Аватара

Остросюжетный фантастический роман, поднимающий проблемы мира, дружбы между народами в общей борьбе за предотвращение ядерной войны.

Печатается по изданию: Суханов В. И. Аватара: Фантастический роман. — М.: Дет. лит., 1987.—256 с: ил.

Художник: К. П. Шарангович

Отрывок из произведения:

На западном побережье Северной Америки, в семидесяти пяти милях от города Сан-Франциско среди гигантских вечнозеленых хвойных деревьев расположено живописное местечко Поляна Секвой. Здесь можно встретить кэмпусы1 с экзотическими названиями вроде «Хижина совиного гнезда», «Убежище горцев», «Пещерный человек». Летом 1945 года в одном из этих кэмпусов собрались очень и очень солидные джентльмены, специально позаботившиеся о том, чтобы никто не мешал их уединению. Они собрались на очередной «мальчишник» обсудить кое-какие дела. Стенографисток, как всегда, не было, но джентльмены знали, что принятые ими решения будут неукоснительно выполнены. Ведь, кроме прочих достоинств, участники встречи были членами не очень известного в Америке Богемского клуба…

Рекомендуем почитать

Переиздание приключенческой повести А. Н. Рыбакова. Увлекательная по сюжету, насыщенная романтическими событиями, эта книга пользуется широкой популярностью среди юных читателей.

Печатается по изданию: Рыбаков А. Собр. соч., в 4-х т. М.: Сов. Россия, 1981. Т. I. — 528 с.

Художник: В. В. Соколов

Роман «Зверобой» — первая книга пенталогии замечательного американского писателя, посвященной приключениям охотника Натаниэля Бампо. В этом романе Купер обращается к юности героя. Жизнь Зверобоя (таково одно из прозвищ Натти Бампо) неотделима от жизни окружающих его лесов, рек, озер, от романтического мира индейских легенд. Здесь завязывается дружба Натти Бампо с отважным Чингачгуком. Действие в романе происходит в сороковые годы XVIII века.

Перевод с английского Т. Гриц

Художники Г. Г. Поплавский и Н. Н. Поплавская

Печатается по изданию: Купер Ф. Зверобой. — М.: Дет. лит., 1975.—511 с.

Книгу известного советского писателя-фантаста Ивана Ефремова составили повесть «Сердце Змеи» и научно-фантастический роман «Час Быка». Они являются логическим продолжением «Туманности Андромеды». Эти произведения рисуют будущее в оптимистических красках, проникнуты верой в неиссякаемые творческие силы и разум человека.

СОДЕРЖАНИЕ:

Сердце Змеи

Час Быка

Художник В. Малахов

Печатается по изданиям:

Ефремов И. Звездные корабли; Сердце Змеи: Повести. — Ростов н/Д: Ростов, кн. изд-во, 1984.

Ефремов И. Час Быка: Науч. — фантаст, роман. — М.: Мол. гвардия, 1970.

Любопытно заглянуть в будущее, лет этак на сто вперед — не правда ли? Читатель имеет эту возможность. Вместе с героиней книги Алисой Селезневой и ее приятелем Пашкой Гераскиным он совершит не одно фантастическое путешествие во времени и пространстве, окунется в мир удивительных приключений.

СОДЕРЖАНИЕ:

ОТ АВТОРА

РЖАВЫЙ ФЕЛЬДМАРШАЛ. Повесть

ВОКРУГ СВЕТА В ТРИ ЧАСА. Рассказ

ЧУДОВИЩЕ У РОДНИКА. Рассказ

МОЖЕТ, ЭТО НЕ АЛИСА? Рассказ

КЛАД НАПОЛЕОНА. Рассказ

ВТОРОГОДНИКИ. Рассказ

УЗНИКИ «ЯМАГИРИ-МАРУ». Повесть

ПЛЕННИКИ АСТЕРОИДА. Повесть

Художник В. М. ЖУК

Роман Д. Фенимора Купера «Последний из могикан» входит в серию пяти всемирно известных романов автора: «Зверобой», «Последний из могикан», «Следопыт», «Пионеры» и «Прерия».

Данная книга посвящена описанию жизни и обычаев индейских племен и любимому герою Купера, охотнику и зверолову, — Натти Бампо.

Перевод с английского Е. М. ЧИСТЯКОВОЙ ВЕР и А. П. РЕПИНОЙ

Художник А. К. ШЕВЕРОВ

Печатается по изданию: Купер Ф. Последний из могикан. — М.: Правда, 1978.

В этом сборнике представлены произведения признанных мастеров, которые пишут в жанре фантастики. Среди них — роман К. Саймака, рассказы Жерара Клейна, Фредрика Брауна, Бертрана Чендлера и др. Все эти произведения объединяет тема многообразия форм разумной жизни.

