Абвер: щит и меч Третьего рейха

Абвер: щит и меч Третьего рейха

Эта книга представляет редкую возможность взглянуть изнутри на работу мощнейшей разведки мира, каковым и являлся абвер до 1944 года. Разведчики высокого ранга редко оставляют мемуары, а если и оставляют, то время их публикации наступает через десятилетия после смерти всех участников событий. Уникальность данного издания в том, что оно основывается исключительно на документальных материалах—протоколах допросов и показаниях старших офицеров абвера во время следствия в русском и американском плену.

Отрывок из произведения:

У каждой книги своя судьба. Замысел этого произведения возник после того, как ко мне попал изданный в 1961 г. «Журнал боевых действий ОКБ (Верховное главнокомандование вермахта)». Интригующее название одного из разделов многотомной публикации сразу же привлекло мое внимание: «Высказывания генерал—оберста Йодля во время оперативных совещаний (с 12 по 20 мая 1945 г.), записанные майором генерального штаба Иоахимом Шульц—Науманом». О каких же оперативных совещаниях в середине мая 1945 г. могла идти речь, если еще 7 мая в Реймсе по поручению гросс—адмирала Деница Альфред Йодль подписал акт о безоговорочной капитуляции перед западными союзниками?

Другие книги автора Юлиус Мадер

Впервые в отечественной военно-исторической литературе рассказывается о сложной системе диверсионных подразделений вермахта и СС в годы Второй мировой войны, о наиболее известных диверсантах и их многочисленных операциях, об использовании немцами советских предателей в разведывательно-диверсионных целях. Вы также узнаете, кем на самом деле был "диверсант № 1" Отто Скорцени, о попытке захвата маршала Тито парашютистами СС, о попытке покушения на И.В.Сталина агентами "Предприятия «Цеппелин» и о многих других интересных фактах и событиях.

Его величают "Диверсантом № 1", "создателем гитлеровского спецназа", "гордостью Рейха", "героем СС" и "любимцем фюрера". Его мемуары остаются в списках бестселлеров вот уже более полувека. О его "подвигах" слагают легенды. Кроме прославленных спецопераций по освобождению Муссолини и срыву сепаратных переговоров венгерского регента с Союзниками, которые вошли во все учебники сил особого назначения, оберштурмбанфюреру СС Отто Скорцени приписывают еще и участие в охоте на Иосипа Броз Тито и генерала Эйзенхауэра, и масштабную операцию по заброске за линию фронта более 2000 переодетых немецких диверсантов перед контрнаступлением в Арденнах, и убийство знаменитого музыканта Глена Миллера, и создание после войны сверхсекретной подпольной организации бывших нацистов ODESSA, но главное — попытку покушения на Сталина, Черчилля и Рузвельта во время Тегеранской конференции 1943 года (операция "Длинный прыжок"). Что в этой информации правда, а что — всего лишь домыслы и мифы? Заслужил ли этот двухметровый гигант с эффектными шрамами на лице и Рыцарским крестом Железного креста с дубовыми листьями свои лавры "лучшего диверсанта всех времен и народов" — или его следует считать просто "удачливым террористом" и "гением самопиара"? Почему в своих знаменитых мемуарах ни сам Скорцени, ни его шеф Шелленберг не обмолвились об операции "Длинный прыжок" ни единым словом? И о чем еще умолчали нацистские преступники?.. В этой книге лучшая переводная биография "Человека со шрамами" дополнена аналитическими материалами отечественных историков спецслужб.

Немецкий публицист Юлиус Мадер хорошо известен советскому читателю как автор книг «По следам человека со шрамами», «Серая рука», «Убийцы в засаде», «Гангстеры Аллена Даллеса».

В своей новой работе Мадер разоблачает преступное прошлое гитлеровского ракетчика Вернера фон Брауна, возглавляющего ныне центр американского ракетостроения в Хантсвилле.

Автор книги — немецкий публицист Юлиус Мадер изобличает преступное прошлое и настоящее международного гангстера, бывшего эсэсовца Отто Скорцени, его связи с разведками США и ФРГ. «Карьера» этого фашистского убийцы и диверсанта раскрывается на широком историческом фоне событий второй мировой войны и послевоенного периода.

Аннотация издательства: «Немецкий публицист Юлиус Мадер — автор хорошо известных советскому читателю книг «По следам человека со шрамами», «Тайна Хантсвилла».

В своей новой работе Мадер рассказывает о том, как накануне краха третьего рейха главари эсэсовского «черного ордена» и их служба безопасности (СД) начали систематически переправлять за границу — в Южную Америку, Испанию, Швецию, Швейцарию и некоторые другие страны драгоценности, золото, валюту, ценные бумаги, рассчитывая создать финансовую базу для возрождения фашизма. Автор показывает основные источники, из которых стекались сокровища «черного ордена», называет имена тех, кто ныне использует эти сокровища для финансирования неофашистов в Западной Германии и в других капиталистических странах».

