Антон и Степанида

Антон

Степанида

Здравствуйте «девочки и мальчики», меня зовут Антон Чихуахуа, я частный детектив. А это Степанида Доберман, моя жена, она полковник собачьей полиции. Смотри фото. Недавно мы решили организовать совместное предприятие по раскрытию преступлений. Я понял, что так будет лучше. В первую очередь для меня самого, потому что аппаратура в подразделении, которым командует моя супруга значительно круче чем та, что я могу позволить себе купить на кровно заработанные деньги. А Степаниде, так же будет нелишней помощь такого специалиста как я. Ведь она еще только начинает свою частную сыскную деятельность. Ну сказано — значит, сделано! А иначе к чему трепать языком, коли истинных своих возможностей не знаешь.

Другие книги автора Сергей Редькин

Сергей Редькин

ШУСТРЫЕ

РЕБЯТА

Сборник рассказов

Санкт-Петербург

ВВМ

2011

Р33

Редькин С. В.

Р33

Шустрые ребята: Сборник рассказов. — СПб.: ВВМ, 2011. —

364 с.

ISBN 978-5-9651-0000-0

© С. В. Редькин, 2011

ISBN 978-5-9651-0000-0

© Издательство «ВВМ», 2011

I.

ЧеРтоВа дюжина

ДоБРоЕ ДЕло

Сидели мы на днях с приятелем в беседке, что в скверике напротив

Популярные книги в жанре Иронический детектив

Вечером Эдгар Крафт поставил двести долларов на Пеструю Ленту, что участвовала в четвертом заезде в Саратоге. Фаворитом считалась Крошка Шейла, но она крайне неудачно прошла первый поворот, и Пестрая Лента первой вылетела на финишную прямую. Крафт уже подсчитывал денежки, когда Пестрая Лента внезапно перешла с махового шага на галоп, так что после финиша ее тут же дисквалифицировали. Крафт порвал квитанции и отправился домой.

Утром, естественно, настроение у него было не из лучших. И тут пришло это письмо. Всего он получил шесть писем. Из пяти первых он достал счета, которые едва ли мог оплатить в обозримом будущем. А потому сунул в ящик стола, к тем счетам, что уже лежали там. В шестом письме, к его облегчению не было ни счета, ни напоминания о просрочке платежа, ни угрозы конфисковать автомобиль или мебель, взятые в кредит. Он развернул лист бумаги с несколькими, напечатанными в середине словами. Сначала шли имя и фамилия:

Вроде бы они никак не могли обойтись без стола для бильярда. Если входишь в бар под названием "Сайд покет", то, конечно же, ожидаешь увидеть стол для бильярда. Может, поменьше стандартного, может, игрушечный, но для бильярда, на котором можно кием закатить шар в лузу.

Впрочем, наличие или отсутствие стола его не заботило. В бильярд он не играл, а под удары шаров пилось ему нисколько не лучше, чем под ненавязчивую музыку. Какое-то разочарование он, правда испытал. Смотришь на неоновую вывеску, "САЙД ПОКЕТ", заходишь. Ну должен быть стол для бильярда, а его и нет.

Каждый раз, когда я бросала взгляд на новенькую вывеску, меня охватывала радость, словно девушку, впервые спешащую на свидание к моряку. Но предчувствие открывающихся просторов странно смешивалось с горьким чувством утраты.

До прошлого воскресенья вывеска гласила: «Рио – Мэйвис, расследования». Мэйвис Зейдлитц – это я (блондинка, хорошо сложена и с головы до пят просто само олицетворение жизни!).

А Рио расторг наш деловой союз и укатил в Детройт. Ему неожиданно предложили заняться охраной на одном крупном автозаводе, посулив хорошую плату, и он не раздумывая уехал. По-моему, у них там вышли какие-то неприятности с рабочими, которые выносили в карманах запчасти с тех пор, как завод перешел на выпуск малолитражек.

Детектив Натальи Никольской из серии «Близнецы».

Дуракам счастье.

К этой теории сводится вся практическая часть, которую я собрался здесь изложить.