СОДЕРЖАНИЕ:

Клиффорд Саймак. ЗАПОВЕДНИК ГОБЛИНОВ. Пер. с англ. И. Гуровой

Франсис Карсак. ГОРЫ СУДЬБЫ. Пер. с франц. Ф. Мендельсона

Орасио Кирога. АНАКОНДА. Пер. с испан. С. Мамонтова

Жерар Клейн. ИОНА. Пер. с франц. А. Григорьева

Жерар Клейн. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. Пер с франц. А. Григорьева

Фредрик Браун. ЗВЕЗДНАЯ МЫШЬ. Пер. с англ. Л. Этуш

Бертран Чендлер. КЛЕТКА. Пер. с англ. А. Санина

Лино Альдани. КОРОК. Пер. с итал. Л. Вершинина

Гарри Уолтон. ТОТ, КТО ВСЕГДА ВОЗВРАЩАЕТСЯ. Пер. с англ. И. Шуваловой

Г. Ануфриев, С. Солодовников. ВСЕ — ЖИВОЕ, ИЛИ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ДИРЕКТОРАМ ЗООПАРКОВ. (Послесловие)

Составители: Г. Ануфриев, С. Солодовников

Художник: К. Шарангович

Увлекательный приключенческий роман о доблестном смельчаке Найджеле Лоринге, которому по плечу и рыцарские доспехи, и бремя рыцарского долга. Действие романа происходит в 1356 году в разгар Столетней войны, кульминацией действия служит битва при Пуатье, в которой англичане одержали решительную победу, взяв в плен французского короля.

Перевод с английского: Ирины Гавриловны Гуровой

Вступление и примечания: Кирилла Андерсона

Художник: Николай Васильевич Лямин

"В дебрях Центральной Азии" (записки кладоискателя) — третья книга В.А.Обручева (после "Плутонии" и "Земли Санникова") Золото старых рудников, сокровища древних городов и храмов — всё это не без приключений достается главным героям книги…

Текст печатается по изданию: Обручев В.А. В дебрях Центральной Азии (записки кладоискателя) М.: Географгиз, 1951

Другие книги автора Виктор Иванович Суханов

Сборник.

Москва: Детская литература, 1990 г.

Суханов В. Аватара. Фантастический роман. / Художник А.Колли. М.: Молодая гвардия, 1989. — (Библиотека советской фантастики). — 332 стр., 100 000 экз.

Остросюжетный социально-фантастический роман, знакомящий молодого читателя с близкими и дальними странами, особенностями их исторической эволюции, а также с актуальными проблемами борьбы за мирное будущее планеты.

— Женщина должна быть сильной, но без жестокости, — сказал профессор Куртье. — Она должна быть умной, но не сухой, отважной и в то же время не утратившей женского обаяния — словом, настоящая женщина должна работать, думать, бороться и шагать по трудным дорогам наравне с лучшими из мужчин. — Профессор насмешливо посмотрел на меня: — Вы со мной не согласны, Виктор? Впрочем, это не мои мысли: я позаимствовал их у Ирвинга Стоуна, который, в свою очередь, утверждал, что именно такой представлял себе женщину двадцатого века Джек Лондон. Я не понимаю, почему женщины всего мира не поставили до сих пор памятника Джеку Лондону — чище, возвышеннее о них мало кто писал. После чтения его произведений так и хочется отправиться на поиск настоящей, «той единственной» женщины, забыть, что существуют мелкие любовные интрижки, о которых потом противно вспоминать. Джек Лондон сумел пронести через всю жизнь удивительное, возвышенное отношение к женщине. А знаете, что он не любил в женщинах? Стоун писал, что автор «Маленькой хозяйки большого дома» терпеть не мог женского кокетства, сентиментальности, отсутствия логики, слабости, страхов, невежества, лицемерия, цепкой мягкости прильнувшего к жертве растения-паразита. Джек Лондон полагал, что эти отрицательные качества женской души должны исчезнуть вместе с девятнадцатым веком, а в новом столетии появится другой тип лучшей половины человечества, близкий к идеалу, который он прославлял в своих книгах. Бедняга! Недавно я прочитал наимоднейший труд, изданный в ФРГ под названием «Дрессированный мужчина»…

Виктор Суханов

Ванюшкины игры

Приключенческая повесть

Еще в чаще воин почувствовал в воздухе запах гари, и у него сразу же защемило в груди от нехорошего предчувствия. Все пять лет, проведенные на чужбине, представлял он себе, как вернется в родную деревню и как отец, мать, сестра и младший братишка обрадуются этому возвращению. Теперь, когда до отчего дома оставалось меньше версты, он вдруг подумал, что за пять лет с родными могло случиться всякое...

