Академия. Вторая трилогия

Академия. Вторая трилогия
Авторы:
Перевод: Е. А. Шестакова, И. Непочатова, Е. Кац, Н. Сосновская
Жанр: Научная фантастика
Серии: Шедевры фантастики, Академия [= Основание, = Фонд]
Год: 2004
ISBN: 5-699-06233-5

    Трилогия, романы которой написаны Грегом Биром, Грегори Бенфордом и Дэвидом Брином, продолжающая темы цикла Академия, созданного Айзеком Азимовым. Содержание: Грегори Бенфорд. Страхи Академии перевод И. Непочатовой, Е. Шестаковой), стр. 5-472 Грег Бир. Академия и Хаос (перевод Н. Сосновской), стр. 473-812 Дэвид Брин. Триумф Академии (перевод Е. Кац), стр. 813-1084

Отрывок из произведения:

Р. Дэниел Оливо был совсем не похож на Ито Димерцела. Эту роль он уже давно отыграл.

Дорс Венабили и не ожидала иного, и все равно ей было немного не по себе. Она знала, что за прошедшие тысячелетия он множество раз менял и кожу, и облик, и всю внешнюю оболочку целиком.

Дорс внимательно разглядывала его, стоя в тесной захламленной каморке, в двух секторах от Университета. Чтобы добраться сюда, ей пришлось прибегнуть к длинному запутанному, сложному маршруту, а само место встречи было надежно защищено самыми современными охранными приспособлениями. Роботы сейчас вне закона. И уже не одно тысячелетие им приходилось скрываться, держаться в тени из-за этого табу. Оливо был наставником и опекуном Дорс, но даже с ним она виделась очень и очень редко.

Рекомендуем почитать

Великолепный Джим ди Гриз — знаменитый межзвездный преступник — получил за свою изобретательность и решительность меткое прозвище «Крыса из нержавеющей стали». Рожденный богатой творческой фантазией Гарри Гаррисона, отчаянный и симпатичный герой из далекого будущего приобрел необыкновенную любовь и популярность поклонников фантастики во всем мире, щедро поделившись славой со своим создателем.

Роджер Желязны — самый парадоксальный писатель-фантаст XX века. Каждое его произведение напоминает запечатанный конверт: никогда не угадаешь, что окажется внутри. Его герои многогранны и многолики, причем некоторые из них — отнюдь не в переносном смысле. Желязны — мастер техномифа, играющий людьми и богами на шахматной доске своего творчества.

В 1845 году экспедиция под командованием опытного полярного исследователя сэра Джона Франклина отправляется на судах «Террор» и «Эребус» к северному побережью Канады на поиск Северо-Западного прохода из Атлантического океана в Тихий — и бесследно исчезает. Поиски ее затянулись на несколько десятилетий, сведения о ее судьбе собирались буквально по крупицам, и до сих пор картина происшедшего пестрит белыми пятнами. Дэн Симмонс, знаменитый автор «Гипериона» и «Эндимиона», «Илиона» и «Олимпа», «Песни Кали» и «Темной игры смерти», предлагает свою версию событий: главную угрозу для экспедиции составляли не сокрушительные объятия льда, не стужа с вьюгой и не испорченные консервы — а неведомое исполинское чудовище, будто сотканное из снега и полярного мрака.

Поставив последнюю точку во «Властелине Колец», профессор Толкиен закрыл дверь в созданный им мир эльфов и гномов, орков и гоблинов, хоббитов и людей и выбросил магический ключ. Лишь одному писателю — Нику Перумову — удалось нащупать путеводную нить в таинственный и хрупкий мир Средиземья. Задача оказалась непростой, ведь каждый неверный шаг грозил потерей тропы, каждое неточное слово могло погубить волшебство. Но талант победил. Мир Толкиена ожил, преобразился, заиграл новыми, ранее неведомыми красками и... превратился в мир Ника Перумова. А задуманное как свободное продолжение «Властелина Колец» произведение переросло в яркую, увлекательную эпопею, одну из самых заметных в российской и мировой фантастике.

Теперь она спала. Мерл, весь в напряжении, лежал на боку. От ее прерывистого храпа у него сводило зубы, он больше не в силах ее выносить. Но надо потерпеть еще немного.

С крайней осторожностью он откинул одеяло и встал. Ноги прошуршали по ковру. Войдя в ванную, он зажег свет и открыл правый шкафчик под раковиной. Взял маленькие ножницы и прокрался обратно в спальню.

Несколько минут он стоял возле кровати, с отвращением глядя на Флору. Боже, какая гадость. Она сколько угодно может говорить, будто ей пятьдесят два, но ей шестьдесят: тощая, уродливая, она каждый день пытается бороться с возрастом с помощью виски, макияжа, рыжей краски для волос и лака для ногтей и каждый день проигрывает битву. У нее есть всего одно достоинство — деньги. Из-за них-то он и женился на ней месяц назад.

