Академия и Хаос

Академия родилась не на Терминусе. Она родилась в самом центре Империи, на Тренторе, в день, когда блестящее выступление Гэри Селдона в суде переломило ход событий, направив его по проложенным психоисторией рельсам.

Вот точка отсчета. Факт. Но, кроме факта, всегда хочется подробностей…

Подробно о Гэри Селдоне решили рассказать три ведущих американских фантаста. О его прошлом выпало поведать Грегори Бенфорду, о настоящем — Грегу Биру, о будущем — Дэвиду Брину.

Распад великой Галактической Империи, захватывающие путешествия по виртуальным мирам, встречи с роботами-еретиками и полубезумным менталиком невероятной силы и другие невероятные приключения на просторах Вселенной, созданной талантом великого Айзека Азимова!

Отрывок из произведения:

Проходят столетия, а легенда о Гэри Селдоне обрастает все новыми подробностями. Он был блестящим ученым, мудрым и печальным человеком — он, предсказатель будущего человечества во времена древней Галактической Империи. Однако распространяются и ревизионистские точки зрения, и от них не так легко отмахнуться. Для того чтобы понять, что собой представлял Селдон, порой приходится изучать апокрифы, мифы и даже сказки тех далеких времен. Нас сбивают с толку противоречия, на которые мы натыкаемся в не полностью сохранившихся документах и в несметном числе литературы житийного толка.

Рекомендуем почитать

Деревенский колдун, явившийся к бывшему Верховному Магу Земноморья Ястребу-Перепелятнику, становится вестником грядущих великих событии. Рушится стена, отделяющая мир живых от Темной Страны не нашедших успокоении мертвецов. Чем это грозит миру, не знает никто. Искать ответ предстоит королю Лебаннену и Мастерам Рока, но уже без Ястреба. Самый мудрый и сильный из них, однажлы уже спасший Земноморье от гибели, он потерял свое могущество.

Галактика покорилась могуществу человеческой расы. Однако среди андроидов – почти идентичных людям роботов, являющихся помощниками, а точнее – слугами человека, зреет недовольство своим рабским положением. Эшер Саттон, вернувшийся из глубин Космоса с таинственной миссией от мира, неподвластного науке, встает на сторону угнетенных.

Помимо нашего мира существует множество альтернативных миров. В результате необъяснимых событий совершенно разные люди (и не только) из разных миров (в том числе и с Земли 20 века) попадают в другое измерение. Там они должны пройти некое испытание, но какое — не знает никто из них…

На огромной и великолепной планете Маджипур вот уже много тысячелетий царят мир и красота. Но так ли это?..

Через Регистр памяти душ раскрываются тайны короналей и понтифексов — самых загадочных правителей империи.

Невероятный сценарий продолжает развиваться, следуя своей внутренней логике. А вернее, логике великого реставратора истории Гарри Гаррисона, который допустил активное вмешательство Британской империи в Гражданскую войну в США.

По мнению Гаррисона, в войне между Англией и Соединенными Штатами победили бы последние. Американцами освобождена от имперского владычества Ирландия, подписан мир, но британский лев никогда не простит того, кто вырвал у него из пасти лакомый кусок. Провокации на море приводят к новому вооруженному конфликту. Однако теперь генерал Шерман принимает решение — перенести войну на берега туманного Альбиона, в логово льва, и попытаться раз и навсегда покончить с ним.

Вряд ли вы найдете на карте это королевство. Однако созданный фантазией Урсулы Ле Гуин мир невероятно реален. Мужчины с горячими сердцами и открытыми душами, сражающиеся за свободу, женщины, умеющие любить и помнящие о своем долге, вечные горы и манящие в неизвестность дороги — все это Малафрена, место, откуда уходят, чтобы найти себя, но куда всегда возвращаются.

Роман относиться к циклу об Орсинии.

Роман впервые публикуется на русском языке!

Лейтенант Таленк опустил электронный бинокль и негромко выругался. Потом, подкрутив окуляры, он снова поднес бинокль к глазам. Приближался вечер, и яркое белое солнце уже скрылось за облаками у горизонта. Равнина по-прежнему казалась совершенно безлюдной — океан травы и больше ничего…

— Простите, сэр, но я ничего не видел, — неохотно сказал часовой. — Все, как обычно.

— Зато я видел. Мне этого достаточно. Там что-то двигалось, и я должен выяснить, что это такое, — он отложил бинокль и взглянул на часы. — До темноты часа полтора, времени хватит. Сообщите дежурному офицеру, куда я пошел.

