Атаман Анненков

Статья напечатана в "Военно-исторического журнала" за 1990-1991 г.г.

Атаман Анненков

В последние годы печать, радио и телевидение почти захлебнулись в потоке репрессивных и реабилитационных материалов. Рассказы о невинно осужденных, восстановлении юридической и гражданской справедливости напрочь затмили важный исторический факт в истории нашего государства - на всех этапах социалистического строительства шла непридуманная, реальная и жестокая борьба с противниками Советской власти. Причем явные и тайные враги не только вели пропагандистскую и заговорщическую подрывную работу, но и брались за оружие. Вот почему от всех, кто нес непосредственную ответственность за охрану и защиту завоеваний Октября от посягательств внутренних и внешних недругов, партия и народ требовали бдительности и стойкости.

Другие книги автора Леонид Михайлович Заика

Он возглавляет специальную лабораторию по изучению ядов. Действие ядов проверяется на заключенных, приговоренных к расстрелу. Высшим руководством страны поставлена задача: применяемые яды не должны быть распознаны… Он единственный, кто может сказать людям правду, но… все отравители заканчивают одинаково…

Популярные книги в жанре История

Льюис Ламур

Тропа на запад

Перевод Александра Савинова

Чик Боудри не мигая смотрел в дуло шестизарядника. Его смуглое лицо оставалось бесстрастным, но в черных глазах горело желание выхватить револьвер и испытать свое счастье.

Он достаточно долго жил с оружием и по закону оружия и понимал, что в данном случае человек в здравом уме не будет искушать судьбу. Перед ним стоял высокий мужчина с округлыми плечами и узким серым лицом - лицом, которое долго не видело солнца.

Льюис Ламур

Убийца из Пекоса

Перевод Александра Савинова

Когда Чик Боудри поставил своего чалого в конюшню Альмагре, время было по здешним меркам раннее - чуть позже полудня, но городок уже проснулся и грешил напропалую.

Каждая вторая дверь вела в салун или игорный дом. Из пяти разных музыкальных автоматов неслись на улицу пять разных мелодий. Грохот музыки смешивался со щелчками кнутов, которыми возчики фургонов подбадривали свои упряжки, с треском игорных фишек и звоном стаканов. Иногда всю эту суматоху прорезал восторженный выстрел какого-нибудь удачливого игрока.

Опубликовано в журнале: «Континент» 2006, №128

Одно из канонических сменовеховских произведений, долгое время малодоступное для отечественных читателей и исследователей. С точки зрения национал-большевистских установок в популярной форме рассматривается политика Германии Вильгельма II, Америки Вильсона и России Ленина. Производится социально-этический анализ мировых проявлений консерватизма, либерализма и советского коммунизма. Впервые издана профессором Ю.В. Ключниковым (1886–1938) в 1922 году как приложение к журналу "Смена Вех". В приложении цитируются выдержки из документов, хранящихся в коллекции Н.В. Устрялова Архива Гуверовского Института войны, революции и мира при Стэнфордском университете в Калифорнии (США).

Может быть полезной при изучении становления советского тоталитаризма на примере сменовеховского течения русской эмиграции. В России публикуется впервые.

Для специалистов и всех, интересующихся современной историей, политикой и международным правом.

Маркевич Микола (1804-60), історик, етнограф, поет і музика-композитор, приятель Т. Шевченка, народився у селі Турівці на Прилуччині, де жив і помер; студіював у Петербурзі (у пансіоні при Педагогічному Інстетуті), і в Москві (вчився музики у Дж. Фільда). Близький до декабристських літ. кіл. (писав вірші, перекладав на російську мову Шекспіра й Байрона тощо), Маркевич з великим захопленням зустрів поезії К.Рилеєва, присвячені визвольній боротьбі України в минулому. вся літературна й наукова творчість Маркевича була просякнена патріотичним духом. 1831 р. він видав у Москві свої "Украинские мелодии", де у віршах російською мовою оспівував героїчне минуле України. Протягом довгих літ Маркевич збирав матеріали до історії України, м. ін. в архівах, зокрема в чернігівських. Проте основним джерелом для нього була "Історія Русів" (тоді ще не опублікована), під ВПЛИВОМ якої написаний головний твір Маркевича

"История Малороссии" (закінчений 1838, надрукований у 5 томах у Москві 1842-43; 1–2 том — основний текст, а 3–5 том. — документальні додатки, примітки, опис джерел, списки полків, сотень січових куренів, реєстр володарів України, списки ген. старшини, полковника, вищого духовенства, хронологічні таблиці тощо). Хоч "История Малороссии" з боку науково — методологічного вже не відповідала тодішньому станові історія науки, своєю схемою історії України, яку Маркевич розглядав як самостійний і безперервний процес розвитку від найдавніших часів аж до сучасности, твір Маркевича мав не абиякий вплив на сучасників (зокрема на Шевченка, який присвятив Маркевичу вірш "Бандуристе, орле сизий") і українську історіографію 19 в., а документальні додатки до нього збергають певне значення и досі.

Издание книгопродавца О.И. Хрусталева.

М О С К В А.

В типографии Августа Семена,

при Императорской Медико — Хирургической Академии.

1842.

