Античные истоки антииудаизма

А если кто интересуется, вот моя дипломная работа. Название говорит само за себя.

Отрывок из произведения:

Цель данной работы – рассмотреть основные средневековые антииудаистские концепции и выявить их истоки в период античности – начиная с эллинистического периода и заканчивая падением Римской империи, а также попытаться выделить их причины – как в Средние века так и в эпоху античности – и показать преемственность антиеврейских концепций. Я выбрал данную тему в связи с моими курсовыми работами на смежные с ней темы.

Антисемитизм как явление возник на рубеже XIX-XX веков – термин «антисемитизм» был придуман немецким журналистом Вильгельмом Марром. Тем не менее, появившееся явление базировалось на более ранних мифах и наветах, главным образом, на средневековых. В фашистской Германии пропаганда опиралась на средневековые мифы о ритуальном убийстве, приписываемом евреям, о демонической или колдовской природе евреев и о всемирном еврейском заговоре. Преследование евреев, существовавшее в Средние века нельзя назвать антисемитизмом, поскольку в большинстве случаев оно опиралось не на этническую основу, а на религиозную. Поэтому, говоря о нетерпимости к евреям в Средние века, корректно будет употреблять термин «антииудаизм». История антииудаизма в древности и Средние века, в связи со слабым развитием иудаики в Советском союзе мало освещена в отечественно литературе до последнего времени, большая часть книг по этому вопросу принадлежит зарубежной литературе, больше частью, англоязычной.

Другие книги автора Илья Ефимович Гутман

Аллах акбар! Приближается знаменательное событие — 50 лет с момента создания ИСК — Исламской Социалистической Конфедерации. 50 лет, как мы вошли в братство Аллаха. Мы, представители различных народов, создали великую теократическую республику. Мы — не от мира сего. Мы свободны от земной власти. Над нами царствует только Аллах, выражающий свою волю через Исполнителя.

Балтия, Великобритания, Тихоокеания, Франция, Америка — всё это отсталые государства. В них есть власть. А власть человека ничтожна, несовершенна, какими бы ответственными и гуманными не были правители. Религия в этих странах отделена от государства.

Меня по жизни удивляло, почему в фэнтэзийных произведениях действие почти всегда происходит в средневековье с его дремучим менталитетом, серостью и грязью. Почему у Толкиена, судя даже по киношной трилогии, на рубеже Второй и Третьей эпох было вполне обычное средневековье, а в основном действии Властелина колец, в конце Третьей эпохи — опять то же средневековье?! Куда делся прогресс?! Жизнь развивается медленно, как в каменном веке! Да за эти три тысячи лет можно было в космос выйти! Я долго думал и в конце концов сам ответил на свой вопрос, почему во многих фэнтезийных произведениях царит вечное средневековье.

К Алексу позвонили. Открыв дверь, он обнаружил молодого мужчину с длинными чёрными волосами, аккуратно зачёсанными назад. В руке нежданный гость держал дипломат, а на нём был изображён земной шар.

— Здравствуйте, — сказал мужчина, — я много слышал о вас, Алекс Джонсон, и я хочу, чтобы вы вступили в нашу организацию.

Алекс посмотрел на изображение и произнёс:

— Мистер, я конечно, уважаю представителей власти соседней республики, но я — человек светский, и пока воцерковляться не собираюсь.

Самая последняя редакция романа. Первая и вторая части объединены в первый том. Данный роман принадлежит к жанру фэнтези, однако можно говорить о создании нового поджанра. Действие происходит через одну-две тысячи лет после действий основных произведений фэнтези. В основное время действия (начало XVII века от воплощения Камриэля) менталитет и образ жизни героев ближе к таковым у жителей XIX–XXI веков от Рождества Христова, чем у героев других романов жанра фэнтези. Магическо-технический прогресс семимильными шагами покоряет мир. Передовые достижения магии комбинируются с механикой, что позволяет создать мощное оружие и сильно облегчить жизнь людей. Демократические народы из частей света Вестланд (Запад) и Мизрах (Восток), организовав Великий Альянс, противостоят диктатуре, Чёрной Стране Масхон, возглавляемой тёмным лордом шеддитов Баалом Хаммоном. Ближайшими союзниками свободных людей становятся орки, гордая и свободолюбивая раса воинов и ремесленников, исповедующих друидизм. Одна из главных сил в этом мире — таинственный орден рыцарей Стали и Пламени (на языке Мизраха — паладинов), утверждающий, что все религии сводятся к поклонению Абсолюту, то есть Мировому Разуму, Вселенской Сущности. Юный воин Ларратос Мельд (уменьшительно — Ларри), сержант гиперборейской республиканской армии, возвращается с Крайнего Севера, где идёт бесконечная война с нежитью, после двух лет службы. После того как Ларратоса укусил полярный вурдалак, он приобрёл телепатическую связь с некромантами и нежитью: у них общие сны, и Ларратос видит во сне священную гору Талагмия, могучего чёрного мага известного как лорд Шакир и непонятное создание по имени Карерон. Ларратос Мельд считает себя неудачником: он закончил обычную школу и после этого пошёл в армию обычным солдатом, а он с детства мечтал стать боевым магом. По иронии судьбы Ларратос оказывается в столице — и у его мечты стать боевым магом появляется возможность осуществиться. Но жизнь после этого не становится легче…

