Апостолы двуликого Януса: Очерки о современной Америке

В публицистических очерках корреспондента «Литературной газеты» в Нью–Йорке А. Манакова рассказывается о США первой половины 80–х годов, о политической кухне, морали и нравах правящей элиты, о встречах с людьми, разными по своему социальному положению, взглядам, о проблемах, которые их волнуют, о том, что в действительности скрывается за такими фальшивыми в условиях США понятиями, как «свобода печати» и «демократия равных возможностей».

…Главенствующей этикой американского общества служит погоня за чистоганом, человек и его подлинные интересы отходят в этой стране на задний план, а официально проповедуемая мораль прямо противоположна следуемой правящим классом в действительности. Этим моральным двуличием пропитаны все государственные институты страны, которыми заправляет горстка «сильных мира сего», провозглашающих идеалы, отвергаемые ими на деле…

Книга адресована массовому читателю.

Отрывок из произведения:

Одни считают первое впечатление от знакомства со страной обманчивым, другие — безошибочным. Однако бывает всякое и у разных людей по–разному. В конечном счете, наверное, решает не впечатление, а его острота, помноженная на опыт. И все же нет–нет да и возвращаешься невольно к своим изначальным ощущениям, начинаешь задумываться над ними, проверять и сравнивать их.

О своей первой долгосрочной командировке в Соединенные Штаты я рассказал в книге «Америка 70–х», опубликованной семь лет назад. Оглядываясь в прошлое, все больше убеждаюсь: первое впечатление не обмануло.

Другие книги автора Анатолий Манаков

Анатолий Манаков

СЫСКНОЕ АГЕНТСТВО

"БУР"

БЛУД НА РУСИ

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

И ЛИТЕРАТУПНЫЕ ВЕРСИИ

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Перед Вами подборка материалов по теме "Блуд на Руси со времен Рюрика Варяжского до Николая II Романова". Нечто близкое к тому, что среди юристов известно под названием "дело предварительной проверки".

Подобранные здесь свидетельства взяты из отечественных и зарубежных источников, блуждают в дебрях русского национального характера, затрагивают и некоторые неприглядные стороны жизни известных исторических личностей. Как явствует из расследования, страна наша по части нарушения библейской седьмой заповеди, или того, что китайцы утонченно называют "кражей нефрита при склонности к изумрудному", оказывалась податливой в той же мере, что и все другие. В том числе и по этой причине предпринятому нами несудебному разбирательству стоило прислушиваться к экспертам из дальнего зарубежья, хотя на их полную непредвзятость, разумеется, трудно было рассчитывать. Образно говоря, если сам в своем деле никто не судья, пусть полает и чужая собака, не только своя. Лишь бы не на Луну.

А н а т о л и й М а н а к о в

КРУТЫЕ АРГУМЕНТЫ

На грани фола

Жизнь каждого человека - это путь к себе самому,

попытка найти этот путь, нащупать тропинку. Ни один

человек никогда не был до конца свободным, но

стремится к этому: кто бессознательно, кто осознанно,

каждый, как может. Каждый несет в себе следы своего

рождения, слизь, остатки скорлупы из первобытного

мира, несет до самого конца. Иной вообще не

Историко-культурологическое исследование роли церкви в жизни общества и государства. Написанная в увлекательной манере интерактивного расследования, изобилующая историческими примерами, богатым фактическим материалом и разнообразием мнений, книга Анатолия Манакова ставит актуальнейшие для нашего времени вопросы взаимодействия религии и светского государства, межконфессиональных конфликтов, религиозного фанатизма и его влияния на внутреннюю и внешнюю политику разных стран.

Анатолий Манаков

Тринадцатый знак

Из личного досье полковника разведки

От автора

Для начала, наверное, надо представиться. Судя по всему, перед вами один из тех, кто еще не устал ломать голову над вечными загадками природы человеческой и чья биография, если пробежать ее наскоро, выглядит примерно так:

Свои первые двадцать пять лет жизни земной со всем многообразием ее слагаемых я склонен считать по сути лишь подготовкой к более позднему периоду - работе по тайной казенной надобности, которой мне выпало отдавать себя без принуждения, искренне веря в историческую миссию нашей страны помочь "воспрять всему роду людскому". О сделанном выборе жалеть не приходилось, хотя бы потому, что дело это учило многое видеть глазами других людей, беспристрастно вглядываться и в себя самого, признавая обнаруженное далеким от совершенства.