Ибо она описывает немыслимую историю, произошедшую с нами, историю, в которую не поверил бы ни на грош, не окажись я ее участником.

Предварительно лишь хочу прояснить вопрос по поводу дураков. Он меня сильно занимал на подготовительном факультете МГУ, когда мы, разномастные иностранцы, изучая язык, читали русские сказки. Непременно в них Иван-дурак с завидным постоянством обставлял на сто очков всех мудрецов. Это-то постоянство и заставило меня задуматься: а так ли прост мой тезка, русский Иван?

Всякий раз как он пытался поцеловать ее в губы, женщина ловко отстранялась, а комнату наполнял вызывающе насмешливый хохот. Франсуа не понимал поведения Сони, тем более что она лежала почти голая в его постели. Может, ей доставляло удовольствие унижать его? Однако Соня достаточно умна и не может не понимать, что, достигнув наконец предела своих страстных желаний, Франсуа не отступит. Уж лучше убьет и ее и себя! Надеясь сломить сопротивление, он навалился на нее всем телом, но тут же скатился с кровати и… проснулся. Франсуа Лепито, двадцатичетырехлетнему клерку мэтра Альбера Парнака — самого почитаемого нотариуса в Орийаке, как всегда, снилось, что он спит с женой хозяина.

Она вычислила его сразу, как только вошла в ресторан. Семи пядей во лбу для этого не потребовалось. Только двое мужчин сидели в одиночестве, один из них – пожилой джентльмен, перед которым уже стояла тарелка с едой.

Второй – лет тридцати пяти-сорока, с гривой черных волос, волевым подбородком. Может, он актер, подумала она. Актер, которого тут же взяли бы на роль бандита. Правда, он читал книгу. Занятие это вроде бы бандиту не пристало.

– Итак, – начал Лебнер, – вы по-прежнему видите этот сон.

– Каждую ночь.

– И всегда одно и то же? Может, вы еще раз перескажите мне ваш сон.

– О, Господи, – выдохнул Хэкетт. – Сон тот же самый. Мне звонят, говорят, что я должен ехать на машине в Кливленд, я еду, потом возвращаюсь. Конец сна. Какой смысл в том, что, приходя к вам, я всякий раз повторяю одно и то же? Или вы сразу забываете мой сон?

– Любопытная мысль, – отметил Лебнер. – Почему вы предположили, что я забываю ваш сон?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Действие романа разворачивается на просторах Техаса и в каменных джунглях Нью-Йорка, где живут, работают и любят члены большой семьи Коулмэнов. Вместе с героями произведения известной американской писательницы Ф. Майклз читатель пройдет через испытания, выпавшие на их долю, узнает горечь несбывшихся надежд и огромную всепоглощающую страсть.

Когда юная семнадцатилетняя Билли Эймс познакомилась с блестящим офицером-летчиком Моссом Коулмэном, мать девушки не на шутку встревожилась. Впрочем, вскоре ее страхи рассеялись, так как выяснилось, что Мосс единственный наследник огромной финансовой империи Коулмэнов. Может ли Билли стать полноправным членом семьи техасских богачей и удастся ли ей найти свое место в мире, где правят выгода и лицемерие?

…Ухо снова обожгло болью. Такой острой, что Шаграту стало не до письма. Аккуратно отложив в сторону перо, он прикоснулся к мешочку с солью, привязанному к щеке, и недовольно поморщился: тот оказался лишь ненамного теплее его руки.

— Уже остыл, сир? — поинтересовался телохранитель.

— Да… Пусть Риман принесет горячий…

Шуго кивнул, скользнул за тяжеленную портьеру, открыл дверь в коридор… и, получив страшный удар в грудь, взлетел в воздух.

Лермонтов и его женщины: Екатерина Сушкова, Варвара Лопухина, графиня Эмилия Мусина-Пушкина, княгиня Мария Щербатова…

Кто из них были главными в судьбе поэта?

Ответ на этот вопрос дает в своей новой книге писатель Михаил Казовский.