Авантюристы

Сергей КОНДУЛУКОВ

АВАНТЮРИСТЫ

Повесть

Содержание:

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Эпилог

Той, чьи прелестные глаза

согревали меня своим живительным

светом в холодные

тусклые вечера отчаянья

Посвящаю

Пролог

Вечерело. Дул лёгкий ветерок. Жаркое африканское солнце медленно заходило за горизонт, бросая свои последние лучи на мрачные коньоны Олдувайского ущелья, отчего оно делалась ещё более мрачным и неприветливым. Профессор Грей задумчиво закурил сигарету. В этот день ему должно повезти. Неужели двадцать лет напряженного труда пропадут даром, неужели он так и будет комментировать находки других учёных так и не сделав своей. Утром он проснулся с чувством, что уж сегодня то ему обязательно повезёт.

Другие книги автора Сергей Кондулуков

С. Кондулуков

90 тысяч лет до нашей эры

К читателю

Я давно хотел написать историческую повесть о жизни древних людей.

Герои замечательной повести Ж. Рони - Старшего: Нао -Сын Леопарда, его верные спутники

Нам и Гав, навсегда вошли в мою жизнь. Да, наверное, и в жизнь всякого мальчишки, стремящегося узнать о том неведомом таинственном и загадочном времени, когда человек отстаивал своё право на жизнь в повседневной, зачастую беспощадной борьбе с дикими силами природы, коварными и злобными зверьми.

Сергей Кондулуков

Ещё раз о происхождении человека

( Трудились ли Хабилисы )

К истории вопроса

Наверное, и сам Луис Лики не подозревал, что его открытие вызовет столь бурный резонанс.

В тот памятный день 17 июля 1959г он почувствовал себя плохо и на раскопки отправилась его жена Мэри. Именно она и нашла сначала зуб первого антропоида, а затем и черепную коробку.

Походка антропоида, судя по строению черепа, была прямоходящей, калий аргоновый метод анализа останков показал неожиданно большой его возраст 1 млн. 750 лет.

Сергей Кондулуков

Несколько строк о Зигмунде Фрейде

Прелестной, очаровательной мисс Х

посвящаю

Ранее в своих статьях ( В защиту Джоконды; Зомбификация или всесилие Фрейда ) мы касались частных аспектов теории Зигмунда Фрейда, сейчас же попробуем поговорить о ней в целом.

В своём небольшом эссе "Фрейд, Ницше, Маркс" Мишель Фуко проводит известные параллели между Фрейдом и Карлом Марксом, как интерпретаторами знаков И, хотя они в чём то оправданы, более существенную параллель между основателем психоанализа, вернее мировоззрения, миросозерцания, в котором психоанализ является краеугольным камнем, можно провести ещё с одним великим возмутителем спокойствия XIX века Чарльзом Дарвином, но уже как интерпретатором мысли.

Сергей Кондулуков

О любви

T. . . e- Картинке

Посвящаю.

"И ты спрашиваешь, что такое любовь? Это - могучее влечение ко всему, что мы воображаем, чего боимся и на что надеемся вне нас; когда мы обнаруживаем в себе зияющую пустоту неудовлетворенности и стремимся пробудить во всем сущем нечто общее с тем, что испытываем сами. Если мы рассуждаем, то хотим быть понятыми; если предаемся игре воображения, хотим, чтобы воздушные создания нашей фантазии вновь рождались в мозгу другого; если чувствуем, - хотим, чтобы другая душа трепетала в унисон с нашей, чтобы чьи-то глаза загорались нам навстречу, лили свой свет в наши, чтобы губы, пылающие жаркой кровью сердца, не встречали губ ледяных и неподвижных. Вот что такое любовь".

Сергей Кондулуков

Ренэ Декарт

Об этом человеке, составившим целую эпоху в философии, мы в учебнике по истории философии читаем: "В истории новой философии Декарту принадлежит особое место как творцу дуалистической философии. Он попытался создать философскую систему на основе признания двух самостоятельных субстанциональных начал- материи и духа, тела и души. Представляя мир как творение бога, Декарт отрицает единство мира и утверждает, что он состоит из двух самостоятельных независимых субстанций: духовной и материальной . Таким образом, единый мир Декарт расчленил на две независимые друг от друга части, определив каждую из них как самостоятельную субстанцию. Неотъемлемым свойством, или атрибутом материальной, телесной субстанции, он считал протяжение, атрибутом духовной субстанции - мышление"

Сергей Кондулуков

Зомбификация или всесилие Фрейда!?

