Алексиада

Книга представляет описание истории царствования византийского императора Алексея I Комнина, написанное после его смерти дочерью. Хорошо знакомая с событиями того времени, Анна Комнина сообщает ценнейшие, подчас уникальные сведения о Первом крестовом походе, о войнах Византии с норманнами, печенегами, сельджуками, о многочисленных внутренних смутах и еретических движениях.

Книга по праву считается ценнейшим историческим памятником.

Отрывок из произведения:

В начале декабря 1083 г. византийский император Алексей Комнин, отвоевав у норманнов крепость Касторию, вернулся в Константинополь. Он застал свою супругу в предродовых муках и вскоре, «ранним утром в субботу у императорской четы родилась девочка, как говорят, очень похожая на отца» (Ал., VI, 8, стр. 188 настоящей книги). «Похожая на отца девочка» была не кто иная, как впоследствии знаменитый историограф, византийская принцесса Анна Комнина.

Победа у Кастории была лишь тактическим успехом Алексея, который не мог сколько-нибудь значительно улучшить положение Византии. А дела империи в то время находились далеко не в идеальном состоянии. За пятьдесят с лишним лет, прошедшие между смертью Василия II (976—1025) и воцарением Алексея I Комнина (1081—1118), Византия из самой могущественной державы Средиземноморья превратилась в сравнительно небольшое по территории и внутренне слабое государство. Причины упадка империи надо искать, конечно, не только в слабоволии и скромных талантах большинства императоров, правивших после Василия.

Рекомендуем почитать

В увлекательной форме автор «Записок янычара» Константин Михайлович из Островицы, серб по происхождению, повествует о своих приключениях в турецком плену, о быте, жизни, обычаях турецкого населения, о борьбе славянских народов против завоевателей. Интересно даны жизнеописание автора, его рассказы о головокружительной карьере в рядах турецкой армии.

Книга — не только источник по средневековой истории, но и прекрасное литературное произведение.

Популярные книги в жанре История

Книга руководителя Федеральной архивной службы России члена-корреспондента РАН В.П.Козлова продолжает серию его исследований о подлогах письменных источников по истории России. Начало серии было положено работами автора о фальсификациях XVIII–XIX вв. В этой книге рассказано о подлогах XX в.

В специальной теоретико-методологической главе впервые дается развернутая типология подлогов и формулируются правила их выявления.

Книга была подготовлена автором при его работе в качестве преподавателя на кафедре источниковедения и вспомогательных исторических дисциплин Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Мы все хорошо знаем запечатленные в статье 145 Конституции СССР слова «Столицею Союза Советских Социалистических Республик является город Москва», которые ясно показывают значение Москвы. Москва — столица первого в мире Советского социалистического государства, раскинувшегося на одной шестой земной суши; столица страны с двухсотмиллионным населением; столица государства, насчитывающего свыше семидесяти только наиболее многочисленных национальностей, не считая многих малочисленных народностей; столица великой индустриальной державы; центр железнодорожной и воднотранспортной сети, охватывающей территорию самого большого по площади государства в мире; столица державы с самым крупным и передовым сельским хозяйством; научно-культурный центр мирового значения; опора мира во всем мире.

Московский договор 1963 г. был первым в серии договоров и соглашений, регулирующих поведение держав в сфере ядерных испытаний.

Значительная часть моей статьи была написана давно, по выходѣ въ печать статьи проф. М. А. Грушевскаго о повой схемѣ изложенія исторіи восточнаго славянства («Звичайна схема «Русскоі історіи и справа раціональнаго укладу історіи східного словянства", напечатано въ сборникѣ — Статьи по славяновладѣнія. Пет. 1904).

Тогда я не счелъ себя въ правѣ напечатать моей статьи, т. к. по условіямъ тогдашняго времени проф. Грушевскій не имѣлъ бы возможности отвѣтить мнѣ съ полной свободой и откровенностью.

В представленной читателям книге С. Аверкова поднимается вопрос о целесообразности возвращения Руси ее исторического названия «Древняя» вместо «Киевская», введенного Н. Карамзиным и Н. Погодиным в начале XIX века. Вся древняя русская история начиналась в Великом Новгороде. В книге делается попытка еще раз рассмотреть общеизвестные факты и показать, что некоторые из этих фактов преувеличены, а о других представлялись не полные, малозначимые сведения, что привело к появлению «Киевской Руси».

