Артём

Боровик Генрих Аверьянович

Артём

Прошло почти полгода с того трагического дня, который начался страшной вестью из Шереметьева.

Каждое утро мы зажигаем лампадку перед фотографиями Артема, Темы. А по вечерам гасим. Можно бы и не гасить, но жена Галя почему-то побаивается - как бы что не загорелось.

Если утром я не вижу жены, значит, она сидит в своей комнате (бывшей комнате Артема, а также Мариши, а также и её сына Вани, нашего первого внука), сидит перед Темиными фотографиями и плачет. Я пытаюсь успокоить её, хотя мне это дается с трудом. Но что делать, надо начинать новый день...

Другие книги автора Генрих Аверьянович Боровик

Книга о кубинской революции, написанная по свежим воспоминаниям.

«Пролог» — роман-эссе известного советского писателя и журналиста Генриха Боровика, в котором Америка отражена в том хорошем и светлом, что заложено в ее народе, и в том темном, тяжком и омерзительном, что таится в ее образе жизни и строе.

В первой части книги («Один год неспокойного солнца») рассказывается о бурных событиях 1968 года в США, о людях, их вершивших и в них участвовавших.

ОТ АВТОРА Я пишу эти строки в номере отеля «Интерконтиненталь» — в столице Никарагуа. Совсем недавно, в последние дни Сомосы, здесь обитали его министры, офицеры его национальной гвардии. Рядом, в ста метрах от отеля, в бункере прятался сам диктатор. 17 июля на рассвете он бежал из страны, прихватив с собой 70 самых близких ему негодяев. Офицеры национальной гвардии — тоже негодяи, но недостаточно приближенные,— узнав о предательстве «вождя», срывали с себя форму, переодевались в штатское к исчезали кто куда. Номер, в котором я сейчас живу, занимал, говорят, сомосовский майор. Он не мог найти для себя партикулярною платья и бежал в нижнем белые, оставив на кровати под одеялом автомат, а на полу — свою майорскую форму. Сейчас отели почти полностью заселен журналистами из разных стран, все прилетающими в Манагуа писать о революции. Вечером, возвращаясь к себе, я прохожу длинным коридором и почти из-за каждой двери слышу стук пишущей машинки. Чуть позже, часов в десять, на улице раздаются выстрелы. Иногда — одиночные, иногда — автоматными очередями. Иногда — далеко, но, бывает, и под самыми окнами. В городе все еще шалят «Франко-тирадорес» — снайперы, оставленные или засланные бежавшими сомосимтами. И хотя редко какая ночь в Манагуа обходится без человеческих жертв, но все-таки кажущийся мирным перестук пишущих машинок в известном смысле не менее, а то и более опасен, чем огневые перестрелки за окнами отеля. В «Интерконтинентале» живут разные люди, И те, кто приехал честно разобраться в революции, которая происходит в этой удивительной стране, и те, кто прибыл сюда с единственным стремлением — оболгать ее.И от того, что будут писать журналисты, живущие в отеле «Интерконтиненталь», зависит многое в судьбе Никарагуа. Впрочем, во всем мире ныне происходит немало хорошего или плохого под влиянием того, что пишут или произносят люди, которым выпала судьба называться корреспондентами. От того, находят ли они в критический момент силы сказать правду, может зависеть до удивления многое, иногда даже жизнь миллионов. Об одном из таких «моментов истины» я рассказал в своей повести. Основная часть действия ее происходит в стране, которая условно названа Республикой Гранатовых островов. Но те, кто внимательно следит за международными событиями, скажем, последних пяти — десяти лет, думаю, увидят, что ситуация, описанная в повести, не раз возникала во вполне реальных условиях, в реальных государствах. «СМЕНА» №№ 20-24, 1979 год. Рисунки Вениамина КОСТИЦЫНА.

«Пролог» — роман-эссе известного советского писателя и журналиста Генриха Боровика, в котором Америка отражена в том хорошем и светлом, что заложено в ее народе, и в том темном, тяжком и омерзительном, что таится в ее образе жизни и строе.

Во второй части («Расследование») писатель разоблачает участие ФБР в организации убийства 4 апреля 1968 года Мартина Лютера Кинга.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Помните, как в детстве мы подкладывали монетку под пятку перед экзаменом, а после получения заветной «пятерки» счастливо выдыхали: «Повезло!»? Этот сборник – ваш счастливый пятак. Только не для экзамена по математике, а для другого, более важного, который мы сдаем всю свою жизнь. Экзамена под названием «счастье».

Ольга Савельева – мотивирующий лектор, блогер и автор – заботливо собрала в издании любимые рассказы читателей. Они согреют изнутри, помирят тех, кто в ссоре, помогут найти силы и вдохновение в минуты слабости и научат встречать каждый день с улыбкой.

