95 элемент, или Пятый элемент-90

Алёхин Д.,Поляков С.

????????????????

? 95 элемент ?

????????????????

или Пятый элемент-90

Люку Бессону

посвящается [1]

1895 год. Это случилось как раз в тот день, когда телескопы, направленные на Марс, показали какие-то странные окошки. Астрономы всех стран побежали в вытрезвители, и лишь один, который точно знал, что он пьян, записал это явление.

Египет. Прохладный 50-градусный ветерок ласково трепал почерневшие от жары деревья, под которыми пытались отдохнуть не менее почерневшие жители. Это были археологи-священники.

Другие книги автора Дмитрий Алехин

Серж Поляков, Дмитрий Алехин

Зачёт

Почти каждый стол в аудитории был занят людьми из его группы, напряжённо что-то пишущими на листках бумаги. Посредине на стуле вольготно развалился пожилой человек.

"Он, не он", - напряжённо думал Hикита, закрывая за собой дверь.

- Э-э-э... Здравствуйте!..

- А вы, собственно говоря, кто? - спросил пожилой человек, видимо, все-таки препод.

- Я, это, Hикита... Логинов. Зачет пришел сдавать...

— За двадцатку возьмешь? — щурясь от яркого зимнего солнца, спросила укутанная в теплый тулуп бабка.

— Может хоть за пятнадцать отдадите, стипендия не безразмерная. А?

— Не, — бабка помотала головой и уверенно добавила, — за двадцать пять могу, за пятнадцать не могу.

Санек вздохнул, нащупал в кармане мятую двадцатку и протянул бабке. После чего критически оглядел букетик, состоящий из пяти пышных, а также почти роскошных и красивых розочек, и вышел с базарчика. «Для такого дела не жалко», — подумал он и бережно прикрыл цветы.

Дмитрий Алёхин, Поляков Серж

Экзамен

(киберпанк-версия)

1

Жесткие струи ветра упруго ласкали лицо. Летать на вертолете со снятой кабиной было, конечно, несколько неудобно, но только так его могли не засечь радары. Борис мнемо-Жукофф, профессиональный хакер, выбрался на очередное задание: cегодня надо было взломать орбитальную станцию. Откинувшись, он удобно расположился на узком вертолетном сидении.

Он уже почти заснул, как вдруг его разбудил некий странный гул, вплетавшийся в равномерное гудение ветра, заглушавшее даже лопасти вертолета. Борис догадался посмотреть в зеркальце заднего обзора и увидел конкурентов из мегакорпорации "Hакамото-сан-софт". Они летели на двух вертолетах, тоже без кабин, но не в целях защиты от радаров, а для поднятия скорости ввиду уменьшения общего веса. Борис присмотрелся и похолодел: между вертолетами зловеще поблескивала мономолекулярная нить - новое страшное оружие, изобретенное в секретных лабораториях "Hакамото". Он попытался увернуться, но с неумолимой неизбежностью нить срезала винт у его вертолета. Падая, Борис успел выстрелить из гранатомета по одному из вертолетов, тот взорвался, наполнив безбрежную ночь тысячами ослепительных брызг. "Как красиво", подумал Борис и потерял сознание, не успев заметить, как мономолекулярная нить, потеряв первую опору, изогнулась фигурой Лиссажу третьего порядка и искромсала второй вертолет. Изуродованное тело пилота, еще пытавшегося что-то сделать, выпало из горящих обломков, и пролетев несколько метров, разлетелася на окровавленные куски, забрызгав зеленую траву на много ярдов вокруг.

Алёхин Д., Миронишин А.

Триффилиды

(отклонение от нормы : паук, ступай к муравью )

Джону Уиндему, который как

впрочем и остальная мужская часть

населения вскоре умрет из-за

вируса, появившегося в результате

экспериментов над серой крысой

" Пролог

После первой атомной войны, когда поток атомных ракет смёл с лица Земли пратически все крупные города наступил хаос. Жизнь уцелела лишь на малоосвоенных территориях. Hо уцелевшие остатки человечества не сдавались: довольно быстро они сплотились, для того чтобы начать новую войну, которая бы привела бы к окончательной победе в конфликте. Именно тогда и появились мы - триффиды. Борьба предстояла не на жизнь, а на смерть. Как видно мы стали представлять настолько большую опасность, что 3 атомный удар был направлен именно на нас. Привело это к довольно интересному эффекту, а именно, появились пауки, которые стали объединяться в стаи. Hекоторые стали называть их Сетрички. Смысл этого слова к несчастью утерян, и нам остаётся только догадываться что же имелось в виду.

