Армия спасения

Олег Болтогаев

Армия спасения

- Где наш Кузя? - спросила меня жена во время завтрака.

- Пошёл погулять, - ответил я, откусывая кусочек колбаски.

- Его нет третий день, - строго сказала жена.

Мы помолчали. На полу стояла пустая кошачья миска.

Она навевала невесёлые мысли. У нас вмиг пропал аппетит.

Не сговариваясь, мы встали из-за стола и вышли во двор.

- Кыс-Кыс! - басом говорил я, обходя дом.

Другие книги автора Олег Болтогаев

Я обнаружил эти тетради совсем случайно. Пришлось по совместительству заняться ремонтом школьной крыши, и вот, лавируя среди стропил чердачного пространства, я заметил цилиндрический предмет, пнул его ногой, и он рассыпался, оказавшись свернутой в рулон стопкой тетрадей.

Что-то заставило меня нагнуться, я поднял тетради, думая, что это обычные школьные работы. С тусклом чердачном свете я с брезгливой осторожностью стал листать первую тетрадь, и понял, что обнаружил чьи-то дневники, я полистал другую тетрадь, здесь был другой почерк, но записи были, похоже, как-то взаимосвязаны.

Олег Болтогаев

Хома

К нам в гости приехала бабушка. Она привезла своим внукам всякие подарки. Дети этому очень обрадовались и весь вечер общались с бабушкой, разговаривая о всяком.

Затем младшая внучка Настенька уединилась с бабушкой, и они стали шептаться о чём-то важном. Я совсем не придал этому внимания.

Мало ли, о чем могут разговаривать близкие родственницы.

На следующий день они вновь долго шушукались.

Олег Болтогаев

Динка

Кто-то требовательно постучал в окно и я проснулся.

Было ранее утро. "Кто бы это мог быть?" - недовольно подумал я и отодвинул занавеску. За окном, на подоконнике стояла наша кошка Динка. "Сейчас", - пробурчал я и открыл форточку. Хотелось спать и я плюхнулся в кровать, не дожидаясь, когда наша ночная гулена пролезет в комнату.

Но заснуть мне не пришлось.

Динка тревожно и жалобно замяукала прямо над моей головой.

Я умирал от любви.

Как случилось, что я в неё влюбился?

Хорошо это помню, только объяснить всё равно не сумею.

Да и что объяснять-то?

Тогда я, восьмиклассник, был увлечён встречами со своей одноклассницей. Наши свидания были довольно регулярными и сильно напоминали какую-то восточную песню. В том смысле, что каждый вечер всё происходило на удивление одинаково. После кино, где мы сидели в совершенно разных местах зала: она со своими подружками, а я среди своих корешей, так вот, после кино, каким-то звериным чутьём я определял куда и с кем она пошла, и догонял их, стайку громко разговаривающих девчонок, и молча шёл сзади, безошибочно выделяя в темноте её, мою Джульетту, она же, словно чувствуя мой страстный взгляд, начинала говорить и смеяться громче других. Ирка знала, что я иду следом.

Великий маринист Иван Айвазовский подарил миру эпическое полотно под названием "От штиля к урагану". Идея предельно проста — слева штиль, справа жуткий ураган. Зритель, скользя по картине взглядом слева направо, (ширина картины — ого-го) может проследить все стадии превращения хорошей погоды в плохую. И обратно.

Как жаль, что никто из других классиков не создал что-нибудь аналогичное под заголовком "От Эроса к Порносу". Сколько вопросов отпало бы тогда.

С одной стороны вроде бы все было понятно, с другой — хотелось знать больше.

Сашка задумался. Кого спросить, с кем посоветоваться, что почитать?

Он вдруг почувствовал, как поверхностны и неглубоки его знания.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» Для кого сказано?

Ему стало немного стыдно. Доучился до девятого класса и все еще мальчик. Ладно — мальчик, но ведь он не знал главного — как? То есть, знал, но не настолько, чтобы не бояться оконфузиться при прохождении практики.

Пролистав свои школьные тетради, Серёжа с удивлением обнаружил, что, с тех пор, как он стал заниматься онанизмом, его почерк сильно изменился.

