Амазония, ярданг «Восточный»

Самое приятное время поселковых суток – утро. Когда спортивная разминка веселит твое гибкое и легкое здесь, как у ребенка, тело. Когда колючие струи душа смывают остатки смутной тревоги, навеянной за ночь какими-то неосознанными сновидениями. Когда спокойно завтракаешь, наблюдая сквозь прозрачную стену кафе эволюцию слитка солнечного золота на громоздкой вершине Олимпа. Лавина света постепенно сползает на спины хребтов высокогорной Фарсиды…

Не успел я поднести кофейную чашку к губам – в нарукавном кармане зашелся писком инфразонник и голос пилота предупредил:

Рекомендуем почитать

Резкий звон будильника вызвал его из небытия, темного, болезненного, насыщенного призрачными, набегающими друг на друга, словно волны, кошмарами. Он захлопал, не открывая, глаз ладонью по столу, стоящему рядом с диваном, но будильник был далеко, на серванте, и чтобы его придушить, нужно было подняться и пройти несколько шагов по холодному полу. Одна мысль об этом привела его в ужас, и он с головой накрылся толстым ватным одеялом, свернувшись в клубок — так в детстве он спасался от многих неприятностей. Еще минутку — сказал он сам себе, пряча голову под подушку, еще хотя бы минутку…

Аборигены планеты Самор были дружелюбны и общительны, без опаски контактировали с пришедшими с Неба Большими людьми, пели для них песни и рассказывали легенды.

Но внезапно на племена обрушилась неведомая напасть…

Долголетняя смута царствует на Москве: ляхи, черкасы, изменники-бояре, смутьяны и самозванцы разоряют русскую землю, а в Нижнем Новгороде собирает ополчение посадский человек Кузьма Минич…

Повесть в рассказах — эпизоды истории человечества.

Сборник фантастических повестей и рассказов выпущенный в 1991 г. издательством «Молодая гвардия» в серии «Школа Ефремова».

Мне не раз приходилось переезжать в новую квартиру, и на этом поприще я приобрел немалый опыт. Что поделаешь, такое уж непоседливое время, родовые гнезда пошли по рукам, люди стремятся улучшить свои жилищно-бытовые условия, не жалея сил и самой жизни.

Разные забавные случаи происходят во время переездов: бывает, теряются ключи от новой квартиры, а то и трюмо роняют в пролет, но одна деталь всегда остается неизменной: если в вашем новом доме имеется лифт, можете быть уверены — в день переезда он работать не будет.

Тишина не успокаивала. Она звенела в ушах, мешая собраться с мыслями, гнала из уютной комнаты, полнила сердце еще большей тревогой. Хотелось куда-то мчаться, что-то делать, лишь бы вновь обрести душевное равновесие.

Но куда кинешься, куда побежишь, что сделаешь? За дверью — коридор, по обе стороны которого расположены такие же каюты, а в конце — рубка, где половину сферической стены занимают экраны локаторов, телескопов и массдетекторов.

Если кто-нибудь думает, что работа на станции «Проект Сандалуз-II» сплошная героика и подвиг, то он глубоко заблуждается. Конечно, когда прилетаешь на Землю в отпуск, приятно замечать восхищенные взгляды девушек, прикованные к шеврону твоего комбинезона, но в душе понимаешь, что, познакомься они с работой станции поближе, их мнение о твоем героизме круто бы изменилось. Несомненно, ореол героизма над нашими головками витает благодаря Сандалузской катастрофе, чуть было не превратившейся в трагедию для всей Земли, если бы не самопожертвование пилота грузо-пассажирского лайнера то ли «Земля — Пояс астероидов», то ли «Земля — спутники Юпитера», возвращавшегося на Землю. Комиссия потом в течение пяти лет разбиралась в причинах катастрофы, по крупицам собирая сведения об экспериментах, проводившихся в Научном центре Сандалуза (все материалы погибли — на месте городка зиял двухсоткилометровый в диаметре и трехкилометровый в глубину кратер с остекленевшими стенками). В лабораториях Сандалуза проводились работы по получению сверхплотного вещества или, как теперь говорят, супермассы. Это сейчас мы умные и знаем, что существуют активная и пассивная формы супермассы. А они были первыми. Хотя, наверное, они и предполагали возможность поглощения супермассой обыкновенного вещества, потому что держали зону эксперимента в силовом поле, но уж знать о существовании у активной супермассы диафрагмы — никак не могли. И все же можно предположить, что у них была какая-то теория нейтрализации супермассы, потому что, когда диафрагма, преодолев сопротивление силового поля, стала сосать в супермассу окружающее вещество, они потребовали срочного удара по Сандалузу гравитационного поля максимальной мощности. Не знаю, что подействовало на пилота того самого грузо-пассажирского лайнера, ожидавшего в этом секторе над Землей разрешения на посадку, но пилот не раздумывал. Он бросил свой корабль прямо в центр смерча, на полную мощность включив гравитационные двигатели и уже по пути катапультировав вначале пассажирский отсек, а затем пилотскую кабину. Пилоту повезло — его кабину выбросило из зоны. А пассажирский отсек втянуло в смерч… Вначале поползли слухи, что он катапультировал только себя, но, по счастью, проходивший мимо метеорологический спутник заснял момент атаки кораблем Сандалуза, и подозрения умерли в зародыше.

