Атавия Проксима

Автор считает своим долгом предупредить, что многое в событиях, послуживших основой для настоящего повествования, ему самому кажется необъяснимым с точки зрения естественных наук.

Поэтому он и не рисковал пускаться в исследование удивительных причин, которые привели к появлению нового небесного тела, давшего название этому роману.

Отрывок из произведения:

Автор считает своим долгом предупредить, что многое в событиях, послуживших основой для настоящего повествования, ему самому кажется необъяснимым с точки зрения естественных наук. Во всяком случае, на их современном уровне развития. Речь идет в первую очередь об астрономии, атомистике, метеорологии, баллистике, геологии и небесной механике. Получив гуманитарное, в основном экономическое, образование, автор знает перечисленные выше точные науки в объеме, лишь немногим превышающем содержание общедоступных популярных книг. Поэтому он и не рисковал пускаться в исследование удивительных причин, которые привели к появлению нового небесного тела, давшего название нашему роману. Если среди ученых астрономов, атомников, физиков, геологов и метеорологов – найдутся желающие подробно заняться изучением обстоятельств, способствовавших и сопутствовавших образованию Атавии Проксимы,[1]

Другие книги автора Лазарь Иосифович Лагин

В этой книге объединены два произведения Л. Лагина: сказочная повесть «Старик Хоттабыч» и роман «Голубой человек». Но объединяет их не только общая обложка - мягкая ирония автора, сказочно-фантастические действия в реальном мире и многое, многое другое.

Повесть-сказка об удивительных и смешных приключениях школьников Вольки Костылькова и его друга Жени Богорада, совершенных благодаря чудесному воздействию на них сказочного джинна Гасана Абдуррахмана ибн Хоттаба, или просто – доброго старика Хоттабыча.

В вымышленной стране Аржантейе доктор Стифен Попф изобретает чудесный эликсир, позволяющий ускорить рост любого живого организма во много раз. Однако изобретение попадает в руки дельцов, которым вовсе не выгоден ускоренный рост домашнего скота. Они мечтают об армии послушных биомашин, о новом классе людей с телом взрослого и с разумом ребенка... «Патент А» — первый роман и третья по счету книга автора знаменитого «Старика Хоттабыча». Речь в нем идет, казалось бы, о вещах совершенно нереальных, волшебных. На самом деле в этой антиутопии больше информации о послевоенной жизни нашей страны, о ее мечтах и иллюзиях, чем в документальных хрониках. Блистательный антикапиталистический роман не только, как выясняется, детского писателя.

Самая короткая (на январь 2015 года) версия известной сказки Л. Лагина "Старик Хоттабыч", о приключениях джина Гассана Абдурахмана ибн Хоттаба и тринадцателетнего пионера Советского Союза Вольки Костылькова.

Действие происходит в самом конце второй мировой войны. Волею судеб на затерянный островок в океане попали одновременно несколько немецких офицеров с секретным грузом особой важности, четверо англичан и американцев и русский моряк Егорычев. На маленьком островке завязывается тугой узел интриг. Каждая из сторон надеется перехитрить противников и дождаться помощи от своих.

Чудесный майский день был на исходе. Мы сидели с моим другом в комфортабельном номере одной из фешенебельных московских гостиниц и изнывали от потока излишних услуг, расточавшихся нам администрацией гостиницы. Каждая наша просьба и пожелание выполнялись с такой торжественностью и такими помпезными подробностями, как будто мы были послами влиятельной державы, приглашенными на королевский прием в Букингэмский дворец.

