Аргонавты

Это был дом миллионера. В парадных комнатах мебель и стены переливали красками и отсветами, словно перламутровая раковина. В зеркалах отражались картины, а паркетные полы лоснились, как зеркала. Темные тона ковров и тяжелые занавеси, казалось бы, должны были скрадывать блеск великолепия, но в действительности придавали ему почти церковную торжественность. Все тут сверкало, искрилось, играло пурпуром, лазурью, золотом, бронзой, всевозможными оттенками белизны, отличающими гипс, мрамор, муар, слоновую кость и фарфор. Китайские и японские безделушки, люстры, бра, канделябры, вазы, утварь в стиле давно минувших веков наряду с изысканным изяществом последней моды, — поистине вершина декоративного искусства. К тому же все тут было отмечено тонким вкусом и тактом: и искусный подбор вещей и живописная их расстановка, в которых безошибочно угадывались рука и ум незаурядной женщины.

Другие книги автора Элиза Ожешко

Почти две тысячи лет прошло с тех пор, как была разрушена Иудея, древнейшее царство Востока, пал Иерусалим, величайший из городов древнего мира. Этим драматическим событиям, которые отразились на судьбе мировой истории, посвящены романы, вошедшие в сборник.

В очередной том серии «Каприз» включены лучшие любовные романы известной польской писательницы Элизы Ожешко (1842–1910) «Последняя любовь» и «В провинции». В них автором талантливо и увлекательно воссоздаются жизненные испытания героев, главным стремлением которых выступает жажда настоящего любовного чувства.

«Миртала» (1886) — исторический роман знаменитой польской писательницы Элизы Ожешко (1841–1910). Роман переносит нас в Древний Рим первого века нашей эры, в те годы, когда завершилась Иудейская война и был взят Иерусалим. В центре повествования — конфликт двух народов, римлян и иудеев. Элиза Ожешко показывает, как этот конфликт преломляется в судьбе еврейской девушки, Мирталы, перед которой стоит выбор между любовью и верностью своему народу. Рассказ о Миртале вплетен в широкий исторический и художественный контекст: в романе выведены реальные и вымышленные персонажи, чьи судьбы помогут нам лучше понять ту далекую эпоху, а возможно, и современность.

Ему было более сорока лет, — это видно было по нескольким морщинам; тонкими линиями они изрезывали его высокий лоб, казавшийся еще более высоким от поредевших темных, но уже седеющих около висков волос. Однако, несмотря на морщины и пробивавшуюся седину, он казался сильным и к тому же степенным человеком.

Он был рыбаком.

Целые дни, а иногда и часть ночи он проводил на воде. И потому солнце, ветер и влажное дыхание реки покрыли здоровым темным загаром его продолговатое худощавое лицо, озаренное ясно-голубыми, несколько неподвижными глазами, выражение которых было степенно.

«Над Неманом» — наиболее крупное произведение Э. Ожешко — был написан в 1886–1887 годах, в пору расцвета таланта писательницы. В романе создана широкая и многоплановая картина польской жизни того временя.

Роман «Над Неманом» — великолепный гимн труду. Он весь пронизан мыслью, что самые лучшие человеческие чувства — любовь, дружба, умение понимать и любить природу — даны только людям труда. Глубокая вера писательницы в благодетельное влияние человеческого труда подчеркивается и судьбами героев произведения. Выросшая в помещичьем доме Юстына Ожельская отказывается от брака по расчету и уходит к любимому — в мужицкую хату. Ее тетка Марта, которая много лет назад не нашла в себе подобной решимости, горько сожалеет в старости о своей ошибке…

На улицах города Онгрода людно и шумно. Люди едут, идут, торопятся, говорят, смеются, шумят на разные лады. Посреди мостовой с грохотом катятся возы. По узким тротуарам снуют пешеходы, каждый куда-то спешит, у каждого какое-то неотложное дело…

Встречали ли вы среди этой толпы старуху, с трудом пробирающуюся по краям улицы у самых стен каменных домов, о которые часто трется ее ветхая одежда и к которым прислоняется иногда ее сгорбленная спина, когда эта женщина, тяжело дыша, с каплями пота на сморщенном челе, останавливается передохнуть? Она, как видно, измучена, но не сегодняшним только хождением. Дни, месяцы, годы, всю свою долгую жизнь проблуждала она таким образом среди толпы, вечно отбрасывавшей ее на самые неудобные места — на острые камни мостовой, к застывшим от мороза или раскаленным от зноя стенам городских домов.

71 год от Р.Х., Иерусалим лежит в развалинах, Иосиф Флавий — за столом Веспасиана, Береника — в объятиях Тита, того самого Тита, который швырнул в Иерусалимский храм горящую головню. Но римляне недовольны: «Действительно ли побеждены те, которые мешают нам везде: в порте, на рынках в портиках и у честных граждан Рима отнимают выгоду и возможность прокормить свои семьи?!» В Вечном Городе неспокойно…

Послушайте, прекрасные дамы и господа, я расскажу вам коротенькую повестушку.

Случалось ли вам когда-нибудь взглянуть с ваших сияющих вершин вниз, вглубь, в самые недра тех общественных слоев, где люди так тяжко трудятся, темные, нищие, отторгнутые от всего прекрасного?

Случалось ли вам видеть, какие потоки страданий несутся по этим глубоким низинам, какие муки терзают этих людей, кажущихся вам одной мутной живой волной?

