А где же раки-то зимуют?

«В тридевятом царстве, в тридесятом государстве жил да проживал царь-государь. И было у него три сына. Старший сын – умница. Ещё, как говорится, пешком под стол захаживал, ещё поперёк лавки, при порке, если случалось, бывало, распластывался, а счёт до ста, уже, как свои пять пальцев назубок твердил. Средний парнишка-умелец, руки золотые. С пелёнок, можно сказать, и швец он, и, как водится, жнец. А вот на дуде, не игрец вышел. Медведь-то средненькому в колыбели ещё на ухо-то наступил. Да и не наступил – всеми четырьмя лапами, можно сказать, по ушам прошёлся! А вот игрец-то, как раз, оказался младший…»

Отрывок из произведения:

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве жил да проживал царь-государь. И было у него три сына. Старший сын – умница. Ещё, как говорится, пешком под стол захаживал, ещё поперёк лавки, при порке, если случалось, бывало, распластывался, а счёт до ста, уже, как свои пять пальцев назубок твердил. Средний парнишка-умелец, руки золотые. С пелёнок, можно сказать, и швец он, и, как водится, жнец. А вот на дуде, не игрец вышел. Медведь-то средненькому в колыбели ещё на ухо-то наступил. Да и не наступил – всеми четырьмя лапами, можно сказать, по ушам прошёлся! А вот игрец-то, как раз, оказался младший. А тот, мало, что на дуде – и на гармониях, и на балалайках, и свист-то художественный – прям соловей! И на ложках, будто дятел по сухостою в лесу. И певец-то он, и плясун, и под гусли балагур-сказитель (рэпер по-нонешнему). В общем, во всём царстве-государстве, хоть днём с огнём, хоть по самым пыльным углам-сусекам факелами свети, только зря смолы нажгёшь – он один первый на всех праздниках и гулянках, и даже между красных дат в календаре, заводила.

Другие книги автора Юрий Анатольевич Буковский

Любимец всей деревни, бездомный кот Мурзик, изо всех своих котиных силёнок старается стать домашним котом. Он мечтает поселиться в доме, где живёт девочка Тася, её мама и папа. Из-за этого кот постоянно попадает в разные смешные и нелепые ситуации.

О том, как Мурзику всё-таки удаётся осуществить свою мечту и стать полностью одомашненным котом и повествуется в этой весёлой сказке.

Все страницы книжки красочно иллюстрированы художницей Еленой Ахматовой.

Из ответов на простые детские вопросы: «А как зовут братика стрекозки? А у синички папочка кто – синячок?» – и сложилась эта книжка. Предназначена для детей младшего и среднего школьного возраста.

«Жила в лесу Доброта. Была она гладкая, румяная, круглая — на колобка похожа. Да вот беда — никто в лесу не считал, почему-то, эту Доброту доброй.

И вот катится она однажды по лесной тропинке, песенку о добре поёт — громко-громко, чтобы все обитатели леса слышали:

— Я вас всех люблю, я всех обожаю —
Любимые, милые вас называю.
Но и вы в ответ полюбуйтесь мной —
Восторгайтесь моей красотой, добротой!

Вдруг видит, Зайчонок под кустиком плачет. А рядом пир горой — старшие братцы капустку хрупают…»

Все страницы книжки красочно оформлены художницей Еленой Алексеевой.

«Прогуливался однажды, Никита по саду и заметил кротиную нору. „А не познакомиться ли мне с Кротом? – подумал Никита. – Не заглянуть ли мне к нему в гости?“ Превратился он в Мальчика-с-Пальчика и спустился в нору.

Смотрит, у входа фонарик висит, под ним табличка: „Лампа – для гостей. Встретив Крота, убавьте, пожалуйста, свет. Пощадите слепого!“

Крота поблизости не было. Поэтому Никита включил фонарик поярче и осмотрелся. Нора напоминала тоннель метро. Но только, конечно, без рельсов. И, конечно же, без поездов…»

«Рождественская неделя закончилась, и настало время разбирать новогоднюю ёлку. Мама сняла с её макушки серебряный шпиль и принялась за яркие блестящие шары. В годы маминого детства на ёлку вешали игрушки – маленьких кошечек, собачек, петушков, свинушек, ушастых зайчат, снегирей с малиновыми грудками, рыжих лисичек, серых разбойников волков, топтыгиных с балалайками, хвостатых белочек с орешками, или даже каких-нибудь заморских зелёных какаду, или крокодилов. Привязывали на белых ниточках картонные часы и домики, хлопушки, раскладные бумажные шары, и обязательно – конфеты и мандарины…»

Космонавт Нарасим Фетюша Визим Нури, еще до нашей эры запущенный из гигантской рогатки в космос, возвращался на Землю.

«Как-то там жена моя Мимиля? — с нетерпением ждал он встречи. — За два-то тысячелетия! Если плохо мумифицировали, развалится при первом же поцелуе».

