Адмирал Ушаков

Книга А. И. Андрущенко, рассчитанная на школьников старших классов среднем школы, даёт на фоне внешнеполитических событии второй половины XVIII в. подробное описание как новаторской флотоводческой практики замечательного русского адмирала Ф. Ф. Ушакова, так и его многообразной деятельности в дипломатии, организации и строительстве Черноморского флота, в воспитании вверенных ему корабельных команд. Книга написана на основании многочисленных опубликованных и архивных источников.

Отрывок из произведения:

В блестящем ряду русских военных деятелей ярко сияет славное имя флотоводца Фёдора Фёдоровича Ушакова.

Как великий полководец А. В. Суворов не знал поражений в многочисленных сражениях второй половины XVIII в., так и Ф. Ф. Ушаков, командовавший парусным флотом, никем не был побеждён.

В начале века русский военно-морской флот, выпестованный Петром I, объявил миру о себе победами на Балтике — Гангутом и Гренгамом. Русские военные корабли бороздили воды Северного Ледовитого и Атлантического океанов, Средиземного, Эгейского, Ионического и Чёрного морей.

Популярные книги в жанре Детская проза

Когда его усаживали в машину, то люди, совершенно незнакомые, чужие, почему-то очень хотели понравиться ему, хлопотали вокруг шофера и женщины, которая поедет с ним, и он слышал отрывочно: «Вот, документы на Олега Караваева, возьмите»; «Товарищ водитель, если мальчику будет необходимо по нужде, так вы уж, пожалуйста…»; «И смотрите, чтоб не укачало его, в случае чего, пусть он задремлет и дайте ему подышать свежим воздухом, это помогает». Это были одни незнакомые голоса, а другие — их было два — отвечали: «Сделаем»; «Нет, не забуду»; «Документы, да»; «Да вы не беспокойтесь»; «В целости-сохранности довезем!».

Наш отец большой и строгий. По утрам он встает не с той ноги и вечно что-нибудь теряет. У него пропадают книги, галстуки и запонки.

— Я положил их тут! — возмущается он.

Наша мама всегда встает на ту ногу, на которую нужно. Она у нас маленькая и веселая.

— Ой ли? — улыбается она. — Если ты положил их тут, то тут и возьми. Вот ведь они, твои запонки.

Отец каждый день надевает свежую рубашку с накрахмаленным воротничком и ни с кем не разговаривает, только дает указания. По именам он нас не называет.

Роман о молодом офицере-моряке, о том, как непросто стать командиром, заслужить доверие подчиненных, о героических традициях советского флота.

В 1981 году роман современного украинского писателя «Шторм и штиль» удостоен республиканской премии имени Леси Украинки.

Однотомник произведений писателя издается в связи с его 50-летием.

Повести «Тайна горы Крутой» и «Карфагена не будет!» рассчитаны на средний возраст.

Повесть «Человек не устает жить» – для юношества. Это документальный взволнованный рассказ о советском летчике, который, будучи тяжело ранен в годы Отечественной войны попал в фашистский плен сумел похитить на военном вражеском аэродроме боевой самолет и прилететь к своим. Герой повести – уралец А. М. Ковязин.

Тихое, ясное утро. В кустах, склонившихся над рекой, звенит утренний концерт укрывшихся в зелени пичуг.

Солнце уже поднялось высоко и все видимое залило ярким ровным светом.

Я присел на пенек давно срубленной сосны. У моих ног, как голубое полотнище, течет спокойная, прозрачная река и прячется в кустах за поворотом. В высоком разнотравье, как на ковре, пестреют желтые, голубые и пунцовые цветы. Искристый воздух наполнен их ароматом, звоном малюток-пчелок, гуденьем шмелей.

Еще недавно земля была в ярком осеннем наряде, пестром и сказочно прекрасном, а сегодня белым снегом запорошило тропы и дороги, и кажется, все в природе уснуло долгим непробудным сном. В вершинах деревьев шумит буйный ветер, а внизу тихо и покойно…

Самое трудное время для диких животных и птиц.

Лоси и косули живут летними запасами жира, питаются ветками осинника и разных кустарников. Изредка они лакомятся сеном из забытых в лесу стожков. И птицам, зимующим у нас, тоже не сладко, весь день они носятся в поисках корма, а длинную ночь проводят в снегу.

Ясный осенний день…

Запали ветры, прозрачен воздух, и широко открыта даль.

Все в природе будто задумалось; еще вчера зеленело, шумело, цвело и вдруг — затихло, остановилось у какой-то незримой черты времени.

Лето прошло…

Поблекли травы на лугах, не ярки осенние, запоздалые цветы. Мрачнее стали сосны и ели, а березки и осинки, как девушки-подружки, выскочили на опушку леса в своих новых ярких платьицах и замерли, словно испугались неоглядных просторов.

— Извозчик, остановись вон у того дома! Твою руку, Ирочка… Приехали, ну, помогай тебе Бог!

Андрей Аркадьевич первый вышел из пролетки и протянул руку сестре.

