Акулу хотят съесть!

Стояло теплое летнее утро.

Столичный космопорт жил своей беспокойной и размеренной жизнью, и все было так же, как и пять лет назад, когда отсюда уезжал учиться на родину двадцатилетний Иван Петров.

И вот он вернулся.

Советником Чрезвычайного Посла по торговле и экономическим связям к своему отцу — бессменному и незаменимому, но уже давно просившемуся домой и порядком уставшему от чужой столичной жизни, не совсем старому и еще молодящемуся, блистательному и загадочному м-ру Петроффу, с четкой перспективой заменить его через пару лет на этом посту.

Другие книги автора Дмитрий Исаков

Уникальное произведение, родившееся на грани эпох, когда старые советские культурные традиции трещали по швам, а инстранная культура вообще и Толкиен в частности только-только начинали обживать Россию. В романе Исакова причудливо перемашались технократический идеализм советской фантастики, образы Толкиена и бездумная лихость голливудских боевиков.

Люди далекого будущего Земли высаживают в Средиземье десант в составе одного бравого спецназовца, могучей боевой машины и четырех боевых роботов. Естественно, оный десант ставит Средиземье на уши. В романе представлены практически все варианты взаимодействия технической цивилизации с нетехнической: от банального отстрела орков из пулеметов, квантового анализа Кольца Всевластья и орбитальной бомбардировки Барад-Дура, до установки в Лориэне и Имлрадрисе суперкомпьютеров, связанных в единую сеть.

ДМИТРИЙ ИСАКОВ АКУЛУ СЪЕЛИ, или ГДЕ ЖИВЕТ ТИРАНОЗАВР? Фантастический роман Без единого положительного героя. Положительные персонажи встречаются только в эпизодах и оппозиции. Для младшего школьного возраста. Кровавая трилогия, состоящая из шести книг: «АКУЛУ ЕЩЕ НЕ СЪЕЛИ!», «АКУЛУ ХОТЯТ СЪЕСТЬ!» и «АКУЛУ СЪЕЛИ!» плюс три романа-спутника: «ДУБЛИКАТОР ДЖОНА ХАГГАРДА», «ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЮНОГО ХАГГАРДА», и «БРИЛЛИАНТЫ ПЛАНЕТЫ 03». Нервным и беременным женщинам противопоказано! Детям до 16 лет в руки не давать! Девушкам в розовых очках не читать! Перед прочтением роман полезно съесть! «... и нет ничего приятнее, как умереть от заворота кишок, чем иметь САЛАТ ИЗ МОЗГОВ!» (Гаргантюа-внук) ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!

По словам автора это: Фантастический роман. Без единого положительного героя. Положительные персонажи встречаются только в эпизодах и оппозиции. Для младшего школьного возраста. Кровавая трилогия, состоящая из шести книг:

«Акулу еще не съели!»,

«Акулу хотят съесть!»,

и «Акулу съели!»

плюс три романа-спутника:

«Дубликатор Джона Хаггарда»,

«Приключения юного Хаггарда»,

и «Бриллианты планеты 03».

Нервным и беременным женщинам противопоказано! Детям до 16 лет в руки не давать! Девушкам в розовых очках не читать! Перед прочтением роман полезно съесть!

— Наша Галактика

— планета № 00093565-ABCIEEKF‑00048573–00984002

— столица Свободного Мира

— резиденция Хаггардов

— 13 сентября … года

— понедельник

— 11:00:13

Билл Хаггард только закончил свое утреннее селекторное совещание и собрался было чуть–чуть передохнуть и выкурить в тишине вторую за сегодня сигару, как на контрольном мониторе появилось изображение секретаря.

Поссорились мы капитально.

Я что-то не так сказал.

(«Ты вспомни хорошенько, что ты сказал! И подумай!..»)

«И что я там такого сказал?! Матом вроде бы не ругался?! А она тоже хороша штучка! Да за такие бзики, что она мне откаблучивала, будь я любером, да лет на десять помоложе, то так бы и дал ей по почкам!..»

Но это все, конечно, эмоции!

Короче, поссорились мы капитально!

Многочисленные телефонные объяснения ни к чему не привели, и только в конце мы остановились на том, что мне можно позвонить во вторник. («Но не позднее девяти вечера!», что означало – среду во второй половине дня она предположительно будет не занята.)

