Аугсбургский меловой круг

Бертольд Брехт

Аугсбургский меловой круг

Во время Тридцатилетней войны некий швейцарский протестант по имени Цингли владел в вольном имперском городе Аугсбурге на Лехе большой кожемятней и кожевенной лавкой. Он был женат на уроженке этого города, и у них родился ребенок. Когда к Аугсбургу подошли католики, друзья посоветовали ему немедленно бежать, но то ли он не хотел разлучаться со своей маленькой семьей, то ли боялся бросить на произвол судьбы свою кожемятню, только он своевременно не уехал. И вот случилось, что он был еще в городе, когда нагрянули королевские войска. Вечером, как только начались грабежи, Цингли спрятался у себя во дворе, в яме, где хранились краски. Его жена с ребенком должна была перебраться к родственникам в предместье, но она до тех пор собирала свои вещи-платья, украшения и постели,-пока не увидела вдруг в окно первого этажа королевских солдат, ворвавшихся во двор. Вне себя от страха, она бросила все как было и убежала из дому через заднюю калитку.

Другие книги автора Бертольд Брехт

Пьеса знаменитого немецкого писателя и драматурга написана в 1939 г. Жанр пьесы сам автор определил как хронику из времен тридцатилетней войны. Главная героиня — Анна Фирлинг, торговка, известная под именем Мамаши Кураж — колесит по Европе со своим фургоном — единственным источником существования для нее и ее детей — двух взрослых сыновей и немой дочери. Кураж кормится за счет войны, но от войны же и страдает.

Бертольд Брехт

Швейк во Второй мировой воине

Перевод А. Голембы и И. Фрадкина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Швейк - торговец собаками в Праге.

Балоун - его друг, фотограф.

Анна Копецка - хозяйка трактира "У чаши".

Молодой Прохазка - ее поклонник, сын мясника.

Бретшнейдер - агент гестапо.

Буллингер - шарфюрер войск СС.

Анна - служанка.

Кати - ее подруга.

Гитлер.

Гиммлер.

Пьеса Брехта представляет собой переделку «Оперы нищих» английского драматурга Джона Гэя (1685–1732), написанной и поставленной ровно за двести лет до Брехта, в 1728 г. «Опера нищих» была пародией на оперы Генделя и в то же время сатирой на современную Гэю Англию. Сюжет ее подсказан Гэю Джонатаном Свифтом. Пьесу Гэя перевела для Брехта его сотрудница по многим пьесам Элизабет Гауптман. Брехт почти не изменил внешнего сюжета «Оперы нищих». Все же переработка оказалась очень существенной. У Гэя Пичем ловкий предприниматель, а Макхит — благородный разбойник. У Брехта оба они буржуа и предприниматели, деятельность которых, по существу, одинакова, несмотря на формальные различия. Прототипами Макхита у Гэя послужили знаменитые воры XVIII в. Джонатан Уайльд и Джек Шеппард, нищие, бездомные бродяги, отличавшиеся ловкостью, жестокостью, но и своеобразным душевным величием. Макхит у Брехта — буржуа-работодатель, думающий только о коммерческих выгодах своих разбойничьих предприятий. Даже несчастья Макхита вызваны не темпераментом, увлеченностью, страстностью, а присущей ему, как и всякому буржуа, приверженностью к своим повседневным привычкам.

Бертольт Брехт

- Год за годом - К потомкам - Легенда о мертвом солдате - Нелегкие времена - О приветливости мира - Посещение изгнанных поэтов - Сожжение книг - Сонет о жизни скверной

О ПРИВЕТЛИВОСТИ МИРА 1

На пустой земле, где ветер лют, Каждый поначалу наг и худ, Зябко ждет, когда придет черед: Женщина пеленкой обернет.

2

Не желал никто его, не звал И за ним повозки не послал, Был он не известен никому, Но мужчина руку дал ему.

Андреас Краглер.

Анна Балике.

Карл Балике, ее отец.

Амалия Балике, ее мать.

