Академия 'Биссектриса'

МАЛОВ Владимир

Академия "Биссектриса"

(Записки школьника середины XXI века)

"Академия Наук - по понедельникам и средам с 17 часов".

(Табличка на двери шестого "А" класса. На этой же двери вырезано ножом слово "Биссектриса").

I

Утро начинается в нашем городе точно так же, как и во всех таких городах. Солнце выползает из-за горизонта, словно кто-то невидимый тащит его за собой на веревке. Летом первые солнечные лучи скользят по зеленым листьям, а если зима, освещают выпавшие за ночь снежинки, и тогда снежинки тоже начинают светиться, сами становятся маленькими солнышками.

Другие книги автора Владимир Игоревич Малов

Футбол — самая популярная игра. Вот уже более полутора веков этот командный вид спорта приковывает к себе внимание миллионов болельщиков. На страницах своей книги автор рассказывает о зарождении и развитии этой популярнейшей игры, о примечательных чертах мирового футбола и самых именитых клубах планеты. Читатель узнает о результатах великих матчей, тренерах и игроках, прославивших свои клубы, и разберется в хитросплетениях футбольной терминологии.

«Манчестер Юнайтед» и «Арсенал», «Бока Хуниорс» и «Боруссия», «Реал Мадрид», московский «Спартак» и многие другие… Где были основаны эти клубы? Что скрывается за их названиями? Сколько побед и поражений они испытали?

На эти и многие другие вопросы отвечает очередная книга популярной серии.

Повести и рассказы о космических полетах и контактах с представителями иноцивилизаций.

Содержание:

ПОВЕСТИ И РАССКАЗЫ

Посылка

...Остался один...

Под Солнцем Матроса Селкирка

Форпост "Надежда"

На Кубок Кларенса

ФАНТАСТИКА В ШУТКУ

Загадка Этаны

Приведение подобных

Своим чередом

Интервью

Давно прошедшие рыцарские времена — одни из самых ярких и живописных страниц в истории человечества. Им и посвящена очередная книга многотомной популярной энциклопедии «Я познаю мир». Читателя ждет увлекательный рассказ о рыцарских традициях и воспитании рыцаря, об оружии и знаменитых битвах, замках, геральдике, турнирах, крестовых походах, рыцарских орденах, тайнах ордена тамплиеров и о многом другом, что связано с рыцарями и рыцарством. Книга расширяет кругозор юного читателя.

Футбол – одна из самых популярных спортивных игр в мире. Потому неудивительно, что история его интересует очень многих. Несмотря на то что зарождение игры уходит в глубокую древность, подлинно всемирная любовь к футболу возникла только в XX веке. Рассказ о ста великих футболистах – это повествование о самых увлекательных и интригующих событиях футбольного мира XX столетия. Диди, Гарринча, Пеле, Бобби Мур, Эйсебио, Роберто Ривелино, Уго Санчес, Роберто Баджо, Зинедин Зидан, Луиш Фигу, Роналдо – многие герои книги хорошо известны любителям футбола, но, несмотря на это, читатели в ней найдут немало нового, неожиданного и интересного.

Футбол всегда был спортом номер один в СССР, предметом горячей любви миллионов советских людей. В его истории было все: великие победы и горькие поражения, кумиры трибун и «серые кардиналы» клубов, выдающиеся матчи и заказное судейство. А тема футбольного меценатства — вовсе неисчерпаема! Эпоха советского футбола закончилась в 1991 году, вместе с распадом СССР, но в истории мирового футбола остались великие имена…

Повесть о необыкновенных событиях и о необыкновенной дружбе в самые обычные времена: восьмидесятые годы двадцатого века и шестидесятые годы двадцать третьего века.

Эта книга повествует о тех людях, чья слава не меркнет с годами, к чьим титулам не добавляется приставка «экс», чьими наградами и рекордами гордятся целые страны — об олимпийских чемпионах. Автор подробно и занимательно рассказывает о лучших из лучших в истории легкой и тяжелой атлетики, борьбы, бокса, плавания и прыжков в воду, гребли, лыжного и конькобежного спорта, футбола и хоккея. На страницах книги воспевается величие человеческого духа, приведшего чемпионов Олимпийских игр через тяжелейшие испытания, травмы и разочарования к подлинному величию.

Инспектор внимательно, но не выказывая никаких эмоций, взирал на только что доставленного. В ответ тот сверкал огненными взглядами, которые, казалось, вот-вот испепелят прозрачную сферу, в которую доставленный был заключен.

Губы доставленного неясно шевелились, он явно продолжал какую-то гневную нескончаемую тираду, но инспектор, понятно, ее не слышал, поскольку сфера не пропускала звуков.

Доставленный представлял собой весьма любопытный, редкий экземпляр. Случалось ли инспектору видеть подобных существ прежде? Чтобы рассмотреть получше, он даже увеличил его в несколько раз, разумеется, вместе с прозрачной сферой.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Полагаю, дело самих читателей, а также критиков-рецензентов оценивать новую книгу — в меру собственных основательности и вкуса разбирать ее особенности, отмечать достоинства, вскрывать явные и неявные просчеты, словом — дифференцировать, чтобы потом вывести интеграл…

Полагаю также, в данном случае нет особой нужды и в том, чтобы дотошно перечислять достижения, приводить полностью «послужной список» автора книги, которую вы держите в руках. Те, кого по-настоящему интересует фантастика, и без моей подсказки вспомнят другие его книги. Многочисленные публикации в коллективных сборниках, альманахах и журналах, а возможно, даже и то, что писатель Андрей Балабуха охотно выступает и в роли критика: в соавторстве — и без оного — им написаны десятки статей, обзоров, предисловий и послесловий к книгам других писателей-фантастов.