(Ответ на статью "Зомбификация" В. Пелевина напечатанной в журнале "Химия и жизнь XXI век. №1, 1997 ).

Прелестной, очаровательной

мисс Х посвящаю

"На Павелецком вокзале города Москвы - пишет В.Пелевин в своей статье "Зомбификация", -в своё время был создан любопытный музей- "Траурный поезд В.И. Ленина" ...

Специальные погребальные экипажи известны очень давно, - продолжает он, - взять хотя бы подожжённые корабли, на которых вожди викингов отправлялись в последнее плаванье. Известен и древний обычай давать усопшему провожатых: эта и терракотовая армия Цинь Шихуана, и задушенные слуги в шумерских гробницах, и жёны индийских правителей, живыми восходившие на погребальные костры. Однако ни у одного из правителей древности не было таких пышных, длящихся почти целый век похорон, как у В.И. Ленина; никогда ещё провожатыми не становилось столько народов, а траурной машиной времени- целая страна.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Странные события произошли с одной археологической экспедицией в центре пустыни Сахара, под стенами рассыпающегося от древности городка. Вполне обычные люди оказались втянуты в такие диковинные приключения, угадать исход которых просто невозможно. Дряхлое, вымирающее племя из нищего Стамуэна — всё, что осталось от великой древней расы, но таинственные силы Вселенной всё ещё служат им. И вот ничего не подозревающие люди становятся участниками древней мистерии — все они проходят испытания волшебными снами, в которых исполняются все мечты. Кто-то избрал образ любимого героя, а кто-то создал собственную виртуальную реальность. Но, что из этого получится? Кто из участников экспедиции будет достоин принять необычную миссию Избранного — человека, который станет богом?

Из антологии Мир приключений-1975

Красное солнце поднималось над головой в сияющем серебряном небе, чужое солнце, но вряд ли более странное, чем в дюжине других миров, в которых Тирни побывал в качестве археолога Корпуса Первого Контакта. Когда-то он гордился этой работой, верил в ее важность. Многие в бюро тогда считали старомодным и даже опасным участие священника в такого рода экспедициях, но отец Тирни гордился широтой своих взглядов, способностью принимать ценности иных культур, а также тем, что он, будучи выше традиционных догм, отнюдь не стремился всех подряд обращать в христианство. «Истина многолика, — говаривал он, — все формы ее прекрасны и ценны в глазах Господа».

Написано в Книге Семерок:

«Когда плук встречается с плуком, они беседуют о полах. Традиции соблюдены, координатор выбран, и средь шумного пиршества и ликования они вступают в священный здоровый брак. Квадрат семи составляет сорок девять».

Это, дорогие мои дети — мои несчастные потомки! — отрывок из послания, которое я получил от нзред нзредда, означающий, что первые люди, с которыми мы встретились на Венере, вспомнили наконец свое обещание, данное еще нашим праотцам, и прислали нам агента по культуре, чтобы повести нас трудной дорогой к цивилизации.

ГГ романа, женщина с Земли по имени Ирина, внезапно оказывается в Галактике. Ее похитили и подбросили на планету с красивым названием Анэйва с какой-то непонятной целью непонятно кто. Она растеряна, она ничего не понимает, вдобавок ей стерли память, жестоко ранили…

Ей придется примириться с этим странным непонятным миром. Научиться жить в нем. Преодолеть немало терний. Хлебнуть вдоволь испытаний из наполненной до краев чаши. Ведь Ирина — не супергерла, она самая обычная, среднестатистическая, как принято говорить, женщина, без вагонетки амбиций и налета здоровой стервозности, вдобавок ее личность искалечена необратимой потерей памяти.

Но она хочет жить — и выживет.

Хочет вернуться домой — и вернется.

Правда, ей еще предстоит понять, где находится ее дом — на Земле или Анэйве.

Но в итоге она даже будет счастлива… насколько сумеет.

Вдобавок, тот, кто стер память Ирине… и тот, кто хотел через нее отомстить некоторым высокопоставленным лицам на Анэйве, — они оба расплатятся за свои гнусные дела. Но месть свершится. Частично… пострадают не все, кто должен был пострадать по изначальному плану.