В книге читатель найдет описание жизни новгородцев, приведены былины о Садко и Василии Буслаеве – яркими показателями жизни жителей Древнего Великого Новгорода.

Книгу с удовольствием прочитают и молодежь, и люди старшего поколения.

О первых месяцах 1941 г. войны на Балтике опубликованы десятки книг. Авторы их и адмиралы, командовавшие флотам, его соединениями, и офицеры, командовавшие кораблями или боевыми частями кораблей Описание и анализ описываемых им событий, конечно, излагается на основе их теперешних должностей, званий и многолетнего служебного и жизненного опыта. Данная книга отличается от всех предыдущих тем, что написана бывшим краснофлотцем, который 16-ти летним мальчишкой за неделю до начала войны убежал из дома в Ленинград, где застала его война Благодаря тому, что он учился е 9 классе Военно-морской специальной средней школы в г. Москве и носил форму, мало чем отличающуюся от краснофлотской, он прибился и группе отпускников-краснофлотцев и, прибавив себе 3 года и назвавшись сигнальщиком, был направлен сигнальщиком на ледокол с эстонской командой Особенность книги – ее документальность, т. к. основа ее – дневниковые записи, которые автор вел с 5-6 класса и почти всю войну.

Другая особенность – описание не масштабных событий, в будничной жизни, работы, службы, окружающих его товарищей-краснофлотцев, старшин и некоторых командиров в различных ситуациях, в которых попадал корабль со своим экипажем все виденное совершенное или пережитое не лакируется, а излагается так, как оно случилось в то время, и приведенная оценка этих событий была дана автором 60 лет назад. Интерес представляет и то, что показана деятельность не боевого корабля, а ледокола, который сам по себе теперь является исторической ценностью и музейным экспонатом. а о его деятельности в первые месяцы войны очень мало известно. Несомненный интерес для историков, изучавших жизнь в блокадном Ленинграде представляют скрупулезные описания блокадного питания матросов этого корабля, отнесенного и тыловым частям. Автор приводит не количество граммов продуктов на человека в сутки, а какое количество пищи он получал с камбуза в натуральном виде – количество столовых ложен первого и второго блюда, их качественное описание.

События Ржевско-Вяземских боев часто интерпретируются с большими жертвами, понесенными Красной Армией в годы Великой Отечественной войны. В этом частично есть своя правда. Цель данной книги заключается в том, чтобы более подробно и объективно разобраться во всех происходящих событиях того тяжелого для страны времени.

Одной из причин трагедии в гибели советских солдат являлось слабое руководство Ставки ВГК, командования Западным фронтом во главе с генералом Г. К. Жуковым, их грубые тактические ошибки. Вместо того, чтобы укреплять Красную Армию, способствовать ее успехам, в рядах армии проводились жесткие репрессии, карательные меры, причем зачастую ни в чем неповинные офицеры и солдаты расстреливались, как правило, перед ротами или батальонами.

Но все же, как бы ни складывалась дальнейшая судьба нашей Родины, мы не должны забывать о том, что Ржевско-Вяземские бои, длившиеся 103 дня, сыграли важную роль в освобождении от гитлеровских захватчиков Московской, Тульской, многих районов Калининской и Смоленской областей. Мы должны свято чтить память об исключительной доблести, мужестве и массовом героизме наших защитников московских, сибирских, уральских, дальневосточных и других воинских частей и соединений нашего бывшего многонационального Союза Советских Социалистических Республик.

Собранные по крупицам архивные, публицистические и другие материалы показывают, что подавляющее большинство тех, кто сражался за нашу Родину, не оставили нам воспоминаний, что затрудняло составление данной книги. В основном в этом и заключается ценность книги, которая позволяет глубоко познать в каких условиях добывалась нелегкая Великая Победа.

Издание предназначено для широкого круга читателей.

