Автостопом по альтернативным мирам

Т.Алешкин

АВТОСТОПОМ ПО АЛЬТЕРНАТИВНЫМ МИРАМ

От редакции: История - странная вещь. Вчера была одна, сегодня другая, завтра - и вовсе третья... Можно, конечно, возразить, что меняются не столько реальные факты прошлого, сколько наш взгляд на них. Но какая, собственно, разница? Мир для нас таков, каким мы его видим. Вот и все. Прошлое уже несколько раз круто изменилось на наших глазах. Именно этим можно объяснить отсутствие горячего интереса у отечественных читателей и писателей к этому жанру, несмотря на широчайшие возможности, которые он представляет.

Популярные книги в жанре Критика

Очерки Бальзака сопутствуют всем главным его произведениям. Они создаются параллельно романам, повестям и рассказам, составившим «Человеческую комедию».

В очерках Бальзак продолжает предъявлять высокие требования к человеку и обществу, критикуя людей буржуазного общества — аристократов, буржуа, министров правительства, рантье и т.д.

Борисов Владимир

Хиты 20 века

Hеобходимое предуведомление

Итак, как я и обещал, предлагаю вниманию публики список 1008 произведений, которые по моему (с вашей помощью) мнению могут претендовать на включение в список хитов 20-го века по годам.

С вашей помощью в список добавлено 338 позиций, которые прислали:

Azat Gilimshin Konstantin Grishin 2:5020/194.71 Vladislav Zarya 2:5020/175.2 Andrew Kasantsev 2:5040/6 Dmitriy Kazimirow 2:5004/73 Alexander Kopyl Pavel Menshinin 2:5020/948.136 Андрей Мешавкин Mikhail Nazarenko 2:463/1336.77 Andrew Tupkalo 2:5030/777.347 Petr Faschevsky 2:5030/1113.11 Sergej Qkowlew 2:5020/114.114

Ольга Елисеева против Эдварда Радзинского.

Знаменитая серия критических портретов писателей и поэтов-современников А.К. Воронского.

С племянником «великого авантюриста» я был знаком шапочно. Причём выражение «шапочно» носит здесь буквальный смысл. Мы сдавали шапки и верхнюю одежду в гардероб. Шевелюра у меня была взлохмаченной, а расчёски не оказалось. И вдруг со мной поделился собственной расчёской Владимир Зубков. Через зубья этой расчёски меня словно щёлкнуло электричеством! Так какой-нибудь незначительный предмет становится ключиком к давно минувшей истории.

Когда-то таким же образом в Бонне поделился дальний родственник брюками с Александром Зубковым, поизносившимся на чужбине и ещё не вошедшим в книгу «100 великих авантюристов», но уже получившим нечаянное приглашение на чай к вдовствующей принцессе Прусской Фредерике Амалии Вильгельмине Виктории цу Шаумбург-Липпе — родной сестре последнего германского кайзера Вильгельма.

Фигура Гайдара в советское время стала вполне мифологической. Тому было немало причин. Прежде всего — уникальная даже по тем временам биография. Но не в последнюю очередь и тот факт, что писателем он и вправду был блестящим. Это доказывают прежде всего сами его произведения, а также то, что миф о «лучшем детском писателе» не убил интереса к нему читателей и по сию пору. Дело в том ещё, что вся «идеологическая составляющая» произведений Гайдара нашим сегодняшним детям столь же (или почти столь же) безразлична, как и исторически-идеологическая подоплёка произведений Фенимора Купера или Вальтера Скотта. Ведь в чисто «литературном» варианте революционная романтика ничем не хуже любой иной романтики. Для детей важнее всего — искренность автора, умение создавать запоминающихся и близких героев, строить захватывающий сюжет, — то есть всё то, что и делает литературу литературой. А вот как раз всего этого у Гайдара хватает с лихвой. Моя дочь, например, вполне избалованная самыми модными литературными именами и произведениями, нет-нет да и возвращается к классическому зелёному четырёхтомнику. Кстати, уже в последние годы он выдержал несколько изданий, что лишний раз говорит о его востребованности.

Поэт Валерий Прокошин ушёл в феврале, не дожив до своего первого юбилея—50-летия, которое должно было исполниться в конце декабря 2009-го. Живший в калужском Обнинске, он, с одной стороны, обитал недалеко от Москвы и нередко наезжал туда, а с другой — так и не прибился к столичной тусовочной «стае». Да и стихи его говорят о том, что вряд ли при всём желании он мог бы этой «стае» соответствовать. Неслучайно Прокошина записал в «дикоросы первого призыва» собиратель талантов глубинной России, поэт Юрий Беликов. Валерий — автор нашего журнала, и его стихотворные публикации неизменно вызывали жгучий интерес читателей. Долгие годы одной из близких душ Прокошина была поэтесса Эльвира Частикова, с которой они часто издавали сборники «на пару», перекликающимся дуэтом. Отдавая дань памяти замечательному поэту Валерию Прокошину, мы посчитали возможным, перед тем как читатель погрузится в его стихи, опубликовать её мысленный диалог с ушедшим другом.

Предисловие к сборнику пьес немецкого драматурга Руди Штраля.

Оставить отзыв