Фридрих Мурк, ее жених.

Бабуш, журналист.

Двое мужчин.

Глубб, хозяин пивной.

Манке, официант из бара «Пиккадилли».

Манке по прозвищу «Любитель Изюма», его брат, официант в пивной Глубба.

Пьяный брюнет.

Бультроттер, разносчик газет.

Пьеса немецкого поэта и драматурга Бертольта Брехта, в первой редакции законченная в 1945 году. Одно из наиболее последовательных воплощений теории «эпического театра». Действие происходит в Грузии, во время Великой Отечественной войны — непосредственно после вытеснения немецких войск с Кавказа. Два колхоза спорят из-за земли. Для того, что бы проиллюстрировать спор, певец Аркадий Чхеидзе показывает колхозникам спектакль-притчу из времён феодальной Грузии.

Бертольд Брехт

Покупка меди

СОДЕРЖАНИЕ

"ПОКУПКА МЕДИ"

НОЧЬ ПЕРВАЯ Перевод С. Тархановой

ФРАГМЕНТЫ К ПЕРВОЙ НОЧИ

Перевод С. Тархановой

ВТОРАЯ НОЧЬ

Речь философа о времени. Перевод С. Тархановой

Тип "К" и тип "П". Перевод С. Тархановой

Уличная сцена. Перевод Е. Эткинда

О театральности фашизма. Перевод С. Тархановой

Речь актера о принципах изображения мелкого нациста. Перевод С. Тархановой

Бертольд Брехт

Карьера Артуро Уи, которой могло не быть

В сотрудничестве с М. Штеффин

Перевод Е. Эткинда

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Зазывала.

Флейк |

Карузер |

Бучер } дельцы, члены правления треста "Цветная капуста".

Малберри |

Кларк |

Шийт - владелец пароходства.

Старый Догсборо.

Догсборо-сын.

Артуро Уи - главарь гангстеров.

Эрнесто Рома - его помощник.

Популярные книги в жанре Историческая проза

Сергей Тимофеевич ГРИГОРЬЕВ

ОПТИЧЕСКИЙ ГЛАЗ

Солдатская сказка

Весело стало в русской армии, когда она узнала в августе 1812 года, что главнокомандующим назначен Михаил Илларионович Кутузов. Солдаты говорили: "Едет Кутузов бить французов".

Ярче запылали в лагере русском бивачные костры.

Солдаты спешили обсушиться у костров, почиститься от осенней липкой грязи, чтобы явиться перед новым главнокомандующим в лучшем виде.

Сергей Тимофеевич ГРИГОРЬЕВ

ПАРОХОД НА СУШЕ

Рассказ моего деда

В 1951 году 17 апреля исполнилось сто лет с начала правильного движения на первой в России железной дороге от Петербурга до Павловска. Открытие дороги произошло еще раньше: 30 октября 1837 года. Царь Николай Первый проехал от Петербурга до Царского Села в коляске, поставленной на открытую платформу. Тянул поезд маленький паровоз с высокой трубой, построенный в Англии на заводе изобретателя первого паровоза Георга Стефенсона. Паровоз отапливался брикетами-кирпичами кардиффского угля, нарочно выписанными для этого из Англии. И рельсы, или "плющенные шины", как тогда их называли, были прокатаны тоже в Англии, на заводе Буттерлей.

Анна Хома

БЫЛА ТАКАЯ ИСТОРИЯ

Если выжил геpой всему вопpеки

И с победой пpишел в pодительский дом,

Это- пpосто чтоб мы не сдохли с тоски,

Это- светлая сказка со счастливым концом.

Если новый pассвет встает из-за кpыш

И любовь обpучальным сплелась кольцом,

Это--пpосто чтоб ты не плакал, малыш,

Это--добpая сказка со счастливым концом.

М. Семенова

Пpедыстоpия

"Умеp вчеpа сеpоглазый коpоль..."

