Агент нокке, или На войне как на войне

эта повесть, описывающая приключения двух братьев Ника и Эрика Отфридсона, представляет собой вторую часть трилогии про никсов – стражей водных путей ведущих в волшебный мир. События разворачиваются во время второй мировой войны

Отрывок из произведения:

"Вагонные споры – последнее дело, когда больше нечего пить.

Поезд идет, бутыль опустела, и тянет поговорить…" А.Макаревич. Из репертуара группы "Машина времени".

С описанных событий прошло несколько лет.

Поезд "Адлер-Пермь" уныло тащился по степи. Пейзаж за окном не отличал разнообразием. Стояла душная летняя ночь. Измученные жарой и духотой, пассажиры не спали. Жутко и виртуозно матерился расхристанного вида нефтяник – он только что проиграл в карты все наличные деньги. За ним быстро-быстро записывал интеллигентного вида старичок, профессор филолог, – такое богатство и разнообразие нецензурной речи он встречал редко и торопился воспользоваться случаем. Скучающая дама лет тридцати пыталась дочитать роман. Книга была написана явно на продажу – обложка была выше всяких похвал, но текст совершенно нечитабельный. И глупый. Допивая очередную бутылку вина и переходя к водке, студенты обсуждали очередной блок-бастер, прав или не прав очередной премьер-министр, есть ли жизнь на Марсе, учитывая, что ее и на Земле нет, и прочие насущные проблемы. Маленький мальчик бегал по вагону. Все население вагона, включая скучающую даму, помогало ловить расшалившегося малыша. Тот, польщенный вниманием стольких тетей и дядей, еще больше разыгрывался. За всем происходящим наблюдал пожилой мужчина, со следами былой красоты и усталой настороженности.

Другие книги автора Елена Борисовна Романова

рассказ из молей фантастической, филосовской и психологический серии.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Это началось в день возвращения Альберта из поездки по Европе. Он подъехал к вилле своего отца и расплачивался с шофером такси, как вдруг из-за изгороди вылетел огромный пестрый мяч и запрыгал по сырой асфальтовой дороге.

– Будьте добры, передайте мне мяч, – услышал он женский голос.

Он повернулся и увидел белокурую головку девушки. Она выглядывала из-за изгороди, на ее тоненькой стройной шее серебрилась нитка жемчуга.

– Здравствуйте. Кто вы такая? – спросил Альберт, протягивая ей мяч.

Сорен Алазян оказался невысоким, худощавым, очень подвижным армянином с небольшими усиками на тонком напряженном лице. Такой образ возник в глубине экрана. Алазян сказал что-то неслышное, заразительно засмеялся и исчез.

Гостев сунул в карман овальную пластинку с округлыми зубчиками — ключ от своей квартиры, который машинально крутил в руках, недовольно оглянулся на оператора — молодого парня с короткой, старящей его бородкой.

— Что случилось?

— Посмотри, что это?

Редактор всемирно известного еженедельника «Планеты» Уво Бенев, к которому было обращено восклицание, человек, по слухам, знавший все, что происходит в солнечной системе, заинтересованно повернулся к иллюминатору и целую минуту смотрел вниз. Под аэробусом текла река. То есть было полное впечатление настоящего потока, хотя какие могли быть реки среди лунных, пропастей, где для того, чтобы выжать стакан воды, нужно переработать тонну руды.

Над горными вершинами висела багровая тяжесть туч. Черные тени ущелий были как траурная кайма. Печаль сжимала сердце, и слезы душили, горькие слезы неизбежного расставания.

— Мы разлучаемся! — возвещал чей-то громовой голос. — Но мы встретимся, встретимся, встретимся!..

Толпа шумела, расслаивалась на две колонны. И они, эти две колонны, уходили в разные стороны. И багровые тучи переваливали через горы, текли вслед за людьми, затмевая долину.

Ужасающи бездны космоса. Суперкорабль «Актур-12» сто тысяч лет носился по межгалактическим параболам, без конца фиксируя звездные облака, то свитые в спирали, то рассеянные неведомыми силами, то сдвинутые в плотные молочные сгустки. Иногда приборы нащупывали в глубинах галактик планеты, похожие на Землю. Тогда корабль вонзался в звездную кашу, находил планету, и люди долго жили там среди иных существ как среди себе подобных.

Каждые сорок лет космолетчики запирались в антианнигиляционные капсулы, переводили корабль на субсветовую скорость и там, в беззвездном и бесцветном засветовом антимире, где все наоборот, возвращали себе молодость. А тем временем корабль проскакивал очередной межгалактический вакуум, и перед глазами обновленных людей вспыхивали новые звезды, возникали новые миры, ждущие исследователей.