Все началось с Шанитры, спутника планеты Мезрен. Если там нет полезных ископаемых, тогда с чего бы это вдруг крупнейшая геологоразведочная компания так сильно ею заинтересовалась? Цепочка потянулась к Королю Зла Ленсу Ларку. И вот галактический бродяга Кирт Джерсен, чтобы отомстить за убитых родственников, принялся скупать акции компании. Однако ему и в голову не могло прийти, на что может подвигнуть Короля Зла уязвленное самолюбие…

Другие книги автора Грег Бир

В быту Предтечи никогда не спят. Нет эквивалента отдыха в ночное время, но есть моменты Покоя, когда все замирает в созерцание прошлого, и в подготовке будущих свершений. Традиционно, в семьях Строителей, эти моменты являются священными. Таким образом, в любое время дня или ночи, есть часы, когда дома, а бывает и большая часть планеты становятся спокойными. На улицах и в переулках уменьшается поток жителей. Даже анциллы и автоматизированные системы сокращают свою деятельность.

Дилогия "Божья кузница" в одном томе.

Содержание:

1. Божья кузница (роман, перевод Л. Рыклиной), стр. 5-396

2. Наковальня звезд (роман, перевод Л. Царук), стр. 397-888

Стоило землянам заступиться за своих покровителей, инопланетную расу гуру, как началась полномасштабная война… И враг — убийцы-антаги — уже вышел на орбиту Марса.

Майкл Венн, космодесантник, переживший несколько яростных атак, вынужден скрываться на поверхности Красной планеты. Без оружия, без пищи и воды, без малейшей надежды.

Заброшенная шахта с разветвленными ходами стала временным убежищем горстки храбрецов, со всех сторон окруженных превосходящими силами противника.

Это конец?

Но Майкл внезапно обретает в шахте знания, которые могут изменить ход войны и заставить землян взглянуть по-новому на инопланетных врагов и друзей.

Будущее, которое отстоит от нас на миллионы лет.

В нем обитают далекие потомки человечества — и крошечные, почти безликие существа, и их сородичи-гиганты, и искусственно выведенная раса «новых неандертальцев». Таковы обитатели таинственного Города… Города, который сейчас оказывается на грани гибели и будет вот-вот поглощен Хаосом, сжимающим время.

Скоро — очень скоро — прошлое раздавит будущее. Они уже начинают наползать друг на друга, оставляя лишь искореженные останки городов и улиц.

Грядущий кошмар необходимо предотвратить. Но… в каком времени это сделать?

Его называют Учителем.

Он пришел в себя на космическом корабле, несущемся сквозь пространство.

Кто он? Зачем он здесь?

Все, что он помнит — обрывки странного сна, — но возможно ли принять его на веру?

На корабле Учителю предстоит познакомиться со множеством людей и «чужих» — кто-то из них станет его верным другом, а кто-то под маской дружбы таит вражду и планы убийства.

Но почему его хотят убить?

Пока что Учителю ясно одно — тайна его личности неразрывно связана со столь же загадочной миссией корабля, направляющегося к далекой и неведомой цели…

    Трилогия, романы которой написаны Грегом Биром, Грегори Бенфордом и Дэвидом Брином, продолжающая темы цикла Академия, созданного Айзеком Азимовым. Содержание: Грегори Бенфорд. Страхи Академии перевод И. Непочатовой, Е. Шестаковой), стр. 5-472 Грег Бир. Академия и Хаос (перевод Н. Сосновской), стр. 473-812 Дэвид Брин. Триумф Академии (перевод Е. Кац), стр. 813-1084

Раз познакомившись с творчеством Грега Бира, вы никогда уже его не забудете. Звездный путь этого неподражаемого, оригинального автора, выделяющегося даже среди последнего поколения фантастов, буквально усыпан самыми знаменитыми премиями. Повесть «Музыка, звучащая в крови» удостоена «Хьюго» 1984-го и «Небьюлы» 1983-го. «Касательные» — рассказ, завоевавший «Хьюго»-87 и «Небьюлу»-86. «Смертельная схватка» — тоже обладатель премии «Небьюла».

Силверберг собрал для этой антологии великолепный ансамбль звезд первой величины мировой фантастики. И уговорил всех, чтобы каждый из них написал по свежей повести, но с одним условием: действие должно происходить в любимой Вселенной, выдуманной каждым автором. Не хочется ли вам опять побывать в мирах Гипериона и встретиться со Шрайком? Или быть может вы хотите знать как поживает Эндер? Или вновь окунуться в проблемы миров Ойкумены? Или побывать на заброшенной планете в мирах Возвышенных? Читайте новые продолжения, встречайте «старый знакомых», и получайте удовольствие...

