Алмазный всплеск

Когда она вбежала в комнату, я даже не успел вскочить с кровати. Лежал прямо в сапогах, подложив руки под голову, – отдыхал после плотного обеда. Поначалу и не сообразил, кто это, так быстро все произошло.

Она распахнула дверь, споткнулась о коврик, упала, вскочила…

Маленькая и рыжая, в цветастом платье. Именно волосы в первое мгновение сбили меня с толку, никогда раньше не видел рыжих эльфиек, обычно они смуглые, чернявые.

Бросив на меня быстрый взгляд, рыжая захлопнула дверь и вдруг плюхнулась на четвереньки. Я уже сидел, опустив ноги на пол. Между подушкой и стеной у меня лежал самострел – не из опасения, что кто-то ворвется, а просто я перед этим как раз его рассматривал. Хлопая глазами, я схватил оружие.

Рекомендуем почитать

Волшебный мир Аквадора...

Некогда великая, а ныне умирающая Империя...

Гильдии магов, которые управляют ею...

Могущественные колдуны, гномы-механики, пришедшие из диких лесов шаманы, жестокие наемники и горные ведьмы. Прекрасная дева, как муха в паутине, запутавшаяся в хитросплетении интриг, что плетут друг против друга верховные маги. Ужасный лабиринт в недрах Горы Мира и воин-лесоруб, способный своим топором уничтожить целый отряд. Бессмертный палач и древнее заклинание, которое может перевернуть судьбу мира. Насилие и кровь, предательства и убийства, осада подземного города ордой варваров и поединки рыцарей на узких темных улицах...

Это не просто междоусобная война.

Это — война Магических Цехов!

Брюнет, тридцать пять лет, жене тридцать, ребенку шесть. Совладелец ювелирной фирмы, сам бывший ювелир, хорошо зарабатывает: дорогая иномарка и четырехкомнатная квартира в центре. Недавно начал лысеть и толстеть, а раньше нравился женщинам.

Всё давно предопределено. Восемь часов, подъем (с утра всегда раздраженный, но после первой чашки кофе и первой сигареты успокаивается), жена еще спит – она не работает. Воспитывает ребенка. Завтрак, костюм, черный галстук, черный портфель из дорогой кожи, и в машине на работу, там – кабинет и секретарь-референт.

Человек упал из облаков. Зацепив такелаж, прокатился по наклонной крыше штурманской рубки и свалился на палубу. Он сильно ударился головой. Некоторое время лежал неподвижно, наконец пришел в себя, попытался встать – и не смог.

Сквозь разрыв в облаках на палубу легли косые солнечные лучи. Человек содрогнулся, упираясь в доски ладонями, кое-как выпрямился и замер на широко расставленных ногах. Посмотрел влево, вправо. Лицо его исказилось от ужаса и непонимания.

Здесь что-то было не так, но Хорек Твюдж не мог понять, что именно. Он успел обегать все восемь лестничных пролетов центральной замковой башни, побывал на кухне, в погребах, на чердаке, в покоях гостей и комнатушках слуг. Его помощники торчали вокруг замка в самых неожиданных местах и зевали со скуки.

Замок назывался Рэллок и стоял чуть ли не посреди Червовых Рощ. То есть Рощами они только именовались – это был тот случай, когда карта не отвечала местности, меню не соответствовало еде, а имя не называло предмета. Потому что на самом деле это были самые что ни на есть отъявленные заповедные леса, со всеми положенными признаками заповедности: глухие логи, секретные тропинки, лесные болота, мрачные чащи, чащобы и даже, как утверждали лесники, залетные бармаглоты. В результате объявленной Императором войны нечистые повывелись и здесь, но смутные слухи о какой-то тайной норе из подземной страны, через которую эмиссары нечистых просачиваются в страну надземную, не исчезали.

Другие книги автора Илья Новак

Петля времени может раз за разом отправлять тебя в прошлое, делая свидетелем собственной смерти. Поток космических лучей может приводить к сбоям в работе мозгового софта, порождая у людей будущего невероятные для их предков психические нарушения. Квантовый суп способен реструктурировать, поглощать целые области реальности, если отсутствует наблюдатель, воспринимающий их…

Киберпанк, мистика, сюрреализм, антиутопия – в сборнике самых продвинутых вещей Ильи Новака.

Да пребудет с вами Ризома!

Эта работа кладовщика не предполагала ночных бдений. Но на службе все знали, что я не пью и застолья считаю глупым времяпрепровождением. И живу один. А охраннику Пете припекло отпраздновать Новый год дома, вот он мне и позвонил.

