Аты-баты

Вадим Левин

Аты-баты

Встреча Мой приятель - воробей Первая прогулка Аппетитная песенка для Лешки Летний ливень Лешкина кричалка для теплого дождя Как надо расти

_Загадки _ Кто такая Пушка, Лешкина подружка? Загадка про четыре солнца Дневная загадка Умная туча Барашки (Загадка-считалка из Сочи) Кораблики в луже (Осенняя загадка) Белая страна (Зимняя загадка) Чей портрет? Маленький пруд Кто этот дедушка? Кто этот внук? Горная загадка Почему у Чирикти пропал аппетит?

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Ф. Марз

КРЫСА И НЕИЗВЕСТНЫЙ

Крыса медленно пробиралась краем канавы, прокопанной из фруктового сада в лес. Шла она, - как полагается грызунам, - слегка вприпрыжку. В своем роде она была образцовым и единственным экземпляром, - огромная, желто-бурая, усатая, - потому что жила она в деревенской усадьбе, так хорошо содержимой и охраняемой хозяевами, что из всего прежнего населения разных человеческих "захребетников" гонения выдержала только эта самая крыса да старый-престарый хорек. Добычи всякого рода в усадьбе и кругом нее было сколько угодно, но все-таки это было прескверное место для паразитов, не обладавших такой хитростью и изворотливостью, как крыса и ее старый приятель, хорек.

Арминэ Мехакян

Птичка

Перевод с армянского К. Муразян

Мне исполнилось пятнадцать. Приходили гости, поздравляли. Мне было хорошо.

Потом раздался еще один звонок. Я открыла дверь. На пороге стоял соседский мальчик с крохотной птичкой в клетке. Мой младший брат запрыгал от восторга - наконец у него будет своя собственная птичка! А птичка смотрела так грустно, она так прижалась к углу клетки, что у меня испортилось настроение. Я пыталась развеселить ее, но напрасно. Я оставила ее и пошла к гостям, но все время думала о маленькой птичке и хотела поскорее избавиться от веселых шумных гостей, остаться наедине с моей пленницей. Наконец гости ушли, я подошла к птичке и хотела утешить ее, но она молчала и не двигалась. Ночью мне не спалось. Я поднялась и подошла к клетке. Птичка тоже не спала. Она была чем-то обижена. Я попросила у нее прощения за себя, своего младшего брата и соседского мальчика и выпустила ее. Мне сразу стало легче, я легла и крепко уснула.

Melityne

сказка

Эта история началась так же, как дюжина других сказок. Жил себе пастух. Пас стадо по лугам и полянам, играл на свирели. И встретил он однажды лесную волшебницу. Она вышла к нему на звук свирели в своем изумрудном платье, села на пенек и внимательно слушала. Заметил ее пастух, смутился, оборвал песню. Hо назавтра пришел на то же место.

И опять появилась лесная дева - но теперь она несла с собой мандолину. Села на тот же пенек, заиграла... Она играла - а вокруг расцветали цветы, и даже сумрачные ели качались, будто кружились в танце. И пастух не удержался - поднес к губам свою свирель, подхватил мелодию. Hикогда еще ему не удавалось извлечь из свирели такие дивные звуки.

Михаил Ларионович Михайлов

Думы

Выкопал мужик яму в лесу, прикрыл ее хворостом: не попадется ли какой зверь.

Бежала лесом лисица. Загляделась по верхам - бух в яму!

Летел журавль. Спустился корму поискать - завязил ноги в хворосте; стал выбиваться - бух в яму!

И лисе горе, и журавлю горе. Не знают, что делать, как из ямы выбраться.

Лиса из угла в угол мечется - пыль по яме столбом; а журавль одну ногу поджал - и ни с места, и всё перед собой землю клюет, всё перед собой землю клюет!

Сергей Михалков

Белые стихи

Снег кружится,

Снег ложится

Снег! Снег! Снег!

Рады снегу зверь и птица

И, конечно, человек!

Рады серые синички:

На морозе мёрзнут птички,

Выпал снег - упал мороз!

Кошка снегом моет нос.

У щенка на чёрной спинке

Тают белые снежинки.

Тротуары замело,

Всё вокруг белым-бело:

Снего-снего-снегопад!

Хватит дела для лопат,

Сергей Владимирович Михалков

Благодарный заяц

(Башкирская сказка)

Решил отец, решила мать

На праздник в дом родню позвать:

- Пускай сегодня на обед

Придут и бабушка и дед,

Пускай придут сестра и брат,

Пускай придут и зять и сват

И приведут с собой детей.

Беги, сынок, зови гостей!

Но плохо слушал Ишбулат,

Что Ишбулату говорят;

Он пробежался по селу

И полсела позвал к столу.

Сергей Михалков

Находка

Я выбежал на улицу,

По мостовой пошёл,

Свернул налево за угол

И кошелёк нашёл.

Четыре отделения

В тяжёлом кошельке.

И в каждом отделении

Пятак на пятаке.

