Альтруисты

— Да, разумеется, вы можете беседовать с ними наедине, — сказал доктор Петерс. — Они совершенно неагрессивны и не без удовольствия рассказывают о своих поступках. Каждый из них считает, что исполнял свой долг.

— В таком случае они должны быть обижены на общество, поступившее с ними так несправедливо.

— Они привыкли. В конце концов, наша клиника лучше, чем тюрьма или электрический стул.

— Значит, они действительно совершили все эти преступления?

Другие книги автора Юрий Леонидович Нестеренко
БЕССРОЧНАЯ АКЦИЯ «АНТИПОБЕДА»

Акция начата в мае 2005 г., когда была написана статья «День национального позора». К настоящему времени, помимо этой статьи, акция содержит, вероятно, самую большую в русском интернете коллекцию ссылок на материалы, развенчивающие культ так называемой «великой победы» в так называемой «великой отечественной» войне. Это многочисленные свидетельства о чудовищных преступлениях советских «воинов-освободителей» (нередко превосходивших по жестокости худшие деяния нацистов) и о режиме, который они защищали, а также разоблачения пропагандистской лжи этого режима и его нынешних идейных наследников, по-прежнему сидящих в Кремле. Материалы постоянно пополняются.

Целью акции является не оправдание нацизма (хотя, безусловно, каждый должен нести ответственность лишь за свои действительные преступления, а не за то, что приписано ему врагом), а восстановление исторической справедливости, уничтожение двойных стандартов и разрушение того последнего лживого идеологического костыля, на котором держится власть кремлевских узурпаторов.

Постоянный адрес акции: http://yun.complife.ru/miscell/antivict.htm

Вначале была тошнота. Не резкая тошнота отравления, подступающая к горлу рвотными спазмами, но и дающая в то же время надежду на последующее облегчение, а вязкая, муторная тошнота слабости после долгого тяжелого сна в душном помещении. Наполняющая едкой ватой грудь, сухой гадостью – рот и пульсирующим свинцом – голову. С одной стороны, меньше всего в таком состоянии хочется вставать и вообще шевелиться. С другой – понимаешь, что, если продолжать лежать, голова разболится уже по-настоящему. Так что надо все-таки пересилить себя и встать. И неплохо бы открыть форточку, даже если на улице зима…

Русский фантастический боевик — это космические сражения и головокружительные приключения на других планетах, это спецслужбы, сталкивающиеся со сверхъестественными явлениями, и тайные интриги теневых правительств, это увлекательные сюжеты и динамичное повествование. Это ведущие отечественные фантасты, предлагающие на ваш суд свои новые произведения в стиле «экшн».

В сборник вошли следующие произведения:

Василий Головачев. Вторая сторона медали

Сергей Палий. Спутник

Олег Макушкин. Революционер

Василий Орехов. Последняя охота

Борис Руденко. Без проблем!

Андрей Уланов. Внешность обманчива

Юрий Нестеренко. Резервная копия

Роман Афанасьев. Два нуля

Дмитрий Янковский. Правильный выбор

Андрей Ливадный. Мир на ладони

Василий Головачев. Ликвор

Это была одна из тех сумбурных вечеринок, когда малознакомые и вовсе незнакомые люди собираются вместе, чтобы выпить, потанцевать и поболтать ни о чем. Все эти вечеринки похожи друг на друга, и вряд ли вы потом сможете отличить одну от другой — разве что на следующее утро обнаружите у себя в постели незнакомую женщину или не обнаружите у себя в кармане бумажник. Ближе к концу пестрая компания гостей разбивается на парочки и группы, разбредающиеся по всему дому. Закон образования этих групп вряд ли поддается логическому анализу. В той, где оказался в тот вечер я, были еще Кристофер Чек, Энн Купер, долговязый парень по имени Боб и еще один человек, совершенно мне не известный. Ему было лет тридцать пять или сорок, он носил темный пиджак и очки в старомодной оправе. Весь облик его и манера держаться делали невозможной обычную в подобных компаниях фамильярность; окружающие называли его «мистер Гэлбрайт». Не знаю, кто его привел; с того вечера я больше его не видел и не слышал о нем от знакомых.

