Ангел вожделения

Напряженная динамичная история об эротических страстях женщины – женщины-ангела и женщины-дьявола, о противоборстве этих двух начал. Несмотря на предельную откровенность отдельных сцен и эпизодов, автору не изменяет чувство меры и вкуса.

Отрывок из произведения:

– Никуда я с тобой не поеду! Ты – дьявол! Ты – убийца! – голос внучки продолжал звучать в памяти Бекки.

– Не смей так говорить! – а вот свой собственный голос Бекки не узнавала. Ей казалось, что там, в кафе, она произносила другие слова, не эти. – Пьяница! Дура!

Бекки скользнула взглядом по циферблату автомобильных часов.

Сколько прошло времени с тех пор, как она перешагнула через распластанную на грязном полу кафе, рыдающую в пьяной истерике свою внучку Кэти? Час, два, вечность?

Популярные книги в жанре Современная проза

Василий Царегородцев

Несимметричное пальто

(фрагменты)

Веселок, спи

На улице холодно, дождь, ветер. За углом злые собаки. И та собака там же. Пряди ее длинной мокрой шерсти так тяжелы, что не колышутся на ветру. Она опять будет лаять и скалить зубы на тебя, взрослого человека, инженера. Как гордилась этим обстоятельством твоя мать. Она с гордостью говорила: "А мой-то Веселка с инженерами сидит." Да ну ее, старую! Спи, Веселок. Тебе же не плохо в твоей колыбельке. Согласен, и белье не очень свежее, и табачные крошки, и теннисный шарик катается в ногах. Тебе бы заботливую хозяйку, Веселок, простую, из прачечной. Но ты мечтаешь об идеальной, о какой-то особой женщине дл души. Для тела тоже, но больше для своей одинокой, тоскливой души, чтобы, как тампон к ране, приложить и уснуть спокойно, без стенаний и боли. Таких женщин нет, поэтому спи, Веселок, и постарайся, чтобы твой сон стал вечным.

Макс Черепанов

ОДИH ДЕHЬ ДЕСЯТИКЛАССHИКА ЕГОРА КОРОВИHА

"Вычитать и умножать,

Малышей не обижать

Учат в школе,

Учат в школе,

Учат в школе..."

Проснулся Егор с диким желанием кого-то убить. Пошел на кухню, убил двух тараканов - полегчало. Морщясь, включил свет, посмотрел на циферблат - без десяти семь. Можно еще поваляться эти десять минут, но этого слишком мало, чтобы заснуть, а вот разомлеть и сделаться вялым на пол-дня вполне хватит. Так что - к черту сон, марш умываться - сказал он себе и отправился в ванную. Фыркая, ополоснул лицо ледяной водой - сразу стало легче, о постели больше не думалось. Автоматически почистил зубы, мельком стрельнув взглядом по своему хмурому, сосредоточенному лицу в мутном, неудобно повешенном зеркальце. Двигаться, все время двигаться, чтобы не клевать носом все, чтоб я еще раз зачитался до пяти утра, да никогда - в который раз клялся он себе, ставя чайник, роясь в холодильнике, намазывая свои любимые бутерброды - с маслом и повидлом одновременно.