Другие книги автора Сергей Иванович Павлов

Эта книга о людях будущего. В фантастике такая тема не нова. На то она и фантастика, чтобы предвидеть завтрашнего человека – какие у него мысли, дела, планы. Одни фантасты конструируют человека заново. Иные, и таких большинство, берут нашего современника и переносят его силой воображения в Мир Полдня, если это утопия, или в Мир Ночи, если антиутопия, то есть, словами Блока, в «холод и мрак грядущих дней». Сергей Павлов, как и братья Стругацкие, как и многие другие фантасты, относится к многим. Но среди этих многих, он, как те же Стругацкие, единичен в своем таланте.

Тема романов, повестей и рассказов Сергея Павлова – как меняется человек при встрече с Неведомым, как оно, Неведомое, на человека влияет. В придуманном ли писателем Внеземелье это происходит («Лунная радуга», «Амазония, ярданг Восточный», «Чердак Вселенной», «Неуловимый прайд») или в океанских глубинах («Акванавты»), писатель всегда остро ставит вопрос: останется ли человек человеком, сталкиваясь с чем-то, с человеческой природой не совместимым.

Вторая часть романа «Лунная радуга» – «Мягкие зеркала» посвящена будущему космонавтики, проблемам, которые могут встать перед человечеством при исследовании Внеземелья. Глубокая проработка характеров, напряженный сюжет, убедительные описания техники и быта наших потомков делают повествование увлекательным и достоверным.

Это полная, не журнальная, версия книги.

Файл выложен с ведома автора. Официальное сетевое представительство С.И. Павлова – http://www.moonrainbow.ru

Павлов Сергей Иванович

АНГЕЛЫ МОРЯ

Тысячи исследователей пользуются аквалангом для

своих работ. На глубинах до шестидесяти метров

становится довольно людно. Надо идти глубже. На

очереди - материковая отмель... А дальше - кто

знает?

Жак-Ив Кусто.

Атлантика. Сто шестьдесят миль от Дакара. Океан спокоен, нежится под африканским солнцем... На палубах "Колхиды" необычное оживление.

В кабельтове от судна на волнах покачивается экранолет "Нигерия" - из Дакара прибыли журналисты. Только что на борт из океанской пучины подняли девятерых глубоководников. Их окружили плотным кольцом: первые гидрокомбисты вызывали к себе жгучий интерес. Магнитофоны, кинокамеры, телестрики. Еще неизвестно, кому из девятерых рыбо-людей удалось достигнуть дна...

В книгу включены два произведения: роман С. Павлова посвящен проблемам, которые могут встать перед человечеством при исследовании глубин Вселенной; а романе В. Щербакова «Чаша бурь» обсуждаются вопросы, связанные с древними культурами атлантов и этрусков, потомки которых, согласно фантастическому замыслу автора, могут оказаться среди нас.

Спасаясь от пены, Фрэнк бросился на четвереньки, юркнул в круглый лаз какого-то коллектора. Труба коллектора не могла быть глухой: в конце ее хотя и слабо, но все же светилось отверстие выхода, и это весьма обнадеживало. Пена шла буквально по пятам, и Фрэнк со всей возможной в его положении резвостью пробирался вперед.

Труба выходила в небольшой овальный, тускло освещенный зал и неожиданно заканчивалась широким раструбом — довольно высоко над полом. Фрэнк высунулся из трубы по пояс. Сделал попытку ухватиться за верхний край раструба. Не удалось. Прыгать вниз головой не хотелось, но другого выхода не было. Фрэнк вытер пот с лица испачканным ржавчиной рукавом, привстал на руках и, рывком подтянув ноги, швырнул себя в воздух.