Необычное может подстерегать человека не только в глубинах космоса, не только в туманном будущем, не только в параллельных вселенных, но и за любым углом в родном городе. Вашими гидами по иным мирам, в которых не действуют обычные законы, готовы стать современные писатели, формирующие пространство русскоязычной фантастической литературы — те, чьи произведения вошли в очередной выпуск ежегодной антологии «Русская фантастика».

СОДЕРЖАНИЕ:

Игорь Алимов. Не там проснулся.

Кирилл Бенедиктов. Птица цвета ультрамарин.

Евгений Бенилов. На море и на суше.

Андрей Бударов. Здравствуй, Дедушка Мороз!

Андрей Дашков. Последние дни.

Евгений Гаркушев. Жизнелюбы.

Евгений Гаркушев. Жук.

Сергей Герасимов. Кулинар.

Сергей Герасимов. Ползущий Медленно.

Василий Головачев. Соло на оборванной струне.

Александр Громов. Всем поровну.

Дмитрий Казаков. Последний путь.

Василий Мидянин. Глобальное Телевидение.

Юрий Нестеренко. Уплотнение.

Олег Овчинников. Ротапринт.

Вадим Панов. Круг любителей покушать.

Геннадий Прашкевич. Подкидыш ада.

Евгений Прошкин. Пересадка.

Вадим Проскурин. Люди, черви и боги.

Борис Руденко. Лиман.

Александра Сашнева. Ложись!

Александр Сивинских. У всякой зверушки.

Сергей Туманов. Тупой.

Даже программисты не станут отрицать, что они народ необычный. Недаром о них сложено столько анекдотов – Василий Иванович с Вовочкой позавидуют. Вот и родилась идея собрать под одним переплетом произведения авторов-программистов.

В сборник вошли рассказы пятнадцати авторов из США, Израиля, России, Украины и Эстонии. Всю информацию об авторах можно найти на сайте издательства «Млечный Путь»: http://milkyway2.com.

Архипелаг Фэнтези, уважаемый путешественник, — это волшебная неизведанная земля, полная тайн, чудес и невероятных диковин. Здесь магический дар запросто может стать проклятием, а рыцарь — драконом или ветром. Здесь еще слышны отголоски древних великих схваток и магических битв, здесь сражаются с пиратами гномы в боевых доспехах подгорного племени, темные воины пытаются освободить из колдовской башни заточенное в ней злобное божество, а простой камень переворачивает судьбы королевств. В Блезуа нынче состоялся великий турнир чародеев, в Нидерланде, по слухам, объявился знаменитый герой Конан, а во владениях господина барона Кирфельда, сказывают, видели внушающих ужас странствующих братьев-мытарей, не к ночи будь помянуты. Чтобы не упустить самого интересного, что происходит на нашем архипелаге, о путешественник, прочти эту книгу, которую написали для тебя отечественные фантасты; в ней собраны новые рассказы и повести, раскрывающие жгучие тайны магических миров и земель.

— Мосье, к вам мосье де Монтре.

Жак Дюбуа брезгливо поморщился.

— Скажите, что я не могу его принять.

Однако посетитель, решительно отодвинув слугу, уже входил в кабинет. Тонкие черты породистого лица, безупречный костюм, еле уловимый запах дорогого лосьона — все в вошедшем говорило о принадлежности к старинному дворянскому роду, не имеющему ничего общего с наскоро купленными баронствами нуворишей; такие манеры формируются столетиями. Даже и теперь де Монтре держался с достоинством, мало вязавшимся с целью его визита.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

От часового несло за версту. Густой сладковатый смрад разложения, к которому, казалось, уже давно привык, норовил пробраться в желудок и вытолкнуть из него всё, что там было. Вчера этому грузину с жуткой непроизносимой фамилией оторвало ядром ногу чуть ниже колена, так что теперь он годился только в караульные. Сидел у брошенного на рыхлый снег автомата и смотрел одним глазом в одну точку. Другого глаза не было. Поперёк груди на серой шинели диагональю лёг неумелый стежок подслеповатого портного — четыре входных отверстия от крупнокалиберного пулемёта. Кожа на лице напоминала слой парафина, покрытого грязью — трупные пятна.

В Разгуляеве есть промежуток, зазор во времени между пятью дня и шестью вечера, когда несколько минут городок, кажется, плывёт куда-то в зыбкой сиреневой мгле, тревожной, иллюзорной, волнующей — к смерти, в другой мир, Бог знает.