Маргардт, мир тысячи островов, чьё название переводится с языка богов как «Сумеречная Гавань», служит площадкой борьбы между двумя древними сущностями: Бездной и Абсолютом, Хаосом и Порядком, движением и покоем. Главный герой — мастер-алхимик Сардэк сталкивается с нападением служителей Бездны на родной город и похищением друзей. Но он и сам не так прост.

Ларратос, получивший статус адепта, начинает свои странствия по свету. Сможет ли он исполнить пророчество об Избраннике, уничтожить Хаос и нанести удар в спину Масхона? Или же он станет новым падшим паладином и примкнёт к Хаммону? По пути сам Ларратос становится сильнее — и обзаводится новыми друзьями и врагами. Ему суждено найти древнюю цивилизацию — или же её руины. И раскрыть тайну своего происхождения.

Данный роман выступает продолжением моей предыдущей книги Сталь и Пламя, но в то же время является самостоятельным произведением, не требующим чтения первой книги. Жанр — традиционное эпическое фэнтези с элементами славянского и иронического. Апион Грант, паладин с криминальным прошлым, обитатель мира, где бок о бок жили техника и магия, спасает свою родину от магической катастрофы, похитив ракету Хаоса (волшебный аналог ядерного оружия) и, опасаясь преследования со стороны демонических воителей, выдавливает себя из ткани родного мира, и тропы Межреальности заносят его в мир Элам. Он оказывается в стране Мойрении, напоминающей позднюю языческую Русь. Мойрения, переживающая явление феодальной раздробленности, состоит из девяти княжеств. Поскольку в родном мире Апиона царит викторианская эпоха, он обладает менталитетом, похожий на таковой у современного европейца, в то время, как Элам — мир традиционного фэнтези (где царят магия и средние века). В его речи иногда проскальзывают современные словечки вроде — офигеть, разборки, безбашенный, демократия, тоталитаризм. Но поскольку в его мире наряду с техникой царила и магия, наличие магов и нелюди его не удивляет — и он воспринимает Элам примерно так, как наш человек — реальное европейское средневековье. В Мойрении соседствуют язычество (жрецами местным богам служат маги) и вера в Азариэля (религия, аналогичная христианству, причём, его западному варианту с инквизицией и крестовыми походами).

Алекс Блэкстоун и Том Мэнг были земными колонистами, а также закадычными друзьями. Англичанин Блэкстоун был невысоким и толстоватый человек, с задумчивыми широкими голубыми глазами и немного длинными волосами, закрученными в хвост. Был он довольно-таки хладнокровным. Мэнг же, имевший китайские корни, напротив, был высокий, худой, узкоглазый и коротко постриженный. Его характер был весёлым и жизнерадостным.

Они познакомились, когда пошли в школу. Их взяли в один первый класс. Учились они отлично. Но был у них один недостаток — чрезмерная болтливость. Хотя все ученики на них равнялись.

Популярные книги в жанре История

Краткий очерк основных вех советской политической истории 1917—1987 гг.

Ретроника - прогнозирование прошлого

Ретроника имеет дело с т.н. "искусственно исключенными событиями" или "кляксами" в истории.

Основной постулат ретроники звучит так: "если историки упорно не замечают очевидное событие из прошлого, значит раскрытие этого события приведет к серьезным последствиям для настоящего".

Из него есть важное следствие: "кто-то всегда может извлечь выгоду из раскрытия искусственно исключенного события".

