Армия Петра I

Вопрос создания воинских сил нового типа стал для юного царя Петра Алексеевича одним из основных.

Отрывок из произведения:

«Огонь шведов привел в конфузит передние сотни драгун, еще не видевших боя. Шведы устремились вперед. Но выскакавшие на санях пятнадцать легких пушек открыли такую скорострельную пальбу картечью, – шведы изумились, ряды их остановились в замешательстве. С флангов мчались на них оправившиеся драгунские полки Кропотова, Зыбина и Тулицы. «Братцы! – натужным голосом кричал Шереметев посреди карей. – Братцы! Ударьте хорошенько на шведа!…» Русские с привинченными багинетами двинулись вперед. Быстро наступали сумерки, озарявшиеся вспышками выстрелов. Шлип-пенбах приказал отходить… Но едва печальные горны запели отступление, – драгуны, татары, калмыки, черкасы с новой яростью налетели со всех сторон на пятящиеся, ощетиненные четырехугольники шведов, прорвали их, смяли. Началась резня… В темноте генерал Шлиппенбах сам-четверт едва ушел верхом в Ревель» (А.Н.Толстой. «Петр Первый»).

Популярные книги в жанре История

Тухачевский Михаил Николаевич

Военные планы Гитлера

Содержание

От редакции

Текст

Примечания

 

От редакции

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. вошла в нашу историю как небывалое по ожесточенности, трагизму и героизму сражение многонационального советского народа против гитлеровского фашизма. Путь к Победе. 45-летие которой будет отмечаться в нынешнем году, был долгим и трудным.

Но интерес к событиям тех далеких лет, к осмыслению последствий и уроков войны не ослабевает, он объясняется и той непреходящей ролью, какую сыграла война в жизни советского народа, и отчасти неудовлетворенностью ответами на многие вопросы, которые рождены уже нашим временем- временем перестройки и гласности.

Ж.ЛОНГЕ, Г.ЗИЛЬБЕР

ТЕРРОРИСТЫ И ОХРАНКА

ПРОВОКАТОРЫ И ПРАВЯЩИЕ

Правительства всех стран и всех времен в их борьбе против революции никогда не останавливались ни перед какими средствами. Самым бессовестным, самым преступным из этих средств является, несомненно, пользование агентами-провокаторами. Сплошь и рядом в прошлом столетии правители Франции, Германии, Италии прибегали к этому бесчестному средству, чтоб раздавить революционное движение или воспрепятствовать успехам грозных заговоров. Роль темных правительственных сообщников в тайных обществах в эпоху реставрации, во время царствования Луи Филиппа, во время Второй империи и в наши дни служит яркой иллюстрацией того, что политическая полиция, даже в благоустроенном буржуазном государстве, вся насквозь проникнута духом провокации.

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

Год "минус 250" (запад)

Вот уже семьдесят лет, как вернулся к богам Александр Македонский. Сменилось два поколения его наследников; много раз перекраивались границы их царств, и все новые головы увенчивались диадемами либо летели с плеч. Но великий спор все еще не разрешен: каким быть новому миру? До появления Александра все казалось ясно: просвещенным эллинам подобает жить в полисах городских республиках, хранимых местными богами. Прочие же варвары обречены на дикость племенной жизни либо на тиранию царей.

Ступов А. Д., Кокунов В. Л.

62-я армия в боях за Сталинград

Аннотация издательства: Книга "62-я армия в боях за Сталинград" повествует о боевых действиях героической 62-й армии, принявшей на себя в битве за Сталинград главный удар немецко-фашистских войск и вместе с другими армиями Сталинградского и Донского фронтов грудью отстоявшей волжскую твердыню. Она написана еще в ходе Сталинградского сражения непосредственными его участниками - офицерами политотдела армии гвардии подполковниками Ступовым А. Д. и Кокуновым В. Л. Авторы не ставили своей целью дать полное и всестороннее освещение событий Сталинградской битвы. Задача их состояла в том, чтобы на примере 62-й армии показать рост боевого мастерства и героизм доблестных защитников Сталинграда, опыт борьбы которых служит и будет служить делу дальнейшего совершенствования боевой выучки солдат и офицеров Советской Армии. Главы первая - пятая написаны А. Д. Ступовым, глава шестая - В. Л. Кокуновым. В подготовке отдельных материалов принимали участие М.Н. Бурдуковский и С.А. Зайцев. Книга предназначена для солдат и офицеров Советской Армии.

Юрий Воронин

В ловушке

Вынырнув из воды и сделав глубокий, шумный вдох, Сергей зацепился руками за острый, скалистый выступ, торчащий в полуметре над водой. Рывок, и он уселся на скользкий, плоский камень, плавно уходящий под воду. Вода тонкими струйками стекала по его гидрокостюму.