Великолепный Джим ди Гриз — знаменитый межзвездный преступник — получил за свою изобретательность и решительность меткое прозвище «Крыса из нержавеющей стали». Рожденный богатой творческой фантазией Гарри Гаррисона, отчаянный и симпатичный герой из далекого будущего приобрел необыкновенную любовь и популярность у поклонников фантастики во всем мире, щедро поделившись славой со своим создателем.

Престол таинственного Янтарного королевства — приз победителю в жесткой игре отражений. Сталь и огонь, предательство и коварство, жизни и судьбы людей — все это ничто перед грандиозностью великой цели. Ведь из девяти претендентов — Девяти принцев Амбера — лишь одному суждено занять место на троне.

-----------------

Внимание! Переводы романов "Кровь Амбера" и "Знак Хаоса" в книге (и в этом файле) приведены в другой редакции, чем в большинстве сетевых библиотек.

-----------------

Карты Судьбы

Кровь Амбера

Знак Хаоса

Рыцарь Теней

Принц Хаоса

Другие книги автора Грегори Бенфорд

Творчество создателя «Хроник Амбера» оказало огромное влияние на развитие американской и мировой фантастики. Многие знаменитые писатели, среди которых Роберт Шекли, Фред Саберхаген, Роберт Сильверберг, считали его своим другом и учителем. Именно они и стали авторами этой книги — великолепного сборника фантастических рассказов, посвященного памяти Роджера Желязны.

Впервые на русском языке!

В быту Предтечи никогда не спят. Нет эквивалента отдыха в ночное время, но есть моменты Покоя, когда все замирает в созерцание прошлого, и в подготовке будущих свершений. Традиционно, в семьях Строителей, эти моменты являются священными. Таким образом, в любое время дня или ночи, есть часы, когда дома, а бывает и большая часть планеты становятся спокойными. На улицах и в переулках уменьшается поток жителей. Даже анциллы и автоматизированные системы сокращают свою деятельность.

Дилогия "Божья кузница" в одном томе.

Содержание:

1. Божья кузница (роман, перевод Л. Рыклиной), стр. 5-396

2. Наковальня звезд (роман, перевод Л. Царук), стр. 397-888

Стоило землянам заступиться за своих покровителей, инопланетную расу гуру, как началась полномасштабная война… И враг — убийцы-антаги — уже вышел на орбиту Марса.

Майкл Венн, космодесантник, переживший несколько яростных атак, вынужден скрываться на поверхности Красной планеты. Без оружия, без пищи и воды, без малейшей надежды.

Заброшенная шахта с разветвленными ходами стала временным убежищем горстки храбрецов, со всех сторон окруженных превосходящими силами противника.

Это конец?

Но Майкл внезапно обретает в шахте знания, которые могут изменить ход войны и заставить землян взглянуть по-новому на инопланетных врагов и друзей.

Воздух Африки был напоен ароматами. В сухом, агрессивном жаре таилось обещание примитивных и древних чудес, недоступных пониманию.

Келли взглянула на пейзаж, раскинувшийся за массивными стенами.

– Дикие животные не проникнут сюда?

– Нет, я полагаю. Стены довольно высоки, к тому же тут полно сторожевых собак. Квазипсы — так, кажется, они называются.

– Отлично. — Она улыбнулась, и он сразу понял, что сейчас всплывет какой-то секрет. — Вот я и заманила тебя в эту глушь, чтобы оказаться подальше от Хельсинки.

Будущее, которое отстоит от нас на миллионы лет.

В нем обитают далекие потомки человечества — и крошечные, почти безликие существа, и их сородичи-гиганты, и искусственно выведенная раса «новых неандертальцев». Таковы обитатели таинственного Города… Города, который сейчас оказывается на грани гибели и будет вот-вот поглощен Хаосом, сжимающим время.

Скоро — очень скоро — прошлое раздавит будущее. Они уже начинают наползать друг на друга, оставляя лишь искореженные останки городов и улиц.

Грядущий кошмар необходимо предотвратить. Но… в каком времени это сделать?

Его называют Учителем.

Он пришел в себя на космическом корабле, несущемся сквозь пространство.

Кто он? Зачем он здесь?

Все, что он помнит — обрывки странного сна, — но возможно ли принять его на веру?

На корабле Учителю предстоит познакомиться со множеством людей и «чужих» — кто-то из них станет его верным другом, а кто-то под маской дружбы таит вражду и планы убийства.

Но почему его хотят убить?