Популярные книги в жанре Публицистика

Андрей Белов

К вопросу о влиянии творчества К. Кастанеды на В. О. Пелевина

(доклад, читанный в Череповецком ГУ)

...нередко в посвященных творчеству В. О. Пелевина работах встречается имя американского писателя и антрополога Карлоса Кастанеды. Настолько нередко, что еще одно совместное упоминание этих имен Вы вполне можете счесть проявлением дурного тона, но, так как на означенную выше тему, насколько мне известно, толком не высказался никто, я могу позволить себе подобную бестактность.

Бережной Сергей

ПАМЯТИ ВИТАЛИЯ ИВАНОВИЧА БУГРОВА

Я написал эту песню давно.

Она написалась сама собой, как обычно пишутся только лучшие песни. Она написалась так, потому что я точно знал, для кого я ее пишу.:

Настройтесь ена свердловскую волну И стрекот всех кузнечиков эфира Пропустит вдруг: "Я жду тебя, мой милый..." - И ты поймешь, что медлить ни к чему,

Что где-то далеко, в горе из малахита

Ждет именно тебя среди высоких круч

Сергей Бережной

Свобода решать за других

Hовое поколение фантастов ставит рекорд за рекордом. В апреле 1999-го Сергей Лукьяненко стал самым молодым лауреатом "Аэлиты" - самой старой российской премии за вклад в фантастику. В апреле 2001-го Марина и Сергей Дяченко стали самыми "быстрыми" лауреатами - от первой их публикации до присуждения им "Аэлиты" прошло всего семь лет.

Акселерация неумолима.

Сколько есть классиков, которым можно было бы, не погрешив против истины и совести, дать премию с формулировкой "за заслуги": Евгений Войскунский, Александр Житинский, Владимир Орлов, Александр Мирер, Владимир Савченко... Эта премия, собственно, и была создана для того, чтобы чтить общепризнанных патриархов. Они взорвали кирпичную монументальность советской сервильной фантастики "ближнего прицела", вслед за Ефремовым решительно вывели своих героев в безграничную Вселенную, затем столь же решительно вернули их на Землю - обустраивать мир не ради завтрашнего урожая помидоров, а ради великого торжества человечности и благородства. Как их ругали тогда - за "внеклассовый"

Андрей БИТОВ

Стенограмма программы "Ночной полет"

Ведущий: Андрей МАКСИМОВ

А. МАКСИМОВ: Вы сказали, что Пушкин не был особенно веселым человеком. А почему в России такого сумасшедшего юмора почти не бывает? Например, Зощенко, который считается юмористом, один из самых грустных писателей. В чем тут дело?

А. БИТОВ: Зощенко и Гоголь, кстати.

А. МАКСИМОВ: Почему в России не получается хохотать до упаду?

А. БИТОВ: Мы же все вырываем из контекста. Меня вообще не трогает, когда меня смешат. Когда это происходит, мне не смешно. Ну, кроме, наверное, цирка, где можно смешить.

Алина Черепанова

Юбилей Пушкина. Подрос пацан.

Пушкинский юбилей. Подрос пацан, никто и не заметил. Или это Hаталью Hиколаевну подкоротили, урезали, так сказать, чтобы над гением не возвы шалась, потому как гений, он во всех смыслах выше нас, смертных негениев, и даже в таком - прозаическом. Проза ведь у него тоже на сукиного сына с плюсом тянула, че там скрывать (ха-ха-ха). А что у нас в городе творилось гулянья народные, салюты - но это из низов все. Что день радио, что день рождения самого Асан Сеича - повод выпить за здоровье и кибернетику. Особо умные говорили: "Hу, за русалку выпили, за кота махнули, а теперь еще по рюмашке за наш зоосад ну и за негров еще, мать их за ногу". В общем, повесе лился народ. Город, как девятого мая, полон пьяными и, что самое интересное, все уже под "чудным мгновеньем" оторвались на полную. Тоже, знаете, день победный. Победил всепобеждающее время "любезный народу". Знал бы.

АНДРЕЙ ЧЕРТКОВ

АНИЗОТРОПНОЕ ШОССЕ

Все на свете имеет свое начало - и все на свете имеет свой конец. Вот так и Проект "Время учеников" - задуманный в 1991 году, еще до смерти Аркадия Натановича и до того, как обрушился лживый, душный и несправедливый мир, которому братья Стругацкие противостояли всем своим творчеством, он начал реализовываться в бумажной плоти в середине 90-х, когда контуры даже ближайшего грядущего были еще неясны, а завершается уже на рубеже новой эпохи - то ли в последний год предыдущего века и тысячелетия (по мнению одной половины человечества), то ли в первый год следующего века и тысячелетия (по мнению другой). Если оценивать этот рубеж в координатах российской фантастики, то впереди у нас уже даже не время "учеников", а время "учеников учеников". (Правда, многие из героев этого наступающего времени будут, похоже, учениками совсем других учителей; но стоит ли особо переживать по этому поводу?)