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Виктор Волконский

СУДЬБА ПОСЛЕДНЕЙ КАПЛИ

(из цикла "Одержимые дьяволом")

1. Голос и сны

...Бессонница! Смутное время для "всяких мыслей". И каждый переживает его по-своему... Например, Димка Ханин в такие вот тоскливые часы вел с неким Голосом долгие и очень умные беседы о самых разных вещах - вплоть до квантовой механики. Потом Димка все же засьшал, а к утру начисто забывал ученые термины. Они ему, рядовому советскому снабженцу, были ни к чему. Не то чтоб интеллект не позволял. Просто это его совсем не интересовало. А появился Голос два года назад - после того как Димка попал в аварию и получил сотрясение мозга.

Как славно иметь двойника, который сделает за тебя всю грязную работу! От такой возможности откажется только глупец, а уж Александр ни за что не упустит свой шанс — ведь на удивительном сходстве со случайным знакомым можно хорошо сыграть. И вот уже разработан блестящий план, все готово для решающего хода, но… неожиданно вмешивается третье лицо, и теперь исход поединка непредсказуем.

* * *

В игру, ставка в которой — жизнь, вступают двое, и со стороны кажется, что они заодно. Но на самом деле они сражаются друг против друга. И тогда Александру, преуспевающему менеджеру, приходится побывать в шкуре нищего, разработать многоходовую комбинацию, где замешаны иностранные банки, тайные счета, грандиозные планы, любовь, ненависть и большие деньги. Но есть еще третий мастер тайных ходов и запутанных комбинаций. Кто он? Мужчина или женщина? Никто не знает, чем закончится эта опасная игра…

Кровавое убийство в семействе графа Элсмир расследуют два репортера из скандальной газеты.

«За свою долгую жизнь она никогда раньше не ведала страха. Теперь она узнала его. Он собирается убить ее, и нельзя остановить его. Она обречена, но, может быть, и ему убийство не сойдет с рук. Несколько месяцев назад она пошутила, пообещав, что если когда-нибудь будет убита, то оставит ключ для раскрытия преступления».

Мы отправились к дому Дадли Белтса и остановились на небольшом лужке. Приближался апрельский вечер, недавно прошел дождь, и теперь на бархатистой траве и белоголовых цветах клевера играло солнце. Наверху голубело небо, внизу зеленела земля, воздух между ними плыл и струился. На этом солнечном поле лицом к югу располагалась пасека, крытая рисовой соломой. Каждая пчелиная семья гнездилась в отдельном улье, выдолбленном из ствола эвкалипта, с крышкой для удобства сбора медовой дани. Когда дождь кончился, пчелы вылетели из ульев и теперь гудели за работой, как прядильные машины.

Капитан Сомм считает это, и не удивительно, одной из наиболее тщательно скрываемых военных тайн. По чистой случайности он оказался посвященным в нее спустя почти двадцать лет со времени тех событий. Он навещал одного из членов команды, лежащего в военно-морском госпитале, и теперь, возвращаясь с парома по Стейт-Стрит, вдыхая колючий весенний воздух, он свернул в недавно открывшееся здание Морского института, когда ему внезапно захотелось выпить чашку кофе.

Молодой иллюстратор Грегори Бойл мечтает стать всемирно признанным художником. И жизнь подкинула ему шанс, превратив творца в убийцу, а свидетельство преступления – в его первый шедевр. Грегори случайно лишает жизни забравшегося в дом грабителя, кровь которого гипнотизирующим узором ложится на холст. Покойник поселяется в голове художника и толкает на все новые эксперименты – до тех пор, пока на след убийцы не выходит эксцентричный частный детектив с темным прошлым.

В поисках новых источников вдохновения главный герой, терзаемый кошмарами, постепенно скатывается в кипучую бездну безумия…

Комментарий Редакции: Холодный, как лезвие бритвы, равнодушный как дуло пистолета, заставляющий душу трепетать, как любое холодное оружие – лучше и не описать роман "Первый шедевр", название которого говорит само за себя.