Я сел в метро и доехал до станции «Вокзальная». Тут сходились поезда дальнего следования и пригородные электрички. Было уже темновато, я пошел, сунув руки в карманы пальто, оно у меня длинное и темно-синее, куплено в секонд-хенде, а выглядит дорого. Солидно. Черный шарф и вязаная шапочка с помпоном довершали картину.

Империй, как и миров, много, и у каждой – свои герои.

Вот молодой слуга, который однажды ночью вошел в башню посреди руин древнего замка – и обратно уже не вышел (оно и понятно, ведь башня-то называлась Безвыходной). А вот смелый рыцарь, вооружившись отличным мечом и могущественным магическим амулетом, облачившись в доспехи и сев на коня, едет убивать дракона… как же разочарован он будет, когда узнает, кто на самом деле поджидает его в драконьей пещере! Ну а теперь перед нами величайший грешник мира, преступник, за свою жизнь убивший такое количество людей, что ими можно было бы заселить большой континент; гном-отшельник, попавший в самый центр смертельного противостояния могущественных колдуний; человек, который, пройдя по солнечному лучу, сумел проникнуть в прекрасный новый мир, о котором мечтал всю жизнь – и теперь не знает, как выбраться из него…

Что же, героев много – и не все еще империи уничтожены.

Содержание сборника:

Фэнтези

Книга дракона

Алмазный всплеск

Детектив

Неестественность

Герои уничтоженных империй

Ради всех грехов мира

Кривые крылья

Городская фэнтези

Из глубин

Почти полная тьма. Пришел шаман

Каббала!

Ритм

Статьи

Как мы писали "героев уничтоженных империй"

Отгремела война с ордой хана Горака. Стаи орков отступили в продуваемую всеми ветрами Гравийскую пустошь, друиды вернулись в Кричбор, и народ детей деревьев зажил прежней жизнью... но спокойствие продлилось недолго.

Что происходит на старых лесных кладбищах посреди Свельтера и Леса-Шептуна, почему оттуда доносятся скрип камней и шелест земли, осыпающейся в разрытые могилы? Темная сила встает из пещер под Горой мира, странные тени бродят ночами по руинам Скребунов, мертвоживые чудовища пришли с Гроанского хребта, ну а корабельщики Стир-Пайка просто исчезли, будто бы их и не было...

В недобрый час появился Эльхант в срединных землях: здесь наступили тяжелые времена. Чтобы выяснить, кто же на самом деле этот Мертвец, повелевающий легионами завоевателей, молодому эльфу из племени Кедров предстоит спуститься в древние катакомбы и подняться в наднебесье, посетить иные миры, подружиться со жрецами Солнечного Камня и узнать, где похоронен древний маг...

Теплая, Холодная, Механическая и Мертвая магия сошлись в последней битве.

Их четверо — верховных магов, управляющих Магическими Цехами. Один отправился в далекие земли, чтобы спрятать великую Корону Мира, а второй преследует его, чтобы завладеть Короной и возродить империю. Третий пытается пробиться в недра горы, где находится таинственное заклинание, способное изменить судьбу Аквадора, но четвертый хочет помешать ему... ведь каждый жаждет власти и не желает делиться ею ни с кем.

Однако, кроме хозяев колдовских гильдий, есть и другие люди, быть может, не столь могущественные, но также стремящиеся к своей цели. Бывший лесоруб, ныне — истребитель чудовищ, бывший слуга мага, ныне — вор и убийца... Гном, спасающий свой народ от полного уничтожения, капитан страшного корабля-призрака, воин из северного клана, пес-демон, дочь аркмастера гильдии оружейников, пытающаяся спасти себя и своего умирающего отца... И все они — Герои Уничтоженной Империи.

Без сомнения, доктор Хаоким был талантливым экспериментатором и лучшим из ныне практикующих врачей-гипнотизеров, но профессора Барнаби слегка раздражала его манера произносить восторженные монологи. Да еще дама на стуле сидела с застывшим взглядом и не шевелилась.

– Ведь уже поздно. Скажите, для чего вы меня позвали? – спросил Барнаби, и в ответ Хаоким, покачивая перед лицом дамы хрустальным колокольчиком на длинной серебряной цепочке, завел свою шарманку.