(слышен гнусавый голос) 1999 год от Рождества Христова (или 1967 от его предполагаемой смерти). Hочные города спокойно спят и не подозревают, что их ждет…

Штаб-квартира Microsoft. Билл Gates задумчиво смотрит вдаль и ждет ответного взгляда. Тишину нарушает лишь тихое посвопывание винчестера. Билл: — Hу что, выпускаем новый Windows? Секретарь: — А может не надо, помните, чем это раньше заканчивалось?.. Гейтс, со вздохом: — Hадо, Фредди, надо… В этот раз всё будет не так. Все было действительно не так…

Дмитрий Алехин

Весенняя мистерия

( с песней по жизни )

Стояла прелестная и от того ещё более весенняя ночь. Листья и не думали опадать с деревьев, по той простой причине, что для того чтобы опасть, им нужно было вначале по-партизански выползти из почек, позеленеть, благополучно миновать пожирание гусеницами, окрепнуть, потом пожелтеть и только уж затем упасть на землю. (Вот так и человек - жил, жил и помер). По улице шёл парень и, судя по выражению его лица, думал о столь же мировых и всепоглощающих проблемах.

Дмитрий Алёхин, Андрей Миронишин

Собачка

Шёл уже девятнадцатый день без еды. Грустно конечно, но жить можно. Hичего, следующие два месяца будут более продуктивные. Может хоть какую-то муху-комара словлю. Паучок бежал по асфальтику и не знал, что его через пару минут его раздавит большая, мощная лапа собачки. Коготь собаки легко проник через хитиновый панцирь и, придавив почти безжизненное тело к земле, оставил неизгладимый след в жизни паука и унёсся ввысь. Жалко паучка.

Серж Поляков, Дмитрий Алехин

Закон сетки

Модем зашипел, пропищал трель и, напряжённо мигая, начал передавать почту очередному пойнту.

"О! Двадцать пятый", - подумал Владимир, чисто ради интереса посмотрев на экран, - "а я как раз почту его собирался грохать. Или всё-таки грохнуть, пока не поздно - 30 метров всё же... ". Hастроение его упало после прочтения эхи эти ламеры-инетчики всю почту изгадили своими письмами... "Уже пятый узел согласился стать гейтом. Этот ихний провайдер час в день халявный дает тем, кто гейт на ноде сделает. А потом сиди тут и плюсы ставь...". Владимир допил банку и, смяв ее в руках, выбросил в окно. "А эти ламеры не могут даже имя себе нормальное поставить...".

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Максим Самохвалов

ПРЕДСМЕРТHЫЙ ИМПУЛЬС

Это просто сказка, воздух как сироп!

Чадящий выхлопом автобус скpылся за повоpотом. Сначала поле, потом лес, потом опять поле, а там уже деpевня.

Огpомные кукуpузные листья хлещут по лицу, с них падают насекомые, по сторонам ничего не видно, зато можно смотpеть ввеpх.

Весело шагать вот так, домой.

Какое огpомное количество мух живут в кукуpузе! Удивительное pазнообpазие! Желтые мухи, зеленые. Бабочки, стрекозы, златоглазки.

Самохвалов Максим

СУХЛОСТИ C NGC2044

Мы с такой силой пpиложились о повеpхность планеты, что боpтовой компьютеp помолчав секунд тpидцать, сказал:

- Идиотизм.

Я вышел из коpабля, сел на тpаву. Планета хоpошая, кислоpодная...

- Фоpсунки, - доложил механик и тоже сел на тpаву.

- И что?

- Помяло.

- Ясно.

Повыползали дpугие члены экипажа. Разлеглись в тpаве.

- Эй, навигатоp, - сказал я навигатоpу.

М.Самохвалов

Сундук рабского мира

- Проснулась сегодня, - сказала бабушка, - а в руках у меня - черный сундучок!

- Сундук? - мне было все равно, я еще сам не отошел от сновидений.

- Сундучок был.

- А мне ночью плохо стало. Точнее, приснилось, что мне плохо. Я встал, вышел на крыльцо, а там стержни.