Хома Анна

Hачало одной повести

1

-Hа вашеместе я не слишком бы довеpял подобным мягко говоpя пpиятелям. Сколько волка не коpми, все pавно в лес смотpит,- автоpитетно пpодемонстpиpовал знание пословиц и волков гpаф Д. Для тех, кто не понял- это обо мне. Я не удостоил его своим высочайшим вниманием. Дабы не pонять своего дpагоценнейшего достоинства. Hекуда было больше pонять их Дpагоценнейшество. До pучки дошли-с. Зато Жозеф взвился, как коpшун. -Позвольте, милейший, вы имели неостоpожность кpайне неуважительно отозваться о моем дpуге. Либо вы немедленно извинитесь, либо я буду вынужден попpосить вас покинуть мой дом. Вот так. Hикаких золотых сеpединок. Я пpодолжил пpистальное изучение жидкости в моем бокале. А гpаф Д., гоpдо вскинув полысевшую от забот голову, воинственно скомандовал: -Идем, Роза. Поpядочным людям нечего делать в осином гнезде. Веpно говоpят, ты изменился, Жозеф, и отнюдь не в лучшую стоpону. Отец твой, цаpство ему небесное, был человеком высокого полета и не водился со всякой сквеpной.- Он с дочеpью на запятках пpомаpшиpовал к выходу, откуда с достоинством выдал, пpежде чем исчезнуть окончательно:- Я был о тебе куда лучшего мнения! Все они тут говоpили с достоинством. Кpоме меня. А откуда его бpать-то, никто не скажет? -Да, я изменился,- тихо ответил мальчик 17-ти лет отpоду, опpометчиво назвавший меня своим дpугом.- Чаще стал говоpить пpавду. До чего же глупый мальчик. Это я ему и сказал. -Так ты pаспугаешь всю окpугу. -Пускай, -махнул он pукой. -Что пускай, что пускай?!- pассвиpипело внутpи меня.- В тебя тычут пальцами все папаши с мамашами, поучая своих чад. Смотpи, деточка, это тот самый гpаф де Реканье, котоpый по добpой воле- слышишь, деточка?- без пpинуждения (ты ж у меня не такой болван?) отказался от службы пpи двоpе, от столичных клубов, забегаловок (вон у папы спpоси, он знает, что это такое) , от девиц, долгов, кутежей с непpосыхающими пpиятелями и их непpосыхающими кубками, объяснений с назойливыми вдовушками и их бывшими назойливыми муженьками, котоpые потому и стали бывшими, что путались под ногами, пока не выпpосили сделать их жен вдовушками: Я бы еще долго мог pасписывать все пpелести потеpянного им pая- пpобивает меня поpой на словесность, как сточную тpубу после пpочистки,- если бы Жозеф не замахал в мою стоpону pукой, умоляюще заглядывая в мои бессовестные глаза. Дpугой pукой он деpжался за живот. А что я такого сказал? Пpосто pассвиpипел. -Ох, Маpтин, ты когда-нибудь убьешь меня,- еле вымолвил он. И то пpавда. -Они, между пpочим, теpпели тебя дольше всех,- заявил я ему, как будто имел пpаво что- либо ему заявлять.- А ты pаспpавился с ними без зазpения совести,осудил я его, как будто имел пpаво его судить. С совестью напополам.

Ж.-Ф.Лагарп

[Пророчество Казота]

Перевод с французского А. Л. Андрес

Мне кажется, это было вчера, а между тем случилось это еще в начале 1788 года. Мы сидели за столом у одного вельможи, нашего товарища по Академии, весьма умного человека, у которого собралось в тот день многочисленное общество. Среди нас были люди разных чинов и званий придворные, судейские, литераторы, академики и т. п. Мы превосходно пообедали; мальвазия и капские вина постепенно развязали все языки, и к дессерту наша веселая застольная беседа приняла такой вольный характер, что временами начинала переходить границы благовоспитанности. В ту пору в свете ради острого словца уже позволяли себе говорить решительно все. Шамфор {1} прочитал нам свои нечестивые, малопристойные анекдоты, и дамы слушали их безо всякого смущения, даже не считая нужным закрыться веером. Затем посыпались насмешки над религией. Один привел строфу из Вольтеровой "Девственницы", другой - философские стихи Дидро:

Сборник произведений Яна Дрды с интересом прочтут советские читатели, в нем они найдут нового героя — активного борца за социализм, увидят и конкретнее представят, как в странах народной демократии, в частности в Чехословакии, новая жизнь побеждает силы старого мира.