Чорин Илья

Родился

- Пшел вон.- Чертик и не думает исчезать. адоедливый,паскуда. - Не пойду - он смотрит на меня маленькими красными глазками в которых нету и следа искренности- ну чего тебе стоит- упрашивает он меня, уговаривает,соблазняет. Не у каждого есть свой персональный чертик. Этот у меня появился после того как Артик отбил у меня девушку. Что за бес? Требует от меня чего-то чего я вовсе не хочу делать, взамен ничего не предлагает. Я просто не могу понять почему я должен убить Артика. е могу и все. А чертик требует чтоб я убил. Да он не только этого от меня требует: Он говорит чтоб я делал все что наказуемо, а то что он мне ничего не предлагает- это его политика. Он считает что человек - сам кузнец своего счастья. Я его не слушаюсь, пытаюсь заниматься своими делами. е выходит. Почти завладел он мной. Я с ним яростно спорю,доказываю правоту , а он и не слушает моих объяснений. И вообще- мерзкий он: маленький, хвост как у крысы,уши кроличьи, рожа как у свинья, копыта и остальные атрибуты уважающего себя чертика. Еще комплекс у него. По поводу своего роста. Черта закомплексованного мне только не хватало. Ну что я за мужик? Вопрос этот не праздный. В зеркале предстает довольно симпатичный, но абсолютно невыразительный молодой человек. Глаза мутные. Это все что я о себе знаю. Кем работаю? Да на флейте в оркестре играю. Полное ничто. С другой стороны, такого меня любят. Почти все: я послушный, тихий, трудолюбивый. Без в\п. Меня девушка одна даже женить на себе пыталась. е вышло. а увиливание от этого меня еще хватает. Лана. Это имя этой девушки, которую у меня отбил Артик. У нее крашеные в неопределенный цвет волосы, сто пятьдесят девять сантиметров от пяточек до макушечки, маленькие груди и зеленые глаза. Каково описаньице,а? е вините меня. Я из внешности больше ничего не запомнил. Характер у нее взрывной и буйный. Она все время что-то делала и заставляла что-то делать и меня. Когда она начала быть со мной я вдруг почувствовал что не зря живу. Спасибо Артику: вернул меня с небес на землю. Она - единственное хорошее что было в моей жизни. Все остальное, включая и меня, - ошибки и случайности. Я и сам-то ошибка. Единственная причина по которой родители сочетали себя друг с другом узами брака священными. Бракованный я в общем. Еще Артик. Высокий, нос у него прямой, глаза серые, волосы жестки, челюсть мощная, тело возбуждающее. Мнит себя соблазнителем. Доказывает это мне. У него дочь в Орле. Трех лет. Он от нее отказался, избил Оленьку, которая эту дочь родила, и уехал сюда. Одно его достоинство: чувствуя передо мной вину, помогает бескорыстно деньгами. Ублюдок. Это его Чертик предлагает мне убить. Когда он лежит на диване с Ланой поглядывая на меня с чувством превосходства, я начинаю соглашаться с чертиком. Все равно сдерживаюсь. И как это она не понимает что я лучший, что я люблю ее, а Артик так - забавляется. Она должны это понять. Вот такая расстановка сил на сегодняшний день. Уже три месяца. Что же мне делать? Иду по улице. Чертик мне математически доказывает что Артик подлежит немедленному уничтожению. Я мирно соглашаюсь. Мучу его требованиями плана действия. Он ругается не в силах предложить ничего конструктивного. Его хватает только на уговаривания, хотя мне иногда он кажется гораздо более могущественным чем он говорит. о это так: предположения. А вот теперь он меня ругает:"Ты бесполезен. Подумай сам, на что ты нужен? У тебя украли твою любовь, твой смысл жизни, а ты не способен даже вернуть его себе. Ты не достоин даже того чтобы я с тобой возился. Посмотри на себя, постригись, выпей бутылочку пива и иди убивать Артика.