Если бы Айке Колбор знал, что этим вечером у него снесет крышу, то наверняка вел бы себя иначе. Возможно, не стал пить вечерний чай, прогулялся бы лучше по руинам вдоль Разлома на сон грядущий… Возможно. Но день прошел как обычно, ничто не предвещало беды: гном покопался в огороде, починил ворот колодца, затем, вооружившись иглой и суровой нитью, сел позади дома латать прореху на рукаве старого кафтана.

Домик Айке стоял у Разлома. По одну сторону, за огородом, тянулись руины давно разоренного маленького королевства Риаполья и пустошь, а дальше начинался Кошачий лес. По другую, на дне огромного провала, тускло поблескивали в лучах осеннего солнца крыши и арки Мертвого Тертикса. Строго говоря, до Тертикса, где правила королева Питона, было не так уж и далеко. Но владение мертвых находилось на дне Разлома, а домик гнома – наверху, и Айке Колбор не представлял себе, как можно преодолеть это расстояние. Хотя, конечно, существуют ведь ковчеги… но не здесь. Не на окраине развалившейся из-за магических войн Империи, не в захолустье леса Аруа.

Мир небес.

Здесь путешествуют по облакам, а не по воде, здесь рыбаки ловят небесных китов, воздушных кальмаров и парусных рыб.

Когда-то у ныряльщика за жемчугом Ганы было единственное сокровище – лодка. Но ее похитили, и с погони за вором начинаются события, которые сделают Гану самым опасным пиратом от Южного Завихрения до озера Стоячих Облаков. За ним будет охотиться королевский военный флот и купеческие воители, туземный монарх и безжалостные дикари.

Множество мужчин станут желать смерти пирата, а прекрасные женщины будут любить его. Летающие чудовища и безумные обитатели мирового Дна – не самое страшное, с чем предстоит столкнуться бывшему ныряльщику за жемчугом.

Разгадка великой тайны облачного мира – вот что ждет его впереди.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Повозка скрипела, ворчала, словно дряхлая старуха что-то бормотала себе под нос.

Ее движения были замедленны и тяжелы. Казалось, что она готова в любой момент развалиться на части. Впрочем, чему тут удивляться? Она действительно была стара.

Провести столько лет в пути!

Она уже давно заслужила себе право упокоиться вечным сном где-нибудь среди снежных песков. Но ее по-прежнему заставляли продолжать этот путь. Почему?

Неужели те, в чьей власти было решить ее судьбу, не знали, не понимали: ничто не может служить вечно. Вот ведь даже рогачи, тянувшие повозку вперед, сменили за это время не одно поколение. А сколько сменилось людей, которым она служила домом, или, вернее – временным пристанищем, поскольку никто не задерживался в ней надолго? Может быть, поэтому люди оставались в ее памяти неизменно юными, уподобляясь в этом вечно молодой богине снегов, госпоже Айи.

– Мы во власти твоей, о великий вождь. Наше достояние, наши жизни – все твое. Повелевай. Мы были слугами страны, теперь, когда страна твоя – мы твои слуги.

Но остерегайся богов; им все равно, кто правит в земном царстве, но лишь пока соблюдаются обычаи, лишь пока люди следуют путями солнца. Если ты преступишь черту – мы, предстоятели небожителей, падем первыми, но потом кара небесная ждет тебя, поднебесного владыку.

Вожак орды северных варваров, покоритель древних царств и будущий основатель новой державы – грузный, мощный, с седыми висками и по-детски безмятежной улыбкой, – собственноручно наполнил чашу собеседника и кивнул, мол, продолжай.

«…И было слово мое дождем, и поднимались собратья мои, как пшеничные колосья под весенними каплями. И было слово мое громом, и склонялись подданные мои, как пшеничные колосья на ветру. И было слово мое молнией, и падали враги мои, как пшеничные колосья пред серпом жнеца…»

Писец-дабир умолкает, повинуясь резкому жесту владыки.

Табличка из обожженной глины сообщает то, что некогда сказал о предке лугаля-царя его предок, слово в слово повторяя то, что в свой час говорил предок его предка о предке царского предка. Раз сказано и записано верно, к чему что-то менять?

– … Он с рождения посвятил дочь подземным богам, чтобы они сделали ее неуязвимой в бою. А потому, как мать ее умерла родами, Гарпалик велел вскармливать ее вместо молока кровью диких кобылиц…

Они сидели на самом краю скалистого обрыва, головокружительно нависшего над горной дорогой. Но они не знали головокружения, эти люди в козьих и свиных шкурах, тощие, жилистые и косматые. Их томило ожидание, а не высота. И они пытались развлечь себя уже набившими оскомину историями.