Когда официант в белом традиционном переднике, изгибавшийся как гибкая лоза в бесчисленных поклонах, оставил нас, наконец, наедине с превосходно сервированным для ужина столом, Шерлок Холмс, не проронивший во все время этой экзотической церемонии ни одного слова, выколотил трубку и, любовно разглядывая ее, задумчиво начал:

Мало кому известно, что осенью 1940 года во время одного особенно ожесточенного ночного налета гитлеровских бомбардировщиков на Лондон милях в двенадцати по Темзе ниже Тауэр-Бриджа выплеснут был на берег сильным подводным взрывом странный предмет, пролежавший, очевидно, глубоко в тине не один десяток лет. Он был похож на гигантский бак для горючего диаметром в добрых пятнадцать метров. По сей день лично для меня остается непонятным, как он за столь долгий срок ни разу не был обнаружен во время проводившейся время от времени чистки дна Темзы, но обсуждение этой самой по себе интересной проблемы увело бы нас от истории, которую мне хочется рассказать. Этот бак, как мы будем его для краткости называть, определенно не был ни железным (во всяком случае, на нем не было и тени ржавчины), ни алюминиевым. Он тускло блестел особенным коричневато-желтым блеском с золотистыми прожилками, напоминавшими блестки в авантюрине. Судя по всему, он был изготовлен из какого-то совершенно необычного материала.

Том рассчитывал поваляться в постели хотя бы еще полчаса. Он сладко потянулся и повернулся на другой бок. Но беспощадный звон будильника заставил его немедленно привскочить. Как бы не опоздать на репетицию. Он чертыхнулся и нехотя опустил голые ноги с кровати.

И тут случилось нечто совершенно неожиданное, фантастическое, чудесное. Как в несбыточном волшебном сне.

Его ноги достигли пола и уперлись в мягкий, согретый утренним солнцем ворс ковра. Томас Симс, уроженец штата Коннектикут, человек ростом в 129 сантиметров, артист мюзик-холла «Золотой павлин», начал на тридцать первом году своей жизни расти.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Ребёнок, мучаясь от одиночества, придумывает для себя невероятно ужасную, полную опасностей игру. На полу в большой комнате распростер свои огромные объятия ковер. Красные части ковра — это раскаленные докрасна угли. Черные же части ковра — это змеи, ядовитые змеи. Желтые островки на бескрайнем пространстве ужасной черноты и пугающей красноты — это безопасная дорога. И вот малыш пускается в опаснейшее путешествие на другой конец коврика…

Отгремела очередная предвыборная гонка, и вот-вот станет известно, кого же американцы желают видеть своим президентом в ближайшие четыре года. Для Роба, руководившего кампанией сенатора Бертона, провал и последующее увольнение — дело уже решенное. Но тут случается то, чего никто не смог бы предвидеть: мертвые восстают из могил и приходят на избирательные участки, чтобы опустить свои бюллетени наравне с живыми людьми. И голосуют они только за Бертона…

Роб сразу понимает, что как-то причастен к этому кошмару — или чуду. Но чтобы по-настоящему осознать свою роль в происходящем и проделать долгий путь к самому себе, ему понадобятся многие месяцы…

Филантропия передавалась у Дюпон-Марианнов от отца к сыну вот уже четыре поколения. Как и его пращуры, Ахилл Дюпон-Марианн, последний побег на этом мощном древе, любил ближних и стремился облегчать их участь. Честно говоря, он даже превосходил по доброте всех своих предков, ибо, в отличие от них, не был женат. А всем известно, что деятельный филантроп просто обязан быть холостяком. Таково необъяснимое, но непременное условие этого благородного призвания. Нам не дано узнать, вкус ли к филантропии утвердил Ахилла в идее безбрачия, или безбрачие привило ему вкус к филантропии. Как бы то ни было, Ахилл Дюпон-Марианн предавался филантропии с неистовством, с исступлением. Добродетель его по силе своей не уступала пороку. Ему все время нужно было спасать мужчин, как другим — губить женщин.

У каждого человека есть некто с молоточком, который, по мнению автора, заменяет совесть и в зависимости от ситуации может огреть хозяина.

Череда загадочных убийств заставит детектива и поразмышлять, и побегать. С первым у него все в порядке, а вот второе дается с трудом.

