Армагедец

Фантастически увлекательно! Возрождение отечественной фантастики в лучших традициях братьев Стругацких, Станислава Лема и Кира Булычева. Суждено ли homo sapiens установить контакт с Высшим разумом? Или мы уже встречались с ним, только… Вы уверены, что ваш коллега не инопланетный гость? Возможно, железяка, валяющаяся у вас на дороге, — часть космического корабля пришельцев, который ваши соседи сдали на металлолом? Где гарантия, что вспышки на Солнце — случайность, а не наказание землянам за плохое поведение? А теперь насладитесь произведением, достойным стать классикой жанра…

Отрывок из произведения:

Не помню, кто сказал «если вы найдете что-нибудь, с чем все согласны, значит, дело обстоит наоборот». Я нашел. Вот только вопль «эврика!», мною изданный, привел к весьма плачевным результатам. Чем я занят последние три года? Рутина. Одно утешение: читаю на работе Верлена, флиртую с коллегой и ненавижу начальника за то, что у него потрясающая секретарша.

Я сидел в лаборатории, которую мечтал назвать своей, и корпел над отчетом, в очередной раз тупо сверяя исходные данные и полученные результаты. Что-то было явно не так. Я чувствовал это подспудно, всем нутром, а в рапортах — все в полном порядке. Выходило так, что очередной инцидент на ферме пищевой биомассы, — обычная техногенная авария. Всего лишь несколько странных отказов техники, нелепейших ошибок персонала— ничего больше, никакой системы.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

В сборник вошли четыре повести о наших современниках. Все эти повести можно назвать сказочными, однако элемент сказки служит в них лишь условным авторским приемом, позволяющим вести серьезный и взволнованный разговор и о становлении характера молодого человека, и о его отношении к жизни, к ее «вечным» для литературы темам — к своему таланту, к труду, к любви, и о серьезных нравственных проблемах, заботящих сегодняшнюю молодежь.

У мальчика есть мечта, которую оставил ему отец, — найти Синюю Дорогу…

Многие считают, что Виктор Печ — далеко не лучший ученик школы и не гений, а просто хороший мальчик. А, по-моему, ведь даже в энциклопедии не все подряд гении. Может, когда-нибудь Витя попадет в энциклопедию. И еще: в каком-то зале музея будут выставлены удивительные вещи…

Они, эти вещицы, в свое время оказались ненужными в мире, и потому очутились у меня. Нет, не совсем потому: Печ подарил их мне, своей подруге. Интересно, когда я стану старенькой, жаль будет с ними расставаться? Сейчас, кажется, ни за что б не отдала. Странные подарки единственные в мире и такие, которые, может, лучше прятать подальше.

Обращаясь с просьбой к инопланетянам, мультимиллиардер Олфайри был готов заплатить любую цену. Даже ту, которую ему назвали…

Кто он? Книгоноша или тот, кого уполномочила сама неизвестность? Появлялся он в вагоне пригородной электрички словно ниоткуда и исчезал будто в никуда, неся пачку залежавшихся книг и журналов.

Иногда он продавал и лотерейные билеты, крутя ручку, тасуя в круглом стеклянном ящике, а этом тесном убежище случая, чужое и всем доступное счастье.

Он был похож на кого-то из классиков, на одного из тех, кто смотрит на вас из другого века с дагерротипа или с портрета, написанного маслом.

Сестра моя Анна, задержав меня в передней, сказала с таинственным видом:

— Филипп, тебе только что звонили.

— Кто?

— Эдгар По.

— Каком-нибудь болван, которому нечего делать? На узком брезгливом лице Анны появилось страдающее выражение. Оно появлялось всегда, когда я бывал раздражен и несдержан.

— Нет, — сказала Анна тихо. — Голос был мечтательный и необычайно красивый. Вероятно, это и был Эдгар По.

— Уж скорее Хемингуэй или Фолкнер. Эдгар По умер больше ста лет тому назад.