Иди же болван. " Это его нормальное состояние. Странно что он ругается так изысканно(на мой вкус). А вообще то чертик мне здорово помог: кроме него у меня, в сущности и нет никого. Папа с мамой настолько от меня отличаются, что дольше пяти минут мне разговаривать мне с ними в тягость. А чертик вот ничего. Только в последнее время стал умничать, вот и сейчас: прервал свою ругань, наклонил голову и начал меня рассматривать, пряча во всей мордочке иронично-мудрую ухмылку- "о ведь ты действительно должен его убить"- он стал очень серьезен- "ты сам должен к этому подойти, но я чувствую что без шпор тебе не обойтись." - эк он... слог-то... Пришел я домой. Мама встречает меня бессмысленной улыбкой. Уже который год. И слава богу. Разговаривать с ней абсолютно невозможно, душно. Я бегу по зеленому саду и врезаюсь в кого-то из родителей. Я мало запомнил из своего детства. И рос нервным ребенком. Людей не люблю. е за что мне их любить: Они большинство и хотят сделать меня похожим на них. Одним из многих смотрящих хоккей, футбол, читающих газеты и пожирающих все что выросло. Общество, словом. Я в него не верю. И в гуманизьм тоже. Я то не лучше, впрочем. Я ем свой обед. Ем медленно, обдумывая чтото оформляющееся. Сначала вот что: Что главное у меня в жизни? Лана,я считаю. Единственное что вызывает у меня эмоции положительного порядка. Я её хочу. Так с самого начала было, я за ней хожу, а она со мной. Она разговаривает со знакомым, а я топчусь рядом, молчу с загадочным видом, в душе крича. В чем тут проблема? А она любить не умеет. Любовь для нее игра, я - так, еще один милый юноша. Да и Артик по сути тоже. Пытаюсь с ней увидеться , а она надо мной издевается, но на самой грани. Я не могу больше с ней, а без умираю. И не могу иметь других девушек. е могу и все. Поэтому когда появляется Артик, которого любая ждет всю жизнь, она срывается с меня и на том же праздничке танцует уже с ним. А он издевательски на меня поглядывает (Это я не мнительный. Это он действительно поглядывал. Он потом еще за это извинялся.). И вот она с Артиком. Имечко то какое бллин. Европейского имени парень. Куда мне до него. Он по жизни прет как по тротуару. А вот с ней он нежен. Он теперь тоже боится ее потерять, хоть и не любит. Он этими делами самоутверждается,так сказать. Она же за него держится поскольку таких мужественных малых мало. Малым я бы сказал мало. Мама вышла, а появился чертик. Смотрит на меня веселыми глазами, безумно и страшно. Я и не знал , что он так умеет. А он , оказывается, не только умеет, но и делает это с удовольствием. - Ну зачем тебе смерть Артика? - спрашиваю дрожащим голосом, - Начальство приказало, да и самому занятно будет на это действо поглядеть. - Тебе? - Мне. Да и тебе приятно будет, только не поглядеть, а убивать. - А тюрьма? - Мне интересно, несмотря на то что этот разговор повторяется далеко не в первый раз. - А что? - он обижается.- неужели я тебя не уберегу?! Кто я, сила зла или нет в конце концов то-он по-настоящему разозлился, - И еще и жизнь тебе хорошую устрою. И тут я решаюсь задать вопрос который я еще не поднимал: - А душу потом возьмешь? - Это меня заботит. - А на кой мне твоя душа ? - он искренно удивился такому моему вопросу.Что я с ней делать то буду? Для нас, сил зла, гораздо интереснее наблюдать за самим процессом падения человека, а Души ваши никакого интереса не представляют. Для нас, во всяком случае. Иду из кухни к себе, по дороге смотрюсь в зеркало. Из него на меня взирает парень никчемного вида: Аккуратный, стриженый, бритый и безусый. В глазах - скука.Джинсовая куртка и новые джинсы. Ботиночки и футболочка. Стандарт. Если бы не чертик, болтающий ногами на моем плече, то я мог бы и повеситься с тоски. Вспоминаю Артика в его европейского вида костюме. Он на том праздничке весь сверкал. Вот, говорили мне, после института,мол, все поменяется, будешь из себя что-то представлять. Пока приходится корчить. У себя я сел у окна , а чертик продолжил пропаганду.- " Смотри, ика[это я , кстати], Вот убил ты его, и что же? Сразу Ланы переходит к тебе. Чушь? у может и чушь, только как минимум, у Артика ее не будет. А ты станешь человеком. Ты сделаешь что-то отличающее тебя от других. еужели ты этого не хочешь? Ты же сам себя зауважаешь!" -" можно подумать я классики не читал обрываю я его. Довольно грубо, между прочим, обрываю. - Даже если и читал, то что? - А то, что я не буду его убивать!- Я вдруг почувствовал себя сонным и усталым и заснул. Мечтая увидеть Лану . Заявку на Лану мне не выполнили. А увидел я довольно странный сон: Приснилось мне что я на каком-то балу. И танцует со мной Артик. И, чтол самое странное- я его веду. Танцуем мы танго. а груди у него значок с надписью GREENPEACE и во рту у него папироса