Они добирались сюда около часа. Извозчик попался очень плохой, да и расстояние от Петербурской стороны до одной из самых захолустных улиц было не малое.

Шел дождь пополам со снегом. На улице стояли огромные лужи. Катили экипажи с поднятыми верхами. Пешеходы сновали под зонтиками по скользким сырым тротуарам. Безотрадная картина поздней петербургской осени встретила в этот день только выписавшуюся из больницы Иру. И дом, около которого остановился возница, небольшой деревянный особняк с облупившейся краской, выглядел угрюмо.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Первые черновые наброски романа «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…» В.О. Богомолов сделал в начале 70-х годов, а завершить его планировал к середине 90-х. Работа над ним шла долго и трудно. Это объяснялось тем, что впервые в художественном произведении автор показывал непобедную сторону войны, которая многие десятилетия замалчивалась и была мало известна широкому кругу читателей. К сожалению, писатель-фронтовик не успел довести работу до конца.

Данное издание — полная редакция главного произведения В.О. Богомолова — подготовлено вдовой писателя Р.А. Глушко и впервые публикуется в полном виде.

Тема Великой Отечественной войны в литературе еще долго будет востребована, потому что это было хоть и трагическое, но единственное время в истории России, когда весь народ, независимо от национальности и вероисповедания, был объединен защитой общего Отечества и своих малых родин, отстаиванием права на жизнь и свободу.

«Об их подвигах скажу кратко: если бы их не было, моя армия погибла бы без боеприпасов и продовольствия» — так оценил боевую работу бронекатеров Волжской флотилии герой Сталинграда генерал Чуйков. Эти «речные танки» с башнями от Т-28 и Т-34-76, крупнокалиберными пулеметами и палубными реактивными установками отличились не только в Сталинградской битве, где они прикрывали грузовые караваны, осуществляя ПВО речных коммуникаций, и сами переправляли войска в осажденный город, под непрерывным огнем противника, маневрируя среди разрывов снарядов и мин. В годы Великой Отечественной советские бронекатера воевали от Волги до Балтики, Невы, Ладоги, Онеги и Чудского озера, от Керченского пролива до Днестра, Дуная, Буга, Вислы, Одера и Шпрее, от Сталинграда до Белграда, Братиславы, Будапешта и Вены (где лишь благодаря отваге моряков фашистам не удалось взорвать последний неповрежденный мост через Дунай, а после войны австрийцы собрали деньги и установили гранитный памятник «Героям десантникам, морякам-гвардейцам от жителей благодарной Вены»). «Речные танки» участвовали в легендарных десантных операциях — Эльтигенской, Тулоксинской и многих других, — а закончили войну в Маньчжурии, на Амуре и Сунгари, совершив глубокий прорыв к Харбину. Морпехи окрестили эти катера «бессмертными» — высадив десант, они не спешили выйти из-под обстрела, а продолжали маневрировать у самого берега, подавляя огневые точки противника, хотя их собственную броню на дистанциях менее 200 м пробивали не только снаряды и осколки, но даже пули винтовочного калибра. По свидетельствам очевидцев: «Бронекатер получил более 20 прямых попаданий. Возник пожар. Перебило рулевое управление. Из пробоин хлестала вода. А моряки всё вели огонь…»

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о создании, производстве, модернизации и боевом применении этих «речных танков» на всех фронтах Великой Отечественной. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей, схем и фотографий, многие из которых публикуются впервые.

Роман «Дом Черновых» охватывает период в четверть века, с 90-х годов XIX века и заканчивается Великой Октябрьской социалистической революцией и первыми годами жизни Советской России. Его действие развивается в Поволжье, Петербурге, Киеве, Крыму, за границей. Роман охватывает события, связанные с 1905 годом, с войной 1914 года, Октябрьской революцией и гражданской войной. Автор рассказывает о жизни различных классов и групп, об их отношении к историческим событиям. Большая социальная тема, размах событий и огромный материал определили и жанровую форму — Скиталец обратился к большой «всеобъемлющей» жанровой форме, к роману. Основным содержанием романа является рассказ о вырождении и гибели семьи миллионера Силы Гордеича Чернова. Параллельно истории рода Черновых рассказывается о судьбе талантливого выходца из низов — художника Валерьяна Семова. История падения и разложения дома Черновых раскрыта в судьбе трех поколений: Силы Гордеича, его детей и внуков.

Имя Булата Окуджавы широко известно. Он автор нескольких стихотворных сборников, двух киносценариев, пьесы о декабристах. Знают его и как прозаика, написавшего повесть «Будь здоров, школяр», книгу для детей «Фронт приходит к нам».

«Глоток свободы» — это историческая повесть о Пестеле, раскрывающая самые горькие страницы в истории декабристского движения. Создатель программы революционного преобразования России предстает перед читателем сложным человеком, не свободным от недостатков, свойственных дворянским революционерам. Мы видим идеолога декабристов не только в период его властной, обаятельной силы, но и в минуты слабости, когда рушились его надежды. В то же время автор дает почувствовать глубину того следа, который оставили в сознании русского общества люди, впервые открыто выступившие против самодержавия и крепостничества.