…Он покинул Землю в сложный момент. Воды Нила начали загрязняться отходами гончарных умельцев. Дохли крокодилы. В Черном море исчезла черная икра. В Красном — красная. На священной для каждого африканца горе Килиманджаро таяла ледяная шапка. И не от жары — ее распиливали на куски браконьеры и продавали леденцы вождям враждующих племен для личных погребов и коктейлей. На вершине горы вымирал снежный человек. Дикарь был с белой кожей, светлыми волосами и голубыми глазами. «Если не успели закопать хотя бы один экземпляр в вечную мерзлоту, как мамонтенка Гошу, пропадет человек для музеев», — подумал Фетюша.

«Жил-был Ёжик – весёлая и добродушная зверушка. Вот только иголки, растущие вместо шёрстки, уж очень удручали его.

– Ах, как жаль, что я колючий! – сетовал Ёжик. – Об эти мои иголки могут случайно пораниться мои друзья!

И вот греется он как-то на солнышке, на лесной полянке и мечтает:

«Хочу быть пушистым, с длинным хвостом. Хочу, чтобы гладили меня по шёрстке. Хочу мяукать, мурлыкать…»

Все страницы книжки красочно иллюстрированы художницей Еленой Ахматовой.

Какие же пустяки ведут иногда к ссоре даже верных друзей! Вот и Лиса, и Петух, крепко дружившие до этого, вдруг поссорились. И из-за чего? Из-за сущего пустяка!

Как они помирились, и почему решили никогда больше не обращать внимания на разные пустяки, и рассказывается в этой весёлой сказке.

Книжка красочно оформлена художницей Еленой Алексеевой.

Популярные книги в жанре Сказка

В лесу, высоко на круче, на открытом берегу моря стоял старый-престарый дуб, и было ему ровно триста шестьдесят пять лет, — срок немалый, ну а для дерева это все равно что для нас, людей, столько же суток. Мы бодрствуем днем, спим и видим сны ночью. С деревом дело обстоит иначе: дерево бодрствует три времени года и засыпает только к зиме. Зима — время его сна, его ночь после долгого дня — весны, лета и осени.

В теплые летние дни вокруг его кроны плясали мухиподенки; они жили, порхали и были счастливы, а когда одно из этих крошечных созданий в тихом блаженстве опускалось отдохнуть на большой свежий лист, дуб всякий раз говорил:

Право, впору было подумать, будто в пруду что-то случилось, а на самом-то деле ровно ничего. Только все утки, и те, что спокойно дремали себе на воде, и те, что вставали на голову вверх хвостами — они и это умеют, — вдруг заспешили на берег. На мокрой глине запечатлелись следы их лап, и издали еще долго-долго слышалось их кряканье.

Вода тоже взволновалась, а ведь всего за минуту перед тем она стояла недвижно, отражая в себе, как в зеркале, каждое деревцо, каждый кустик, старый крестьянский дом со слуховыми оконцами и ласточкиным гнездом, а главное — большой розовый куст в полном цвету, росший над водой у самой стены. Только все это стояло в воде вверх ногами, как перевернутая картина. Когда вода взволновалась, одно набежало на другое, и вся картина пропала. На воде тихо колыхались два перышка, оброненных утками; их вдруг словно погнало и закрутило ветром. Но ветра не было, и скоро они опять спокойно улеглись на воде. Сама вода тоже мало-помалу успокоилась, и в ней опять отчетливо отразился домик с ласточкиным гнездом и розовый куст со всеми его розами. Они были чудо как хороши, но сами об этом не знали — им ведь никто об этом не говорил. Солнце просвечивало сквозь их нежные ароматные лепестки, и на душе у роз было так же хорошо, как у нас в минуты тихого счастливого раздумья.

Самый большой лист в нашем краю, конечно, лист лопуха. Наденешь его на животик — вот тебе и передник, положишь в дождик на голову — зонтик! Вот какой он большущий, этот лопух! И он никогда не растет в одиночку, а всегда уж где один — там и другие, роскошество, да и только! И вся эта роскошь — кушанье для улиток! А самих улиток, белых, больших, кушали в старину важные господа. Из улиток приготовлялось фрикасе, и господа, ку- шая его, приговаривали: «Ах, как вкусно!» Они и впрямь думали, что это ужасно вкусно, так вот, большие белые улитки ели лопух, потому и стали сеять лопух.