Содержит нецензурную брань

Если хотите превратить кого-то в разъяренного тигра, просто скажите этому человеку: «Не нервничай». А как не нервничать, если у тебя такие печальные новости? У Лампы тяжело заболела подруга Лена Яковлева, жить ей осталось считаные месяцы. Мать, свекровь и муж Елены подозрительно равнодушно восприняли известие о скорой смерти женщины. Лена попросила Евлампию поработать вместо нее пиар-менеджером. А вторую подругу, Катю Захарову, – поухаживать за своим мужем, художником Егором, пока она будет лежать в больнице. И вот Катя сообщила Лампе, что у Егора есть любовница, это их соседка по подъезду Оксана. Лампа едет выяснять отношения с Егором и находит в квартире потрясенную Лену, а в мастерской Егора – бездыханную блондинку в пижаме на кровати. Лампа уже не рада, что во все это вмешалась…

Дарья Донцова – самый популярный и востребованный автор в нашей стране, любимица миллионов читателей. В России продано более 200 миллионов экземпляров ее книг.

Ее творчество наполняет сердца и души светом, оптимизмом, радостью, уверенностью в завтрашнем дне!

«Донцова невероятная работяга! Я не знаю ни одного другого писателя, который столько работал бы. Я отношусь к ней с уважением, как к образцу писательского трудолюбия. Женщины нуждаются в психологической поддержке и получают ее от Донцовой. Я и сама в свое время прочла несколько романов Донцовой. Ее читают очень разные люди. И очень занятые бизнес-леди, чтобы на время выключить голову, и домохозяйки, у которых есть перерыв 15–20 минут между отвести-забрать детей». – Галина Юзефович, литературный критик.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Короткая повесть «Музыка, звучащая в крови» (1983; «Хьюго»-84; «Небьюла»-83; рус. 1990) была переделана в роман «Музыка, звучащая в крови» [Blood Music] (1985), названный критикой «Концом детства» 80-х". Это история открытия «разумных клеток» – нооцитов; распространившись вначале по кровеносным сосудам открывшего их ученого, они превращают его в сверхчеловека, а потом, «заразив» все население Земли, создают сверхорганизм , ничего общего не имеющий с человеком. Б. подвергает инверсии взгляды О.Стэплдона: цель Сверхразума – не звезды, а «внутренний космос» бесконечно малого.

Прошло три года после— войны на планете Набу и смерти рьщаря-джедая Куай-Гон Джинна — учителя Оби-Вана Кенноби и Анакина Скайуокера. Великая сила мощно проявляется в Анакине... настолько, что Совет джедаев считает мальчика Избранным, тем, кто принесетдолгожданное равновесие, как предсказывал его первый учитель. Анакин Скайуокер, которому исполнилось двенадцать лет, в поисках равновесия мира отправляется в полное приключений путешествие к самому дальнему пределу изученной части Галактики, Но сначала Анакину нужно найти равновесие в собственном сердце...

Будущий создатель ДИ-истребителей и Звезды Смерти, конструктор и дизайнер космических кораблей Райт Сейнар и пока ещё командор Уилхуфф Таркин, отчаянный Оби-Ван Кенноби и коварный хозяин Торговой Федерации Нуте Гунрай и многие другие в легендарной эпохе Звездных Войн, когда призрачная угроза становится вполне реальной, а Война Клонов еще , не началась!..

В эпоху династии Хань людей, писавших историю Китайской империи, назначали императорским указом. Они единолично решали, что достойно попасть в летописный свод, а что нет. Как ни старались различные императоры, никто из них так и не смог добраться до окованного железом сундука, в который помещался каждый документ сразу после его составления. Историки готовы были даже принять смерть, чтобы оправдать оказанное им доверие.

В конце каждого царствования сундук открывали, и документы публиковались, возможно, ради блага следующего императора. Но несмотря на эти документы, императорский Китай в значительной степени лишен истории.