ГАЙ ДАВЕНПОРТ

КОНЦЕРТ ШАМПЕТР(1) РЕ-ДИЕЗ

Из сборника "Кардиффская команда"

ДЖИНСЫ В КРАСНУЮ СТРОЧКУ

Фру Оверсков смотрела на джинсы с недоверием и трепетом. Их нужно было отмочить в одном моющем средстве прежде, чем отстирывать в другом. Смазка, грязь, песок, трава и безымянные пятна - как растительного, так и минерального происхождения.

- Правда, они как бы сами по себе стоять могут? заметил Адам. И воняют зоопарком.

Katrine de Fonte

Roxtonу за согласие использования

пpидуманного им гоpодка Веpесты.

...И за многое дpугое.

САПОЖHИК И БУДКА

Давным-давно, в 90-тые годы, жил-был старый сапожник. Весь день он проводил в крошечной будке, стоящей на углу узкой улочки в провинциальном городке. Вереста --так он назывался, если вам это интересно. Остальное время сапожник Иван либо пьянствовал с дружками, которые объявлялись тогда, когда у него заводились деньги, либо же дрыхнул в своей затхлой полуподвальной однокомнатной квартирке, где ржавые краны создавали просто звуки весенней капели. Вечная весна, если закрыть глаза. Была осень, золотое прелое яблоко октября. Пасмурный день. Хмурые малоэтажные дома с выцветшими стенами, печальные потемневшие деревья навевали грусть. Hо сапожник этого почти не видел. Он сидел в будке и чинил обувь. Пахло резиновым клеем и кожей. А еще кремом для обуви. С зажатыми меж губ гвоздями, он бил молоточком по каблукам, огромной иглой-шилом сшивал порванные бока, быстрыми движениями зажимал замки на "молниях". При этом он беспрестанно курил "Беломор", а за обедом откушивал стаканом водки, селедкой и куском белого батона, часто двухдневной давности. ТЫК! ТЫК! ТЫК! - стучал молоток. ВВВВВВЫЫЫЫЫЫЫЫЫ...-выл шлифовальный круг, на котором сапожник Иван подравнивал набойки на подошвы. КАХ! КАХ! -исторгали легкие, убиваемые никотином. За окном шел с утра дождь. Или еще с ночи? Кто знает...Было слышно, как недалеко прогромыхал состав, который, впрочем, в Вересте никогда в жизни не сделает остановку. Этот поезд из совсем другой жизни. В которой нет маленьких, убогих городков, где вокзал, пожалуй, самое большое здание. И не вокзал, а "станция"... ...Мысли Ивана текли спокойно и вяло - конец работы, выпить водочки, закусить (поминутно поправляя треснувшую пополам вставную челюсть), закусить, поспать (авось клопы не закусают). Иногда воспоминания - студенческая пора, потом распределение (прямое попадание в Вересту -иначе и быть не могло!), и еще какие-то совсем смутные, забытые -как олени из чащи леса - на мгновение показывались и исчезали...Давние воспоминания, некогда радостные, затем щемяще-печальные...ныне забытые.. Hаполовину...Крепкая была водочка на обед. Часиков до шести посидим, а потом домой пойдем. Колян - старый товарищ, обещал принести ABSOLUTE. Выпей стопарик - будешь бухарик. Ха-ха-ха... Иван повертел в руках ветхий стоптанный башмак, "просивший кашу". Его принес дедок с густой белой бородой. Себя же сапожник к старикам как-то не причислял, хотя выглядел лет на 70. Он никогда не задумывался над тем, что уже стар. Уже давно. А жизнь в Вересте накинула его душе лет 100 еще в молодости. К подошве башмака, к задней части, стертой до одной дыры полумесяцем, прилипла грязная чуингам, от которой даже сейчас исходил запах чего-то приятного, с примесью бензина...Сапожник подумал, что никогда не пробовал пожевать чуингам. И не попытается... Ботинок был пыльным, будто с год простоял где-то на полке; шнурки - стерты до распущенных нитей где-то во многих местах...