Пока что Учителю ясно одно — тайна его личности неразрывно связана со столь же загадочной миссией корабля, направляющегося к далекой и неведомой цели…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Романов Виталий Евгеньевич

Сотрясение печени

Протокол заседания коллегии по специальным вопросам 17-го федерального округа налоговой полиции. Выдержки из стенограммы, 15 марта 2028 года.

- Инспектор Гамарун! Доложите коллегии детали вашего дела, материалы оперативной съемки видели не все.

- Господин генерал! Уважаемые заседатели! Мне, лейтенанту налоговой полиции Андрею Гамаруну, было поручено выяснить реальный уровень доходов объекта Z, используя для достижения цели последние разработки приданной 17-му округу научно-технической лаборатории. 11-го марта я приступил к выполнению задания.

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

ЧУДОВИЩА ЛУННЫХ ПЕЩЕР

Тишина...

Непривычная, унылая, без дуновения ветерка, без шелеста листьев полная тишина, мертвая. Тишина лунной пустыни...

Когда-то Роман Александрович мечтал о полной тишине. Чтобы не долетали гул трамвая, пронзительные голоса из кухни. Он уезжал в деревню и там склонялся над листами с формулами белковых молекул. Но где-то близко слышались заразительный детский смех, коровье мычание, петушиный крик. Роман Александрович невольно откладывал в сторону исписанные листы и смотрел в окно. Там колыхались цветущие ветви яблонь и синело небо - в белых облачках, как в цвету. Приходили озорные мысли. Рабочее настроение развеивалось бесследно.

Игорь РОСОХОВАТСКИЙ

Е-СУЩЕСТВА ПРОТИВ ЛЮДЕЙ?

В последнее время средства массовой информации всего мира полны тревожных сообщений о том, как воспримет компьютерная планетарная система рубеж веков. Американцы и специалисты других развитых стран тратят сейчас миллиарды долларов на перепрограммирование компьютерных сетей.

Скажем сразу: у нас есть возможность избежать этой и других подобных катастроф в будущем. Для этого необходимо вспомнить, что "новое - это хорошо забытое старое" и заглянуть в одну полузабытую книгу наших же украинских авторов "КД - Кибернетический двойник", вышедшую впервые в 1971 году в издательстве "Наукова думка". Затем она переиздавалась многократно, в том числе в России издательством "Наука" (сокращенное изложение), переводилась на разные языки. Ее написали в творческом содружестве писатель-фантаст Игорь Росоховатский и ученый, член-корреспондент Национальной академии наук Украины, директор Института прикладной информатики Анатолий Стогний. Так вот, именно в этой книге есть главы: "КД-психология и психоробика", "Психоробика психология роботов", "Радио обедает за столом", "Память и личность", "Стимулы для КД", где подробно, философски и технологически разбираются вопросы, связанные с опасностями внедрения систем искусственного интеллекта, осо енно работающих по типу КД - кибернетического двойника, предначертаны пути создания надежнейшей безопасности для человека. Есть в книге и правила, необходимые для безопасности, и даже некоторые принципиальные схемы, когда правила безопасности связаны с нергоснабжением компьютерного мозга, и их нельзя стереть из него, не прервав энергоснабжение, то есть не отключив искусственный мозг.

Игорь Росоховатский

Фантастика

За открытым окном качались ветки сирени. Узоры двигались по занавесу, и мальчику казалось, что за окном ходит его мать. "Белая сирень" - ее любимые духи.

- Папа, мама вернулась.

Мужчина оторвал взгляд от газеты. Он не прислушался к шагам, не подошел к окну - только мельком взглянул на часы.

- Тебе показалось, сынок. До конца смены еще полчаса. И двадцать минут на троллейбус...

Игорь Росоховатский

Круг

1

С острым любопытством и восхищением Бум-Восьмой наблюдал, как старшие собирались на Мыслище. Вот из голов Бесшовно-Бесшабашного, Смело-Сварного, Фотонно-Непревзоиденного, Гаечно-Осторожного, Лазерно-Строптивого, Магнито-Податливого, Болт-Спотыкающегося и Болт-Тугодума высунулись контактные пластины. Вспыхнули искры. Затрещало, зашипело, запахло озоном. Пластины сомкнулись. Это означало, что соединились мозги Именитых. Сейчас они мыслили как единый коллективный мозг. Мысль пробегала от одного к другому - по кругу, дополняясь в соответствии с индивидуальностью каждого. Затем начинался второй круг Мысли, где ее нещадно секли и подгоняли, понукали ласками и окриками, рассматривали под различными углами зрения. Ее подымали на гребне объединенной энергии всех и опускали до оригинального взгляда одного. Мысль на Мыслище дрессировали, как лошадь, хотя здесь вместо запаха конского пота раздражающе пахло паленой изоляцией и озоном. После каждого круга ее взвешивали снова и снова, прежде чем выпустить на арену в строю сестер с причесанными гривами и серебряными уздечками: в строю, который будет называться Решением. А уж оно определит поведение всех космонавтов-бумов - Именитых и пока Безымянных, неопытных, как Бум-Восьмой, не заслуживших еще имени. Мыслище Именитых решит, задержаться ли всем на этой планете для детального изучения ее, или поспешить к центру новооткрытой галактики, оставив здесь несколько бумов, а то и просто отряд роботов для разведки и составления Местной Энциклопедии.