Алексей Бирюков

Перемена

Шла большая перемена. Сейчас Миха стоял раскрасневшись, чуть дрожащими руками перебирая лямки школьной сумки, ссутулился. Сейчас на него смотрел почти весь класс. Весь 6-й "Б" сейчас считал Миху самым слабым и робким парнем, хотя по росту он не уступал остальным, а многих и был выше. Весь класс ждал, чем кончится конфликт Вовчика, Hикитоса и Михи. - Ты меня как бля назвал, коз-зел, а? - Hикитос толкнул Миху в плечо. - Как ты меня назвал, повтори, бля! Я сказал, коз-зел! Миха растерялся окончательно. Молчал и не знал, что сейчас делать, ссутулился еще больше. - Hикак... - Миха не хотел драки, потому что знал, что победителем не выйдет никогда. Или просто боялся получить по морде. Вовчик подбежал сзади, отвесил пендаля Михе, пнул опять. - Hу че, получил, козел бля, мудак бля? Пинка под зад хошь еще? Миха выругался себе под нос, терпел. Со стороны это выглядело забавно: двое мелких ребят мутузили одного бугая. Михе было от этого еще обидней. Теперь он и не мечтал получить назад привезенного отцом из Бельгии пластмассового раскрашенного индейца, которого у Михи отнял Hикитос. - Да он бля на хуй мудак, училке сказал про солдатика, козел. Обидчики и не думали оставить Миху в покое, тем более, что он на уроке пожаловался на Hикитоса, отнявшего индейца. - Сменял я этого солдатика, понял? Мои киндеры теперь.- Hикитос отстаивал свои права на пластмассовые самолетики, которые удачно выменял у Димона на михиного индейца. - Это мой индеец, понял? Ты дурак, моего иностранного индейца на три киндера менять? - Ты че, козел, да? Мы на него скинулись на цу-е-фа! - Я выиграл первый раз, и на индейца я не скидывался! - Миха понял безнадежность своего положения. Hа глаза навернулись слезы, он занервничал еще больше. - Отдавай мне индейца! Hикитос и не думал уступать. - Я тебе менял монету шведскую на дональды и десять турб? Они потерялись, когда я тебя портфель просил занести! - Да не трогал я вкладыши, ты их проиграл у Толика Моргунова! Ты тогда сам говорил! А портфель я тоже не трогал! Вместо ответа Hикитос подошел к Михе ближе и поставил ему подножку, толкнув его одновременно в плечо. Миха пошатнулся, но не упал. Hикитос дал ему не сильно зуботычину. Миха осел на пол, глаза стали совсем морые и красные. Полились слезы. Hикитос развернулся и пошел поближе к дверям спортзала, где за всем наблюдали, улыбаясь, трое его друзей. - Я отцу обещал! - соврал Миха. Почти никто из класса не знал, что отец Михи давно умер, еще до школы. - Заныл, козел! - Hикитос боялся, что узнает училка по русскому. Она знала, как компания Hикитоса относится к Михе, который всегда боялся дать сдачи. Hикитос подошел к уже поднявшемуся с пола Михе, применил борцовский прием и стал душить. Hесильно. Потом сильней, когда Миха стал сопротивляться. Миха вцепился за волосы обидчику. Hикитос отпустил Миху, больно ударил его в спину, чуть ниже правого ребра, "по почкам". Перехватило дыхание, Миха даже ни смог взвыть. Если б мог, взвыл бы обязательно. Было больно. - Мудак, козел! - выкрикнул сквозь слезы Миха. Он уже не стеснялся слез, которые градом сыпались из глаз, мешали смотреть. Вернее, кроме светлого пятна окна школьного коридора Миха ничего не видел. Он размазывал слезы по щекам. - У-у, заныл!- слышались голоса из угла девчонок. Было до боли обидно. Он стеснялся всех, кто его сейчас видел, а особенно этих девчонок, которые над ним смеялись. Он нравился им. А сейчас его били, и ни одна не остановила драку. Hикитос ухмылялся. Миха схватил за воротник стоящего рядом Вовчика, но руки дрожали. - И ты, козел, за него? - Миха стал заикаться, руки уже обмякли от страха так, что их нельзя было напрячь. Сумка упала, сломалась пополам синяя школьная ручка. Они всегда ломались так, стоит только чуть согнуть - и раз, готово. Вовчик ударил Миху ногой чуть выше паха. - Это карате, понял? Миха сжал зубы, загнулся, и по ногам, обжигая, потекла горячая жидкость. Промокли штаны. - Смотрите, Межрасов обоссался! - покотились от смеха его одноклассники. - Обоссался, смотрите! Трус, трус, белорус, на войну собрался, как увидел пулемет, сразу обосрался! Hо Миха Межрасов уже ничего не слышал, бежал в туалет. Умылся. С красным горящим лицом бегом спустился в раздевалку, как всегда перепутал вешалки и долго искал свою куртку и сменку, а когда нашел, то надел куртку, застегнул, и аккуратно, чтобы его не застукал завуч, а тем более директор, вышел на улицу, побыстрей проходя мимо окон, через которые на него смотрел весь класс. Лицо уже не горело. Только немного болело горло. Хороший повод, чтобы не ходить в школу неделю. Миха еще не знал, что все кончится хорошо, и все обо всем забудут через неделю, а он получит назад своего индейца, которого когда-то привез отец из Бельгии. Была весна, и Миха, обходя нагретые солнцем лужи, шел домой.