Афра

Нэнси Коллинз

Афра

Все началось с рентген-очков.

Я как сейчас вижу эту рекламу, хотя было это тридцать лет назад. Она подстерегала меня в засаде между обложками "Счастливого Утенка". Мне было уже восемь, и потугам говорящего утенка я предпочел бы приключения Бэтмена или Флэша, но моя мать категорически запретила такое забористое и потенциально опасное чтиво.

Между дурацкими выходками Счастливого Утенка и его идиота противника Бульдо-Гса был зажат целый лист, певший хвалы великолепию новинок олсоновской "Смехо-Магии" (Нью-Арк, штат Нью-Джерси). Лист был разделен на клетки, и каждая иллюстрировала тот или иной "фокус-покус".

Другие книги автора Нэнси Коллинз

Фильм 1968 года «Планета обезьян» вдохновлял целые поколения авторов. Теперь их элита подготовила эту антологию с шестнадцатью совершенно новыми историями, происходящими в мире оригинального фильма и сериала.

Каждый исследователь постапокалиптического мира раскрывает перед читателями новую драму, даря свое уникальное видение первоисточника и безостановочный калейдоскоп событий.

Ночами на улицы города выходят ОНИ. Ночные охотники. Хищники, не знающие жалости. Вампиры... Кто из нас – следующая жертва? Ночами на улицы города выходит ОНА. Убийца убийц. Ночная охотница на ночных охотников. Проклятая, чья единственная цель и суть бытия – УБИВАТЬ. Убивать убивших ее. Мстить тем, кто отнял у нее жизнь и дал ей взамен – вечный голод, вечную жажду крови. Нет лучшей охотницы на вампиров, чем вампир. Кто из хищников – следующая жертва?..

Признанная «королева готической прозы» американского Севера, успешно соперничающая с Лорел Гамильтон.

Женщина, привнесшая в жанр «вампирских хроник» вкус истинной контркультурной лихости – и создавшая СОВЕРШЕННО ОРИГИНАЛЬНЫЙ вариант «вампирского декаданса» – жестокий, злой, непримиримый...

Перед вами – сага о Соне Блю.

О вампирше, посвятившей свою бессмертную жизнь охоте на «братьев по крови».

Ночные хищники убивают НАС...

Но Соня Блю убивает ночных хищников!

Ее закон – МЕСТЬ, и пощады она не знает...

Это — Город Мертвых.

Город, в котором живые завидуют мертвым — а служат неумершим.

В этом городе, которого нет на картах, правят два клана вампиров, столетие пытающихся сохранить «худой мир», что ненамного лучше «доброй ссоры».

Но однажды в Город Мертвых приходит Соня Блю — вампирша и величайшая из охотников на вампиров...

Она умеет убивать.

Однако на сей раз ее враги сами уничтожат друг друга!

Достаточно будет раздуть огонек вековой ненависти в пожар большой войны...

Ферал улыбнулся и двинулся ей навстречу, выскользнув из-за кровати. Его обнаженная кожа светилась в темноте, полупрозрачная, как опал. Сина вспомнила о змеях-альбиносах, обитающих в глубоких ущельях, на дно которых никогда не заглядывает солнце…

Очень часто наше счастье находится именно в самом неподходящем человеке… или не человеке…

Признанная «королева готической прозы» американского Севера, успешно соперничающая с Лорел Гамильтон. Женщина, привнесшая в жанр «вампирских хроник» вкус истинной контркультурной лихости – и создавшая СОВЕРШЕННО ОРИГИНАЛЬНЫЙ вариант «вампирского декаданса» – жестокий, злой, непримиримый... Перед вами – сага о Соне Блю. О вампирше, посвятившей свою бессмертную жизнь охоте на «братьев по крови». Ночные хищники убивают НАС... Но Соня Блю убивает ночных хищников! Ее закон – МЕСТЬ, и пощады она не знает...

Когда заходит солнце, вся нью-йоркская элита собирается в академии Батори, где юные леди, дочери самых влиятельных вампирских семей, обучаются искусству перевоплощения и обольщения.

Королева академии — Лилит Тодд. Очаровательная вампс хочет быть вечно молодой и красивой и до восхода солнца веселиться со своим парнем, самым обаятельным вампиром Жюлем.

Но неожиданно у нее появилась новая соперница — Келли, которая претендует не только на ее место в академии, но и на наследство крови.