Он, его почерк, стал корявым и неровным.

Собственно, к такому графологическому анализу Серёжу подтолкнула учительница литературы, которая чуть ли не изо дня в день стенала, что у Чекунова что-то случилось с почерком.

Что он пишет ужасно, как курица лапой.

В конце концов, она заявила, что отказывается читать его сочинения.

Мы приехали на летнюю практику.

Мы — это орава студентов второго и четвертого курса.

Нас — много. Человек сто двадцать, не меньше.

Ехали мы долго. До Ростова электричкой.

Потом — теплоходом, вверх по Дону. Ночью.

Донская станица со смешным названием Семикаракоры.

Не спутать бы с садами Семирамиды.

Мы приехали под утро. Было еще совсем темно. Несмотря на то, что на теплоходе спиртное не продавали, а наши поводыри-аспиранты следили за нами во все глаза, Коваленок все равно где-то сильно укушался.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

ТАТЬЯНА РИК

Пьески для школьного театра

"Бальные платьица Вьюжки и Метельки"

(новогодняя пьеска в 4 действиях для постановки с детьми

младшего и среднего школьного возраста)

Действующие лица:

Сказочник

Девочка Олеся

Седая Муха

Вьюжка

Метелька

(Вьюжка и Метелька - это девочки, такие же маленькие, как Олеся, только их волосы, лица и одежда - белые.)

Чёрная Ночь

Джанни Родари

ВОЛШЕБНИК ДЖИРО

Жил-был бедный волшебник по имени Джиро. Волшебник, и вдруг бедный! Странно, не правда ли? Но Джиро, хоть он и был самым настоящим волшебником, жил бедно: с некоторых пор никто больше не прибегал к его помощи.

"Неужели я больше никому не нужен?! - сокрушался Джиро. - Раньше у меня каждый день бывало множество людей. Кто приходил за советом, кто за помощью.

И все щедро меня вознаграждали. Ведь я, не хвалясь, много всяких заклинаний и заговоров знаю. Отправлюсь-ка я бродить по свету, посмотрю, что же происходит. Может, объявился более могущественный волшебник?!"

Владимир Романенко

Сказка о Каминных Часах, Старом Телефоне и трех серебряных нитках

Старинные Каминные Часы отбивали время дребезжащими глухими ударами и глядели сквозь свое тусклое круглое стекло в окно, за которым струился неслышно тонкий и легкий снег. Случайные снежинки залетали в приоткрытую форточку и сразу таяли на подоконнике. Через эту форточку в комнату, как это было всегда, доносился сладкий запах из соседней кондитерской. Через эту же форточку иногда заглядывала любопытная Синица, которой наверно было холодно, и она, чтобы согреться, садилась на краешек оконной рамы и ловила крылышками теплый воздух, выходящий из дома.

Блез Сандрар

Скверный судья

Рассказывают, что однажды случилась такая история. Мышь погрызла сшитое портным платье.

Портной пошел к судье, которым в ту пору был бабуин, спящий без просыпу. Портной его разбудил и начал жаловаться:

- Бабуин, протри глаза! Посмотри, вот почему я пришел и разбудил тебя: повсюду дырки. Платье, которое я сшил, прогрызла мышь, правда, она не признается и во всем обвиняет кошку. Кошка же настаивает на своей невиновности и уверяет, что это, должно быть, работа пса. Пес, все отрицая, утверждает только, что это сделала палка. Палка сваливает вину на огонь и твердит: "Это огонь, это огонь виноват!" А огонь ничего не желает понимать, знай только повторяет: "Нет, нет, нет, это не я, это вода!"

Блез Сандрар

Ветер

В начале большой засухи вам, верно, случалось видеть, как птицы летают высоко-высоко в небе. Они описывают круги, дуги, устремляются то вперед, то вниз, то вверх, преследуют друг друга, не разбирая дороги, неутомимо, исступленно. По утрам они назначают в небе свидания, прогуливаются там целыми стаями, вовсю веселятся, трещат наперебой. Но стоит приглядеться внимательнее, и вы поймете, что вовсе не сами птицы подняли этот вихрь крыльев, перьев, оглушительных криков, похожий на яростную битву. Во всем виноват ветер. Ветер подхватывает птиц и отпускает их, ветер надувает им крылья, вдыхает в них жизнь, и он же лишает ее.