Но добро и справедливость — такие интересные вещи. Если, не раздумывая, готов бросить на кон чужую жизнь, в данном случае, жизнь Ирины во имя своих идеалов и целей — будь готов к тому, что кто-то другой распорядится уже твоей жизнью. Высокопоставленные лица Анэйвы получили свое поделом.

И пусть не говорят, будто не знали, на что шли!

Ну, вы же знаете Джорджа.

Только что в комнате не было ничего, утверждает он, кроме него самого, его ТВ, его видеомагнитофона и венецианского окна, из которого видно полгорода, а уже через мгновенье появилась красивая рыжеволосая девушка в чем-то вроде блестящего красного комбинезона. Она парила в воздухе у него над головой. Не на самом деле парила, не плавала, а типа лежала, раскинув ноги, и глядела на него вниз. Ну, вы же знаете Джорджа.

В один прекрасный день оказалось, что Земля окружена космическими кораблями.

Они были огромными, совершенно немыслимых по земному разумению форм; в основе их перемещения в пространстве лежали такие могучие силы, что ни один астроном даже не заподозрил их приближения. Корабли просто материализовались вокруг планеты в каком-то сверхъестественном множестве; и так и оставались висеть на орбите на протяжении примерно двух десятков часов, никак не проявляя себя.

Секретность? Мы были такими засекреченными, насколько это вообще возможно, чтобы еще существовать. Послушайте, вы знаете, как нас называли в официальных армейских документах?

Проект «Тсс».

Можете себе представить. А впрочем, если хорошенько подумать, то, конечно, не можете.

Все, разумеется, помнят жуткую шпионскую лихорадку, которая охватила нашу страну с конца шестидесятых годов, когда за каждым должностным лицом по имени Том следило другое должностное лицо по имени Дик, а некто по имени Гарри следил за обоими — причем Гарри не имел ни малейшего представления о той работе, которой занимается Том, поскольку существовал определенный предел, до которого можно доверять даже ребятам из контрразведки...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Конев Иван Степанович

Записки командующего фронтом

Аннотация издательства: "Записки командующего фронтом" историко-мемуарный труд о важнейших стратегических операциях Степного (2-го Украинского) и 1-го Украинского фронтов в период 1943-1944 годов. Войска фронтов, которыми командовал Маршал Советского Союза И.С. Конев, находились, как правило, на важнейших стратегических направлениях советско-германского фронта и, выполняя общие замыслы Ставки, самостоятельно и во взаимодействии с другими фронтами успешно решали ответственные задачи, реализация которых оказала существенное влияние на ход войны. Рассматривая и анализируя события Великой Отечественной войны, автор даёт объективную оценку решениям и деятельности Ставки, командующих армий и командиров соединений, рассказывает о действиях войск, тепло вспоминает о многих своих подчинённых и с чувством большой благодарности говорит о подвигах воинов, о советском солдате, вынесшем на своих плечах основные тяготы войны. Книга Маршала Советского Союза И.С. Конева является ценным вкладом полководца в разработку военной истории и представляет большой интерес для широкого круга читателей.

А.Г.Конфисахор

Психология власти

С о д е р ж а н и е

Введение

Тема 1.

Теории власти в политической философии

Тема 2.

Определение власти в политической философии

Тема 3.

Теории власти в отечественной политологии

Тема 4.

Психофизиологическая концепция власти

Тема 5.

Общая теория власти "кратология"

Тема 6.

Власть как психологическое явление

Уильям Конгрив

О юморе в комедии {1}

Перевод Н. Я. Рыковой

10 июня 1695 года

Милостивый государь,

Вы пишете, что в течение двух-трех дней занимались чтением комедий различных авторов и пришли к выводу, что наши английские писатели обладают юмором в большей мере, чем другие комедиографы, как древние, так и современные {2}. Вы хотели бы знать мое мнение на этот счет, а заодно и мои соображения о том, что вообще именуется в комедии юмором.

Анатолий Федорович Кони

АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЙ ФРАГМЕНТ

МЕМУАРЫ

Октябрьская революция застала меня в звании первоприсутствующего в общем собрании кассационных департаментов сената и в должности члена Медицинского совета, т. е. высшего врачебного учреждения в России. Когда оба эти учреждения были упразднены, пришлось искать применения своих душевных сил, знаний и опыта долгой жизни.

Поэтому я с особой готовностью откликнулся на предложение Первого и Второго Петербургских университетов занять в них кафедру учения об уголовном суде, а также Института живого слова о чтении в нем курса ораторского искусства с участием и в практических занятиях по последнему.