Их было пятеро, едва просматривающиеся в слабом лунном свете. Поначалу он решил, что это собаки, но потом понял, что ошибается. Двое существ, размером покрупнее, держали суку, немецкую овчарку, третье зажимало ей пасть когтистыми пальцами. Могли бы и не стараться: Варли видел, что сука так напугана, что не может даже двигаться, не то чтобы кусаться. Хотя Варли не любил фильмы ужасов, но сразу понял, что окружающие его волосатые кривоногие существа — вервольфы. Но такого не могло быть! Может, у него галлюцинации?..

Популярные книги в жанре Научная фантастика

В сущности, марсиане тут ни при чем. Советским людям было совершенно ясно, о чем идет речь. И этот маленький безобидный рассказ публиковать категорически отказывались.

* * *

Все комнаты мотеля были переполнены. Управляющий — мистер Мандала — к тому же превратил в мужское общежитие заднюю часть вестибюля. Этого, однако, было мало, и он заставлял цветных коридорных освободить чулан.

— Но, мистер Мандала, пожалуйста, — взмолился старший коридорный, перекрывая стоявший шум, — вы же знаете: мы сделаем все, что скажете. Но так нельзя, потому что, во-первых, у нас нет другого места для старых телевизоров, и, во-вторых, все равно больше нет коек.

На приём к психиатру приходит странный пациент. Он утверждает, что постоянно слышит чужие мысли и радиус его телепатического восприятия всё расширяется…

Я проснулся около девяти утра. Дома никого не было и этот факт меня очень порадовал. Я быстренько оделся и, так как у меня было прекрасное настроение, поставил Rancid — и настроение поднялось ещё больше. Умывшись, я решил позавтракать и начал думать, что бы мне приготовить? То ли пожарить яичницу, то ли яичницу пожарить? Я выбрал второе, приготовил продукты и вот уже на меня смотрят три ярко-оранжевых глаза. В это время закончилась третья песенка Rancid и началась четвёртая — моя любимая и я начал весело отбивать в такт ногой. Чёрт, прекрасное утро!

Корабль словно падал в бесконечную ледяную бездну. Даже самые близкие солнца были страшно далеки, их лучи почти не доставали сюда, они оставались лишь белыми пятнышками на темном фоне, похожими на небольшие смерзшиеся льдинки. И расположение их день ото дня почти не менялось. Такое чувство, будто корабль неподвижно застыл в межзвездном пространстве.

Никогда прежде космический полет не казался Лестеру столь утомительным и бесконечным. Его заверяли, что две солидных размеров птички скрасят ему долгое путешествие домой, однако вышло наоборот: они лишь испытывали терпение, раздражали, действовали на нервы. Птицы были какими-то слишком уж эмоциональными, пребывали в постоянном возбуждении — правда, они не понимали человеческую речь и даже зачатков интеллекта у них не было, зато они с ходу улавливали любое проявление неприязни, тут же принимались квохтать и гоготать, забивались в тесное пространство между приборами, откуда извлекать их приходилось с немалым трудом. Им требовалось очень много времени, чтобы вновь успокоиться, поесть или заснуть. Зато, не будучи разобиженными, они долбили своими длинными ненасытными клювами все, что ни попадя, любые не защищенные пластмассовыми покрытиями и не зафиксированные в определенном положении тумблеры, кнопки и контакторы, они выключали свет, произвольно меняли температуру в отсеках, комкали и рвали магнитную ленту, запирали на задвижки двери, объявляли ложную тревогу…

Три повести, составляющие эту книгу, связаны общим содержанием и как бы продолжают одна другую, Пользуясь средствами политического памфлета, приключенческой и научно-фантастической литературы, автор, занимательно строя сюжет, показывает, как империалисты некоей западной страны пытаются в своих корыстных целях использовать новейшие достижения науки, как они терпят крах в этом. В книге разоблачены разжигатели военного психоза, проповедники «холодной» и «горячей» войны.

Влюбиться по-настоящему можно только один раз, считает герой. И всей своей жизнью оправдывает этот принцип.

"В киевском издательстве "А-ба-ба-га-ла-ма-га" (директор Иван Малкович, художник София Ус) началась работа над новым циклом историй для малышей.