Под ударами, наносимыми наукой, рушится стена невежества, рассеивается религиозный туман. Земля, а с нею и Человечество, находит свое настоящее место во Вселенной. Галактики, метагалактики, миллиарды миров и световых лет — вот до каких глубин раскрывается Космос перед неутолимым в своем стремлении к знанию человеческим разумом!

А что же дальше? Неужели Вселенная бесконечна только механически, объемно? Неужели она — всего лишь сумма планет, звезд и галактик?

Его отсутствие.

Жанет Вестермарк внимательно наблюдала за тремя находившимися в кабинете мужчинами: директором Института, который должен был вот-вот исчезнуть из ее жизни, психологом, который в нее вступал, и мужем, жизнь которого текла параллельно ее жизни, и все-таки совершенно отдельно.

Не только ее занимало это наблюдение. Психолог, Клемент Стекпул, сгорбившись, сидел в кресле, обхватив сильными некрасивыми ладонями колени и выдвинув вперед обезьянье лицо, чтобы лучше видеть Джека Вестермарка — новый объект своих исследований.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Во второй книге вы снова встретитесь с двумя нашими молодыми современницами, волею судьбы заброшенными в начало XVIII века и оказавшимися в компании капитана Блада, Нэда Волверстона и Арабеллы Бишоп.

От издателя

Роман «Семья Машбер» написан в традиции литературной эпопеи. Дер Нистер прослеживает судьбу большой семьи, вплетая нить повествования в исторический контекст. Это дает писателю возможность рассказать о жизни самых разных слоев общества — от нищих и голодных бродяг до крупных банкиров и предпринимателей, от ремесленников до хитрых ростовщиков, от тюремных заключенных до хасидов. Непростые, изломанные судьбы персонажей романа — трагический отзвук сложного исторического периода, в котором укоренен творческий путь Дер Нистера.

30-е годы двадцатого века. Великая депрессия охватила Соединенные Штаты, но на юге кроме того по-прежнему сильны расовые предрассудки. Чернокожий пастор методистской церкви маленького города в штате Техас найден повешенным прямо в ее стенах. Полиция бездействует — шериф многим обязан местному богачу Эллису, сын которого Конрад держит в страхе всю округу и явно повинен в смерти священника. И тем не менее земное или небесное правосудие свершилось: день похорон брата Келвина стал последним в жизни самого Конрада. Вину за смерть белого убийцы взял на себя Дэвид Рейнуотер, сдержанный и немногословный человек, недавно поселившийся в местном пансионе. За те несколько недель, что Дэвид провел в городе, он успел стать поддержкой и опорой для всех бедняков в округе, и смог заставить Эллу Бартон, молодую, привлекательную вдову, вновь поверить в любовь.

Он не совершал преступления и все-таки готов ответить за него. Почему? И почему судьба дала им с Эллой Баррон всего несколько дней счастья?

Новый роман знаменитой Сандры Браун, мастера любовно-криминальной прозы, ответит на эти вопросы и подтвердит печальную и в то же время прекрасную истину: настоящая любовь стоит того, чтобы заплатить за нее любую цену.

Впервые на русском.

Сверхъестественный магнетизм личности Гитлера до сего дня не дает покоя пытливым умам. Каким образом заурядный на первый взгляд человек невысокого интеллекта и отнюдь не блестящего образования стал народным лидером? Почему большинство немцев безоговорочно доверились тому, кто привел их к грандиозному краху? Автор книги, один из ближайших сторонников фюрера, основываясь на доскональном знании характера и деятельности Гитлера, в своих мемуарах постарался воссоздать его правдивый исторический и человеческий портрет. Точные и подробные зарисовки об образе мыслей, манерах и привычках, политических устремлениях, военных амбициях, личных предпочтениях, состоянии здоровья и психики германского лидера добавляют новую страницу в историю самой грандиозной трагедии ХХ столетия.