На I, IV стр. обложки и на стр. 2, 39 и 61 рисунки Ю. МАКАРОВА к роману С. ПАВЛОВА «МЯГКИЕ ЗЕРКАЛА».

На II стр. обложки и на стр. 86 и 126 рисунки В. ЛУКЬЯНЦА к повести Ю. НАЗАРОВА «ХАМЕЛЕОНЫ».

На III стр. обложки и на стр. 62 рисунки В. СМИРНОВА к рассказу Г. КУСОЧКИНА «ОБОЗ».

Не позволяйте себе шутить с роботами – боком выйдет: останетесь ни с чем на самой крошечной из десяти лун Юпитера. Да, и будьте точны в формулировке задания, ибо в противном случае вам на сорок четвёртые сутки отчаянья доставят… всего одну банку фруктового сока… на двоих…

С рассказа «Банка фруктового сока» и начался путь Сергея Павлова в Литературу.

Файл выложен с ведома автора. Официальное сетевое представительство С.И. Павлова – http://www.moonrainbow.ru.

Сам Сергей Павлов сказал о себе так: «Я космонавт, который не летал». Поэтому неудивительно, что самый известный его роман, «Лунная радуга», посвящен именно освоению Внеземелья, трудностям, опасностям и невероятным открытиям, ожидающим человечество на этом нелегком пути. Глубокая разработка характеров, напряженный сюжет, убедительные описания техники и быта наших потомков делают повествование увлекательным и достоверным.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Агент федеральной разведки Джошуа Вольф вместе с другом, эльяром Таеном, разыскивают последний из камней Лумин — Великую Лумину. Одновременно за древним магическим артефактом охотится секта читетов, та самая, которая и спровоцировала когда-то военный конфликт между человечеством и эльярами.

Артур Ч. Кларк, один из самых знаменитых писателей-фантастов, начал свою карьеру рассказами в школьном журнале. Однако больше всего славы ему принес сценарий сенсационного фильма «2001: Одиссея в космосе», который он писал в сотрудничестве с режиссером Станли Кубриком.

Обращаясь к школьным дням, Артур Кларк, которому теперь 61 год, говорит: «Я все еще вспоминаю те редакторские дискуссии в 1930-ых годах. Примерно раз в неделю после занятий Митти (его учитель, капитан Е.Б. Митфорд) собирал своих школьников, составлявших редакторскую коллегию, и мы садились за стол, на котором лежал мешочек с конфетами. Хорошие идеи немедленно вознаграждались…. 30 лет спустя мне удалось в какой-то мере отблагодарить его, посвятив мою книгу «Девять миллиардов имен Бога» «Моему первому редактору, Митти».

Уже тогда, по его словам, стала проявляться его склонность к научной фантастике. Некоторое время он увлекался ранними журналами научной фантастики, а затем большое впечатление на него оказала «титаническая книга» Олафа Стейплдона «Последние и первые люди» (1930). «Ни до ни после этого я никогда не читал книгу, которая бы так подействовала на меня», говорит он.

Он стал интенсивно писать незадолго до войны, во время которой он служил в британских военно-воздушных силах, но убедившись в том, что в Великобритании нет большого спроса на научную фантастику, он начал писать для американских журналов.

Кларк написал около 20 книг в жанре популярно-научной литературы, большинство из них на темы, связанные с космическим пространством; в их числе «Создание луны» (1957) и «Вызов космического корабля» (1960); он опубликовал также около 25 романов и сборников рассказов. Самые замечательные из них — «Пески Марса» (I951) и «Конец детства» (1953).

Книги Кларка явно свидетельствуют о его профессиональном опыте: в 1943 году он был техническим офицером на первой радиолокационной установке и состоял также членом Института электротехников. В 1945 году он участвовал в исследовательской подготовке запуска первых спутников связи; был членом-основателем и позже председателем Британского межпланетного общества — в 1946-7 и снова в 1950–1953 гг.

Артур Кларк был награжден несколькими международными премиями за его книги, включая одну от Всемирной академии искусства и науки (1962).

За истекшие годы он часто читал лекции по радио и по телевидению как в Соединенном Королевстве и в США, так и для ЮНЕСКО (Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры.)

Теперь Кларк живет в Шри Ланке, где он увлекается подводным спортом. С 1954 года он занимается подводными исследованиями Большого барьерного кораллового рифа Австралии и у берегов Шри Ланки. Одна из его книг «Сокровище Большого рифа» (1964).