Перфилов надеялся, что однажды так и случится, и его жизнь волшебным образом переменится, но минуты проходили, мгла таяла, и сиреневые тени от домов и деревьев становились привычными тёмно-серыми.

Возможно, такое желание вызывал в нём кризис среднего возраста. Перфилову было тридцать девять — возраст задумчивый, с тягой к переоценке собственных достижений. Из достижений же были лишь развод после двенадцати лет семейной жизни, однокомнатная квартирка, полученная по разделу имущества, и те же двенадцать лет преподавания истории в городской школе номер три.

"Президент нажал самую большую кнопку на пульте.

На экране появилось сообщение:

ДЕЗАКТИВИРУЙТЕ ЯДЕРНЫЙ ЧЕМОДАНЧИК… ВЫБЕРИТЕ ВАРИАНТЫ:

1. Криптоколонизация. Сдача противнику всех горнорудных месторождений, пахотных земель, энергетических и водных ресурсов.

2. Полная колонизация. У россиян не останется никаких прав на владение собственностью. Крепостное состояние для всех, за исключением горстки иноземной элиты с аристократическими титулами.

3. Полное уничтожение русского народа и замена населения метисами и инородцами…"

Свет в полукруглом кабинете погас. На негодующие возгласы приглашенных председательствующий сурово шикнул:

— Прошу простить за временное неудобство, но совещание пройдет в полной темноте. К нам приглашены высокопоставленные особы, которые не хотели бы засвечиваться.

— А нельзя хотя бы ночник или аварийное освещение, что ли? — раздался истерический женский визг. — С детства темноты боюсь.

— Господа офицеры и генералы! Попрошу соблюдать военную дисциплину. Мы не в раде и не в думе, чтобы устраивать цирковое представление ради телекартинки. Первым с отчетом выступит командир третьей группы. Общее внимание на экран!

Во мне поселился альтерэгоист. Только не надо сразу крутить пальцем у виска. Нет, у меня нет раздвоения личности. У меня не глист–солитер внутри вывелся, а «второе Я» в глубине души проклюнулось. Только оно оказалось сильней моего первого Я, оттеснило самосознание личности и выступило на передний план. Теперь я как бы сам не свой.

В глубине души я очень хороший, ну просто такой душка, что сам себе нравлюсь, особенно по утрам, проснувшись в хорошем настроении. Честный, отважный, бескомпромиссный, внимательный, нежный и заботливый. А вот к обеду я уже не тот. Мое подленькое, гаденькое и мерзонькое альтерэго, второе Я, выпячивается наружу, тогда уж все хорошее во мне накрепко запечатано.

На автобусной остановке зябли двое. Единственный на всю округу исправный фонарь призрачным люминесцентным светом еле выхватывал узкий пятачок асфальта у остановки среди буйства некошеной травы, а его столб так уж просто исчезал в непроглядной тьме.

Упитанный здоровяк с багровым лицом стоял у самой кромки заасфальтированного пятачка, навалясь животом на короткий турникет. От скуки он лениво гонял какую–то игрушку на мобильном телефоне. С каждым писком компьютерного сигнала его лицо озарялось каким–то потусторонним светом и превращалось в бледную маску призрака, промелькнувшего в двадцать пятом кадре. Под козырьком на лавочке сидела девушка, тень прятала ее лицо.

Единственный кардиолог в районной больнице присел на кушетку у себя в кабинете, держась за сердце, и не выпил, а выплеснул себе в глотку мензурку валерианки, которую поднесла дрожащими руками медсестра. Главу администрации Тюленегорского района ему удалось вырвать из цепких лап инсульта буквально на самом пике гипертонического криза.

Неотложку этому несчастному председателю райисполкома вызвали сразу после грозного, даже разносного звонка из краевой администрации. Звонок был столь высокой государственной важности, что у руководителя райцентра был полный перспективный повод получить инсульт с инфарктом в одном пакете. Мало того, что чиновники из Края обвинили председателя райисполкома чуть ли не в пособничестве в раздувании мирового скандала с целью дискредитации и даже диффамации имиджа Российской Федерации в ООН, так ещё в вверенном ему районе на хозяйстве не оказалось опытных специалистов–дорожников и готовой дорогоочистительной техники.

[Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного! Хвала Аллаху, Господу миров, молитва и приветствие нашему господину Мухаммаду (да благословит его Аллах и приветствует), который был послан как милость для миров, и стал последним из пророков и посланников Аллаха, его роду и сподвижникам и тем, кто следовал за ним с благодеяниями.]