АНДРЕЙ ЧЕРТКОВ

Проверка на разумность

Опытный читатель, прочитавший не один десяток (а еще лучше - не одну сотню) фантастических книг, разумеется, всякие предисловия перевидал. Впрочем, если применить к ним, предисловиям, некий научный подход и составить условную классификацию, то можно вычленить, пожалуй, лишь три базовых варианта. В первом случае автор предисловия излагает сухую, но подробную биобиблиографическую информацию об авторе книги (стилевая манера "педант"); во втором - пытается разъяснить со своей колокольни замысел произведения, его сильные и слабые стороны (стилевая манера "умник"); ну а в третьем - автор предисловия, говоря вроде бы о писателе, на самом деле больше разглагольствует о себе, любимом: вот, мол, какой я умный, вот я какой эрудированный, вот как я ловко сплетаю слова, чтобы морочить читателю голову (стилевая манера "пижон").

Чесноков Вадим

Искуство бpитья

Бpитье ни в коем случае не должно иметь обыденный хаpактеp! Мало того, что это опасно - не слишком эстетично идти на pаботу как после дpаки с сеpдитой кошкой. Бpитьё само по себе - обpяд, в котоpом ты каждый день подтвеpждаешь свой пеpеход из мальчиков в мужчины. Поэтому - никакой спешки, никаких постоpонних мыслей. Полная сосpедоточенность на пpоцессе, и в то же вpемя - полная отpешенность от всего земного и случайного. Если ты владеешь техникой медитации - это тебе пpигодится, если не - пpидется освоить. Далее, для бpитья нужна соответствующая оснастка. В кpане должна быть вода (гоpячяя и холодная). По кpайней меpе пеpвое вpемя - потом, научившись пpавильноу сосpедоточению, ты сможешь бpиться стоя по колено в октябpьской Hаpочи и получишь кайф от чуства полного слияния с миpом. Hо на пеpвое вpемя лучше все же пожалеть кожу pожи. Далее, помазок. Он дожен быть из натуpальной щетины с тяжелой массвной pучкой. У такого помазка воос жесткий у pучки и мягкий на конце. Бpитва - в пpинцие, дело вкуса. Кто-то любит Жилет Слалом, кто-то дедовскую опасную бpитву (ну это вааще кpуто). Главное - она должна быть остpой и удобно лежать в pуке. Мыло для бpитья конечно можно пpименить, особенно на высших ступенях пpосветения, когда ничто земное уже не в состоянии отвлечь, но лучше все же бpать пену в тюбике. Аэpозольная своим шипением слишком уж выбивается из обpяда, а мыло нужно долго взбивать и слишком быстpо оно сохнет. Впpочем, и в этом есть своя пpелесть. И наконец - после бpитья. "Кpасится могут женщины, мужчины должны умываться". Лосьён или одеколон нужен для пpижигания мелких цаpапин, а не для газовой атаки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В эту книгу вошли два романа, открывающие знаменитую трилогию о фантастически обаятельных инопланетянах-пушистиках — «Маленький Пушистик» и «Пушистик разумный».

Содержание:

Маленький Пушистик, роман, перевод О. Васант

Пушистик разумный, роман, перевод С. Трофимова

Иллюстрация на обложку печатается с разрешения художника и его агентов: Glassonion Ltd. (США) и Александра Корженевского, Россия

В эту книгу вошел заключительный роман трилогии об очаровательных инопланетянах-пушистиках «Пушистики и другие», а также авантюрно-приключенческий роман «Космический викинг» и рассказы из цикла «Империя».

Содержание:

Пушистики и другие, роман, перевод А. Хромовой

Космический викинг, роман, перевод В. Серебрякова

Империя, рассказы

Раб остается рабом, перевод Н. Котиковой

Министерство беспорядков, перевод А. Думеш

Иллюстрация на обложку печатается с разрешения художника и его агентов: Glassonion Ltd. (США) и Александра Корженевского, Россия

Первоначально были опубликованы в 1969 году как два отдельных издания за собственный счет автора тиражом всего по 100 экземпляров.

Герои книги «Инверсия» — испытатели, побывавшие у таинственной Сферы, блокирующей Солнечную систему, и обретшие сверхчеловеческие способности — приступают к реализации своих планов. Они создают сеть школ для обучения детей-индиго и успешно развивают их природные качества. Но спецслужбы России и Америки не оставляют попытки взять под свой контроль необычные способности испытателей…