 Документальный рассказ, сокращенный перевод с немецкого.

Для создания книги использовалась версия в формате .doc, размещенная в электронной библиотеке RoyalLib.com. В связи с использованием CSS, желательно использование для чтения CR3. Иллюстрации в печатном оригинале размещены двумя блоками, в электронной версии — распределены по тексту.  — V_E.

SS (Schutzstaffeln) - охранные отряды НСДАП - пожалуй, самая таинственная и самая зловещая организация в истории человечества. Ее деятельность окружена мрачным туманом лжи, мифов и инсинуаций. Недаром сами эсэсовцы называли свою организацию "Черным орденом". И это понятно. Ведь SS охватывала все звенья духовной, научной, политической, экономической и военной жизнедеятельности Третьего рейха: от загадочной научной организации "Аненербе" до иностранных дивизий добровольцев, сражавшихся на стороне Гитлера. От "окончательного решения" еврейского вопроса и "кровавых" айнзацкоманд до выпуска фальшивой иностранной валюты, от боевой бригады немецких уголовников Оскара Дирливангера до создания самой мощной в истории системы органов безопасности.

После войны SS была единственной нацистской организацией, продолжавшей свою деятельность в глубоком подполье, но мало кто знает об этом. Настоящий сборник приоткрывает многие тайны "Черного ордена".

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Документальная повесть Андрея Меркулова — автора известных рассказов о летчиках, фильма «Цель его жизни», книг о романтике моря и дальних краев — целиком посвящена людям авиации, самоотверженной работе испытателей современных самолетов. Писатель говорит о вечном стремлении человека к творчеству, которое проявляется особенно ярко на трудной и опасной тропе за облаками. В повести предстанут те, кто первым овладел тайнами полетов с реактивным двигателем, преодолел звуковой барьер, впервые испытал на себе катапульту и высотные скафандры, подготовил бросок на орбиту и подготовку космонавтов, заранее испытал турболет, прообраз техники будущего, — аппарат, лишенный крыльев... Славные имена этих летчиков — Коккинаки, Анохин, Перелет, Шиянов, Гарнаев и другие — образец мужества и отношения к своему делу. Повесть Меркулова рассказывает об их стойкой преданности авиации, которая в своем стремительном развитии стала подлинным символом нашего космического века.

Очерк Виктора Русакова о творчестве Л. А. Чарской (Задушевное слово для старшего возраста, 1913, № 43).

Статья из цикла «Гуру менеджмента», посвященного теоретикам и практикам менеджмента, в котором отражается всемирная история возникновения и развития науки управления.

Многие из тех, о ком рассказывают данные статьи, сами или вместе со своими коллегами стояли у истоков науки управления, другие развивали идеи своих В предшественников не только как экономику управления предприятием, но и как психологию управления человеческими ресурсами. В любом случае без работ этих ученых невозможно представить современный менеджмент.

В статьях акцентируется внимание на основных достижениях «Гуру менеджмента», с описанием наиболее значимых моментов и возможного применения его на современном этапе. В каждой статье содержится их биографическая справка.

Книга лидера известной рок-группы ЧАЙФ дает возможность читателям открыть для себя мысли, переживания, творческие установки, дорогие впечатления незаурядной личности и просто замечательного человека, «накопленные» в компьютерных файлах. Заметки, записи, байки, сценарии, тексты песен, интервью складываются в целостный образ судьбы.

Издание снабжено редкими фотографиями из личного архива В. Шахрина и группы ЧАЙФ.

Александр Исаакович Шавердян родился 5-го июля 1903-го года. 2-го марта 1954-го года он безвременно ушёл из жизни.

Кто бы ни писал или ни говорил о нём как о музыкальном деятеле и человеке, неизменно употребляет эпитеты — выдающийся, крупный, замечательный. Справедливо подчёркивается, что его творчество оказало большое влияние на становление и развитие музыкального искусства в нашей стране, что оно — яркая и впечатляющая страница советской культуры второй четверти 20-го века.

Эту книгу я посвящаю памяти своего горячо любимого, единственного сына Сергея, который был мне ещё и лучшим другом. С ним мы на протяжении всей его жизни (двадцать девять лет) шли вместе, рука об руку, с ним мы пережили мои взлёты и падения, видели радость побед и горечь поражений, красоту и безобразие, богатство и нищету.

Его жизненным принципом были слова Л. Н. Толстого: «Если ты что-нибудь делаешь, делай это хорошо. Если же ты не можешь или не хочешь делать хорошо, лучше совсем не делай».