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Как в роскошном сооружении министерства обороны неистребимо присутствует дух казармы, так и в конференц-зале научно-исследовательской части НИЧ 03181 пахло солдатскими портянками, хотя все офицеры носили ботинки под брюками навыпуск.

— Разрази меня гром! Я для вас не «полковник», а ваше высокоблагородие господин полковник, понятно, капитан Азазелидзе?

Опоздавший на совещание капитан прищелкнул каблуками и глумливо усмехнулся:

— Виноват, ваше высокоблагородие господин полковник!

Если человек чутко прислушивался к голосу Совести и жил в ладу с нею, то уходя в Мир Иной, его бессмертная Душа получает Адрес, с помощью которого может общаться с теми, кого он покинул, помогать им советами. Душа, обладающая Адресом, легко угадывает помыслы живущих на Земле и заставляет их меняться, оставляя нестиремые записи на персональных компьютерах и зеркалах.

…Пора встретиться с друзьями и сообща подумать, нельзя ли его сконструировать, это будущее, которое идёт нам навстречу, полное неопределённости. Как мог бы протекать такой разговор — и вокруг каких идей вращался бы, — представление об этом пытается дать нам в следующем рассказе Сара Доук.

Дискуссии на горячую тему о «двойном гражданстве» способны вызвать у Сары Доук лишь улыбку: у неё этих гражданств целых три. Она родилась в 1968 году от матери-бельгийки и отца-американца, выросла во Франции, и жизнь её проходит под истинно космополитической звездой. Излишне упоминать, что она говорит на нескольких языках и без усилий переходит с одного на другой. По прошествии времени, когда она «мечтала стать тайным агентом или учёной колдуньей», она, в конце концов, вспомнила, что всю жизнь любила читать и писать. Вот уже десять лет она живёт в Брюсселе и делит своё время между журналистикой, переводами и собственными писательскими проектами. Она ведёт авторские радиопередачи и опубликовала несколько рассказов в журналах. Перед вами — второй её рассказ, переведённый на другой язык (первый был переведён на итальянский).

Сара Доук мечтает о том, что когда-нибудь поселится в маяке, перестроенном в огромную библиотеку. И ещё она мечтает о лучшем устройстве мира…

(А. Эшбах)

На следующий день после аншлага в Большом и великолепно проведенной ПОПК, процедуры по отрешению правой кисти, от Сейсмовича ушла жена. Собственно, все вышло не потому, что теперь у него не было кисти, и не потому, что он не хотел идти в Минаним, а от взаимного удивления, что ли. Уход жены явился точной, хотя и сжатой копией той душевной бури, которую Сейсмович пережил непосредственно после ПОПК: обезболивания по протоколу не полагалось, однако умнейшая хирургическая машина все делала без боли, так что он не только не почувствовал ничего, но даже продолжал чувствовать свою отрубленную кисть. То же и с женой: в нынешних убывающих ощущениях Сейсмовича это был не уход как таковой — или, спаси Бог, развод, — а лишь временное физическое отсутствие.

Костя Егоров – наш современник, профессионал и просто отличный парень. Он такой же, как вы или я. Семья, любимое дело... А житейские неприятности – что ж, они случаются у каждого. Вот и Костя однажды остался без работы, а пока искал новую, вдруг начал писать роман, который ему приснился.

Незаметно увлекшись, он вложил в свое творение часть души. Книга вышла живой. Пожалуй, даже более живой, чем можно себе представить. И вот уже она оказывает странное воздействие на своего автора и близких ему людей, вторгается в реальный мир, переворачивая его с ног на голову... Хотя... кто может поручиться, что то, что мы видим вокруг, – действительно реально, а не выдумано каждым из нас?..

Забирали по ночам: тихо, деликатно, не беспокоя соседей, всегда — целыми семьями. Просто утром квартиры стояли пустые, с распахнутыми настежь дверями, и кого-нибудь недосчитывались: астрофизиков и слесарей, летчиков и дошкольников, пастухов и профессоров консерватории, домохозяек и академиков. Возвращались единицы, с головной болью, провалом в памяти и справкой: взяли по ошибке, приносим извинения, память скорректирована из соображений планетарной безопасности. Почта захлебывалась доносами. Люди не могли дышать спокойно: у одних поселился внизу живота холодный ужас, сдавил дыхание, рвотно подкатываясь к горлу; другие воодушевленно строчили — на начальника, чье место неплохо бы занять, на соседа, чьи дети слишком громко кричат, на девушку, что отказала; третьи писали на вторых, чтобы успеть первыми. Шушукались: «Пять раз написала, а его все не берут. — А ты о чем? — Что крадет. — Дура, надо, что ругает Мировой совет…» Прислушивались к лифтам, к шагам за дверью.