В рассказе «Солнечные паруса», написанном в 1965-ом году, он рассказывает о флотилии огромных солнечных кораблей, которые участвуют в фантастических гонках, движимые «солнечным ветром, который веет между планетами».

Рассказ взят из сборника «Лучшие рассказы Артура Ч. Кларка 1939–1971», который, по словам автора, представляет собой выбор из шести томов рассказов, «охватывающий почти все, что я написал в этом жанре».

Орден Звездных Хранителей, обеспечивающий порядок и мир между планетами, противостоит харджерам, стремящимся к мировому господству. Из-за клеветнического обвинения Айрту Вэролу пришлось покинуть Орден. И он в одиночку начинает борьбу с ненавистными врагами. С помощью обруча — таинственного дара Туманного Кольца — Айрту удается разрушить главную базу харджеров на ранее неприступной планете Харгот. Преодолевая горечь обид, он с радостью возвращается в лоно родной семьи, к старым друзьям, обретает любовь.

Но над человечеством нависла новая угроза — космические «паутины»…

В 2012 году Корпорация «Развитие и Совершенствование» совместно с издательством «Новая Реальность» провела второй ежегодный Всероссийский конкурс фантастических рассказов среди начинающих авторов. На конкурс было представлено 35 произведений в четырёх номинациях.

В номинации «Через тернии к звёздам» победителем был признан рассказ В. Казарцева «Сказки старого Вика».

В номинации «Обретение мира» 1-е место занял рассказ В. Казарцева «Обретение мира».

Победителем в номинации «Предел прочности» стал одноимённый рассказ С. Белаяра.

И наконец, в номинации «Другие миры» победителем признан рассказ И. Кореневской «Плата за счастье».

Вниманию читателей предлагаются конкурсные работы.

Из одной реальности, больше похожей на бред, в другую, где всё настолько плохо, что, казалось бы, хуже и быть не может. Но, возможно, и в такой ситуации получится что-то предпринять? Если, конечно, не опускать руки…

Любовь... Как много было о ней сказано, написано и спето! А сколько еще будет! Согласитесь, любить принца на белом коне или идеальную принцессу с золотыми волосами - это просто! А многие ли захотят полюбить чудовище? Ответ на этот вопрос очевиден. Вот и Арина никогда не стремилась к той жизни, что уготовила ей судьба. Да и Владу, по большому счету, это чувство было не нужно. Но, разве, их кто-то спрашивал, соединив однажды пути двух совершенно посторонних друг другу людей? И вроде нет ничего здесь необычного. Люди встречаются. Люди влюбляются. Иногда даже женятся. Только это происходит лишь в том случае, когда вы не сопротивляетесь собственной судьбе и на вас не лежит проклятье одной ведьмы, которую вы когда-то безумно любили, а потом хладнокровно убили. Сможет ли Арина принять Влада таким, какой он есть, с тем кровавым следом, что тянется за ним сквозь века? И сможет ли Влад спасти ту, кого ему в очередной раз подарила судьба? Ведь она только запускает игру, а правила в ней устанавливают игроки.  

Сборник, в который вошли роман и рассказ, завершающие «Техническую историю», а также полный цикл «История планеты Рустам».

Авторы иллюстраций на обложке и форзаце не указаны; иллюстрации на шмуцтитулах В. Ковалева.

Содержание:

От издательства, стр. 7-8

Долгая ночь

Пол Андерсон. Ночной лик (роман, перевод Е. Леина), стр. 12-102

Пол Андерсон. Возмездие Эвелит (рассказ, перевод Л. Копытиной), стр. 103–132

Новая Америка

Пол Андерсон. Конюшня Робин Гуда (рассказ, перевод И. Васильевой), стр. 135-167

Пол Андерсон. Горящий мост (рассказ, перевод И. Васильевой), стр. 168-193

Пол Андерсон. И всё-таки… (рассказ, перевод И. Васильевой), стр. 194-217

Пол Андерсон. Жернова богов (повесть, перевод И. Васильевой), стр. 218-273

Пол Андерсон. Мой край, мой милый край (рассказ, перевод В.П. Ковалевского, Н.П. Штуцер), стр. 274-301

Пол Андерсон. Таковы женщины (рассказ, перевод В.П. Ковалевского, Н.П. Штуцер), стр. 302-325

Пол Андерсон. Добрая сделка (рассказ, перевод В.П. Ковалевского, Н.П. Штуцер), стр. 326-346

Пол Андерсон. Во имя общего блага (рассказ, перевод В.П. Ковалевского, Н.П. Штуцер), стр. 347-374

Примечание:

В предисловии от издательства прямым текстом сказано, что рассказы под заголовком «Новая Америка» в оригинале выходили в виде двух сборников — «Орбита неограничена» и «Новая Америка».