Минут за двадцать, безуспешно пытаясь столкнуть каменную плиту, свалившеюся бог знает зачем и закрывшею узкий вход в пещеру, Сергей изрядно устал. Будь то на поверхности, он без особого труда, опрокинул бы её, но дело было под водой на глубине более метра. Не за что не зацепиться, не упереться. Обессиленный и раздосадованный, он просто сидел и отдыхал. Тусклый свет, проходящий через какую-то трещину и отражающийся от отвесной стены, слабо освещал небольшой, подземный зал. Слева и справа виднелись узкие проходы, уходящие не весть куда. Под водой есть еще один ход, но Сергей не хотел рисковать. Воздуха в акваланге оставалось минут на пять, а лабиринт мог быть достаточно длинным или вообще заканчиваться тупиком. Борясь с проклятой плитой, он израсходовал много воздуха. Оставался неприкосновенный запас. Сергей с грустью посмотрел на манометр и отодвинул аппарат от себя. Соблазн был велик. Но он прекрасно понимал, если застрянет в этом каменной "чулке", найдут его не скоро. А может и вообще не найдут. Он ещё раз огляделся по сторонам. Гладкие, отвесные стены кольцом окружали маленький зал. До ближайшего карниза метра четыре. Без специального снаряжения, забраться практически невозможно. Достав из кармана подводный фонарь, Сергей посветил в ближний проход. Два, три метра и крутой поворот влево. Это тоже вариант, но пока нужно еще раз попытаться сдвинуть плиту.

НАУМ КОРЖАВИН

Будни "тридцать седьмого года"

Очерк

Передо мной в ксерокопии документ, очень важный для понимания нашей истории. Я его не открыл и не добыл хитроумным способом. Просто нашел в книге, которая доступна всем. Он - один из фрагментов, составляющих приложение к этой книге. Называется она - "МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ (Политический портрет КГБ)" и выпущена московским издательством РУСАРТ еще в 1992 году. Автор книги и, следовательно, первый публикатор этого документа известная журналистка Евгения Альбац, написавшая много интересных и важных статей о "ЧК-ГБ". Некоторые из них в расширенном виде вошли в эту книгу. Но сейчас меня интересует только вышеназванная публикация.

Герберт Вотте

Давид Ливингстон

Жизнь исследователя Африки

Сокращенный перевод с немецкого М. К. Федоренко

Научные редакторы и авторы предисловия и примечаний

кандидаты географических наук М. Б. Горнунг и И. Н. Олейников

Более тридцати лет провел выдающийся шотландский географ Давид Ливингстон среди африканцев, изучил их обычаи и языки, жил их жизнью. Познав с детства тяжелый труд и нужду, он стал страстным поборником социальной справедливости и гуманизма, противником работорговли, расизма и жестокости колонизаторов.

Владимир Савельевич Войтинский

1917-й. Год побед и поражений

Под редакцией

доктора исторических наук

Ю. Г. Фельштинского

Вступительная статья

доктора исторических наук

Г. ЧЕРНЯВСКОГО

Послесловие

доктора исторических наук Г. ИОФФЕ

В этой книге публикуются воспоминания В. С. Войтинского (1885-1960), непосредственного участника революционных событий в России начала XX в. В 1917 г. он являлся членом Исполкома Петроградского совета и комиссаром Временного правительства на Северном фронте. После революции жил в эмиграции.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В центре последнего романа выдающейся американской писательницы Сьюзен Зонтаг «В Америке» — судьба актрисы Хелены Моджеевской, покорившей континенты и ставшей одной из первых театральных звезд мировой величины. «В Америке» — книга уникальная по замыслу и размаху, тонкости прорисовки психологических портретов, это исторический роман и история человеческих страстей. Но превыше прочего эта книга — об актерах и театре, где сценой стали Европа и Америка. Впервые на русском языке.

В книге изучается феномен непрямого выражения смысла в языке. Сопоставляются различные толкования этого явления в русском символизме, феноменологии, лингвистике, семантике, аналитической философии, структурализме, теориях референции, тропологии, нарратологии, деконструктивизме и др. Выявляются и анализируются разнообразные конкретные способы непрямого выражения смысла: расщепленная, отсроченная, непрямая референция; двуголосие, полифония, антиномические конструкции; расшатывание акта именования, символ и метафора; ингенциональные и аттенциональные сцепления, модальные и тональные сдвиги; смещения и наслоения фокусов внимания, расщепление «я» говорящего на частные «голоса», их попеременные смены, чередования и наложения; саморедукция авторского голоса и ее степени, стадия инсценированной «смерти автора» и т. д. Производится попытка свести эти и другие формы непрямой передачи смысла в единое концептуальное пространство в рамках «феноменологии непрямого говорения». Обосновьшается версия «феноменологии непрямого говорения», в рамках которой эти и другие формы непрямой передачи смысла сводятся в единое концептуальное пространство.

Для филологов, философов, широкого круга читателей.

«На другой день после пріезда въ Москву, Свіяжская позвала Софью къ себе въ комнату. „Мы сегодня, после обеда, едемъ съ тобою въ Пріютово,“ – сказала она – „только, я должна предупредить тебя, другъ мой – совсемъ не на-радость. Аглаевъ былъ здесь для полученія наследства, после yмершаго своего дяди, и – все, что ему досталось, проиграль и промоталъ, попалъ въ шайку развратныхъ игроковъ, и вместь съ ними высланъ изъ Москвы. Все это знала я еще въ Петербурге; но, по просьбе Дарьи Петровны, скрывала отъ тебя и отъ жениха твоего, чтобы не разстроить васъ обоихъ преждевременною горестью.“…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Философия права – наука многогранная, возникшая и развивающаяся на стыке философии и правоведения. Поэтому она предполагает не только глубокое постижение указанных наук, но и творческое сочетание их друг с другом с целью наиболее полного познания феномена права.

В работе «Философия права» Б.Н. Чичерин в значительной степени воспроизводит гегелевский подход к праву как развитию идеи свободы, реализации свободной воли.