Александр Македонский. Гениальный каприз судьбы

Автор книги, специалист по древнегреческой и древнеримской истории, изучив и проанализировав труды древних историков, открывает перед современными читателями сокровищницу античной исторической литературы, но критически пересматривает устоявшееся мнение о полководческом гении и замечательном характере Александра. Личность Александра Македонского продолжает вызывать живой интерес и бурные споры. К нему на тысячелетия прикрепилось определение Великий, он давно и прочно занял свою нишу среди самых выдающихся представителей человечества, его имя до сих пор традиционно считается синонимом гениальности. Однако справедливо ли это?

Отрывок из произведения:

Сомнения в гениальности Александра существовали и в древности. Еще Квинт Флавий Арриан (около 95 года — 2-я половина II века н. э.) заметил, что «нет вообще человека, о котором писали бы больше и противоречивее».

И все-таки уже третье тысячелетие, начиная с античных времен, Александр Македонский считается лучшим военачальником из всех известных, и ему поклоняются любители славы, подвигов и просто обыватели. Как же иначе? Все знают о блестящих победах македонян над персами при Гранике, Иссе и Гавгамелах. Могущественная Персидская держава рухнула под ударами Александра, будто карточный домик. Еще были Древний Египет, финикийский город Тир, столицы персидских царей: Вавилон, Сузы, Персеполь и Экбатаны. Это завоевано как бы мимоходом — македонский лев устремляется дальше. Ему покоряются Бактрия и Согдиана, о существовании которых большинство македонян и понятия не имели. И вот он в Индии сражается со слонами царя Пора…

Другие книги автора Геннадий Михайлович Левицкий

В середине XIII века на землях нынешних Литвы и Беларуси возникло Великое княжество Литовское, которое, понемногу увеличиваясь княжество в размерах, заняло обширную территорию от Балтийского до Черного моря. На протяжении трех веков оно было главным соперником Русского государства в борьбе за господство в Восточной Европе. Великое княжество Литовское испытало все новые европейские веяния: Возрождение, Реформацию, цеховое производство, Магдебургское право. На его землях была реализована давняя мечта христиан: уния католичества и православия, а потом и само оно мирно объединилось с Польшей в единое государство – Речь Посполитую, основой существования которой было уникальное явление – шляхетская демократия. Но то, что с высот нашего времени кажется несомненным достоинством, обернулось для Речи Посполитой гибелью: вольности шляхты привели к ослаблению государственной власти и потере управления страной. Этим воспользовались соседи Речи Посполитой и растащили ее на куски. К 1815 году вся территория Великого княжества Литовского вошла в состав Российской империи…

1377 год. Умирает один из соправителей Великого княжества Литовского — Ольгерд. В свой последний час он передает великокняжеский титул Владиславу Ягайле. Родной дядя Владислава, Кейстут поддерживает этот выбор, но старшие братья Ягайлы — Андрей и Дмитрий, выступают против него. Для братьев борьба заканчивается неудачно, и оба вынуждены бежать к московскому князю. Избавившись от старших братьев, Ягайло решает стать единовластным правителем Литвы. Единственная помеха этому замыслу — дядя Кейстут. Чтобы устранить родственника, Ягайло вступает в союз с Тевтонским орденом и Белой Ордой. После многих интриг Ягайле удается физически уничтожить Кейстута. Такая же судьба ждала и сына Кейстута — Витовта, но он бежит из тюрьмы, обменявшись платьями с Еленой — служанкой его жены. И вновь вспыхивает извечная борьба за власть, в которой, как известно, все средства хороши…

Этой книгой можно заменить увесистый том о Римской империи. В ней есть все: готовятся завоевательные походы и заговоры, Цезарь переходит Рубикон, Брут убивает Цезаря… Довольно полно показана и другая история: ужасающие убийства и чудовищные извращения — казни, оргии, кровосмешение, животная похоть. С рабами и гладиаторами, солдатами и матросами занимаются любовью не только императрицы, но и многие императоры и их сыновья. Рим, Вечный город, предстает как место вечного разврата и жестокости. И в центре этого мира обмана, интриг, кровопролития и сладострастия — женщины.