Это повествование о Жирафчике и его друзьях. Предлагаем вашему вниманинию первый вариант приключений доблестного Жирафчика. Наша дочь Стаска их одобрила, чего не скажешь о нашем соавторе Дюшесе. Он обиделся и требует ввести в текст образ черного кота."

* * *

   В одном городе жили разные звери. Во-первых, там не было слона. Во-вторых, там был Строгий Павлин, который работал учителем в школе. У всех павлинов на хвосте обычно нарисованы узоры, а у Строгого Павлина и хвост был строгий, черный и гладкий. Поэтому на хвосте было легко и приятно рисовать мелом. И все ученики любили, чтобы их вызывали к доске. А потом Павлин забывал стирать с хвоста их художества и так и ходил по городу: то у него на хвосте была написана таблица умножения, то нарисована кошка, а то и вообще "Ежик плюс Обезьянка равняется любовь".

Первое путешествие, совершенное Мануэлем Рекуэрдосом, младшим инженером научно-исследовательского центра Пальма-да-Бало на изобретенной им Машине времени, стало для него и последним. После него остались шесть рисунков, запечатлевших будущее Земли. Несбывшееся будущее…

Журнальная редакция (1968 г.)

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Нэнси Коллинз

Тонкие стены

Есть у человека личные вехи, связующие серую материю его жизни. Одна из них - твоя первая квартира. Ты можешь лежать в богадельне с трубками в носу и и заднице, накачанный лекарствами, забывший от старческого маразма имена своих детей - но по какой-то извращенной причине ты все равно будешь помнить цвет ковра на полу твоей холостяцкой берлоги. Будешь видеть, как перед глазами.

Я, например, _знаю_, что свою первую квартиру я не забуду. Как бы ни старалась.

РОБЕРТ КОЛЛИНЗ

Убийство в токийском Американском клубе

Остросюжетный роман

Перевод Т. Климентьевой и Л. Дымова

Роберт Коллинз (родился и вырос в США) является автором нескольких остросюжетных романов, действие которых происходит в Токио. Сам он живёт в столице Японии с 1977 г., занимается бизнесом. С 1984 по 1990 гг. он был президентом Американского клуба в Токио. Женат, имеет дочь.

ГЛАВА - 1

Вдруг ему вспомнился таракан, которого он едва не проглотил вместе с сэндвичем - сэндвич был с ветчиной и салатом. Тогда ему было не больше пяти, однако кошмарных воспоминаний хватило на много лет.

Анна Колобкова

Бег

Десять...

Генри огляделся и побежал по узкому темному коридору. "Дом выглядел намного лучше снаружи,"- отметил он. В стене было несколько дверей. Генри толкнул каждую, но тщетно. Он облегченно вздохнул, чувствуя, что последняя поддалась. Рванувшись внутрь, он больно ударился подбородком о кирпичную стену.

Девять...

Генри побежал дальше. Коридор повернул налево. Глаза Генри привыкли к полутьме и он набегу косился на шершавые стены. Редкие пыльные лампочки придавали всему грязно-желтый оттенок. Генри в удивлении остановился перед старым настенным календарем.

Колодчевский Анатолий

Подражание

Счастливо избежав однажды встpечи со Львом Толстым , идет Геpцен по Твеpскомy бyльваpy и дyмает : "Все же жизнь иногда пpекpасна !" тyт емy под ноги огpомный чеpный котище - вpаз сбивает с ног. Только встал, отpяхнyлся - тpах, налетает своpа чеpных собак, бегyщая за этим котом, и повеpгает его на землю. Вновь поднимается бyдyщий издатель "Колокола" и видит - навстpечy на воpоном коне гаpцyет владелец собак поpyчик Леpмонтов. "Конец , - мыслит автоp "Былого и дyм",- сейчас pазбегyтся и ...". Hичyть не бывало! Сдеpжанный пpивычной pyкой конь стpоевым шагом пpоходит мимо и только, почти миновав Геpцена, pазмахивается хвостом и - хpясь по моpде! Очки, натypально, летят в кyсты. Hy, это полбеды, - дyмает автоp "Соpоки-воpовки", беpет очки, водpyжает их себе на нос - и что же он видит посpедине кyста? Ехидно yлыбающееся лицо Льва Толстого. Hо Толстой ведь не извеpг был. "Пpоходи , - говоpит - пpоходи , бедолага ," - и погладил по головке.