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

МОРЕ, БУШУЮЩЕЕ В НАС

У гранитной пристани слегка покачивалось на волнах судно Академии наук Поиск". Команда драила палубы, начищала до ослепительного блеска медные поручни, мыла иллюминаторы. Ожидали прибытия нового капитана, Михаила Чумака, внука легендарного морехода Василия Чумака.

Особенно волновался помощник капитана Вадим Торканюк. Он закончил училище вместе с Михаилом Чумаком, и с тех пор они четыре года не виделись. Вадим слышал, что Михаил опасно болел, а выздоровев, работал в Управлении Северного морского пути. И теперь помощник капитана радовался тому, что Чумак возвращается в море, и тому, что будет плавать вместе со старым товарищем.

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

МОСТ

Странное здание - навес с вращавшимся зеркалом - было уже совсем близко. Оно хорошо просматривалось сквозь фиолетово-кровавый туман- И вот тогда-то .из здания и появились эти фигуры. Они построились полукругом и застыли, чуть раскачиваясь иэ стороны в сторону.

Трудно сказать, на что они похожи. Кубы, переходящие в конусы, а над ними вспыхивают маленькие зеленые молнии, и куб постепенно превращается в шар. Но и конусы меняют свою форму, иногда обволакиваются дымкой и мерцают, покрываясь волнами, иногда совсем .. исчезают, и остаются только колеблющиеся волны.

Игорь Росоховатский

Мысль

Дорога, нарезанная винтом по холму, круто ныряет в ущелье. Испуганно взвизгивают тормоза. То ли руль упирается в подбородок, то ли подбородок в руль.

Вырастают, поворачиваются бледно-серые лики скал.

По-змеиному шипит под шинами дорога, сворачивает под прямым углом над бездной, делает невообразимые петли. Руль становится непослушным, скользким, как рыба, выпрыгивает из рук.

Не понимаю, как мне удается удерживать руль. Глаза автоматически фиксируют дорогу и даже каким-то чудом - участки вдоль нее. Зеленые холмы то подпрыгивают, то опускаются.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эрскин Колдуэлл (Erskine Caldwell, 1903–1983) родился в городке Уайт-Оукс (штат Джорджия) в семье пресвитерианского священника. Перепробовав в юности несколько различных профессий, обратился к газетной работе. С начала 1930-х гг. — профессиональный писатель. В своих книгах Колдуэлл выступает как крупнейший знаток Юга США, социального быта «бедных белых» и негров. Один из признанных мастеров американской новеллы 20-го века, Колдуэлл был в СССР в первые месяцы войны с фашистской Германией и откликнулся серией очерков и книгой «Все на дорогу к Смоленску!».

Повесть «Случай в июле» («Trouble in July») напечатана в 1940 г.

В своей книге Г. А. Скребицкий очень живо и с большой любовью рассказывает о жизни выхухоли и излагает простым общедоступным языком свои интересные исследования над нею, проведенные в условиях Московского зоопарка.

Книга эта не может не заинтересовать всякого любителя природы. Она, несомненно, пробудит интерес к замечательному зверьку и у юного биолога, который захочет продолжать работу, захочет внести и свою долю в изучение животного мира родной страны.

Когда Сильвия была студенткой, у нее случился короткий роман с сокурсником. Он попытался сразу затащить ее в постель, но девушка отказала ему. Тогда он заявил при всех, что Сильвия Уолкер боится близости с мужчиной и вообще фригидна и бесчувственна, как пень. Пытаясь самоутвердиться среди своих сверстников, она познакомилась в ночном клубе с мужчиной и провела с ним ночь. Тот день, когда она поняла, что носит в себе его ребенка, был ужасным. Но малышка умерла, а Сильвия, наученная горьким опытом, больше не стремилась к авантюрам. Прошло несколько лет, и случай вновь свел ее с этим...

Встреча Патрисии и Джозефа была случайной, но оба чувствуют, что она и есть та самая, о которой иные мечтают всю жизнь. Однако обстоятельства складываются не в их пользу, и они вынуждены расстаться. Прошло пять долгих лет, и в судьбе Патрисии наметились перемены: она вскоре выходит замуж за очень достойного человека. Но воспоминания о Джозефе, единственном и неповторимом, не дают покоя Пат.

И вдруг — как это часто бывает — новая неожиданная встреча переворачивает всю ее жизнь...