Алешин год

«Алешин год» — эта вещь стоит в творческом наследии Юрия Третьякова особняком, поэтому скажу о ней несколько слов. Если все остальные книги Третьякова написаны, как раньше сообщалось «для среднего школьного возраста», то «Алешин год» — книга для самых маленьких, что, на мой взгляд, делает ее особо ценной. Проза для 3-5-леток это жуткий дефицит, ее почти нет, потому как написать что-нибудь для этого возраста крайне сложно. Третьякову, на мой взгляд, это удалось блестяще — по крайней мере, своим трехлеткам я ее читаю уже по третьему разу. Подряд.

andrey1979

Отрывок из произведения:

Алёше пять лет.

Он живет с бабушкой, котёнком Зубастиком и курами в деревне Ушинке.

Алёшины папа и мама уехали далеко, где очень холодно и маленькие детишки болеют.

А тут Алеша за всю жизнь болел только два раза: раз — коклюшем, и раз — объелся спелых вишен.

Через два года папа с мамой приедут и привезут Алёше живого медвежонка.

Алеша велел бабушке написать письмо, чтобы привозили белого. Но если белого не будет, можно и простого.

Другие книги автора Юрий Фёдорович Третьяков

Постороннему человеку казалось, что в дачном поселке Дубово нет ничего особенного: стоят маленькие дачки в соснах, а посредине — большой луг.

На самом же деле в Дубово обитали два разных племени: половина поселка была построена заводом «Метиз», и мальчишки, жившие там, звались «метизы», другая половина принадлежала чулочной фабрике и там жили «чулки» или «лягуши», так как на их территории был пруд, маленький, без рыбы, но лягуши им очень гордились и не пускали купаться метизов.

Гусиновка — это что такое?

Деревня? Но прямо к ней примыкают бесконечные серые корпуса микрорайона с торчащими кранами, а чуть подальше заводские трубы дымят день и ночь.

Город? Но по широким, сплошь в зеленой мураве улицам каждый день утром и вечером прогоняют стадо, и серый лобастый бык Борис ревет, будто где под землей гром грохочет. На дороге в пыли жарятся на солнце куры, и малыши могут спокойно копаться там сами по себе, не опасаясь, что их задавит машина.

Бабушка очень обрадовалась, когда Сережка приехал к ней на все лето. Она пошла в магазин и купила две книги. Одну тоненькую — для Сережки: «Гигиена школьника», другую для себя — очень толстую: «Воспитание ребенка в семье». Про гигиену Сережка читать не стал, а свою книжку бабушка читала каждый день, потому что там описывалось, какие черты у ребенка хорошие, а какие плохие. По этой книжке выходило, что хороших черт у Сережки мало, а плохие есть почти все. А если чего не было в книге, бабушка ходила советоваться к своей подруге Анне Марковне, а уж та все знала и все могла объяснить, потому что ее внук был первый на улице хулиган, с ним постоянно случались всякие истории, пока он не полез на крышу за другим мальчишкой, своим врагом, и не очутился где-то в санатории, в гипсе. Между страницами бабушкиной книги были заложены всякие вырезки и листочки из календаря — тоже насчет разумного отдыха, умывания, физзарядки, чистоты. Сережка понемногу их вытаскивал и уничтожал, а из календаря заранее вырвал все листки, где были напечатаны «Советы родителям».

Мишаня сидел у себя во дворе и толстому Глебу грузило на леске перевязывал, собираясь идти на рыбалку, пока речка Совсем от жары не пересохла.

Тут же стоял верзила Гусь и помогал разными советами, а маленький Колюнька просто так смотрел — приучался.

В это время вернулся с работы Мишанин отец — веселый — и спросил:

— Ну, могикане, чего планируете?..

— Пескарей пойдем таскать! — ответил Мишаня. Отец помолчал, загадочно усмехаясь, потом сказал:

У Шурки Суркова в жизни было два несчастья: маловатый рост и неумение свистеть.

Насчет роста кое-какая надежда еще имелась: ведь многие сперва всё не растут да не растут, а потом вдруг возьмут и вырастут, некоторые даже чересчур!

А вот со свистом дело совсем негодно обстояло: язык, что ли, сильно толстый или зубы неправильно расположены, но как Шурка ни трудился, ничего не получалось: вместо свиста выходил какой-то противный шип… И потому было обидно: даже совсем маленькие ребятишки, по прозванию Зубан и Голован, сунув в рот четыре пальца, заливались соловьями, а их сосед Перфишка свистел в любые пальцы и даже в колечко, сложенное из большого и мизинца. Да уж, видно, такой у людей бывает талант с самого детства!

Рассказы детского писателя Юрия Федоровича Третьякова, вошедшие в эту книгу, объединены одними героями. Андрейка, Алеха, Моська и другие мальчишки, живущие в маленьком селе Шапкино, — фантазеры и изобретатели, люди беспокойные, неравнодушные, всегда готовые постоять за справедливость. Много интересных, смешных и грустных историй случается с ними. Дружба, доброта, готовность прийти на помощь друг другу выручают товарищей.

По радио сказали, что днем температура будет на сорок градусов выше нуля. В этом году такой день первый.

На небе — ни облачка, в воздухе — ни ветерка.