Перемены в одежде и вооружении армейской кавалерии с 1801 по 1825 год (дореволюционная орфография).

Перемены в обмундировании и вооружении войск с 20 ноября 1825 по 18 февраля 1855 год (дореволюционная орфография).

Перемены в одежде и вооружении полевой или армейской пехоты с 1796 по 1801 год (дореволюционная орфография).

Перемены в одежде и вооружении гвардейской кавалерии с 1801 по 1825 год (дореволюционная орфография).

Когда речь заходит о пирамидах, мы прежде всего переносимся мысленным взором в Египет. А ведь пирамиды есть и в Америке, и в Азии, и в Европе, и даже у нас в России. И подчас они хранят в себе не меньше тайн, чем знаменитые гробницы фараонов.

Эта книга поможет вам заглянуть в увлекательный и загадочный мир древних пирамид.

Для широкого круга читателей.

Автор, видный советский историк, показывает сложный, извилистый путь некогда самой многочисленной и влиятельной мелкобуржуазной партии России — социалистов-революционеров. В книге вскрывается глубокий внутренний кризис партии эсеров, несостоятельность теории и практики мелкобуржуазного социализма, превращение эсеровских террористов в союзников Колчака и Деникина, организаторов кронштадтского мятежа и «антоновщины».

Проблемы, рассматриваемые в книге, имеют не только историческое значение. Они весьма актуальны, их изучение может быть полезным при оценке позиций современных мелкобуржуазных партий, выработке стратегии и тактики коммунистических партий в борьбе за создание единого фронта трудящихся в странах капитала.

Концы страниц размечены в теле книги так: , для просмотра номеров страниц следует открыть файл в браузере. — DS.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказы «Фаэтон», «Хронология Объединённого Человечества», «Меркнут знаки Зодиака», «Уроды».

После распада Советского Союза жанр фэнтези семимильными шагами развивается в нашей стране. Именно по нему сейчас ставят самые высокобюджетные фильмы голливудские (и что греха таить, наши) режиссёры; организуются сообщества толкиенистов или поклонников Гарри Поттера. Не менее популярно, чем классическое, и космическое фэнтези: во время последней переписи населения в Австралии около сотни тысяч граждан в качестве вероисповедания указало «джедаизм».

Ее обнаружили в 1938-ом. И тут же взяли под строжайший контроль. С тех самых пор это самая охраняемая государственная тайна. В сверхсекретных документах НКВД-КГБ-ФСБ это место фигурирует как АТРИ — Аномальная Территория Радиоактивного Излучения. А в не менее секретных документах европейских спецслужб подобные места получили обозначение Z.O.N.A. (Zone of Obscure Nature's Anomalies) — зона темных природных аномалий.

Там слились, как реки, в одно целое два мира — наш и параллельный. Все вещи там не те, чем кажутся. Там не везде спасает от бешеной радиации и сверх надежный защитный костюм. Там бьют огненные гейзеры, там людей разрывают на атомы невидимые поля. Привычные растения и животные мутировали там во что-то невообразимое, там бродят разумные и не очень существа из параллельного мира. А что творится за пределами обжитой территории знают только немногочисленные егеря — те, кто рискует углубляться в пределы Z.O.N.A., настоящих размеров которой никто так до сих пор не знает.

На службу в егеря берут кадровых военных. Мало, кто из них возвращается в привычный мир. А если и возвращаются, то со стертой памятью. Большинство же погибает. Однако есть и такие, для кого это место отныне становится домом. Они уже не представляют жизни без странствий по АТРИ, без стычек с хуги, зомби и мутантами, без поисков хабара — всех этих «перышек», «погремушек», «леденцов» и «залипал». Этим людям уже никогда не вернуться к прежней жизни. Да они и сами этого уже не хотят. Отныне если они и найдут свое счастье, поймают свою удачу, то только здесь — в страшной и одновременно притягательной Z.O.N.A…

Роман Ярослава Кратохвила «Истоки» посвящен жизни военнопленных чехов и словаков в революционной России 1916–1917 годов. Вместо патетического прославления «героического» похода чехословаков в России Кратохвил повествует о большой трагедии военнопленных — чехов и словаков, втянутых в контрреволюционную авантюру международной реакции против молодой России, и весьма неприглядной роли в этом чехословацких буржуазных руководителей, а так же раскрывает жизненные истоки революционного движения, захватывавшего все более широкие слои крестьянства, солдат, как русских, так и иноземных.