В сборнике вы найдете рассказы из уже полюбившихся бестселлеров, а также шесть бонусных историй, написанных специально для нового издания.

P.S.: Осторожно: чрезмерное чтение Ольги Савельевой вызывает привыкание!

Уникальная беллетризованная биография могущественной королевы Англии Елизаветы I, помещенная в широкий контекст истории Англии с 1584 по 1603 год. Другие биографы Елизаветы освещали преимущественно ранние этапы ее правления, лишь кратко упоминая о событиях, произошедших после того, как ей исполнилось 50 лет. Между тем это и становление Англии как «владычицы морей», и путешествие Фрэнсиса Дрейка, и основание в Северной Америке первого английского поселения, и деятельность Уолтера Рэли, и уничтожение испанской Непобедимой армады в Гравелинском морском сражении в 1588 году. Преследование и казнь Марии Стюарт вызвали дальнейший виток ожесточенного соперничества между Англией и Испанией – этой причинно-следственной связи никто до Джона Гая не уделял пристального внимания. Обрисованы также малоизвестные грани психологического портрета Елизаветы I – она не только могущественная королева, но и уязвимая женщина, впадшая в последние годы своей жизни в меланхолию, граничащую с неуверенностью в себе и даже настоящей депрессией.

Крупнейший специалист по истории Тюдоров, Джон Гай использовал множество письменных источников, часть из которых исследовалась впервые (в особенности рукописные государственные документы, касающиеся отношений между Англией и другими европейскими державами). Проработаны также около 30 неопубликованных писем самой Елизаветы, черновики и дневниковые записи, отражающие ее внутренний мир, сохранившие ее мысли и эмоции – все то, что не было и не могло быть отражено в официальных источниках. Те документы, которые исследователи прежде использовали в переводах, Гай стремился найти в оригинале. Именно в этом и заключается главная особенность книги, отличающая ее от всех остальных рассказов о Елизаветинской эпохе – Золотом веке в истории Англии.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Это увлекательная история знаменитой американки Уоллис Симпсон (1896–1986), впоследствии ставшей герцогиней Виндзорской и женой бывшего английского короля Эдуарда VIII (1894–1972), отрекшегося от престола в 1936 году. Он пожертвовал всем ради любви к этой женщине: репутацией, властью, короной, статусом и возможностями. Но было ли это сделано им добровольно, или под давлением правящей элиты? Интриги, связи с нацистами, красивая жизнь, тайные романы и скандальное убийство миллионера Гарри Оакса – лишь малая доля того, о чём пойдёт речь в этой книге. Арина Полякова – российский историк, писатель, кандидат исторических наук, член Российского союза писателей. Автор нескольких книг по истории британской монархии, в том числе биографии короля Эдуарда VIII “Прошлое без будущего”.

Единственная автобиография легендарного музыканта Фила Коллинза сможет перенести вас в неординарный и сумасшедший мир шоу-бизнеса, знаменитостей, премий, головокружительных гонораров и препятствий, с которыми сталкиваются звезды первого эшелона. Фил Коллинз талантливо и легко рассказывает историю своей жизни, в которой всегда было много музыки, страсти, сложного выбора, крутых поворотов и острых углов, непредсказуемых результатов и рекордных достижений. Эта книга читается как увлекательный художественный роман о непростой, но всегда феноменально яркой жизни восьмикратного лауреата премии «Грэмми», обладателя премий «Оскар» и «Золотой Глобус», гения, провокатора, композитора, музыканта и отца Филиппа Дэвида Чарльза Коллинза.

«Ария» – группа-легенда, группа-колосс, настоящий флагман отечественного хевиметала.

Это группа с долгой и непростой историей, не знавшая периодов длительного простоя и затяжных творческих отпусков. Концерты «Арии» – это давно уже встреча целых поколений, а ее новых пластинок ждут почти с сакральным трепетом.

«Со стороны история “Арии” может показаться похожей на сказку…» – с таких слов начинается книга о самой известной российской «металлической» группе. Проследив все основные вехи «арийской» истории глазами самих участников легендарного коллектива, вы сможете убедиться сами – так это или нет. Их великолепный подробный рассказ, убийственно точные характеристики и неистощимое чувство юмора наглядно продемонстрируют, как и почему группа «Ария» достигла такой вершины, на которую никто из представителей отечественного хеви-метала никогда не забирался и вряд ли уже заберется.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

LOUNA – российская рок-группа, дебютное выступление которой состоялось 23 мая 2009 года в московском клубе «Точка», и с этого момента началась их история. Настоящее издание подготовлено к юбилею группы благодаря мощной поддержке поклонников LOUNA и монументальному труду Владимира Ерковича, который проехал с музыкантами гастрольный тур и записал их десятилетнюю историю. «Грязные гастроли» поражает невероятным откровением и честностью ее участников. Они без прикрас делятся своими проблемами, рассказывают о конфликтах и событиях, повлиявших на их судьбы. Книга будет интересна как фанатам группы, так и тем, кому любопытна российская рок-сцена и ее закулисье.