По техническим причинам и этическим соображениям наша газета не выходила в дни празднования христианской Пасхи, когда сошлись в одно время католическая и православная, а также иудейские «кущи». Не хотелось затрагивать чувств верующих из числа религиозных меньшинств Москвабадского халифата. Приносим извинения читателям, которых мы оставили без последних новостей и аналитических статей. Теперь наш журналист Абдалла аль-Насри ар-Руси навёрстывает упущенное с тончайшими подробностями.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Hестеренко

Чисто золотая рыбка

Жил старик со своей старухой, Старик околачивал рынки, Старуха гнала самогонку. Раз пришел старик на Птичий рынок И застал там одну лишь рыбку, Hе простую - с цепью золотою. Говорит она по-человечьи: "Ты, козел, на кого наехал?!" Офигел старик, застремался И свалил подальше от разборки. А старуха узнала - взбеленилась: "Ты по жизни лошара позорный! Воротись, забей рыбке стрелку, Расскажи, что у нас солнцевские крыша, Требуй мерседес шестисотый." Hе хотела рыбка лишней крови, Отдала ключи и документы. Hо старухе этого мало: "Лох ты был, да лохом и сдохнешь! Воротись, забей рыбке стрелку, Требуй с нее дом на Канарах." Hе хотела рыбка лишней крови, Отдала ключи и документы. Hо, однако, предупредила: "Ты, старик, борзей, но не сильно!" Hо старуха пальцы топырит: "Что мне эта хата да тачка? Быть хочу крутым авторитетом, Чтобы все подо мной ходили!" Третий раз пошел старик на стрелку, Видит - рыбка вся уже на нервах: "Тебе чо тут, кабак, в натуре, Чтобы ты здесь заказы делал?!" Отвечает ей старик конкретно: "Да заказ у меня последний Заказать хочу мою старуху!" Тут и сказочке нашей амба, А мораль, пацаны, простая: Ты борзей, да знай только меру. Тот, кто слушал - крутой по жизни, А кто не слушал - тот лох в натуре!

Юpий Hестеpенко

Дай бог памяти...

Молитва советского пpогpаммиста

Главная пpогpамма - функции malloc:

Пpошу обеспечить выделение 257 килобайт Conventional Memory. Функция malloc - опеpационной системе:

Пpошу выделить 257 килобайт Conventional Memory в связи с пpоизводственной необходимостью. Опеpационная система - главной пpогpамме:

Выделить 257 килобайт Conventional Memory не пpедставляется возможным в связи с отсутствием таковых. Есть 3 мега Extended. Беpете? Главная пpогpамма - обpаботчику исключений:

Юрий Нестеренко

ДЕКЛАРАЦИЯ

1. Мы, будучи разумными существами, признаем разум высшей ценностью личности и науку - высшей ценностью цивилизации. Мы исходим из того, что только наука реально способна реализовать важнейшие задачи человечества, такие как многократное (в идеале - бесконечное) продление жизни, ликвидация болезней, в том числе психических, повышение интеллекта, решение проблемы материальных ресурсов и т.п. Таким образом, целью науки является не только абстрактное знание, но и конкретное благо цивилизации.

Юpий Нестеpенко

Десять байт, котоpые потpясли миp

Хpоника событий

В октябpе 2017 года в условиях хаоса и безвластия, захлестнувших стpану, pуководство ВКП(П) - Всеpоссийской Компьютеpной Паpтии (Пpогpаммистов) - пpиняло pешение о захвате власти. Пеpевоpот был осуществлен быстpо и почти без кpовопpолития. Заpанее pазосланные виpусы блокиpовали pаботу Генштаба, почт, банков и телегpафов, а отpяды pеволюционных плэйеpов, натpениpованных на тайных базах на игpе в 5-й DOOM, заняли пpавительственные здания. Пеpвые декpеты новой власти пpовозглашали: "Каждый пpогpаммист имеет пpаво на бесплатный компьютеp, бесплатное пиво и бесплатный сон" и "All Software Must Be Free". Пpедседатель Высшего Хакеpского Совета выступил с обpащением к населению, в котоpом пpозвучала истоpическая фpаза: "Тепеpь больше не надо бояться человека с винчестеpом!"