Ночь. В квартире уже потушен свет, хозяева спят, и поэтому можно подумать, что уснул весь дом. Убедившись, что вокруг тихо, из своего кошачьего укрытия осторожно выбрался полосатый котенок Васька. Васька просто обожает гулять ночью, но сейчас Ваську беспокоило совсем иное. Из кухни плыл вкусный запах жареной рыбы, это самое любимое Васькино лакомство. Поэтому Васька сел на пороге, раздумывая, куда же ему идти — туда, откуда расплывался этот аппетитный запах, или прыгнуть на подоконник большого окна, в которое уже заглядывала его любимая луна. Васька посидел, подвигал усами, и решил все-таки прежде поздороваться с любимой луной. Неслышно вспрыгнув на подоконник, он промурлыкал своей любимице что-то ласковое, а она в знак благодарности обсыпала его всего своими блестками, и Васька стал лунным котенком. Он немного полюбовался своей лунной шерсткой и все-таки решил наведаться на кухню: оттуда уж очень вкусно пахло жареной рыбкой. Неслышно спрыгнув с подоконника, он, крадучись впотьмах, зашел на кухню. Только не думайте, что котенок Васька был трусливым, нет, он только ужасно терпеть не мог одну особу, проживавшую на кухне: она не давала Ваське без разрешения хозяйки трогать вкусное. Это была большая, старая, железная ложка, она всегда предупреждала хозяйку, когда Ваське хотелось что-то стащить. Вот и сейчас ложка лежала на крышке сковородки и делала вид, что дремлет. Однако Васька прекрасно знал: стоит ему только дотронуться лапой до сковородки, как эта противная особа тут же предательски соскочит с крышки на пол и зазвенит как ненормальная. Васька подошел к плите поближе и сел. Ложка даже не пошевелилась. Васька подкрался совсем близко и вскочил на табурет, стоящий возле плиты. Тишина. Тогда Васька осмелел и потянулся носом к сковородке. Крышка на сковородке была чуть приоткрыта, но не настолько, чтоб можно было вытащить рыбку. Васька чуть толкнул носом крышку сковородки — ложка заворочалась с боку на бок, поехала вниз, соскочила, перевернувшись в воздухе, и с громким звяком брякнулась на пол. Васька прижал уши и замер. «Предательница!» — только успел подумать Васька. Тут же вспыхнул свет, и на кухню зашла хозяйка.

Это название мне подсказали. Я к сожалению забыл, кто. (Нет, напомнили: коллега по бывшей профессии, по прозвищу Сирин. Что же делать? Не раскрывается. Хорошо, если птица. Так еще ведь скажут, что я вижусь с Набоковым, свяжут, внушат: "Это тебе птица Гамаюн надежду подает...")

И, спустя какое-то время, задумался: а почему же так мало сказок о врачах? Айболит - и все. Ну, раскопается где-нибудь и когда-нибудь какая-то проходная мелочь. Это же несправедливо. Надо исправить положение.

Подождите-ка, а время тогда было смурое.

Помнится, такой смуроты как тогда теперь и не упомнить.

И жили на земле исключительно смуры. В верхний горошек пестро расцвеченные.

Смуры занимались тем, что делали друг другу гадости. Это для них было и радостью, и смыслом жизни, и, в какой-то степени, средством возжевания.

Все смуры делились на три большие группы. Коварные команды. Коварды. Hе то, чтобы расы, но тоже нехреново.

В сборник вошли сказки одного из самых популярных детских писателей современной Венгрии. Героями их являются люди, звери и вымышленные существа. Книга учит читателя добру, человечности, отзывчивости, верности в дружбе, настойчивости и отваге в борьбе со злом.

В сборник вошли сказки одного из самых популярных детских писателей современной Венгрии. Героями их являются люди, звери и вымышленные существа. Книга учит читателя добру, человечности, отзывчивости, верности в дружбе, настойчивости и отваге в борьбе со злом.

Рисунки Г. Алимова
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Родители решили, что Молли и Микки пора немного пожить спокойно — никого не гипнотизировать, не путешествовать во времени и не останавливать его, не рисковать собой, спасая друзей… И кстати, неплохо было бы подготовиться к будущему учебному году. Близнецам даже пригласили учительницу, чтобы она позанималась с ними. Кто мог знать, чем это обернется… Из-за новой учительницы Молли и Микки придется лететь на край света, чтобы спасти мир от глобальной катастрофы!

Всю свою недолгую жизнь Ноа, круглая сирота, моталась по детским домам. Она научилась выживать в одиночку и никому не доверять. А еще Ноа стала первоклассным компьютерным хакером. Но однажды она очнулась на операционном столе в каком-то ангаре, совершенно не помня, как сюда попала…

Питер тоже классный хакер и, казалось бы, из благополучной и состоятельной семьи. Но у него такое ощущение, что родители не замечают его, словно он им не родной; Питер чувствует, что они что-то скрывают. И вот однажды ради интереса он влез в компьютер своего отца и обнаружил там очень странную информацию. А буквально через полчаса в дом ворвались вооруженные люди… Теперь Ноа и Питеру суждено встретиться — и вместе отстоять свое право на жизнь.

В молодости они вместе рубили уголь, а потом потеряли друг друга из виду. Теперь, похоже было, они встретятся снова, на этот раз как полицейский и преступник — Рэйлен Гивенс и Бойд Краудер.

В тот день, когда управление включило Рэйлена в группу спецопераций и перевело из Флориды в округ Харлан, Кентукки, Бойд Краудер ехал в Цинциннати, чтобы взорвать контору налогового управления в федеральном здании…

Чили Палмер — крутой гангстер, однако в последнее время у него с мафией возникли «разногласия», заставляющие его «слинять», бросив насиженное и «окученное» местечко. Но Чили не отчаивается: его путь лежит в столицу киноиндустрии — Лос-Анджелес, где он собирается сделать карьеру. Удастся ли новичку выдержать схватку с акулами кинобизнеса, отлично знающими законы Голливуда, или его ждет фиаско?