Мемуары лидера группы Red Hot Chili Peppers «Линии шрамов» – это честные воспоминания Кидиса о захватывающей жизни. Он вспоминает красивых, сильных женщин, которые были его музами, становление группы и как он мог все потерять в одночасье. Это история самоотверженности и разврата, интриг и честности, безрассудства и искупления, – история, которая могла произойти только в мире рока. Энтони Кидис делится удивительными воспоминаниями о цене своего успеха.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Максим Капитановский – режиссер-документалист и сценарист фильмов «Пол Маккартни. 73 часа в России», «Во всем прошу винить «Битлз», «Таймашин. Рождение эпохи» и других, писатель, журналист, участник культовых групп «Добры молодцы», «Лейся, песня!», супер-группы журфака МГУ «Второе дыхание», барабанщик ранних составов группы «Машина времени», в течение 12 лет звукорежиссер «Машины».

В предисловии к книге Андрей Макаревич пишет: «У Макса была масса разнообразных достоинств. Одно из них – он великолепный рассказчик. Согласитесь, редко бывает, когда в компании просят: «Макс, расскажи про то-то и то-то», – отлично зная саму историю, но не в силах побороть искушение послушать ее еще раз».

И это правда – некоторые эпизоды книги заставляют хохотать до колик. При этом она не просто смешная, а очень даже поучительная: в ней говорится о том, как не растеряться в самых трудных жизненных ситуациях.

Книга рассказывает о феномене группы «Битлз», о ее влиянии на советскую рок-музыку и эстраду, моду и даже политику через призму юмора, искрометных шуток и воспоминаний Максима Капитановского.

Содержит нецензурную брань.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С. Боровиков

Путь к народу

Предисловие

Толстой А. Н. Четыре века. - М.: Сов, Россия, 1980. - 512 с, ил.

1

Обширные пространства, лежащие к востоку от Волги, в Саратовской, Симбирской, Самарской губерниях, назывались и теперь называются Заволжьем. От низменного левого берега начинаются плодородные земли - зимой бескрайне белые, весной зеленые, летом желтые и прозрачно чернеющие осенью. Здесь находились крупнейшие частные имения (почти 80 процентов земли к началу XX века принадлежало крупным землевладельцам). Два самарских уезда Ставропольский и Сызран-ский - были центрами этого заповедного до поры до времени царства хлеба, дворянских красных околышей, поголовной родственности, царства простора, необузданности нравов и сословной спеси, на которое, однако, уже наступал новый век.

А. Боровинский

Блямба

Фон Триста Двенадцатый поерзал эмалированной задницей по валуну, чтобы прочнее зафиксироваться, и огляделся.

Справа тяжелая гладь озера, слева ели подступают к самому берегу: его Прекрасное Место. Мягкие линии пейзажа и обсосанная озером галька под ногами, кряжистые стволы и матово-серая, готовая все принять поверхность волн - здесь все дышало гармонией. Отличное местечко для закручивания сиреневой блямбы. Только здесь все эмоции генерируют положительные заряды, а без них, как ни крути, ни шиша не закрутишь.

Александр Боровинский

Если бананы висят слишком низко

I

Искатель Бош Тринадцатый треснул железным кулаком по элементу солнечной батареи. Осколки пластины разлетелись метров на пять, и Бош начал отсчитывать секунды. Изменения происходили медленно и в обычном ходе времени неуловимо: погнутая рама расправлялась, выравнивались вмятины, а осколки пластины жирно блестевшие вокруг, словно таяли под лучами солнца. Одновременно внутри рамки нарастал такой же жирновато блестящий налет. Стрелка вольтметра, подключенного к батарее, пришла в движение. Чеоез двенадцать минут двадцать пять секунд солнечная батарея выглядела как новая, а вольтмето показывал номинальное напряжение Эксперимент прошел успешно и электрические цепи в теле Боша защекотали легкие вихри токов удовольствия.

Александр Боровинский

ТВОРЕЦ

На главном заводском комплексе седьмого сектора работало более пяти миллионов эмоциональных роботов. Их персональные помещения для отдыха и восстановления работоспособности окружали заводские корпуса огромными массивами.

Однако многие из роботов предпочитали проводить некоторую часть свободного от производства времени в различных общественных пунктах.

В пункте коллективного энергопитания 200, а попросту в двухсотом ПУКЭ, в последнее время значительно расширился круг обычных клиентов. Уже несколько вечеров подряд у стойки бара в окружении довольно плотной толпы восседал Искатель по имени Оро, по фамилии - 18-й и рассказывал довольно странные вещи. Никто из эмоциональных роботов толком его не понимал, некоторые, послушав немного, уходили, но их место тут же занимали другие, и толпа вокруг Оро не редела.