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Прошу вас, благородные мидяне, расчехлите ваши бинокли: вот оно, мчится прямо на нас по оранжевым холмам пустынной долины, которую древние манускрипты называют Армагеддоном, из его раскалённых ноздрей с шипением выплёскивается жидкое олово, вздыбленный стальной загривок ощетинился тремя миллионами обоюдоострых бритвенных лезвий, в блестящих зрачках мерцает фиолетовое бешенство, вращающиеся кривые рога со свистом рассекают воздух, из-под ребристых подошв армейских ботинок разлетаются осколки раздавленных камней — вот оно, необъяснимое явление природы, изобретатель бесплодных желаний, тысячеликий кумир безумцев, великий Минотавр По Почте! Вот оно, самое омерзительное и ужасное чудовище, какое только в силах вообразить себе беспомощный человеческий разум! Вот оно, самое грандиозное событие нашей эпохи, подобного которому больше не способна породить эта ограниченная Вселенная! Разъярённый сердцебык — подобное зрелище стоит нескольких лет нашей жалкой, никчёмной жизни. Маэстро изначально динамичен, он внебрачное дитя энтропии, он демон загадочных космических аномалий, он не переставая бурлит в кипящих котлах двойных звёздных систем, он выбрасывает в пространство свои бесчисленные протуберанцы, он свирепствует и бросает клич, он сокрушает шипастыми копытами необитаемые ледяные миры, оглушительно трубя при этом победную песнь невидимой линии надоптического спектрального фокуса. Сейчас он собьёт нас с ног, разорвёт на куски и втопчет в жидкую грязь, но пока у нас ещё есть девятнадцать секунд, чтобы как следует рассмотреть его.

В сборник вошли рассказы польской писательницы Юлии Нидецкой, печатавшиеся в русскоязычном журнале «Горизонты техники для детей».

«...Пацюк молчал. Тут заметил Вакула, что ни галушек, ни кадушки перед ним не было; но вместо того на полу стояли две деревянные миски; одна была наполнена варениками, другая сметаною. Мысли его и глаза невольно устремились на эти кушанья. «Посмотрим, — говорил он сам себе, — как будет есть Пацюк вареники. Наклониться он, верно, не захочет, чтобы хлебать, как галушки, да и нельзя: нужно вареник сперва обмакнуть в сметану». Только что он успел это подумать, Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это время вареник выплеснулся из миски, шлепнулся в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и проглатывать. «Вишь какое диво!» — подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже вымазал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила...»

Иногда ночью (не часто, но все-таки) ты откидываешь одеяло, встаешь с постели и незаметно выходишь из дома. Неправда ведь, что одни лунатики бродят в это время по улицам в ночных сорочках и пижамах, кто в чем. Hу конечно неправда.

Ты движешься тихо и плавно, как заблудившийся призрак, чудом забредший в современный город из прошлого.

Или не в современный? Оглянись: нет сегодня никакой ночной жизни. Нет гуляющих пар — разве что далеко-далеко, в самой глубокой тени; нет подвыпивших дядечек, несущих домой самих себя со своей нехитрой алхимической радостью; может, они выбрали для возвращения другую дорогу? Даже рекламы как будто притихли: еле светятся, оттеняя желтые круги под столбами уличных фонарей. Даже одинокие ночные машины — и те куда-то пропали.

Хочется славы, богатства, ну и власти, конечно?

В старину, если верить легендам и сказкам, чтобы получить все это, кто-то рыбку золотую ловил, кто-то отыскивал лампу с джинном, а кто-то размахивал волшебной палочкой или заключал сделку с темными силами.

Нынче времена другие… и способы творить чудеса во исполнение желаний — тоже.

Я зашел в этот магазин как бы случайно, прогуливаясь по улицам нормал-тауна. Сказать по правде, просто так я там не хожу. Ничего не имею против нормалов, но слишком там серо и скучно, и бываю я в этих местах только по делу.

Магазин «Геномы» я заприметил давно. Сначала мне о нем рассказали как о диковинке — ну действительно, все равно что автосалон «Автомобили» или магазин одежды под названием «Одежда». Простенько и безвкусно. На самом-то деле хозяин магазина знал, что делал, — это было единственное место в нормал-тауне, где можно было купить чеги — видоизменяющие ваш геном дозы ретровирусов. Нормалы-то такого не купят! А турист должен сразу понимать, что перед ним, а то, не дай Бог, перепутает с салоном бодибилдинга. Да-да, у нормалов они по-прежнему процветают!

