Александр Македонский

Имя Александра Македонского окружено тайнами, мифами и легендами. Об этом величайшем полководце всегда говорят с восхищением. Да и как не превозносить его невероятный воинский талант и стремление достичь границ мира?

Подробности блистательной и страшной жизни Александра, овеянной сиянием славы и отмеченной чудовищной жестокостью, известны не всем. Жажда господствовать над миром и завоевать неограниченную власть превратила отважного златокудрого Александра, любимого ученика Аристотеля, в кровавого тирана, не щадившего ни врагов, ни друзей.

Отрывок из произведения:

Политическую историю Эллады в VII–VI вв. до н.э. определила борьба демоса с аристократией и развернувшаяся «великая колонизация». На берегах Испании и Южной Франции, Сицилии и Апеннинского полуострова, в дельте Нила и на побережье Черного моря возникло почти 150 греческих городов-колоний. Но и в самой Греции было достаточно независимых мини-государств, так называемых полисов.

Каждый полис включал и городское поселение, и окружавшие его пахотные земли. Самостоятельность и независимость города обеспечивало ополчение свободных граждан. Они совместно решали на народных собраниях важнейшие вопросы общественной жизни, устанавливали законы, избирали должностных лиц, в том числе и царей.

Другие книги автора Светлана Игоревна Бестужева-Лада

Как и обещали какое-то время тому назад, мы начинаем новый цикл публикаций на тему «Этикет или правила хорошего тона».

Увы, практика показала, что с этим делом у подавляющего большинства граждан наблюдается, как говорит нынешняя молодежь, «напряженка». Понятно, что в гимназиях (тех, старорежимных) не обучались и даже Пажеского корпуса не заканчивали. Понятно, что Институт благородных девиц исчез вместе с теми же девицами.

Но жить так, как Бог на душу положит, согласитесь, не совсем правильно: вы же не в лесу обитаете и даже не на необитаемом острове мыкаетесь.

Для переводчицы детективов зловещие загадки – часть ремесла. Но если кошмар воплощается в жизнь – одинокой женщине становится страшно. Особенно если в ее квартире находят источник радиации, гибнет ее лучшая подруга, а старинный приятель оказывается не тем, за кого себя выдает. От кого ждать помощи? От старого друга? Или странного поклонника? А может быть, от нового знакомого – сотрудника ФСБ?..

Эта женщина прожила свой век под негласным девизом: «Течение жизни нашей есть только скучный и унылый переход, если не дышишь в нем сладким воздухом любви». И никакие невзгоды не смогли изменить её кредо…

Анна Петровна Керн… Первое, что возникает в памяти в связи с этим именем, конечно же, бессмертные пушкинские строки:

«Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,

В вопросах любви женской интуиции нет равных. Как впрочем и женской логике, над которой так любят потешаться практически все без исключения мужчины. Женщина чувствует, мужчина — думает. Ошибаются конечно, иногда, оба, но… Умная женщина вовремя поймет, когда из неприступной стервы, метающей громы и молнии, ей следует стать кроткой овечкой, выполнит распоряжении начальника, даже если оно рушит все ее планы… Ведь именно интуиция ей подсказывает, что ничего не бывает просто так… В жизни каждого из нас звонят колокола судьбы… Только вот услышать их способны единицы…

Этот сентябрьский день вознаградил посиневших от холода в августе москвичей прямо-таки летней жарой. Ярко-голубое небо не омрачало ни единого облачка, ветра не было как такового, а вчерашний дождь смыл с мостовых и тротуаров чуть ли не весь мусор. Раскрашенный в яркие краски центр Москвы манил витринами и столиками уличных кафе, а я шагала через это великолепие и глотала слезы. Нет, меня никто не обижал, просто самоуверенность сыграла со мной очередную злую шутку и теперь я пожинала её плоды. И надо сказать, жатва была обильной.

Увлекательнейшее повествование о несостоявшемся покушении на Р. Рейгана во время его визита в Москву. Сюжет основан на подлинных фактах. Читатель не только оживит в памяти политическую историю конца ХХ века, но и найдет в романе настоящую романтику и подлинную любовь. Перед ним раскроются судьбы героев — полковника КГБ и террориста, неразрывно связанные с прошлым России.