Вы привыкли думать, о прекрасные дамы и господа, что в этой грубой и суровой массе людей можно найти только грязь и невежество, и, значит, не для чего ею интересоваться. Ну что ж, если вы не хотите, чтобы нахмурились ваши сияющие весельем лица, не приближайтесь к народу. Ступайте лучше забавляться и танцовать при ярком блеске огней, в благоухающих салонах. Но если среди вас найдутся люди, сердцам которых дорога не блестящая внешность, но дорог человек, если найдутся среди вас такие, кто захочет понять беды общества, так пусть они присмотрятся к жизни миллионов, тяжкой, бесцветной, трудно постигаемой людьми более счастливыми, жизни оклеветанной и оплеванной. Сердце отыщет здесь подлинные драмы и найдет цели, достойные любви, а разум вдохновится стремлением к прогрессу, приближающему счастье не отдельной личности, не той или иной касты, но всего великого целого.

Популярные книги в жанре Классическая проза

Дополнение к «Поместью Арнгейм».

Путешествуя по штату Нью-Йорк, рассказчик обнаружил замечательно живописный уголок и гармонично слитый с природой дом.

(англ. Charles Dickens) — выдающийся английский романист.

- еврейский русскоязычный писатель, видный деятель сионистского движения. Близкий друг Корнея Чуковского.

Роман (1849) Ж. Санд. Действие происходит во время Наполеоновских войн. Близнецы Ландри и Сильвинэ совершенно несхожи по характеру. Когда энергичный, жизнерадостный Ландри нанимается работником в соседний двор, меланхоличный Сильвинэ окончательно замыкается в себе и однажды бесследно исчезает из деревни. Маленькая Фадета, внучка собирательницы трав, худенькое, невзрачное существо, помогает Ландри найти брата. Не обращая внимания на насмешки деревенских парней и своей бывшей подружки, статной и гордой Мадлон, Ландри влюбляется в Фадету, с которой происходит чудо — она становится красавицей. После смерти бабушки героиня получает большое наследство и выходит замуж за Ландри. И все же финал книги далек от благополучного: после свадьбы Сильвинэ, который к этому времени успел страстно полюбить Фадету, уходит на войну.

Помню, что и бабушка и дядя Карл весьма критически относились к нашей даче, хотя и по разным причинам. Дядя Карл, который считался немного тронутым, но обладал обширными познаниями в самых различных областях, заявил, что дача эта никакой не дом, ни в коем случае не вилла и уж ни за что на свете не место для жилья. Возможно, этот феномен можно было бы описать как некое количество выкрашенных в красный цвет деревянных ящиков, поставленных в ряд и друг на друга. Что-то вроде Оперного театра в Стокгольме, по мнению дяди Карла.

 (англ. Jerome Klapka Jerome) — английский писатель-юморист.

В настоящем разделе будут размещаться только свободные русские переводы Джерома.

В зале почтенного ресторана, славящегося как отличной музыкой, так и непревзойденной кулинарией, случилось чудовищно скандальное происшествие…

Удобно ли животным жить в более просторных вольерах зоопарка? А людям — хватает ли им привычной клетки?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга представляет собой коллективный труд 36-ти писателей под редакцией М. Горького, Л. Авербаха, С. Фирина.

История строительства Беломорско-балтийского канала им. Сталина, осуществленного по инициативе тов. Сталина под руководством ОГПУ, силами бывших врагов пролетариата. Яркие примеры исправительно-трудовой политики советской власти, перековывающей тысячи социально-опасных людей в сознательных строителей социализма.

В 1937 году весь тираж этой книги был изъят из обращения и уничтожен. Репринт издан в 1998 году анонимным издателем.

http://ruslit.traumlibrary.net

Лондон, 1812 год. После жестокой расправы с восемью бывшими проститутками в квакерском приюте рядом с Ковент-Гарденом уцелела только одна женщина и единственный свидетель – сторонница реформ Геро Джарвис, дочь лорда Джарвиса, могущественного кузена принца-регента. В то время как по-макиавеллевски коварный и влиятельный отец пресекает любое официальное дознание, могущее обнародовать присутствие дочери в столь неподобающем месте, девушка предпринимает собственное расследование, обратившись за помощью к Себастьяну Сен-Сиру, виконту Девлину.

Заключив непростой союз, Геро и Себастьян следуют за цепочкой улик, ведущей из доков и дешевых борделей лондонского Ист-Энда в фешенебельные особняки Мейфэра, скрывающие темные тайны родовитых семейств. Рискуя жизнью и репутацией, эта пара должна остановить убийцу, чей зловещий план угрожает пошатнуть основы Британской империи.

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru.

Перевод: lesya-lin

Редактура: codeburger

Кортни, преуспевающая, честолюбивая женщина, только что пережила разочарование, расставшись с любовником. Поэтому все попытки Эрика, давно влюбленного в нее, добиться взаимности терпят неудачу. Она воспринимает его чувства как должное, и только появление на горизонте более молодой и бойкой соперницы заставляет Кортни по-новому оценить своего верного поклонника.

Залечивать душевные раны после развода тридцатитрехлетняя медсестра Дженнифер Ричардс и ее пятнадцатилетняя дочь Лекси отправились на шотландский остров Гленмор. Жизнь здесь значительно дешевле, чем в Лондоне, да и бесплатное жилье им не помешает. Вот только Лекси злится на мать: ей совсем не хочется менять школу и заводить новых друзей. Усталая и расстроенная Дженнифер сходит на берег и спрашивает себя, справится ли их маленькая семья со своими проблемами? Все ее мысли заняты дочерью, о ком еще может думать мать, если у нее все в прошлом. Но на берегу их уже встречает высокий, голубоглазый и очень симпатичный доктор Маккинли. Может быть, все-таки в тридцать три года жизнь еще не кончена?