Автор книги, профессиональный историк, представляет богатую галерею портретов женщин античности (и знаменитых, и известных только специалистам) — весталок и куртизанок, цариц и императриц, близких родственниц римских императоров (матерей, сестер, дочерей), а также их любовниц. Они были разными, но все обладали немалой властью и творили историю вместе с преклонявшимися перед ними мужчинами.

Книга написана на основе исторических материалов. Цитируются десятки работ античных историков и писателей.

Издательская группа «ЭНАС» пополняет серию «Культпросвет» еще одной замечательной книгой «Рим и Карфаген. Мир тесен для двоих». Ее автор – историк Геннадий Левицкий – опирается только на первоисточники: труды древнеримских и древнегреческих авторов, хроники, летописи, опубликованные результаты археологических раскопок.

Противостояние Рима и Карфагена – не просто один из эпизодов древности, а судьбоносная веха истории нашей цивилизации, путь развития которой был во многом определен исходом Пунических войн, которые отличались от всех конфликтов античности не только масштабами, но и последствиями. От их исхода зависел дальнейший путь развития цивилизации. Весы успеха долго качались, прежде чем опустилась чаша в сторону народа, которому предстояло вершить судьбу мира. Рим мужественно отбивался от более сильных соседей и шаг за шагом раздвигал свои границы. Карфагеняне – племя купцов – предпочитали действовать коварством и хитростью…

История Пунических войн – это история превращения Рима из заурядного города в мировое государство. И последовавшие за войнами с Карфагеном завоевания представляются вполне логичными. Увы! Рим по своему характеру был обречен владеть миром, ибо он не только не мог терпеть чью-то власть над собой, но и не терпел того, что какие-то народы находились вне его власти.

В книге много портретов знаменитых личностей эпохи Пунических войн, описаны их поступки, важные факты их биографий.

Эта книга рассказывает о самом известном человеке и самом загадочном правителе в мировой истории.

Он мог делать одновременно несколько дел, с его именем связаны слова «июль» и «царь». Им разработан и введен календарь, согласно которому до сих пор год начинается с января и имеет 365 дней, но каждый четвертый — високосный.

Великий полководец, покоритель Европы, муж Клеопатры — Гай Юлий Цезарь.

Он, сказав «Жребий брошен!», перешел Рубикон. Он умел делиться властью, однако, уничтожив республику, стал пожизненным диктатором; истребил миллионы людей, а не числится среди наиболее ужасных злодеев всех времен и народов; знал о готовившемся на него покушении и не предотвратил его.

Автор книги анализирует труды античных историков и произведения самого Цезаря, в результате чего находятся ответы на многие вопросы и становится яснее, понятнее личность человека, по проекту которого, можно считать, построена вся наша цивилизация.

Роман «Марк Красс» — это жизнь и смерть, успехи и неудачи римского сенатора, консула, триумвира, военачальника, самого богатого человека в Вечном городе и первого в мировой истории предпринимателя. Марк Красс уникальный человек, но за две тысячи лет, прошедшие с момента его смерти, великое множество безумно талантливых людей — точно так же, как он — достигли вершины могущества и закончили трагично — на дне бездонной пропасти. Чтобы не повторить ошибок наших далеких предков, придется, как минимум, познать их жизнь!

Историческая повесть для тех, кто интересуется историей, но не смог осилить роман "Марк Красс" из-за его объемности.

Данная повесть является главами из романа-биографии "Марк Красс", но, по мнению автора, имеет право на самостоятельную жизнь.