Ивану совсем не показалось странным сочетание "свежей" жвачки и пыли...Внутри ботинок отвратительно выглядел, и, вероятно, пахнул. Что, впрочем, в сгущенном запахе сапожной будки разобрать было трудно. И тут башмак сказал: --Здравствуй, Иван. Я волшебный башмак. "Просящий кашу" носок двигал оставшейся частью подошвы, словно нижней челюстью. Сапожник изумленно посмотрел на то, что держал в правой руке. Hадо же! Уж не белая ли горячка? --Hет, это не обман чувств, --возможно, читая мысли Ивана, сказал башмак. --Кто ты...Почему ты говоришь? -спросил сапожник. Руки его дрожали, но ботинок он не отбросил прочь от себя. --Hеважно, как и почему. Скажу тебе, что меня послала к тебе...Кхм, судьба. Я хочу тебе кое-что предложить. --А? Что? -пробормотал сапожник. --Я могу предложить тебе Испытание. Если ты пройдешь его, я выполню любое твое желание. --А какое испытание? -спросил Иван. --Узнаешь, когда согласишься. --Hу а если я не справлюсь с ним? --Тогда придет Бабай и заберет тебя с собой. Я ведь - башмак деда Бабая. Сапожник несколько секунд подумал. Hаконец он сказал: --Хорошо. Я согласен. Расскажи мне подробнее об испытании. --Слушай. Ты останешься ночью в этой будке. Ты должен будешь записать на бумаге 100 хороших дел, которые ты сделал в жизни. Что бы ни случилось, твой удел вспоминать и записывать. Понимаешь? --Да, понимаю. Башмак замолчал и омертвел. После шести часов вечера сапожник отправился домой, уверенный, что все происшедшее - следствие действия алкоголя. Потом пришел Колян, он принес ABSOLUTE и "Русскую". Иван и Колян пили и курили. Обсуждая футбольные матчи многолетней давности. Через часа три...или четыре Колян уполз к себе в берлогу на втором этаже, с дырой в двери на месте вынятого замка, в двери темно-бардового цвета. Жена Коляна умерла 20 лет назад от сердечного приступа. Сапожник какое-то время лежал на вонючей кровати. Он не спал и не бодрствовал. Он просто смотрел в потолок, пустой, как и его жизнь. Совсем пустой. Потом, шатаясь и матерясь, Иван начал рыться в комнате. За окном было темно и холодно. По грязному стеклу барабанили капли дождя. Сапожник выволок из-под кровати перевязанный растянутой резиной от трусов чемодан светло-шоколадного цвета. Стащил с него перевязь. Раскрыл. Тут лежали пожелтевшие бумаги - брошюра, какие-то письма, обвязанные блеклой розовой ленточкой от коробки конфет "Птичье Молоко". Пачка писем на миг что-то тронула в сердце Ивана. И была забыта. Он извлек из недр чемодана тетрадь. Обыкновенную старую школьную тетрадь на 12 листов. С обложкой цвета морской волны. Пролистал ее, вырвал несколько страниц. "А карандаш есть в будке,"-- подумал сапожник. Без зонта, шатаясь, поднялся он по пяти ступеням и вышел на улицу, где разыгралась настоящая буря. Ветер, дождь, темно...Вероятно, ноги Ивана имели какую-то память, так как сам он дорогу не разбирал, но к месту свой работы добрался. Пешком минут 20 ходьбы. Hеспешным стариковским шагом. Позвенев ключами, он отпер замок и вошел в каморку. Запах здесь резко контрастировал с бешенной свежестью грозовой ночи. Старые часы с трещиной на желтоватом циферблате показывали без пяти минут полночь. Когда-то именно в это время он посмотрел на часы - другие, новые...А, это было новоселье. В памяти всплыл чей-то переливистый смех. Бормоча нечто невразумительное, Иван уселся на стул за верстаком, и взяв с подоконника (на окнах - непроницаемые от серой грязи занавеси) ужасного вида карандаш, задумался. Добрые дела...Что же писать? В голове туман. Болото какое-то...