Багровея, словно наливаясь кровью, звездочка импульса на приборе контролера-автомата поползла вверх, подрожала, достигнув середины шкалы, и снова стала сползать и бледнеть. Сигнал поступал с сорок четвертого участка, примыкавшего к морю. Федор выбежал на крыльцо. Испещренная клетками бассейнов огромная лагуна поблескивала миллионами пузырей, шипела и стонала. От нее несло холодом.

"Надо осмотреть этот сорок четвертый", — подумал Федор. Он открыл дверь, чтобы сообщить о своей отлучке на главный диспетчерский пункт, и застыл на пороге: экран видеофона на пульте светился, в его глубине, занимая все пространство, лежал кристалл. Точеный октаэдр поблескивал треугольными плоскостями, вспыхивал искорками цвета переспелого граната с фиолетовым отливом. Казалось, что это никакой не кристалл, а сосуд в форме кристалла, наполненный огненной жидкостью.

Произведения Сергея Абрамова — это подлинные «городские сказки», в которых мир фантастического, мифического, ирреального причудливо переплетается с миром нашей повседневной реальности. Эти сказки местами веселы, временами — печально — лиричны, но оторваться от них, начав читать, уже невозможно…

Ну вот и все. Сижу и смотрю на экран: минуту? час? сутки? — в точности не знаю. Никто не подходит, разбрелись по углам — хмурые, пряча глаза друг от друга. Что это — чувство вины? разочарование? стыд? — сказать трудно. Горько как-то. Удручающая пустота мыслей и ощущение обиды (на кого?). Не так — не так все представлялось. И не назвать случившееся крушением мечты. Нет, была не просто мечта — нечто большее — вера.

Все. Осталось включить маршевые двигатели, внести поправку во времени и ждать. Ждать долгих два года, а потом ступить на Землю.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Даже спустя семь веков производят неизгладимое впечатление драматизм и пластичность фресок Джотто, поэтичность мадонн Симоне Мартини, великолепные росписи знаменитой Испанской капеллы Андреа да Фиренце. Скованные иератические изображения впервые наделяются человеческими чувствами – это проявление зарождающегося нового жизнеощущения и мировоззрения – ренессансного искусства. Однако живопись треченто – итальянского искусства XIV века – является также и высшей ступенью развития готики, блестящим продолжением византийских традиций.Автор книги – преподаватель кафедры искусствоведения Будапештского университета им. Л.Этвеша – наглядно показывает, как разнообразно сплетаются в одном произведении элементы различных стилей. Среди 48 цветных репродукций имеется и ряд малоизвестных произведений. Серия: Великие эпохи живописи

28 мая 1918 года – День восстановления Армянской государственности: – правда о Сардарапатской битве, разгроме турецкой армии, победе армянских воинов, народных ополченцев, женских отрядов и беженцев в мае 1918 года; – правда о Севрском договоре, судьбоносном для Армении, подписанного близ Парижа 10 августа 1920 года тринадцатью государствами и Арменией с одной стороны, и Турцией – с другой, о признании самостоятельности Армянского государства (Западная Армения) с выходом к Черному морю, включая исконно армянские земли (91308 кв. км) в Трапезунской, Эрзерумской, Битлисской областях и в Ванском Вилайете (области); -правда о неправомочном, вопиющие несправедливом, кабальном для Армении «Договоре о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией», подписанным в Москве 16 марта 1921 года и провозгласившем передачу Турции 31600 кв. км Восточной Армении, входящей в состав России. Автор публикации: Ростованов Альберт Ервандович, член Союза журналистов России, доктор технических наук, председатель Совета Старейшин Адлерской армянской общины г. Сочи

(Страдание святого и блаженного Христова мученика Або, который замучен был в Картли, в городе Тбилиси от рук Сарацин. Составлено Иоанном, сыном Сабана, по повелению Самуила, во Христе католикоса Картлийского) Я, Самуил, во Христе Картлийский католикос, господина Иоанна, сына Сабана, духовного сына святой католической церкви и возлюбленного нашего, молитвенно о господе приветствую!

Мы сами знаем преданность твою благочестию и дарованное тебе богом знание божественных книг, равно как ревность твою по упражнению в добрых делах. Ты сам знаешь блаженного сего нового мученика Або, который пострадал в наши дни в качестве молитвенника за нас и за всю нашу страну Картли.

Nili Ascetae Epistolarum Libri 4, Interpr. Leon. Allat. Romae 1668. Lib 1. Оп.: Преподобного отца нашего Нила подвижника, письма // Христианское чтение, издаваемое при Санктпетербургской духовной академии. Часть 1, СПб. 1845 Марцеллину Монаху.