.