Авторы данной работы ставят себе целью изложить в популярном виде историю города Гжатска с момента его основания и до настоящего времени в неразрывной связи с историей страны, сказать о достигнутых успехах тружеников сельского хозяйства района и кратко охарактеризовать те условия, благодаря которым район вышел на первое место в Смоленской области.

Работа рассчитана на широкий круг читателей и ни в какой мере не претендует на научное исследование.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Коньков Василий Фомич

Время далекое и близкое

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Аннотация издательства: Автор рассказывает об участии в боях за установление Советской власти в Москве, вспоминает суровые Годы борьбы с иностранными интервентами и белогвардейцами. В период Великой Отечественной войны В. Ф. Коньков командовал под Ленинградом Невской оперативной группой, затем был заместителем командующего 1-й гвардейской танковой армией по тылу. Он рассказывает о героизме наших воинов, о своих боевых друзьях, о встречах с известными советскими военачальниками. Книга рассчитана на массового читателя.

Др. А. Кон

Драконы: какими они были?

В последнее время в научной печати широко обсуждаются различные стороны биологии и экологии драконов [12]. Весьма интересные соображения но этому поводу были высказаны недавно Р. Меем в "Nature" [13]. Однако нам представляется, что указанная работа не исчерпывает этой проблемы, более глубокое изучение которой, как будет показано ниже, может привести к важным выводам общенаучного значения.

1. К ВОПРОСУ О СИСТЕМАТИКЕ ДРАКОHОВ

Артур Конан Дойл

Ад в небесах

(повесть, включающая так называемый дневник Джойса-Армстронга)

Перевод Ю. Жуковой

Все, кто углубленно размышлял над дневником Джойса-Армстронга, решительно отвергают утверждение, будто рассказ о необыкновенных явлениях, которые описываются там, - злостная изощренная мистификация некоего любителя мрачных и жестоких розыгрышей. Самый коварный интриган с необузданным воображением задумается, прежде чем связать леденящие кровь фантазии Джойса-Армстронга с бесспорными трагическими фактами, которые доказывают, что его фантазии - реальность. Хотя автор повествует о явлениях невероятных, даже чудовищных, наиболее образованная часть общества склоняется к мысли, что это отнюдь не вымысел и что мы должны пересмотреть свои представления после сделанных Джойсом-Армстронгом открытий. Лишь хрупкая и ненадежная преграда отделяет нас от грозных обитателей неведомого мира, которые в любую минуту могут вторгнуться к нам. Я попытаюсь изложить в своем повествовании, куда включу записки Джойса-Армстронга, в том, увы, неполном виде, как они были найдены, все известные на настоящее время сведения о том, что так волновало этого исследователя, однако я с самого начала хочу заявить читателям: быть может, кто-то усомнится в правдивости Джойса-Армстронга, но все, что касается пилота морской авиации флота Ее Величества лейтенанта Миртла и мистера Хея Коннора, не должно вызывать сомнений, их постигла та же смерть, что и автора записок.

Артур Конан Дойл

Бразильский кот

Вообразите мое положение: молодой человек с утонченными вкусами, большими надеждами и аристократическими знакомствами, но без гроша в кармане и без стоящей профессии. Дело в том, что мой отец, который был человеком добродушным и жизнерадостным, настолько уверовал в щедрость своего богатого старшего брата-холостяка лорда Саутертона, что моя будущность не вызывала у него никаких опасений. Он полагал что, если для меня не сыщется вакансии в огромном саутертоновском поместье, то, по крайней мере, найдется какой-нибудь дипломатический пост из тех, что являются прерогативой высшего сословия. Он умер слишком рано, чтобы осознать всю ошибочность своих расчетов. Ни дядя, ни государственные власти не проявили ни малейшего интереса ко мне и моей карьере. Время от времени мне присылали связку фазанов или корзину с зайцами больше ничего не напоминало мне о том, что я наследник Отвелл-хауса, одного из богатейших поместий страны. Итак, я был холост, вел светский образ жизни и снимал квартиру в Гроувнор-мэншенс; занятия мои сводились к голубиной охоте да игре в поло в Херлингеме. Чем дальше, тем труднее становилось добиваться от кредиторов отсрочки платежей и брать деньги в долг в счет будущего наследства. Крах приближался неумолимо, и с каждым днем я видел это все яснее.