И вдруг по той же улице

По той же мостовой

Идёт навстречу девочка

С поникшей головой.

И грустно смотрит под ноги,

Как будто по пути

Ей нужно что-то важное

На улице найти.

Сергей Владимирович Михалков

Охотник

Комедия в трех действиях, шести картинах

Издательство продолжает публикацию пьес известного советского поэта и драматурга, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии, Государственных премий СССР и Государственной премии РСФСР им. К.С.Станиславского, заслуженного деятеля искусств РСФСР Сергея Владимировича Михалкова, начатую сборником его пьес для детей (Театр для детей. М., "Искусство", 1977).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Левин

"Дуэль Лермонтова"

(Еще одна гипотеза)

В 1843 году друг и родственник Лермонтова А. А. Столыпин, прозванный поэтом "Монго", впервые перевел на французский язык "Героя нашего времени". Столыпин, живший в то время в Париже, увлекался идеями Фурье и свой перевод поместил в фурьеристкой газете "La Democratic pacifique".

В редакционной заметке, анонсировавшей начало печатания в ближайших номерах газеты лермонтовского романа, говорилось о его теме и реакции на него русского читателя и критики. Заметка заканчивалась весьма значительной фразой: "Г. Лермонтов недавно погиб на дуэли, причины которой остались неясными".

В. ЛЕВИН

Экспедиция уходит в поиск

МАСТЕРСКАЯ СОЗНАНИЯ

Петроглифы Онежского озера.

Эта экспедиция началась... 125 лет назад. В 1818 году консерватор Минералогического музея К. Гревингк по поручению Академии наук и Вольного экономического общества выехал из Санкт-Петербурга в губернии Архангельскую и Олонецкую на предмет обследования состояния туземных промыслов и обнаружения древностей, могущих пролить свет на историю этих отдаленных краев. Как и всякая поездка такого рода, вояж консерватора был неспешен, ибо свои личные наблюдения и выводы Гревингк сопоставлял с рассказами местножительствующих земледельцев, охотников и рыбаков: И вот в одной из деревень вблизи Онежского озера ученому рассказали о бесовских, языческих знаках и фигурах, выбитых в незапамятные времена на прибрежных озерных скалах. И действительно, на красноватом, отполированном временем и онежской водой граните, вдающемся узким мысом в озеро, исследователь увидел картины поистине необычайные.

Владимир Левин

Плоды прогресса (часть 1) (рассказ на букву "П")

Посреди пустыни произрастала пальма. Под пальмой племя папуасов, пораженное проказой, попивало портвейн. Пальма плодоносила плохо, папуасы прозябали, питались падалью, пожирали попугаев, протухших пятнистых питонов. Процветали полиомиелит, паранойя, псориаз, понос, паркинсонизм.

Пытаясь предотвратить погибель папуасов, подкомитет помощи первобытным племенам прислал полпреда Попова. Попов, подобно Прометею, принес папуасам плоды прогресса: полупроводники, пылесос, плетизиограф, прочее. Получку Попов получал по пятницам, покупал пиво, пирожки, папайю, повидло -подкармливал проституток, пробуя поддержать популяцию папуасов. План Попова позорно провалился -- подлые проститутки применяли противозачаточные пилюли. Племя подыхало. Пронырливые португальцы продавали портвейн по пятьдесят песо, получая пятьсот процентов прибыли. Папуасы пропивали последние плавки.

А. Левинтон

О ПИСАТЕЛЕ

Натаниель Готорн (Хоторн)

(Взято из предисловия к книге:

Натаниель Готорн "Новеллы", 1965 год)

Большинство американских писателей середины века жило в Новой Англии - так назывались шесть северо-восточных штатов, включая Массачусетс с его Гарвардским университетом в Кембридже, неподалеку от Бостона. Но никто из этих писателей не был так тесно связан с историей и природой Новой Англии, как Готорн. Один из его биографов писал, что можно понять Новую Англию без Готорна, но нельзя понять Готорна без Новой Англии. Это была область, самых ранних северных поселений английских колонистов-пуритан; в 1630 году на корабле "Арабелла" сюда прибыла группа Уинтропа, положившая основание колонии Массачусетс. Вместе с Уиитропом, будущим губернатором этой колонии, приехал и Уильям Готорн, воин и дипломат, занявший высокие посты в администрации города Салема. Во времена Реставрации этот дальний предок будущего писателя возглавил первые акты неповиновения молодой пуританской колонии английскому королю Карлу II. Его сын Джон Готорн был судьей на знаменитом ведовском процессе 1691-1692 годов, когда, по настоянию священника Коттона Мэзера, девятнадцать "салемских колдуний" были осуждены на смертную казнь. Одна из жертв этого процесса прокляла изувера-судью, и суеверные жители Салема видели в атом проклятии причину постепенного оскудения семейства Готорнов. Ближайшие предки писателя были моряками, как и отец Готорна, который водил суда в дальние страны и нашел свою смерть в Суринаме, когда его сыну не минуло еще и четырех лет.