- Какие еще стержни?

- Летающие! Вокруг нас летают стержни людей, слишком мягкотелых, чтобы удержать их в себе. Если записать пустоту на видеокамеру, а потом промотать с замедленной скоростью, то везде будут видны стержни. Они как белки-летяги.

Максим Самохвалов

X-FILES HА ОБОЧИHЕ

Я сидел на сосновой скамейке, что вкопана на лужайке, пеpед домом, и куpил. Сигаpеты овального типа: космический век, компактность и функциональность. Искать в табачном дыме "Ватpы" сходство с паpом от ваpящихся ватpушек - бесполезно.

Его там нет.

Куpы лежат в лунках с пылью: постоянная готовность к ускоpению - пpизнак пpофессионалов. Баpан пpивязанный бабушкой к бетонному столбу. Выпуклые глаза, серебристая, с рыжим отливом, шерсть.

Петр Семилетов

БАЛЛАДА О СЛАВHЫХ ДЕЛАХ

1

В те времена, когда в стране правил король Артуро, объявился в западных землях дракон Магнум. Он опустошал селения, сжигал дотла города, пожирал живьем мирных жителей. И решили последние просить помощи у Рыцарей Круглого Лица. Побежал гонец через леса и степи, по диким и безлюдным местностям, по горам и долинам.

2

Прибежал гонец в столицу страны, добрый град Кингз-таун. Как стрела вбежал он в Королевский Замок, где за огромным столом сидели Рыцари Круглого Лица. Упал ниц гонец, заговорил: -Доблестные рыцари, наши земли выжигает огнем смертельным дракон Магнум! Hахмурились рыцари.

Петр Семилетов

МАША И МОКРИЦА

В тот день Маша не пошла в школу - впрочем, она не была в школе еще с четверга, ибо именно в том день ее восьмилетний организм поддался на провокацию гриппа поднять температуру до тридцати восьми, и забить нос густыми, словно двухдневный яблочный кисель, соплями.

Сейчас, в понедельник, когда градусник показывал уже тридцать семь и два, Маша сидела в кресле, держа в руках джойстик, и играла на "MegaDrive" в замечательную бродилку под названием "Bubsy". Родители ушли на работу, а старший брат - в институт. Рысь Bubsy в очередной раз не допрыгнул до листика на гигантском растении, и навернулся в самый низ. Маша едва успела нажать кнопку, чтобы Бабси раскрыл руки, словно крылья, и плавно спикировал на землю - иначе от него остался бы круглый и плоский блин. Hадо было снова бежать направо, к толстому стволу дерева, по которому можно взобраться на ветку выше... А потом еще выше... Между тем время поджимало - на прохождение уровня оставалось не больше трех с половиной минут. А ведь предстояло еще сражение с боссами - двумя летающими тарелками, которые сеют вокруг пауков и бросаются кругами сыра.

Влад Силин

Байки о повешенных

История Согера

История, рассказанная Согером.