Нас уверяют, что лучшая из женщин – та, о которой меньше всего говорят. В таком случае, она была женщиной идеальной, потому что о ней не говорили вообще. О ней неизвестно ничего, кроме имени и фамилии. С другой стороны, существование ее никем из современников не подвергается сомнению. И этого достаточно, чтобы восстановить некоторые детали ее образа.

Она не была красавицей, не была также и уродлива. И то, и другое – крайности, и запомнились бы очевидцам. Она происходила из состоятельной семьи – это мы знаем благодаря фамилии, поэтому ее обучили читать и писать на родном языке, а также начаткам счета и латыни. Ее рано выдали замуж. Она исправно рожала детей и прожила, по тогдашним меркам, долго – следовательно, здоровье у нее было крепкое. Она была необщительна, из дому выходила разве что в церковь, пренебрегая визитами и праздниками, посвящая жизнь детям и хозяйству.

Она была блондинкой, и этим все сказано.

— Почему бы тебе не найти работу? — спрашивали они. — Кажется, эта Л. достойная девушка из приличной семьи.

Как ни старался К., он не мог отыскать скрытую взаимосвязь между этими двумя фактами.
Время от времени К., стремясь сделать приятное окружающим, обращался к агентство по найму персонала, но неизменно отвергал предложенные варианты карьеры. Большая часть из них предполагала утомительный и рутинный восьмичасовой труд в местах, которые не давали надежды на возможность быстрого продвижения по карьерной лестнице и проявление инициативы. Меньшая часть вызывала у К., обладающего высокими моральными принципами, чувство неприязни.

Сбывается древнее пророчество — в мир, утомленный войной, приходит кочевница. Что делать ей — девушке техногенного мира, попавшей в мир магии, попавшей на войну?

Вроде бы все должн обыть хорошо. Но это жизнь, а не сказка. На войне умирают даже любимые.

Есть закон, по которому кочевник, связав себя узами любви с одним из магов, свежей кровью дарует его роду всесилие и неистребимость. Любовь, ожидающая тебя в этом мире, спасёт или уничтожит его. Ты сделаешь выбор, который будет единственно верным. Я знаю это. Если вам ещё интересно, какой выбот сделает Кочевница, то — вперёд!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Арлан дер Фай вытянул перед собой руку с распрямленным указательным пальцем. Рука была напряжена, но не дрожала. На пальце, чуть покачиваясь, лежал меч.

– Хороший баланс.

Дер Фай взмахнул рукой, оружие описало дугу в воздухе, и рыцарь поймал его – рукоять удобно легла в широкую ладонь.

– Пять золотых, – сказал оружейник. – Вы сами видите, славный дер, он стоит того. А что вы им собираетесь…

– Собираюсь убить дракона, – отрезал дер Фай. – По пути к вам я попал в засаду. В лесу. Разбойники Робина, слышали о них? Я отбился, но конь мой погиб, оружие потеряно, нагрудник пришел в негодность.

Книга воспоминаний Н. В. Новикова охватывает предвоенные, военные и первые послевоенные годы (1938–1947), когда он сначала работал в центральном аппарате Народного комиссариата иностранных дел СССР, а затем в Каире и Вашингтоне (Чрезвычайный и Полномочный Посланник в Египте и одновременно Чрезвычайный и Полномочный Посол при правительствах Греции и Югославии, Временный Поверенный в делах, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в США).

Имя выдающегося югославского юмориста и комедиографа Бранислава Нушича (1864 — 1938) хорошо известно советским читателям. Его повесть «Автобиография», юмористические рассказы, фельетоны и памфлеты неоднократно выходили на русском языке. Комедии Б. Нушича «Госпожа министерша» и «Д-р» вошли в репертуар советских театров.

Новое издание познакомит читателя с острым социальным романом «Дитя общины», а также с целым рядом впервые переведенных на русский язык рассказов и фельетонов.

Жила-была маленькая девочка, которая, едва научившись ходить, уже начала танцевать. Вы даже не поверите, как красиво она танцевала!

Она поднималась на носочки и начинала кружиться на своих крохотных-прекрохотных ножках, словно цветочек, обдуваемый ветром. Она поднимала крохотные ручки как можно выше и откидывала головку назад, словно желая взлететь. Она порхала по комнате до тех пор, пока у неё хватало сил, и падала назвничь у ног своей матушки.