Даже на реке пусто: мало кто захочет идти по такой жаре — лучше под крышей сидеть; а то хотя и искупаешься, но без толку: пока будешь идти обратно, опять жарко, хоть возвращайся.

Белый песок на берегу раскален донельзя: пробежаться босыми пятками — все равно что по горячей сковороде.

Маленький поселок Зеленоград населяют веселые и воинственные мальчишечьи племена. Они любят приключения, тайны, ведут войны, ссорятся и мирятся. С мальчишками случаются всякие забавные, а порой и печальные приключения, в которых проверяется мужество, верность долгу и крепкое чувство товарищества. Плохо среди них приходится эгоистам, собственникам и трусам.

Обо всем этом вы узнаете, ребята, прочитав рассказы Ю. Третьякова.

Популярные книги в жанре Детская проза

Рассказы о маленьком мальчике Душане, который живет в Братиславе — столице Словакии.

Повести и рассказы Александра Папченко будут интересны ребятам среднего школьного возраста. Ведь герои рассказанных автором забавных и грустных историй — ровесники этих ребят, их современники — люди находчивые и неунывающие.

Повесть о детских годах героя гражданской войны, талантливого командира Красной Армии Василия Ивановича Чапаева.

Зайдя в квартиру, Макс бросил рюкзак прямо в прихожей и пошел в ванну, выдираясь из пропахшей потом одежды и отбрасывая ее как ненужную шелуху. Он долго блаженствовал в воде, смывая почти недельную пыль, потом, не вытираясь, обернулся полотенцем, прошлепал в кухню, налил себя большой стакан любимого грепфрутового сока и добрел до автоответчика. Сообщений было море.

Звонили практически все члены бесконечной восьмерки. В наличии было и корректное послание от Светки Беловой, и шутовское от Рыжова, и трогательное от Даши-мышки, и романтичное от Ирочки Боковой... Все хотели встретиться.

Вера злилась. У нее ничего не ладилось. Когда неугомонная Светка Белова предложила устроить на Новый Год карнавал и поставить мини-спектакль по эпохе Петра I, художница Вера загорелась этой идеей. А теперь, когда уже было начало декабря, у девочки просто опустились руки. Она была недовольна всем на свете, а особенно, своими эскизами для декораций. И вся эта Верина душевная кутерьма началась с обычного мальчишки. Правда, обычным в полном смысле этого слова Кирилла Ханеева назвать не мог никто.

– Папа, ну чем плоха моя школа? – в который раз заныла Даша, пытаясь переубедить отца в его решении.

– Дарья, ты взрослый человек, не заставляй меня в сотый раз повторять одно и то же.

Обращение «Дарья» означало только одно: папа сердит. Это девочка усвоила очень давно. Ее отец никогда не повышал голоса. Когда он сердился, то в его тоне появлялись официальные нотки, и обращался он к дочери, называя ее полным именем, без всяких умильных сокращений. А вот когда папа говорил «Дашута», это означало, что дочка может вить из него веревки и получить все, что хочется.

Попытка написать детскую прозу. Здесь есть лето, первая любовь, приключения и мальчишеская крепкая дружба. Нет мата, насилия, убийств, вампиров, гоблинов и орков. Кого-то, наверное, это расстроит.

Стелла не может поверить в удачу. Сэб, в которого она влюблена уже целый год, сказал ей, что она очень красивая. Произошло это на прощальной вечеринке, а на следующий день ее семья переехала из Лондона в сонный курортный городок, где самой большой сенсацией является ненормальная чайка.

Как робкой и застенчивой Стелле приспособиться к этому чудному городку, особенно без своей лучшей подруги Фрэнки?

Неожиданно вместе с легким ароматом персиков и сливок в жизни Стеллы появляется таинственное пушистое существо, и все вокруг сразу же становится ужасно интересным...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

…Старинное университетское здание превращается в театр убийств, в котором ВСЕ люди — только куклы, направляемые таинственным кукловодом.

Смерть следует за смертью — и каждая из них как-то связана с поисками исчезнувшего литературного наследия эксцентричного гения…

«Альфа Эридана» — так называется предлагаемый вниманию читателей сборник современных советских научно-фантастических рассказов.

Почти все авторы рассказов — молодые учёные, инженеры, изобретатели. В литературу они пришли недавно, и поэтому с полным правом этот сборник можно считать сборником рассказов младшего поколения советских фантастов.

Чтобы спасти любимую женщину, майору Боброву, начальнику охраны секретной лаборатории, приходится согласиться на сотрудничество с преступной организацией. Ставший «террористом поневоле», Бобров выдерживает все проверки, которые ему устраивают, и получает доступ к самым секретным делам организации. Но главари не подозревают, какая мина замедленного действия таится в их рядах…

В феврале 1991 года во время пресс-конференции Б. Н. Стругацкого в Сосновом Бору кто-то, помянув свежую «Независимую газету» со статьей «Куда ж нам плыть?», осведомился: «Возможно ли появление в ближайшее время Стругацких-публицистов?» Борис Натанович осторожно заметил, что они, дескать, «в какой-то степени уже стали публицистами», а нас вопрос заставил задуматься. Нечего и говорить, что читатели знают и любят Стругацких-фантастов и ждут от них, естественно, фантастики. Однако и более трех сотен опубликованных статей, выступлений и интервью вроде бы не вяжутся с версией о публицистах-неофитах Стругацких.