«В небе зависают черные вертолеты, и некоторые думают, что они предназначены лишь для обнаружения запрещенных сельскохозяйственных посевов, тогда как другие считают их первой волной вторжения инопланетян. Мне кажется, потоки информации уже сейчас перегружают наши контуры и нам придется мутировать, чтобы выжить. Эта нейрологическая мутация уже началась, причем в большинстве своем принимая странные и часто абсурдные формы, но вряд ли в наших силах остановить этот процесс на данном этапе. Как я пытался доказать в своих нехудожественных книгах и драматически подчеркнуть в художественных, то, что мы воспринимаем, зависит от того, что мы считаем возможным. Если изменяются наши представления о возможном, изменяется и наше восприятие. Некоторые наши новые восприятия не выдержат эволюционного тестирования; другие же будут господствовать в человеческом мире в следующем столетии. То, что некоторые называют моим „кощунственным оптимизмом“, просто основывается на моем фундаментальном агностицизме. Мы еще не знаем, к чему приведет эта всемирная трансформация, поэтому, мне кажется, глупо и недостойно человека кричать на каждом углу о мрачных альтернативах и решительно игнорировать утопические возможности, которые сегодня кажутся в равной степени вероятными (а, как показывают уроки прошлой эволюции, даже чуть более вероятными). Я считаю, что поздновато по-прежнему цепляться за христианский или постхристианский мазохизм. Давайте наберемся смелости мыслить в менее невротических категориях. Звезды ныне сияют так, словно ждут нас».

Горячий ветер, предвестник ужасной катастрофы, но герою романа Дугласа Уорнера «Смерть на горячем ветру» никто не верит. Он мужественно борется за спасение жизней миллионов людей, преодолевая множество фантастических и реальных трудностей.

Шестнадцать пар глаз, не отрываясь, следили за экранами, где вот-вот должна была появиться планета.

— Три к одному, — сообщил второй пилот.

Шиэр З С, командир корабля и Старший Контактер, вошел в главную рубку.

— Как дела, парни?

— Все в норме, командор, — доложил Круас Т Т, молодой вахтенный офицер. — Сейчас войдем в континуум. Системы связи готовы.

Командор отечески положил четырехпалую руку на плечо Круаса.

— Волнуетесь, лейтенант?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Предлагаем вниманию читателей подборку афоризмов писателя Лазаря Иосифовича Лагина, автора известных романов-памфлетов «Патент АВ», «Остров Разочарования», «Атавия Проксима», «Голубой человек», повестей «Старик Хоттабыч», «Белокурая бестия», «Майор Велл Эндъю», сатирических «Обидных сказок» и др. произведений.

Прометей, как известно, титан. С точки зрения демографической титан сын бога и смертной женщины. Полукровка. А полукровки, с точки зрения биологической, личности талантливые и способны на разные поступки, довольно часто – благородные.

Прометей в свое время крупно проштрафился: он похитил огонь с Олимпа и отдал его людям. То есть, конечно, не весь огонь. Его осталось на Олимпе невпроворот, на всех богов во как хватало! Но и на Олимпе были против того, чтобы люди даже понятие об огне имели.

Вот краткий перечень событий, имевших место на архипелаге Блаженного Нонсенса за время с 23 июня 1919 года по март текущего, 1956 года. Одновременно это будет самым сжатым очерком истории цивилизации семнадцати больших и малых островов, составляющих этот архипелаг, и повестью о блистательных делах и феерическом возвышении торгового дома «Урия Свитмёрдер и сыновья», которому архипелаг обязан всем, без которого местные аборигены по сей день пребывали бы на стадии самого раннего неолита, ковыряли бы землю каменными мотыгами, убирали бы урожай деревянными серпами с кремневыми вкладышами и готовили бы пищу в убогой посуде из плетеных прутьев, обмазанных глиной.

Пперенести читателя в мир детства – задача, посильная только искусству. Станислав Лем отлично справляется с ней, размышляя вместе с читателем о таких вещах, с которыми, вероятно, столкнулся в своем детстве каждый, особенно если у него, подобно автору, было достаточно сильно развито воображение. И, возможно, еще не написанная «Сумма мальчишкологии» ничуть не менее важна и интересна, чем «Сумма технологии».