Вавилонский царь Навуходоносор II, любитель изысканных пиров Лукулл, персидский царь Кир II Великий, лидийский царь Крез, полководец Красс, египетский фараон Тутанхамон, легендарный правитель Израиля Соломон… Их кладовые ломились от золота, но известность они обрели не богатством, а делами. Что же до золота, то всегда повторялась одна и та же история: в какой-то момент количество придавало золоту такую силу, что оно переставало служить своему владельцу, само начинало им управлять и счастья не приносило. Навуходоносор умер раньше естественной смерти, ибо лишился разума, Кир и Красс погибли в бессмысленных битвах, Крез канул в безвестности, Лукулл незаслуженно был осмеян современниками, свершения Соломона вскоре после его смерти обратились в прах, и лишь Тутанхамона посмертно прославило золото, найденное в его гробнице…

О том, как создавались гигантские состояния древности, как жили и что оставили после себя их владельцы, рассказывает книга Геннадия Левицкого.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Писать начала в Москве, за год до отъезда, вроде как в рассказе "Чудо" (рассказ, кстати, автобиографический, так все оно и было). Думаю, что обязана этим математике, папе, маме и советской власти, которая своевременно выгнала меня с работы. В силу внезапности моего писания делала это частично в бессознательном состоянии, как пригнутая ладонью. Пишу в голове; каждую строчку надо узнать; в менее важных рассказах можно узнавать кусками. Сейчас туман стал проясняться; хотела написать исследование на эту тему, но не успела. Вообще, это очень тяжелый и очень благодарный труд; рада, что он на меня свалился.

Еще в пору отрочества Иван Бунин хотел стать «вторым Пушкиным и Лермонтовым».

В эмиграции, вдали от России, писатель острее ощутил, что Пушкин  для него – это  часть России, живая и от неё неотделимая.  «Думая о Пушкине» – можно сказать, программный манифест Бунина, всегда мечтавшего написать книгу о любимом поэте.

Предлагаемая книга — первая биография советского писателя, ученого и общественного деятеля, Героя Социалистического Труда К.А. Федина. Воссозданию обстоятельств жизни, окружения и личности К.А. Федина помогло знакомство автора с писателем, встречи и переписка с ним на протяжении почти двух десятилетий. В книге впервые использовано большое количество новых, ранее не публиковавшихся материалов, документов, переписки из государственных хранилищ и частных собраний СССР и ГДР.

Рецензенты:Сектор советской литературы Институтарусской литературы АН СССР (Пушкинский дом)в Ленинграде.Государственный музейК.А. Федина в г. Саратове.

Философия одиночества

и литературно-эстетическое кредо Льва Шестова

У меня есть две концовки на выбор. Одна из них - печальная:

"Притихшие и непонимающие, они молча пошли по домам". Но она, кроме того, что печальна, еще и нереальна. Слава Богу, мы еще не дожили до того, чтобы рыбаки подстерегали нас при выходе с репетиций; чтобы они, гремя коваными ящиками, приставляли свои коловороты к нашей груди и, сверкая нечеловеческим выражением глаз, столь характерным для гуманоидов IV типа, нажимали кнопку ядерного привода. Да и не те мы люди, чтобы молча разойтись по домам в случае чего. Даже после простой репетиции Т.Б. с Христофором идут пить чай в одно милое место неподалеку, в то время как Сатчьяван, скажем, идет неведомо куда. Точно известно только то, что он никогда не пил чая вместе с Христофором и Т.Б. Но вполне ведь может случиться так, что он вообще не пьет чая после репетиций. Может случиться так, что он пьет кофе. Или портвейн. Хотя вряд ли. Портвейн - как это теперь достоверно выяснено - пьют рыбаки. Вот, помню, едем мы себе спокойно, и вдруг на станции "Электросила" входят семнадцать сразу. В одну дверь. И каждый с ящиком. С коловоротом. В тулупе; или уж на самый худой конец в бушлате. Ответь мне, мой хладнокровно-логичный читатель - это соответствует законам статистики? В одну дверь, а? И притом в ту, где именно и стоит Христофор с виолончелью, обнимая ее горячими руками и страстно моля небо, чтобы никто не вошел, могучим кованым ящиком смахивая виолончели, фаготы и другие деликатные мелодические инструменты со своего грубого пути. И рыбаки-то даже не все одинаковые. Если вот простые рыбаки, которые рыбу ловят, так они безвредны. Что ли, они удочкой будут нам с вами жить мешать? Нешто мы рыбы? Так ведь и коловоротов у простых рыбаков не бывает. И ящиков кованых. И в метро они не ездят. А если и ездят, то не по семнадцать человек в одну дверь. Так вот и получается, что рыбак рыбаку рознь. Подледному рыбаку. Или, прямо говоря, гуманоиду IV типа.