Что делать, если некогда налаженная жизнь летит в тартарары? Впасть в отчаяние? Запить с горя? Изменить назло с первым попавшимся под руку мужчиной? Превратить семейную жизнь в эстрадное шоу? Смириться с постулатом старика Шекспира, написавшего однажды: «Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры»?

А может все-таки стоит положиться на судьбу. Ведь, как известно, она одна ведет нас начертанным ей маршрутом. Вдруг именно тогда все будет так, как хочется…

В вопросах любви женской интуиции нет равных. Как впрочем и женской логике, над которой так любят потешаться практически все без исключения мужчины. Женщина чувствует, мужчина — думает. Ошибаются конечно, иногда, оба, но… Умная женщина вовремя поймет, когда из неприступной стервы, метающей громы и молнии, ей следует стать кроткой овечкой, выполнит распоряжении начальника, даже если оно рушит все ее планы… Ведь именно интуиция ей подсказывает, что ничего не бывает просто так… В жизни каждого из нас звонят колокола судьбы… Только вот услышать их способны единицы…

Популярные книги в жанре История

Споры о реальности Атлантиды, легендарной земли, о которой поведал человечеству Платон, ведутся не одно столетие. Но само слово «атлантида» стало нарицательным так называем мы гипотетические земли, ныне ушедшие под воду. Какова была их роль в истории человечества?

О землях, ушедших на дно в районах древнейшего моря Тетис, остатками которого являются Средиземное, Черное. Каспийское моря, и рассказывает новая книга Александра Кондратова. открывающая трилогию, посвященную «новым атлантидам».

Для широкого круга читателей.

УДК 930.26+551.46(023) Gunter Linde, Edmund Brettchneider In die Vergangenheit getaucht LEIPZIG, 1964 Перевод с немецкого Л. С. ГОРБОВИЦКОЙ и Н. М. СУББОТОВСКОЙ Водолаз поднимается на поверхность. В руке он держит старинный меч. Этот меч принадлежал некогда командиру фрегата, разбившегося о скалы и затонувшего в океане много веков тому назад… Сотни тысяч подобных реликвий хранит на своем дне Мировой океан. Все больше пополняются музеи находками водолазов. Но в наши дни эти находки уже не только счастливая случайность, удача отдельных любителей. Бурное развитие океанографии и водолазной техники вызвало к жизни новую отрасль науки: подводную археологию. Ученые и спортсмены-аквалангисты ведут систематическую работу по исследованию водных глубин, и постепенно все яснее вырисовывается перед нами картина жизни людей и целых народов ушедших веков, их быт, культура, экономика. Авторы в яркой и интересной форме дают исторический очерк подводных исследований со времен гибели кораблей самых древних мореходов до трагедии американской подводной лодки «Трешер». Большое внимание уделяют Линде и Бреттшнейдер исследованиям советских археологов. Они используют новейшие данные подводной археологии и океанографии. Книга представляет несомненный познавательный интерес, написана живо и увлекательно и рассчитана на широкий круг читателей.

История, как принято считать — комплекс общественных наук, изучающих прошлое человечества во всей его конкретности и многообразии. Слово «общественных» в этом определении выделено далеко не случайно, поскольку этим совершенно правильно квалифицируется принципиальное отличие традиционной исторической науки от естественных наук, в которых опыт (эксперимент) является мерилом теоретических построений.

Дипломная работа студентки исторического факультета ГОУ ВПО 'ТГПИ' (кафедра 'Всемирной истории'), посвящена роли Болгарии во второй мировой войне. Болгария была одной из стран Балканского полуострова, которая начала Вторую мировую войну на стороне агрессора и закончила войну на стороне стран-победительниц. В данной работе будет показан путь от сателлита Германии до союзницы СССР.

