А мальчик действительно был

Владимир Мощенко

"А мальчик действительно был?"

Эту Элен надо знать! До ужаса нетерпеливая барышня - вынь да положь. Вот она и поторопила Крыгина:

- Нельзя ли, Сергеич, поскорее?

Приподнялась с заднего сиденья и ткнула в его плечо сумочкой - шикарной такой (вещичка из бутика на Елисейских полях).

Крыгин, естественно, оглянулся. Поскорее?! Да ведь не едут же они. Стоят.

Несколько минут уже стоят. Сергеич, как шоферня выражается, раскрыл варежку - и тут же захлопнул.

Другие книги автора Владимир Николаевич Мощенко

Владимир Мощенко

Тайна недописанной новеллы

Г. С.

1

Ну, как это обычно бывает: коснешься вещи из давних-давних времен, которая не попадалась на глаза целую вечность, - и сердце кольнет, заноет. А тут еще вещь из школьных твоих лет - пустяк, вязаный шарфик, цветной такой, не колючий.

Господи, пожалуй, единственное, что осталось от детства. Как сохранился - уму непостижимо. Вчера, задержав на полчаса работу и заложив в компьютерную память шесть первых абзацев новеллы, ты долго-долго искал его на антресолях - и нашел всетаки в коробке из-под обуви "Скороход", а под ним (фантастика!) - четыре тетрадки с диктантами и сочинениями и дневничок с полунамеками и стишками...

Новый роман Владимира Мощенко о том времени, когда поэты были Поэтами, когда Грузия была нам ближе, чем Париж или Берлин, когда дружба между русскими и грузинскими поэтами (главным апологетом которой был Борис Леонидович Пастернак. – Ред.), была не побочным симптомом жизни, но правилом ея. Славная эпоха с, как водится, не веселым концом…

Далее, цитата Евгения Евтушенко (о Мощенко, о «славной эпохе», о Поэзии):

«Однажды (кстати, отрекомендовал нас друг другу в Тбилиси ещё в 1959-м Александр Межиров) этот интеллектуальный незнакомец ошеломляюще предстал передо мной в милицейских погонах. Тогда я ещё не знал, что он выпускник и Высших академических курсов МВД, и Высшей партийной школы, а тут уже и до советского Джеймса Бонда недалеко. Никак я не мог осознать, что под погонами одного человека может соединиться столько благоговейностей – к любви, к поэзии, к музыке, к шахматам, к Грузии, к Венгрии, к христианству и, что очень важно, к человеческим дружбам. Ведь чем-чем, а стихами не обманешь. Ну, матушка Россия, чем ещё ты меня будешь удивлять?! Может быть, первый раз я увидел воистину пушкинского русского человека, способного соединить в душе разнообразие стольких одновременных влюбленностей, хотя многих моих современников и на одну-то влюблённость в кого-нибудь или хотя бы во что-нибудь не хватало. Думаю, каждый из нас может взять в дорогу жизни слова Владимира Мощенко: «Вот и мороз меня обжёг. И в змейку свившийся снежок, и хрупкий лист позавчерашний… А что со мною будет впредь и научусь ли вдаль смотреть хоть чуть умней, хоть чуть бесстрашней?»

Владимир Мощенко

"Вася, радость моя..."

Рассказ

Оля познакомилась на даче с Васей, сыном своей подруги Тани, когда в ранние холода спала с ними в их баньке. Ему шел седьмой год, но из-за последствий какой-то тяжелой детской болезни он отстал в развитии. Он почти ничего не говорил, а то, что говорил, было убого и растягивалось так, будто каждый слог в отдельности нуждался в напряженном осмысливании. И тем не менее Оля ему обрадовалась. Брала в ладонь его вялую ручонку и вела к себе на участок. Он заглядывал в ее глаза и недоумевал.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Домашняя коллекция Максима Мошкова

03 декабря 2001, 14:52Создатель самой известной в Рунете электронной библиотеки рассказывает о развитии он-лайновой литературы в России. Интервью с Максимом Мошковым специально для "Вестей.Ru" подготовили Наталия Полонская и Ружо Анелия. Максим, в последний день работы выставки "Non/fictioN3" состоялась презентация он-лайн проекта "Журнальный зал". Я знаю, что это объединение таких журналов, как "Новый мир", "Знамя", "Октябрь", "Звезда". Каковы, на ваш взгляд, перспективы этого проекта?

МАКСИМ МОШКОВ

Время книжки собирать...

В харчевне не соблюдали ни

предписаний, ни обычаев

относительно числа блюд и порядка

их следования...

Юлия Латынина,

"Сто полей"

Законы старого света и законы интернета

Мы живем во время наибольшего благоприятствования. Пока большинство авторов спокойно смотрят на деятельность электронных библиотек, последние будут существовать, причем не потому что закон нарушается (он не нарушается), а потому, что сами авторы не имеют ничего против.

Анатолий Мошковский

Кешка

Кешка лежал на животе, уперев локти в песок, курил и задумчиво смотрел на спокойную синеву Байкала.

На море был полный штиль - ни всплеска, ни морщинки, и вода казалась тугой, неподвижной, словно она, как и Кешка, глубоко задумалась о чем-то. Рядом сидели двое мальчишек и ожесточенно спорили, пустят ли атомный ледокол на Байкал. Юра, сын учительницы местной школы, тонкий, вертлявый мальчонка, утверждал, что с Байкала хватит и одного старого ледокола "Ангара", который сейчас ремонтируется на судоверфи в поселке Лиственничном, что Байкал - это не Ледовитый океан, где нужно круглый год проводить через льды караваны судов.

А. МОСИЙЧУК

ИЗОБРЕТАТЕЛЬ

Внешне это был человек, как человек, ничем особенным не отличавшийся от остальных. Он также, как и все, по утрам выходил из квартиры, и шел на работу пешком. Работал он не то, чтобы хорошо, но и плохого о его работе тоже сказать было ничего нельзя. Он ничем не выделялся из общей массы, и имя у него было вполне обычное: Иван Васильевич. Работал он в НИИ-10, которое занималось учетом сбыта, не то матрацев, не то валенок. Говоря устарелым канцелярским языком, это был простой писарь. Простой, да не совсем. Он был - НЕ ЧЕЛОВЕК.