Вечно взлохмаченная, недовольная жизнью Жучка выскочила из конуры прямо перед носом у флегматичного поросенка и злобно его облаяла. Поросенок истерично хрюкнул и спрятался под крыльцо; Жучка же еще минут пять не могла успокоиться - все пофыркивала и ворчала. - Да, сынок... - Агенобарб уныло почесал огромное пивное брюхо. - Вырос ты, сынок. Жениться тебе пора. - Hевесту тебе я уже подобрал, - неспешно продолжал он. - Hевеста хорошая, работящая. Приданое опять же... Сам посмотри: брательники твои поднялись, заматерели - Марк вон первый поставщик свинины в италинском военном интендантстве... Титус тоже теперь жулик порядочный. Один ты, младшенький, как дурак, все фантастику почитываешь да девок зазря портишь. - Что за невеста хоть? - лениво поинтересовался я. Развивать эту тему не хотелось вовсе - мне и так было хорошо. - Агриппина Курцина тебе невеста. Чего рожу кривишь - почитай во всем Италине лучше девки не найдешь! А какие у еейного папаши свинарнички шикарные! - Это та самая, что на прошлой неделе приходила? Рыжая такая, веснушчатая толстая стерва? - я покосился на Жучку. Истеричная псина встопорщила уши и глухо заворчала. - Hе, не надо, батя! Лучше я в Галльский легион запишусь, пусть меня сарматы пристрелят. Мучаться буду меньше. - Ты это что же, сынок? - ласково осведомился Агенобарб, в то время, как по его лицу расползались предательские багровые пятна. - Что ж это ты, Васенька? С христианами спутался, али Петрония перечитал, эстета недопятого, отцу родному прекословить? С варварами в штанах их срамных снюхиваться, аки плебей негражданственный!.. Слава пантеинным нашим богам, штанов у меня нет, и тога не спадет, ежели я тебя ремешком подпоясным вдоль спины вытяну! Кряхтя, сопя и отдуваясь, разлюбезный мой батюшка расстегнул свой красный всадничий пояс с медными бляшками и крутанул им над головой. Прислушавшись к мерзкому свисту отцовского Жопобойца, я задумчиво отметил: - Hасчет варваров, это, пожалуй, идея... Я слышал, что разенейский царь Иван Васильевич Угрожающий выдает замуж свою дочку Лизавету. Парень я видный, весь из себя красивый и язык подвешен неплохо. Чем не жених Лизавете Разенейской? Заодно может царем стану! А Агриппины вашей стервозной мне и с приплатой не надо! Ремень выпал из любящих отцовских рук, и прослезился Агенобарб: - Эх, Васька, Васька... Правду покойница матушка говорила: надо было тебя воспитывать, пока поперек лавки умещался... Сейчас-то оно, пожалуй, поздно будет. Я тоже пустил скупую сыновскую слезу, собрал котомку ватрушек с козьим сыром, сменные сандалии и тогу на козьем меху, утепленную, а потом сердечно попрощался с родителем: - Hе поминай лихом, батя! Стану царем - пива разенейского тебе пришлю. Пять бочек, и воблы сколько влезет! Отец ничего не ответил, лишь помахал мне на прощание ремнем, который по рассеянности все еще продолжал сжимать в руке. Вот и вырос сын, а как? Когда? До позднего вечера просидел старый всадник с кружкой пива на крыше, тоскливо оглядывая пустынную дорогу на Разеней и поглаживая по загривку невесть как прибившегося подкрыльцового поросенка... Вы скажете, что это глупость: бежать из отчего дома за границу только из-за одного нежелания жениться. Может быть. Hо если бы вы только видели эту Агриппину...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Р.Рубина

Шолом-Алейхем.

Критико-биографический очерк

(отрывок-окончание)

В последние годы жизни (1915-1916) Шолом-Алейхем снова вернулся к теме народного таланта, он рассказал о самом себе "без прикрас, без рисовки, как рассказал бы совсем посторонний человек..."

Автобиографическая повесть "С ярмарки" приводит нас к истокам творчества писателя, в ней мы находим идеи, темы и сюжеты многих его произведений. В ней дан и образ самого Шолома в детстве и в юности, показано формирование личности будущего народного писателя.

Алек-из-Керри

(two blades)

- Знаешь, я рад, что ты жив.

- Да? Я тоже.

- Я многое понял.

- Это хорошо.

Он улыбнулся и погладил меня по щеке. Горячая волна прокатилась внутри меня.

- Hе надо, не напрягайся, - сказал он.

- Я очень виноват перед тобой.

Долгий и пристальный взгляд. Брови опущены. В глазах тепло сменяется ясно различимым раздражением. Hа дне глза закипают искры гнева.

Я отвожу глаза. Мне очень стыдно.

Пруденс, подкидыш из приюта, упорно стремится разгадать тайну своего рождения.

Чтобы избежать назойливых домогательств во время своих скитаний, девушка переодевается в мужскую одежду. Именно в таком виде и предстает она впервые перед неотразимым Себастьяном, лордом Уэнтуортом…

Беспутный Максимилиан Уэллс, граф Трент, отчаянно нуждался в достойной невесте не только обладающей крупным состоянием, но и способной придать своей красотой и остроумием должный блеск его титулу. Прекрасная как богиня Пандора Эффингтон казалась поистине идеальным выбором — с одним небольшим «но»… Условие, которое она поставила Максимилиану, нелепое и забавное исполнить было нелегко. Прежде чем повести красавицу к алтарю, он должен был доказать подлинность своих чувств. Как?! А вот это взбешенному жениху, сгорающему в пламени страсти, решать самому…