Я по праву могу считать себя счастливчиком. У меня есть всё, о чём можно мечтать. Я души не чаю в Камилле, а ещё я готовлюсь стать отцом замечательного малыша. Я всегда нахожу поддержку и понимание со стороны. Проблемы словно сами избегают меня. И всё бы ничего, но каждый раз, когда я засыпаю, я вижу один и тот же сон. Я нахожусь в какой-то капсуле похожей на мыльный пузырь, а вокруг меня суетятся странные люди. Они разглядывают меня, что-то записывают, переговариваются, но разобрать ихней речи я не могу. А ещё этот странный гул... Я всегда подспудно догадывался, что за счастье придётся рано или поздно заплатить. Но никогда бы не подумал, что цена окажется слишком высокой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Гроза наваливалась на Москву с юго-запада. Угоревший в духоте пятничного вечера город без боя сдавал одну линию обороны за другой. На Кутузовском маявшиеся в мертвой пробке разночинные дачники, перегибаясь через рули ржавых «копеек» и кондиционированных иномарок, беспокойно разглядывали сквозь лобовые стекла, как пожирается пыльное московское небо клубящимся хаосом правого грозового фланга. А на левом фланге, над Бутово и Чертаново, хляби небесные уже несли возмездие погрязшему в суете долгой рабочей недели городу. Там, между типовыми курятниками спальных районов, плясал божественный огонь, и грохот разбивающейся о глину и асфальт воды глушил метания небесных колесниц.

Томас Пинчон (р. 1937) – один из наиболее интересных, значительных и цитируемых представителей постмодернистской литературы США на русском языке не публиковался (за исключением одного рассказа). "Выкрикиватся лот 49" (1966) – интеллектуальный роман тайн удачно дополняется ранними рассказами писателя, позволяющими проследить зарождение уникального стиля одного из основателей жанра "черного юмора".

Произведение Пинчона – "Выкрикивается лот 49" (1966) – можно считать пародией на готический роман. Героиня Эдипа Маас после смерти бывшего любовника становится наследницей его состояния. Она пытается разобраться в делах наследства и случайно обнаруживает тайную почтовую организацию. Поиски приводят ее в прошлые века, в старую Европу, где и возникло это общество в пику официальной почтовой службе, а затем распространилось по Америке, превратившись в средство подпольной коммуникации.

В романе «Выкрикивается лот 49» воссоздается Америка середины века – страна одиноких людей. Делается это на фоне нагромождения готических тайн, пародийных ситуаций ужаса и приключений. Пинчон подчеркивает, что в этой стране отвергается любовь как самый известный способ человеческого общения. Иронично звучит утверждение, что психоаналитик в самой развитой стране мира так же обычен, как и дантист. Там даже целесообразно существование службы спасения от самоубийств. Паранойя становится единственным средством коммуникации. Героев, выбивающихся из благополучного мещанства, автор «метит» душевными болезнями. Получается, что только душевнобольные сохраняют способность к общению.

Россия еще в рыночных пеленках, а тут уже с Запада грядет революция. Имя ей «Новая Экономика». Некоторые наивно полагают, что это обычная экономика, но с Интернетом. Отнюдь. Новая экономика – это экстремальный антрепренерский рынок, почти без границ. Это интуитивное маркетинговое турбо-мышление. Во все это не смогли вписаться сотни крупных Западных корпораций. А сможем ли вписаться мы? Давайте подумаем.

В одном сказочном лесу, где юзеры водились по три штуки на каждый модем на 2400, а на каждый модем на 14400 – видимо-невидимо, а налоговые службы – по четыре на каждого юзера, жили давным-давно (а может, совсем недавно) три поросенка-сисопенка, и звали их… нет, не Нуф-Нуф, Ниф-Ниф и Наф-Наф, а Ice-Ice, Steel-Steel и просто Свин-Свин.

Жили они, значит, поживали, играли в игрушки, писали программки, почитывали тексты, разглядывали голых женщин из GIF'ов, и, в общем, проводили время совсем-совсем неплохо.