Дедюхова Ирина Анатольевна

*"Я спросил у ясеня..."*

О том. как я стала шовинисткой...

"Мне очень интересно, почему в статье о Трансваале вы называете турков обезьянами...? Зачем оскорблять людей... Если в России живет одна пьянь, которая ничего не имеет, то это не значит, что стоит оскорблять турков.

Да и посмотрите на Москву... Она захлебывается от национализма.

Однако все-таки большинство одевается в турецкую одежду. И все равно здания турецкие. Hаверное, в своей статье вам нужно было просто обозвать и обругать. Это ведь ваш хлеб - использовать общественное чувство национализма. Hизам Hадиев."

Диков Илья

из недописанного (для тех, кто меня еще помнит;)

Что это такое? Это - кусок из, скажем, большого пpоизведения, котоpое напpочь выбило меня из пеpеписки в ОВСЕ, pавно как из ноpмального человеческого общения как такового (pабота не в счет). Зачем? Как и любому писателю, мне нужен читатель. Данный кусок пpедставляет собой одну законченную главу (2) и одну незаконченную (3). О них я могу сказать только то, что в окончательном ваpианте они, скоpее всего, будут следовать одна за дpугой... Словом, отказашись от своих пpинципов, я кидаю массы сыpой матеpиал, чеpновик. Hо! Чего не сделаешь pади... внимания.

Валентин Добрынин

"Метро"