Институт истории и этнологии им. Ив. Джавахишвили Отзыв на книгу «Осетия и осетины» Roland A. Topchishvili On Ossetian Mythologem of history: Answer on the book “Ossetia and Ossetians” Редакторы: доктор исторических наук Антон Лежава доктор исторических наук Кетеван Хуцишвили Рецензенты: доктор исторических наук † Джондо Гвасалиа кандидат исторических наук Гулдам Чиковани На протяжении своей многовековой истории, грузины имели длительные взаимоотношения со многими народами, в том числе – осетинами, неоднократно оказывая им помощь, поселив на исконных грузинских землях. Однако, оказавшись в плену подстрекательства со стороны Российской империи, осетины, в ответ на благородное отношение и предложенную со стороны грузин дружбу, начали присвоение исконных грузинских земель. Впоследствие они создали лже-историю, извратили грузино-осетинские связи. С данной точки зрения, ярким примером искажения подлинной сути предмета с обилием лже-свидетельств, служит изданная в 1994 году в Санкт-Петербурге объемистая книга, рассмотрению которой посвящена представленная ниже работа. © Топчишвили Р.А., 2005

Во время гражданской войны России и в красных, и в белых войсках любили распевать на один и тот же лихой мотив пушкинскую «Песнь о Вещем Олеге». Вот только припев к этому гимну был их собственного сочинения.

Почему же русские, находившееся во время великой смуты начала XX в. в некоем всеобщем помутнении рассудка, подсознательно искали опору в именно этой «Песни»?

Традиционно считается, что образование и наука в средневековой Европе были сосредоточены исключительно в церковных учреждениях — в монастырях, а затем и в университетах. Русская Православная церковь также утверждает, что только через церковнославянский язык и греко-православных монастырских книжников смогла сохраниться древнерусская культура во времена «татаро-монгольского ига».

Между тем сопоставление реальной истории европейского образования и образовательных учреждений с историей основных церковных институтов дает еще один методологический ключ для определения правильной хронологии нашей цивилизации.

Термин «новая хронология», введенный А. Фоменко и Г. Носовским, строго говоря, не вполне удачен, поскольку «новых хронологий» и в прошлом было немало, например, «советская хронология» — «годовщины Великого Октября» или «хронология Великой французской революции» и т. п.

По сути, проблема состоит не в введении еще одной некоторой «новой хронологии», а в восстановлении ПРАВИЛЬНОЙ хронологии событий прошлого, основанной на естественнонаучных данных.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль (1874–1965) – премьер-министр Великобритании (1940–1945 и 1951–1955), военный, журналист, писатель, почетный член Британской академии, лауреат Нобелевской премии по литературе. По данным опроса, проведенного в 2002 году вещательной компанией Би-би-си, назван величайшим британцем в истории.

«Я думаю, – говорил Черчилль, – история будет благосклонна ко мне, так как я собственноручно собираюсь ее писать».

Это первая книга, написанная в диалоге с замечательным художником Оскаром Рабиным и на основе бесед с ним. Его многочисленные замечания и пометки были с благодарностью учтены автором. Вместе с тем скрупулезность и въедливость автора, профессионального социолога, позволили ему проверить и уточнить многие факты, прежде повторявшиеся едва ли не всеми, кто писал о Рабине, а также предложить новый анализ ряда сюжетных линий, определявших генезис второй волны русского нонконформистского искусства, многие представители которого оказались в 1970-е—1980-е годы в эмиграции. В книгу включены многочисленные архивные фотографии, а также репродукции работ художника.

Предлагаем юному читателю детский роман-сказку о похождениях бежавшего из своей страны юного принца, в стране фей и домовых духов-брауни. Книги Палмера Кокса о маленьких человечках брауни с рисунками автора были необычайно популярны в конце 19 и начале 20-го веков. Издаются они и по наше время. Эта популярность вдохновила советского сказочника Николая Носова сочинить повесть о Незнайке и других маленьких человечках (1953◦г.). К тому времени все прочно позабыли, что первыми маленьких, но очень дружных и боевитых человечков вывел именно Палмер Кокс.

Линор Горалик – поэт, прозаик, исследователь современной культуры. В эту книгу включены написанные в разные годы и ранее никогда не публиковавшиеся полностью циклы коротких текстов «Короче:», «Говорит:» и «Found life», всякий раз балансирующие на грани поэзии и прозы. В основе «микрорассказов» Горалик (в американской традиции они назывались бы flash stories, «рассказы-вспышки») – обостренно-сильное переживание текущего момента. Отдельные детали речи или бытового поведения персонажей Горалик предстают как «улики»: они свидетельствуют о том, насколько дик, а иногда и страшен окружающий героев мир, и в то же время – насколько этот мир обаятелен и интересен в своей «инакости», в несоответствии ожидаемому и привычному.