Печатать дозволяется

с тем, чтобы по напечатании представлены были в Ценсурный Комитет указанное число экземпляров. С. Петербург. Май 7 — го дня 1840 года.

Ценсор П. Корсаков.

Эта книга — история жизни знаменитого полярного исследователя и выдающе­гося общественного деятеля фритьофа Нансена. В первой части книги читатель найдет рассказ о детских и юношеских годах Нансена, о путешествиях и экспедициях, принесших ему всемирную известность как ученому, об истории любви Евы и Фритьофа, которую они пронесли через всю свою жизнь. Вторая часть посвящена гуманистической деятельности Нансена в период первой мировой войны и последующего десятилетия. Советскому читателю особенно интересно будет узнать о самоотверженной помощи Нансена голодающему Поволжью.

В  основу   книги   положены   богатейший   архивный   материал,   письма,  дневники Нансена. 1-е изд. книги — 1971. Для широкого круга читателей.

Публикуемый фельетон Тэффи появился незадолго до июльского выступления большевиков — первой неудачной попытки переворота. Тэффи добросовестно передала царившее в обществе отношение к большевикам. Их недооценивали почти все. А главное, их недооценил Керенский, не посмевший или не сумевший нейтрализовать Ленина. Ленин лег на дно в Разливе. Всего через три месяца этот Разлив крепко ударит России в голову. Из строк фельетона, как живая, встает тогдашняя городская улица, а на ней, как правильно поняла Тэффи, — «великая армия Ленина». Дав этой армии уничтожить общество, большевики возьмутся и за нее самое. Дальнейшее известно. Каши получилось столько, что дай Бог двадцать первому веку расхлебать.

Эта книга — сборник статей о прошлом, настоящем и перспективах развития Оренбургской ордена Ленина области. Материалы книги расположены по разделам: «Природа», «Население», «Страницы истории», «Народное хозяйство», «Культурное строительство». В «Приложениях» даны хронология важнейших событий в истории области, туристские маршруты и список литературы об Оренбуржье. Авторами статей являются ученые, преподаватели высших учебных заведений, партийные работники, специалисты различных отраслей народного хозяйства, деятели культуры. В книге они освещают главные явления жизни области, хотя и не дают систематизированного курса, полностью исчерпывающего ту или иную тему. «Орденоносное Оренбуржье» адресуется самому широкому кругу читателей. Пропагандисты и агитаторы почерпнут из книги много ценных сведений, необходимых в учебной и массовой работе. По многим вопросам сборник послужит пособием для преподавателей и учащихся вузов, техникумов, старших классов средних школ. Все кто интересуется прошлым и настоящим степного края, найдут в книге богатый фактический материал, показывающий, какой замечательный путь прошло Оренбуржье за годы Советской власти. Составитель Н. И. Мячин.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А Т Т Е С Т А Ц И Я

=======================

Военную службу любит, т.к. более ни к чему не стремится.

Систематически работает над устранением недостатков, которые допускает все чаще и чаще.

Военную форму любит и донашивает до полного износа.

Систематически работает над изучением новой техники, но старой не знает. Может ездить на всех марках автомашин ... в качестве старшего, иногда - в кузове, только привязанным.

Шри Парамаханса Йоганада

Автобиография монаха

~Автобиография" Иогананды--это одна из немногих книг об индийских мудрецах, которая написана не журналистом или иностранцем, а человеком их собственной рассы и подготовки; короче, эта книга о йогинах, написанная Йогином. Как повествование о необычной жизни и силах современных индийских святых, книга Иогананды важна и для сегодняшнего дня, и для будущего. Талантливый автор, несомненно, заслуживает уважения и благодарности за необычную летопись своей жизни, одним из самых откровенных докумпентов, когда-либо появлявшихся на Западе. Она раскрывает глубочайшие недра ума и сердца индийского народа и духовные богатства Индии.

BABBAGE - ЯЗЫК ПРОГРАММИРОВАНИЯ БУДУЩЕГО

В деле разработки новых языков программирования много спорных моментов, примером которых может служить ADA - новейшее средство программирования, разработанное Министерством обороны США и отличающееся черезвычайно большими возможностями. Язык програмирования ADA, как известно, был разработан с целью замены устаревших и все менее используемых языков, таких как COBOL и FORTRAN.

Трудности заключаются в том, что цикл замены одного языка программирования другим охватывает период времени от 20 до 30 лет и не начинается до тех пор, пока мы не убедимся на деле, что ныне существующие языки больше не отвечают нашим требованиям. Мы можем ускорить этот процесс, начав немедленную замену устаревших языков языком ADA. При этом, когда мы придем к выводу, что ADA уже устарел, замена на него только только успеет завершиться.

Бабушкино окно

Когда я учился в колледже, я должен был провести часть лета в квартире моей бабушки, потому что она должна была лечь в больницу на несколько недель. Часть времени я проводил в больнице, навещая ее, остальную часть времени я оставался в ее квартире, ухаживая за кошкой, поливая цветы, и т.д.

Моя бабушка жила на первом этаже жилого дома. Окна ее спальни выходили во двор, где были натянуты бельевые веревки для тех жильцов, кто предпочитал сушить одежду на свежем воздухе, а не в помещении сушилки.