Евгения СЕРГИЕНКО

ЖЕНЬКИНА ЖЕНА

Наша рота дружная. У соседей тоже ничего, но лично я, рядовой Корешков, доволен тем, что служу в этой роте.

Мы все знаем друг о друге: кто о чем мечтает, о ком тоскует, чем дышит. За каждого товарища все болеют, как за любимого футболиста во время решающего матча.

Вот поэтому так всполошилось наше дружное подразделение, когда после занятий кто-то крикнул в раскрытую дверь класса:

- Рядовой Добров! Жена приехала.

Борис Викторович Шергин

Белые с Севера убежали, мы опять во свое место из Вологды вернулись

У нас в учреждении порядочно стало местной молодежи служить.

Другой раз на них смотришь, думаешь: "Что-то у вас, ребята, в голове? Понимаете ли, в какое время живете?.."

Политпросветительная работа еще только налаживалась... Народ молодой, по службе дело отведут в пятом часу и домой полетят.

Пожалуй, всех бойчее из них Шкаторин был. Только такой: смехи да хи-хи. Я так считал: вовсе ты, парень, девичий пастух.

Борис Викторович Шергин

Болезнь

Опять было на Груманте.

Одного дружинника, как раз в деловые часы, начала хватать болезнь: скука, немогута, смертная тоска. Дружинник говорит сам себе:

"Меня хочет одолеть цинга. Я ей не поддамся. У нас дружина малолюдна. Моя работа грузом упадет на товарищей. Встану да поработаю, пока жив".

Через силу он сползал с нар и начинал работать, И чудное дело - лихая слабость начала отходить от него, когда он трудился.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Болтогаев

Борьба за мир

Начало лета. Каникулы. Родители считают, что вода в речке ещё холодная и не пускают меня купаться. Я торопливо бегу к мостику, набираю полное ведёрко воды и быстро тащу его домой, чтобы мама собственноручно оценила температуру и убедилась, что напрасно она не разрешает мне хотя бы разок окунуться.

- Вода согрелась в ведре, пока ты её нёс, - строго отвечает мне мама.

Что делать? Делать нечего.

Олег Болтогаев

Достойная старость

Вообще-то у кошек должно быть тридцать зубов. А у нашей Шелли всего три. Два слева внизу и один справа вверху. Больше зубов у неё нет.

Это потому, что наша кошка очень старая.

Ей уже восемнадцать лет. То есть, она на восемь лет старше меня.

Мой отец говорит, что, если пересчитать возраст Шелли на человеческий, то нашей усатой старушке уже больше ста лет. У кошек свой век.

Моя мама твердит, что мы должны обеспечить Шелли достойную старость.

Олег Болтогаев

Дуся

Однажды моя дочка пришла из школы с тяжёлой ношей.

Левой рукой она с трудом прижимала к себе портфель, а под мышкой правой руки удерживала небольшую кошку.

- Дуся! - радостно объявила дочка и поставила кошку на пол. - Где ты её нашла? - спросил я. - Она гуляла по школьному коридору! - дочь с восторгом смотрела на кошку. - Но... - начал было я. - Она будет у нас жить! Вы обещали!

Действительно, обещали...

Олег Болтогаев

Фидель

- Спасайся, кто может! - истошным голосом завизжал Лёшка.

И мы побежали.

Жуткий, животный страх, казалось, толкал меня в спину.

Убежден: никогда в жизни я не бегал так быстро.

Не знаю как, но я оказался на дереве. По-моему, я просто взлетел на него. Добравшись до развилки, я уселся на толстую ветку и, наконец, смог отдышаться.

Серёжка успел запрыгнуть в кабину трактора. Максим и Лёшка заскочили на тракторную тележку. С ужасом мы смотрели на нашего врага.