Главный герой антивоенного романа «Самосожжение», московский социолог Тихомиров, оказавшись в заграничной командировке, проводит своеобразное исследование духовного состояния западного общества.

Семьдесят два жетона на семь дней.

Много это или мало? Смотря как считать. Много, если тратить их только на необходимое питание. И мало, бесконечно мало, если ты впервые очутился на воле и тебя со всех сторон окружают жгучие соблазны большого города.

После долгих лет сурового режима Базы, запрограммированных и незапрограммированных опасностей, после непрерывных учебных тревог почти неправдоподобное блаженство шумных улиц, бодрящий гам переполненных увеселительных заведений, и в любое из них, имея жетоны, можно войти; взобраться, скажем, на вертушку и поглощать – нет, не виски, к которому Кросби был равнодушен, а дьявольски интересную информацию.

Незамеченной инвалидная коляска остаться не могла. Подгоняемая размеренными движениями рук в кожаных перчатках, она со скрипом катилась через холл. Конечно, входить в здание министерства разрешено всем, однако слишком уж выделялся сидевший в ней бедный калека в толпе лощеных, гладко выбритых, хорошо одетых чиновников.

Увидев инвалида, Рольняк пробормотал некое слово, а стоявший рядом с ним Рогочки плотнее сжал губы. Потом тихий звонок оповестил о прибытии лифта, и они поспешно вошли в кабину.

Хино разглядывал лежащую перед ним фотографию, и чем больше он её разглядывал, тем большее недоумение отражалось на его лице.

— Ну, что я могу сказать?… Обычная фотография, плоское изображение. Самая заурядная из всех, какие мне приходилось видеть… И этот кусочек картона имеет какое-то отношение к предстоящему изысканию?

— Самое прямое! Ведь это единственное, чем мы располагаем для начала расследования, иными словами, единственная улика, — сказал начальник изыскательного отдела, и его глаза, и без того узкие, сузились ещё больше.

– Спасибо, доктор, – в который уже раз пробубнил мужчина, крепко сжав своей пятерней руку Дейнина. – Вы даже не представляете, как мы вам благодарны!.. Правда, Маша?

Женщина, уделявшая все внимание своей ноше в виде продолговатого свертка из одеяльца, перехваченного синей лентой, обратила к мужчинам залитое слезами лицо и с энтузиазмом закивала. Ей явно не хватало слов, чтобы выразить обуревавшие ее эмоции.

Дейнин осторожно высвободил затекшую кисть из стальной хватки собеседника и, опустив руку в карман халата, где у него всегда лежал пропитанный дезинфекционной жидкостью тампон, сказал:

Инспектор Клаус Бом еще раз внимательно все осмотрел: стена, местами шероховатая, выглядела прочной. Он нерешительно вытер ладонь о плащ, хотя нужды в том не было. Рука была чиста. «С этой стороны точно никто сюда не мог проникнуть», подумал инспектор в десятый раз.

— Ну и что вы об этом думаете, — спросил он практиканта, вертевшегося за его спиной.

Практикант собирал микроследы. Вопрос прозвучал в небольшой комнате большого дома прямоугольной архитектуры, расположенного на окраине крупного города (не менее полумиллиона жителей). Владелец дома занимал теперь меньше места, чем обычно занимает средний, живой горожанин.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

31 октября, в субботу, Златко и Бренк вновь появились в двадцатом веке. А до того случилось еще одно знаменательное событие, во многом определившее дальнейшее.

Утром соседи Петра Трофименко, поменявшие квартиру, стали выносить вещи и грузить в машину. Петр, конечно, вызвался помогать – соседей он уважал. И ему стало немного грустно, когда машина уехала, но тут к подъезду подъехала точно такая же, и сидевший рядом с водителем человек величественно спустился из кабины на тротуар. Увидев Петра, он кивнул ему словно знакомому, а потом спросил:

Владимир Малов

Двести лет спустя

Когда Эрл, получив двойку по алгебре, уже отходил от доски, в голову ему пришла грандиозная мысль. Уран, сосед по парте, был несказанно удивлен, увидев Эрла не огорченным и подавленным, как можно было ожидать, а совершенно спокойным и лишь немного задумчивым.

- Можно подумать, что по ошибке тебе поставили тройку, - сказал Уран с присущим ему чувством юмора.

И в этот момент к доске вызвали его самого. Задачу, которую не смог решить Эрл, Уран решил за десять минут и получил пятерку.

Владимир Малов

Форпост

Форпост (косм.), вошедшее в обиход название

стандартной исследовательской станции на

неизвестной прежде планете. Как правило, на

таких станциях исследователи-разведчики

работают, сменяя друг друга.

Из энциклопедии 2199 года

1

Лицо у Степанова было виноватым, и это выражение мало вязалось с его мощной фигурой, Степанов был без форменного кителя, от чувства своей вины он даже немного сгорбился, а Маккиш, одетый по форме, стоял напротив и старался догадаться, что это может значить. Наконец он решил протянуть командиру руку помощи и, стараясь, чтобы голос прозвучал возможно суше, сказал:

Вл. МАЛОВ, ученик 11-го класса

школы No 705, Москва

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Фантастическая новелла

Такие драматически напряженные, такие знаменательные мгновения, когда поворот событий, от которого зависит не только настоящее, но и будущее, совершается в один день, в один час или даже в одну минуту, - редки в жизни человека и редки в ходе истории.

Стефан Цвейг, Звездные часы человечества.

Ее не видно в темноте, но она где-то здесь, рядом, эта прогремевшая книга "Об обращениях небесных сфер", только протяни руку... Рука нащупала ее, осторожно погладила переплет, перевернула несколько страниц.