3 сентября 1966 года в голландском городе Дельфсейле происходила торжественная и необычная церемония — в присутствии многочисленных гостей был открыт памятник литературному герою — комиссару полиции Мегрэ. Когда с памятника сняли покрывало, бургомистр Дельфсейля вручил метрическое свидетельство создателю этого персонажа: "Мегрэ, Жюль, родился в г. Дельфсейле в сентябре 1929 г. в возрасте 44 лет. Отец — Жорж Сименон. Мать неизвестна…"

Нетрудно догадаться, что отец Жюля Мегрэ — не кто иной, как выдающийся французский романист Жорж Сименон, который, если говорить о нем словами Эрнеста Хемингуэя, "умеет писать по-настоящему". Но чтобы правильно понять и оценить это высказывание, следует заглянуть в далекое прошлое, когда в небольшом бельгийском городе Льеже 13 февраля 1903 года появился на свет сам Жорж Сименон.

Наблюдая самих себя в зрелости, мы неизбежно находим в глубине своего внутреннего мира чей-то «определяющий след». Один, два, десяток совершенно особенных «следов», от которых что-то вдруг разрушилось в мыслях и чувствах, а что-то, наоборот, начинало бурно расти. Это — счастливые встречи. Сегодня я понимаю: редко кто ценит настоящее, будучи его прямым участником. Мол, что же такого ценного есть в репликах, в бытовых разговорах, в уроках социального и творческого поведения? Так, вроде бы, шум один. Так, да не так. Проходит какое-то время, и мы начинаем бережно «ценить прошлое». Зачастую, даже в ущерб настоящему. Становимся едва ли не патриотами былого. Потому что именно прошлое позволяет себя удобно и неограниченно романтизировать, к тому же оно совершенно безопасно для вольного «интерпретатора» сбывшейся уже жизни. М-да… Интонационная бдительность нужна в настоящем для всякого рассказчика. Над воспоминаниями почти всегда витает демон лукавства и патетики. Упаси! Однако мне бы хотелось рассказать историю памятных встреч не широко, а лишь о том неоднократном «посаде» идей и устремлений внутри моего ума и сердца, что непосредственно принадлежат ведущей силе этих строк — Роману Харисовичу Солнцеву. Или Ренату, как я привык его называть в домашнем мире, без псевдонимов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Почему люди ходят в зоопарк?

Посмотреть на животных, скажете вы.

Правда, эти звери живут в неволе. Кастрированная природа — забава для вершины земной эволюции.

Но вот звери начинают вести себя как люди. На это шоу стоит посмотреть!

Стоит ли?..

— Зар-раза, — сказал пилот с экспрессией. Капельки его слюны упали на монитор и засветились там, как крошечные стеклянные луны.

Пилот вытер монитор рукавом. Обернулся ко мне:

— Здесь негде сесть, милостивый государь. Позвольте вас отстрелить, ибо другого пути я не вижу.

На мониторе тянулась безрадостная серо-бежевая равнина.

— Отстреливайте, сударь, — печально согласился я.

…Могло быть и хуже.

Скафандр избавил меня от сколько-нибудь серьезной травмы. Я поднялся с четверенек; катер уходил за горизонт, волоча за собой белесый след в зеленоватом небе, а над моей головой таял мой собственный воздушный след — отпечаток короткого неуклюжего полета.

Рассказ, громко заявляющий от лица авторов: «Мы искренне любим театр!»

Размышление об искусстве: что есть классика, а что — штамп. И где пролегает беспощадная граница между ними. О страхе, порожденном успехом. О таланте, ломающем традиции. О неумении и нежелании понять и принять новое.

И о юности, не желающей ждать. Все или ничего! Иногда это срабатывает…

© savia

…Осталась неделя.

В черных стрелках, ползущих по старинному циферблату, было что-то неуловимо тараканье. Минуты падали с цоканьем, как медяки в копилку, каждая минута отдаляла от мужа — пока не в пространстве, пока только во времени.

Алонсо спал. Она лежала, закусив край подушки, и молча проклинала его.

Если бы ты любил меня, говорила она, ты не бросал бы меня одну. Но ты любишь Дульсинею, а я — заготовка для ее светлого образа. Я болванка; я не человек даже, я — сырье, из которого скоро сделают Дульсинею. Ты будешь любить ее, вымышленную, на расстоянии; я останусь здесь почти без надежды снова тебя увидеть. А потом мне пришлют телеграмму — забирайте, мол, труп вашего рыцаря… Заберите его из канавы, где он умер… такую телеграмму прислали твоей матери, да, твой отец умер в канаве… Кто я для тебя, Алонсо?! Только чужую женщину можно вот так бросать — ради фантома. Ты не можешь простить моей бездетности? ты не можешь мне простить, что ты последний Дон-Кихот?!