Не знаю, из какого металла отлиты эти плитки — то ли бронза, то ли ещё какой сплав. У них насыщенный плотный цвет, они массивны и крепки, и это правильно, потому что каждая плитка — это жизнь. Вот, например, Рикхен Вайль, урождённая Пинкуз, депортирована и сгинула — понизу бронзового квадрата три вопросительных знака. Конечно, это означает смерть. Тротуары окрест университета выложены серыми каменными плитами, и металлические памятки всегда живут внутри такой плиты — по три, пять, девять штук. Они попадаются через каждые двадцать-тридцать шагов. Я ни разу не видела, чтобы кто-нибудь из прохожих склонялся к высеченным в металле именам, но я нередко читаю их, потому что эти люди своею смертью оплатили моё право здесь жить (неплохо), учиться (нехотя) и получать стипендию (немалую). На этот раз я задержалась у входа в лавку. Из-за витрины звал уютный свет, там было вкусно, опрятно и чисто, оттуда крались запахи жаркого и колбас, а у входа, прямо напротив двери из земли молча смотрели памятки. Оказывается, когда-то в этом подъезде жило семейство Зеелиг — Бруно и Лина, родители, а также Манфред, Герд и Хорст, сыновья — и некая Эльфриде Аппель. От них остались шесть коричневых квадратиков, и на каждом с освежающей честностью высечено «убит» или «убита». Я прочла это слово целых шесть раз. Шестеро соотечественников, соседей, сограждан, людей, убитых жителями этой страны. Добро пожаловать в Моор.

— Ууу-ла-ла-ла-ла-ла-ла!!!

Многоглоточный нестройный вой раскатывается по асфальту, и вонючая вода брызжет прямо в лицо из-под колёс мотоциклов. Никто не поднимает на байкеров взгляда. Здоровье дороже собственного достоинства. Стены блоков откосами гор обозначают аллеи; чуть выше город давно зарастил небеса артериями своих мостов и венами висячих аллей. Город течёт изо всех своих дыр неоновым светом. С неизмеримых высот на наши головы и тротуары каплет какая-то рыжая жидкость, нечто вроде смеси ржавчины и дождя, и я тщательно сжимаю губы. Не хотелось бы пробовать её на вкус. Что это на самом деле за жидкость — кислотный дождь с прохудившихся куполов, растворы радиоактивных осадков или просто оттоки забитых сортиров — я не знаю и знать не хочу.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Весна – время надежд, когда каждому сердцу особенно внятен язык цветов, язык чувств.

      Роскошная свадьба в церкви св. Бенедикта объединила героев этих трех романов: тут и отец невесты, через 25 лет встретившийся со своей женой, и цветочница, оформлявшая церемонию и нашедшая здесь свою любовь. А подружке невесты и шаферу свадьба их друзей помогла забыть все обиды и вновь обрести счастье.

Короткий исторический рассказ, микроновелла, острое изречение — все эти разновидности анекдота с древних времен сопутствовали большой литературе, дополняли официальную историю, биографии «знаменитых мужей». Золотой век литературного анекдота в русской культуре приходится на конец XVIII — первую половину XIX столетия.

В этой книге впервые представлены вместе анекдоты, любовно собранные и обработанные А. С. Пушкиным, П. А. Вяземским, Денисом Давыдовым и многими другими знакомыми деятелями эпохи.

Среди персонажей сборника — литераторы, государственные деятели, военачальники, салонные говоруны, оригиналы и чудаки — русские люди в их частном и общественном быту.

1945 год. Бортстрелок ночного бомбардировщика Королевских ВВС Великобритании Алекс Шеллен летит бомбить Дрезден.

Город, в котором он родился и вырос. Ему предстоит выбрать между верностью его новой родине, присяге и королю — и жизнями друзей и родственников, которые могут погибнуть от его бомб.

Алекс Шеллен сделает свой выбор.

И дорого заплатит за это решение.

Древняя Мексика, период жестоких войн и не менее жестоких богов, жаждущих человеческой крови. Без крови, без жертв, без вырванных из грудных клеток сердец погаснет солнце, как уже случалось четыре раза. И этот мир – мир пятого солнца – погибнет. Так считают жрецы, так считают ацтеки, так считают все народы, все племена, населяющие Анауак – плоскогорье вокруг больших озер, сердце будущей Мексики.

Но так не думает юноша по имени Асотль, ради своей любви не побоявшийся бросить вызов жестоким жрецам. Избегнув ужасной смерти на жертвеннике, молодой человек попадает в ситуацию «один против всех». Кажется, он не нужен никому, кроме самого себя и любимой, которую должен спасти.

Молодой человек сможет все, ибо энергичен, настойчив, умен… К тому же в его происхождении скрыта какая-то тайна… Мы приоткроем вам эту тайну: на самом деле Асотль – наш современник, человек двадцать первого века.