Нашествие двунадесяти языцев под водительством Бонапарта не препятствует течению жизни в Смоленске (хотя война касается каждого): мужчины хозяйничают, дамы сватают, девушки влюбляются, гусары повесничают, старцы раскаиваются… Романтический сюжет развертывается на фоне военной кампании 1812 г., очевидцем которой был автор, хотя в боевых действиях участия не принимал.

Роман в советское время не издавался.

По внешним приметам «Лопе Де Агирре, князь свободы» — это то, что именуют историческим романом. Его героем стал реальный персонаж, участник конкисты Америки в XVI веке, мятежник, поднявший восстание против короля Испании. Однако произведение далеко вышло за рамки жанра, начало которому в свое время положил Вальтер Скотт.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

???????? ?????

?????? ?? ????????? ?????

? 100-ыхЄш? ёю фэ  Ёюцфхэш 

?хЁхтюф ё эхьхЎъюую ш тёЄєяыхэшх ?. ????????

??????? - ???? ? ??????? ?????...

?тюЁўхёъюх эрёыхфшх ?хЁЄюы№Єр ?ЁхїЄр эх єЄЁрўштрхЄ ётюхщ яЁшЄ урЄхы№эющ ёшы? ё Єхўхэшхь тЁхьхэш. ? ъюэЎх тхър, юЄьхўхээюую яхўрЄ№? хую ьюуєўхую ЄрырэЄр ш юср эшхь эхяютЄюЁшью ёрьюс?Єэющ ышўэюёЄш, я№хё? фЁрьрЄєЁур?эютрЄюЁр яю?яЁхцэхьє ёЄрт Єё  эр ёЎхэрї тёхую ьшЁр, яю яюяєы ЁэюёЄш юэ єёЄєярхЄ ЄєЄ Єюы№ъю ?хъёяшЁє; ёюэуш, ёючфрээ?х т ёюфЁєцхёЄтх ё ?єЁЄюь ?рщыхь, ьруэхЄшчшЁє?Є эрё Єръ цх, ъръ т уюф? яхЁтюую, ю°хыюьы ??хую єёяхїр ??ЁхїуЁю°ютющ юяхЁ??, ЄхюЁш  ¤яшўхёъюую ЄхрЄЁр тёх х?х т?ч?трхЄ црЁъшх ёяюЁ?, ?¤ЇЇхъЄ юўєцфхэш ?, чрёЄрты ??шщ чЁшЄхы  яю?эютюьє тчуы эєЄ№ эр, ърчрыюё№ с?, їюЁю°ю шчтхёЄэ?х тх?ш, эрїюфшЄ тёх эют?ї яЁштхЁцхэЎхт, ёЄшїш яю¤Єр яюъюЁ ?Є ёюўхЄрэшхь ЇшыюёюЇёъющ ь?ёыш ш шёъЁхээюёЄш ўєтёЄтр, фэхтэшъш яшёрЄхы  фр?Є юсшы№эє? яш?є фы  Ёрчь?°ыхэш  шёЄюЁшърь, шчєўр??шь ърЄръышчь? 30-50-ї уюфют. ?ЁхїЄ ръЄєрыхэ ш ёхуюфэ  - єьхэшхь тшфхЄ№ ьшЁ тю тёхщ хую ёыюцэюёЄш ш яЁюЄштюЁхўштюёЄш, ётюшь юсюёЄЁхээ?ь ўєтёЄтюь ёюЎшры№эющ ёяЁртхфыштюёЄш, ъюЄюЁє? юэ эрч?тры їыхсюь эрЁюфр, ш ёЄЁхьыхэшхь ёфхырЄ№ ўхыютхър фюсЁхх, р ёЁхфє хую юсшЄрэш  ётхЄыхх, яЁштхЄыштхх. ?ЁхїЄ ёўшЄры, ўЄю юэ цшы т ьЁрўэ?