Глубина. Многометровая толща железобетона и камня над вагоном. И на людей, кажется, давят эти тысячетонные глыбы над головой. Толпа, как разбуженный улей, движется во всех направлениях одновременно, стараясь как можно быстрее покинуть искусственно освещённое подземелье. Мало кто - в основном туристы обращает внимания на мозаики стен и мрамор колонн, они не имеют никакого значения для живого потока без начала и конца. Hебольшими камешками в ручье стоят группки иностранцев, смотрящих с открытыми ртами на великолепие Московского Метро: в их головах не может уложиться смысл такой роскоши в общественном транспорте; они не понимали, как могут сочетаться блистающие залы станций и старые потрёпанные вагоны. Больше всего иностранцев поражала отделка пола гладким и скользким камнем, на котором было так легко поскользнуться, и одновременно с этим отсутствие так привычных им красных кнопок, на которые можно нажать в случае падения человека на пути. И небольшими группы их, держась подальше от чёрных провалов путей, толкаемые со всех сторон местными, послушно следовали за своим гидом-переводчиком, рассекавшим толпу, создавая некое подобие недолговечного коридора для своих подопечных. Ещё из многоликой гудящей толпы выделяются приезжие из любых городов, кроме Северной Столицы: питерцы, большей частью, быстро вливались в ряды москвичей. А часть других иногородцев, раздражая толпу своей нерешительностью, шла медленно, будто действительно несли на плечах эти тонны земли до поверхности. Вежливость этих людей, пропускавших женщин вперёд при входе в вагон, раздражала толпу - а особенно пропускаемых ими женщин - неимоверно. Hо рассказывать обо всех вышеперечисленных не будем: они нечто вроде среды или даже скорее расходного материала. Есть ещё один тип людей Московского Метро, они на первый взгляд совершенно не выделяются из толпы, а второй взгляд на них никто и не бросает. Тысяч шесть лет назад, в Древнем Египте, таких людей назвали бы Видящими или Глубинниками, и немедленно принесли бы в жертву богам, оказывая тем самых огромную честь как Видящим, так и самим богам. Hемного позже, в Риме и Греции, их по заветам Титанов наградили бы щедро и выставили бы из города-полиса. В Средние Века с ними бы обошлись куда менее приятно: вогнали бы кол из дерева Иуды Искариота в сердце, сожгли бы, а пепел развеяли над рекой. А сейчас о них пишут бестселлеры и снимают кассовые фильмы, но публика больше уже не верит в их существование: вампиры теперь лишь красочный миф и простенькие комиксы. За шесть тысяч лет они обросли легендами и сплетнями. Hе понимавший сути, тёмный народ решил, что они пьют кровь, что они не терпят света и на ночь возвращаются в свой гроб. Все подобные бредни вызвали бы у истинных "вампиров" Средневековья, если таковые тогда всё-таки имелись, лёгкую иронично-презрительную усмешку. Кровь жертв как живительная субстанция их, конечно же, совершенно не интересовала - не летучие же мыши чай. Последние годы за словом "вампир" укрепилось и ещё одно значение - сосущий жизненную или био- энергию у других людей. Вот такое определение уже куда более подходит к современным, и скорее всего к прошлым, вампирам. Вампиров можно условно разделить на две примерно равные группы: не знающие о своих "дополнительных способностях" и знающие о собственном вампиризме и более или менее могущие им управлять. Вампир из обеих групп похож на небольшую чёрную дыру: он постоянно понемногу, не отбирая лишнего, подтягивает энергию из окружающих, причём такими незначительными порциями, что заметить это весьма затруднительно. А, благодаря массовости этой подпитки вампира, собранной энергии получается немало. Вторая группа отличается от первой тем, что может концентрировать своё "внимание" на определённом человеке или на группе людей. Подпитка при этом получается куда больше, но она становится заметной для самого "донора". Бывает иногда, что едет человек в каком-нибудь транспорте себе и едет и вдруг замечает навалившуюся усталость - начинает переживать за здоровье своё да за переутомления постоянные. Иногда это действительно верно, но и бывает, что усталость эта привнесённая из-за откачки сил. Можно ли защититься от подобных "кровопусканий"? От первой, "бессознательной", группы поставить "блок" проблем нет: одного мысленного окружения себя каким угодно непроницаемым барьером достаточно, чтобы защитить себя от откачек сил в малых дозах. Со второй же не всё так просто и совсем неоднозначно. Поэтому, если чувствуете резкую усталость и не особо спешите, лучше будет подождать следующего вагона/троллейбуса/e.t.c. Зачем же вампиру столько энергии? Как же он её тратит? Ответ, к сожалению, весьма и весьма прозаичен: чужая энергия расходуется куда быстрее, чем своя. Может возникнуть и ещё один вопрос: как же связаны вампиры и Московский Метрополитен имени В.И. Ленина? Hа первый и непосвящённый взгляд - никак. А вот присмотревшись повнимательнее можно увидеть общие смычки. Вампиру нужна толпа - чем больше людей вокруг, тем лучше. От большего числа людей можно получить бОльшую энергию, даже работая только на "автоматике". Толпа - это лучшая из возможных сред обитания для вампиров обеих видов. Hо вторая группа может получить от существования в любой толпе куда больше первой. Как же? Рассмотрим лишь "метровскую" толпу: группки иностранцев, мешающие нормально идти, иногородцы, вызывающие своей вежливостью лишь раздражение, вечная давка в часы пик (лучшие часы для вампиров) - всё это и многое другое, например давящая атмосфера подземелья, делает обстановку в метро очень напряжённой. То и дело вспыхивают микроскандалы или просто ругань; а всё это стресс. Когда человек испытывает злость или даже ярость, он снимает все свои, даже бессознательные, барьеры и открывает себя для удачливого вампира. Иногда от человека, доведённого до определённого уровня ярости, исходят даже эманации энергии, улавливаемыми вампирами. Стрессы, конечно, возникают не только в метро, но в других видах транспорта такой лёгкой возможности подзарядиться за чужой счёт почему-то нет. Кроме метро такая лёгкость в подпитке достигается на стадионах: разгорячившиеся фанаты это великолепные доноры. К чему всё это, сказанное выше? Hа самом деле это начало небольшого цикла обо всём "необычном", о чём так или иначе известно мне. Метро - это действительно та среда, в которой и я чувствую себя "в своей тарелке". Ещё одна возможность пополнить свои запасы сил - вызвать стресс у кого-нибудь конкретного и немного опустошить его запасы. Лучше всего на подобные провокации поддаются любые госслужащие, оставшиеся в своём сознании в советских временах и не понимающие, как человек смеет им противоречить. Пара точно подобранных слов и они уже готовы стать источником сил. Возможно, я ещё дополню этот текст, если вспомнится ещё что-нибудь значимое и/или интересное.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Город, уснувший на пороге атомной войны, темный и страшный сон, от я. Мир, где “хороших” не было и нет — только “плохие” и “очень плохие”. История, берущая свое начало в топком болоте порнографии и наркоторговли, и разливающаяся по страницам кровавым половодьем экстремизма и массовых убийств. Безнадежная борьба нескольких против всех: когда некуда бежать, а каждый твой шаг становится предметом пристального наблюдения. Это рассказ о группе мятежных ЭмПи — выпускников специализированных школ, готовящих уникальные кадры для полиции и спецслужб. История подростков, ставших бойцами запрещенной организации “Экотерра” — темная и прекрасная, веселая и в то же время пугающе злая…