Из немецкой республики Поволжья в 1941 году и позднее было выслано один миллион двести тысяч немцев. Девяносто пять тысяч — в Алтайский край. В том же году 57 немецких семей, около трёхсот человек, приехали в Сростки. Сначала всех приезжих размещали в школе (сегодня — главное здание музея-заповедника В. М. Шукшина), потом местные жители разбирали их в свои дома. Некоторые семьи жили в бригадных колхозных избушках, которых на территории села было четыре. Словом, перебивались, как могли, ждали и надеялись, что это ненадолго, и весной им разрешат вернуться домой, в Саратовскую область. Но разрешения не последовало, потому приходилось устраиваться на новом месте, привыкать к суровому климату и ещё более суровым условиям труда, к дисциплине военного времени…

Книга о жизни и деятельности советского биолога, основоположника в СССР научной селекции плодовых, ягодных и других культур Мичурина Ивана Владимировича (1855–1935).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«100 великих мыслителей» — очередная книга серии «100 великих» освещающая жизнь и творческие поиски самых известных титанов человеческой мысли. В их ряду читатели встретят Конфуция и Пифагора, Платона и Аристотеля Маркса и Канта, Розанова и Вернадского, Фрейда и Жан-Поля Сартра.

Остатки уцелевшего человечества после ядерной войны 2083 года, превратившей Землю в заснеженную безжизненную пустыню, вынуждены жить на Луне и на орбитальных станциях. Спустя двести лет после катастрофы, на околоземной орбите были найдены четыре старинные аварийные капсулы. После выведения находившихся там людей из состояния анабиоза, было установлено, что все четверо — члены Верховного командования Блока западных стран, одного из участников ядерного конфликта. Им предъявляется обвинение в развязывании последней мировой войны.

Более тщательное расследование, предпринятое по просьбе самих обвиняемых, с помощью косметической хирургии выявило, что это обычные актеры, лишь дублировавшие высокопоставленные персоны. Неужели настоящим военным преступникам удалось избежать возмездия?

fantlab.ru © pitiriman

«Тигр на свободе», — гласило сообщение. Он сложил бумагу и положил ее под пресс-папье.

— Вы можете идти.

Человек, стоявший, перед ним, коротко отсалютовал и сделал выжидательное лицо. Герцог не поднял головы. Он достал сигару и откинулся в кресле.

— Тигр на свободе, — сказал он, — после стольких лет…

Он закурил и надолго погрузился в созерцание голубоватого дымка.

— Интересно, как он выглядит на этот раз?

Когда «Джей-9» вышла из-под контроля, я сидел в рубке, следя за исправностью аппаратуры на борту капсулы. Это была обычная, довольно скучная работа.

Внизу, в капсуле, находились два человека. Они осматривали Дорогу В Ад — высверленный в океанском дне туннель, по которому в самое ближайшее время должно будет открыться движение. Если бы в рубке присутствовал кто-нибудь из инженеров, отвечающих за «Джей-9», я бы не встревожился. Но один из них улетел на Шпицберген, а другой с утра лежал пластом в медицинском изоляторе.