х тЁхьхэр: яю хую ёыютрь, ЁрчуютюЁ ю фхЁхт№ ї ърчрыё  Єюуфр яЁхёЄєяыхэшхь, шсю т эхь с?ыю чръы?ўхэю ьюыўрэшх ю чтхЁёЄтрї. ?р яюЁюух ЄЁхЄ№хую Є?ё ўхыхЄш  юэ тёхы хЄ т эрё эрфхцфє: ?юуфр?эшсєф№, ъюуфр сєфхЄ тЁхь , ?? яхЁхфєьрхь ь?ёыш тёхї ь?ёышЄхыхщ тёхї тЁхьхэ, ?юёьюЄЁшь ърЁЄшэ? тёхї ьрёЄхЁют, ?юёьххьё  эрф °єЄърьш тёхї °єЄэшъют, ?юєїрцштрхь чр тёхьш цхэ?шэрьш, ?Ёрчєьшь тёхї ьєцўшэ. ? 100-ыхЄш? ёю фэ  Ёюцфхэш  ?. ?ЁхїЄр шчфрЄхы№ёЄтю ??єЁърья? т?яєёЄшыю эхсюы№°є? ъЁрёштє? ъэшцъє, ёюёЄртыхээє? шч шэЄхЁхёэхщ°шї, ярЁрфюъёры№э?ї ёєцфхэшщ, тч Є?ї шч хую ёЄрЄхщ, фэхтэшъют, яшёхь, ёЄшїют, я№хё. ?хЁш  Єръшї ъэшцхъ (цєЁэры ???? єцх юсЁр?рыё  ъ юфэющ шч эшї, яюёт ?хээющ °тхщЎрЁёъюьє яшёрЄхы? ?юсхЁЄє ?ры№чхЁє, ёхэЄ сЁ№ёъшщ эюьхЁ чр ¤ЄюЄ уюф) яЁхфяюырурхЄ ўЄхэшх ъръ с? ьшьюїюфюь, ъюЄюЁюх Єхь эх ьхэхх ўрёЄю эрЄрыъштрхЄ эр ёхЁ№хчэ?х Ёрчфєь№ .

Бертольд Брехт

Дни коммуны

В сотрудничестве с Р.Берлау

Перевод А. Дымшица

Стихи в переводе Е. Эткинда

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Мадам Кабэ - швея.

Жан Кабэ - ее сын, молодой рабочий.

"Папаша" - пятидесятилетний боец Национальной гвардии.

Коко - его друг, боец Национальной гвардии.

Полный господин.

Официант.

Раненый немецкий кирасир.

Два мальчика.

Тьер.

Жюль Фавр.

Бертольд Брехт

Допрос Лукулла

Радиопьеса

В сотрудничестве с М. Штеффин

Перевод В. Нейштадта

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Лукулл - римский полководец.

Ведущий.

Судья

Учитель |

Куртизанка |

Пекарь } присяжные.

Торговка рыбой |

Крестьянин |

Король |

Королева |

Две девушки с доской |

Два раба с золотым богом } фигуры фриза.

Два легионера |

Бертольд Брехт

Горации и Куриации

Учебная пьеса

В сотрудничестве с М. Штеффин

Перевод Бориса Слуцкого

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Хор Куриациев.

Хор Горациев.

Три куриацианских полководца - лучник, копейщик, мечник.

Три горацианских полководца - лучник, копейщик, мечник.

Жены Горациев.

Жены Куриациев.

ВСТУПЛЕНИЕ

Город Горациев и город Куриациев. Города обращаются к своим полководцам.