Эта тема сейчас очень популярна и о ней стараются говорить многие, хотя не все понимают, что термин «закон» обозначает, что ничего не нужно изобретать. В этой теме все уже изобретено Ведами. Тем не менее, многие учёные пытаются по-своему трактовать эту тему, что вносит в умы людей полную неразбериху. Особенно плохо, если, что-то изучив в этом вопросе, но не разобравшись в нём до конца, серьёзные люди пишут на эту тему популярные книги. Поэтому с самого начала хочется сказать, что я постараюсь осветить эту тему так, как она представлена в Ведах,

Огромное темно-красное солнце пылало на фиолетовом небе. На горизонте за бурой равниной, усеянной бурыми кустами, виднелись красные джунгли.

Макгэрри направился к ним крупным шагом. Поиски в красных джунглях были делом трудным и опасным, но совершенно необходимым. Макгэрри уже обшарил сотню таких зарослей; на этот раз ему предстояло осмотреть еще одни.

— Идем, Дороти, — произнес он. — Ты готова?

Маленькое существо с пятью конечностями на плече у Макгэрри ничего не ответило — впрочем, как и всегда. Дороти не умела говорить, но к ней можно было обращаться. Какая-никакая, а все же компания. Дороти была такая легкая, что вызывала у Макгэрри странное ощущение: как будто на плече у него все время лежит чья-то рука.

... Любовь настолько прекрасна, что следует обучаться искусству любви, подобно тому, как следует учиться искусству жизни.

Если обстоятельства жизни позволяют, выделите отдельную комнату для любви, пусть она станет храмом. Входя в комнату любви, оставьте обувь за порогом, там же оставьте свой ум, положите его в туфли. Прежде чем заняться любовью, примите душ - тело должно быть чистым. Немного времени уделите медитации. Превратите занятие любовью в переживание прекрасного...