Герои рассказа оказались на Венере в патовой ситуации- корабль неисправен, с туземцами конфликт. Выхода нет? Или...?

Судный день оказался не судным

Глава 1. Утро.

Часто можно услышать, что понедельник - день тяжелый. Зовись понедельник воскресеньем, то все бы говорили - воскресенье день тяжелый, пятницей – пятница день тяжелый. И не нужно ломать голову, чтобы объяснить это «волшебное» словосочетание. Понедельник идет после выходных, к которым люди очень быстро привыкают. Выходные, для работающих людей, грубо говоря, наркотик. Если лишают этого выходного, то начинается ломка, если же наоборот добавляют, то эйфория. Но самое важное, что это выражение люди непременно вспоминают, когда именно в понедельник с ними происходят неприятности. И не сказать, что эти неприятности особенные, и не случаются с ними в другие дни. Случаются. Но почему то фраза – понедельник день тяжелый – позволяет легче перенести эти неприятности. Не правда ли смешно, всю ответственность за случившееся валить на день недели?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эту историю в звучных стихах описал поэт Акакий Церетели. Но он не знал, чем она закончилась. И мне захотелось довести ее до конца так, как я слышал в народных пересказах, и так, как она мне представилась.

…Молодой абхазский адвокат князь Сафар сидел за столиком в прибрежной кофейне, покуривая и почитывая местную газету, нервно обсуждавшую радужные возможности крестьянских реформ Александра Второго. Дело происходило в Мухусе.

Был теплый осенний день. Молодой адвокат был одет в легкую черкеску с начищенными газырями, на ногах у него были мягкие и не менее начищенные азиатские сапоги. Сафар был хорош собой, у него было узкое породистое лицо, густая шевелюра и надменный бархатистый взгляд, который, как он знал, очень нравился женщинам и заставлял осторожничать многих мужчин. А так как человек почти все время имеет дело с мужчиной или с женщиной, Сафар почти всегда держал свой взгляд в состоянии бдительной надменности. Недалеко от него за сдвинутыми столиками кутили турецкие матросы, ловцы дельфинов. Сафара раздражал и дельфиний запах, долетавший до него от них, и то, что они ловили дельфинов у берегов Абхазии. Это было неприятно с патриотической точки зрения, но запретить было нельзя. Как юрист, Сафар знал, что такого закона нет. И напрасно! Впрочем, если бы и был такой закон, ловили бы дельфинов контрабандой.

В книге по фильму «Основной инстинкт» есть всё, что привлекает внимание взыскательного читателя: великолепно построенная интрига, удивительные приключения прекрасно выписанных персонажей, эротические сцены свиданий героев, охваченных всепоглощающей страстью. Роман получил восторженное признание, как и одноименный фильм, который стал подлинной сенсацией в мире кино.

Словно бабочка на огонь летит Кэтрин навстречу любви… и обжигается.

Кто знает, может, не случись с ней такого, она не стала бы тем, кем стала, – блестящей бизнес-леди, президентом созданной ею компании. Успех неизменно сопутствует ей. Однако личная жизнь Кэтрин не складывается, ибо на душе у нее пустота и одиночество. Молодая, эффектная, элегантная, она как будто не замечает, что окружающие мужчины провожают ее восхищенными взглядами. Но кто дерзнет влюбиться и королеву, если она сама не сделает первый шаг?..

Новый роман пермского писателя посвящен событиям, происходившим на Урале в конце XVIII века, спустя четыре года после разгрома Пугачевского восстания. Герой книги, молодой сплавщик Остафий Переход, должен разгадать загадку гибели своего отца, чтобы смыть с родового имени пятно позора.

Увлекательный детективный сюжет-автор погружает в таинственный и завораживающий мир реки Чусовой. Здесь караваны барок, груженных железом, стремительно летят по течению мимо смертельно опасных скал — бойцов. Здесь власть купцов и заводчиков ничто в сравнении с могуществом старцев — учителей веры, что правят Рекой из тайных раскольничьих скитов. Здесь даже те, кто носит православный крест, искренне верят в силу вогульских шаманов. Здесь ждет в земле казна Пугачева, золото бунта, клад, который уже четыре года не дастся ни шаманам, ни разбойникам, ни бродягам-пытарям. Клад, который был закопан четырьмя разбойниками братьями Гусевыми. Клад, дорогу к которому знал лишь бесследно пропавший отец молодого сплавщика Остафия Перехода.